Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | История

ДЕКЛАРАЦИЯ ПРИНЦИПОВ  Просмотрен 82

  1. СТАТЬЯ 97. Председатель Республики Дагестан вправе отменить решения органов испол..
  2. ПУНКТ 6
  3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ. По данным истории и этнографии, лезгины, населяющие территорию совреме..
  4. Глава I. Тревер К.В. "Очерки по истории и культуре Кавказской Албании&quo..
  5. Глава II. Тревер К.В. "Очерки по истории и культуре Кавказской Албании&quo..
  6. Глава III. Ихилов М.М. Народности лезгинской группы. Махачкала, 1967. История А..
  7. Глава IV. История Азербайджана, т. 1. Баку, 1958. Йакут, I, с.438 (арабск. тек..
  8. Глава V. Бартольд В.В. Сочинения, т.II, ч.1. М., 1963. История Азербайджана, ..
  9. Глава VI. Магомедов P.M. История Дагестана. Махачкала, 1968. Смирнов Н.А. Росс..
  10. Глава VII. История Азербайджана, т.I. Баку, 1958. Абдуллаев Г.Б. Азербайджан в ..
  11. Глава VIII. Джеваншир А. История Карабахского ханства с 1747 по 1805 г. Баку, 196..
  12. Глава IX. ГлиноецкийН. Воен. сборник, N 1, 1862, с. 124. Ленин В.И. Поли. с..
  1. 1) Все коренные народности имеют право на самоопределение. В силу этого права они могут свободно определять свой политический статус и свободно осуществлять свое экономическое, социальное, религиозное и культурное развитие.
  2. 2) Все государства, на территории которых живут коренные народности, должны признавать коренное население, их территории и институты.
  3. 3) Культуры коренных народностей являются частью культурного наследия человечества.
  4. 4) Традиции и обычаи коренного населения должны уважаться соответствующими государствами и должны быть признаны в качестве основополагающего источника права.
  5. 5) Все коренные народности имеют право определять, какие лица или группы лиц включаются в их состав.
  6. 6) Каждая коренная народность имеет право определять форму, структуру и полномочия своих институтов.
  7. 7) Институты коренного населения и их решения, как и решения правительств, должны соответствовать международным признанным правам человека, как коллективным, ток и индивидуальным.
  8. 8) Коренное население имеет исключительные права на свои традиционные земли и их ресурсы, причем земли и ресурсы коренного населения, отнятые у него без свободного и компетентного согласия, подлежат возвращению.
  9. 10) Земельные права коренного населения включают права на землю и недра, полные права на внутренние и прибрежные воды и права на адекватные и исключительные прибрежные экономические зоны в рамках международного права.
  10. 11) Все коренные народности могут для своих собственных нужд свободно использовать свои природные богатства и ресурсы в соответствии с принципами 9 и 10.
  11. 12) Не могут предприниматься действия или проводиться политика, которые могли бы прямо или косвенно нанести ущерб землям, воздуху, воде, морским льдам, животному миру, среде обитания или природным ресурсам без свободного и компетентного согласия соответствующих групп коренного населения.
  12. 13) Коренному населению принадлежат изначальные права на предметы его материальной культуры, включая места археологических раскопок и археологические ценности, рисунки, технологию и произведения искусства.
  13. 14) Коренное население имеет право получать образование на своем родном языке или создавать свои собственные учебные заведения. Языки коренного населения должны уважаться государством в его деловых отношениях с коренным населением на основе равенства и недискриминации.
  14. 15) Коренное население имеет право в соответствии со своими традициями перемещаться и осуществлять традиционные вил. деятельности и поддерживать дружеские отношения на трансграничной основе.
  15. 16) Коренное население и его органы имеют право на то, чтобы с ними предварительно консультировались и они давали разрешение на проведение всех технологических и научных исследований на их территориях, а так-же право на полный доступ к результатам этих исследований.
  16. 17)Свободно заключенные договоры между коренными нациями или народностями и представителями государств подлежасоблюдению в полном объеме в соответствие с внутригосударственным и международным правам.

"Эти принципы, — указывается в документе, — представляют собой минимальные нормы, которые должны уважаться и соблюдаться государствами" [102].

Возникает вопрос, имеет ли право Азербайджан и Дагестан удерживать наши земли, ссылаясь на какие-то законы или государственные структуры власти. По этому поводу также есть международные регламентации "Захват, расселение по принципу terra nullius (ничейной земли — Г.А.) и одностороннее законодательство ни при каких обстоятельствах не могут служить для государстве основанием для того, чтобы претендовать на территорию коренных наций или народностей или удерживать их" [102].

Как должны решаться спорные вопросы "Споры в отношении юрисдикции, территорий и институтов коренных наций или народностей регулируются международным правом и должны решаться путем взаимного согласия или имеющего законную силу договора" [102].

Имеем ли мы право обращаться в между народные организации по нашим насущным вопросам. Вот что сказано в международной конвенции: "Коренные нации и народности являются субъектами международного права". Там же сказано и другое: "Никакие увещевания со стороны правительства, какими бы обоснованными и убедительными они ни были, ни к чему не приведут, если не будут осуществлены реальные изменения в юридическом и политическом статусе коренного. В конституциях и юридических системах стран, имеющих коренное население, необходимо закрепить действительные права — будь то право на землю, религию, культуру или политический статус, как, например, самоуправление". И еще: "Ни одно государство не должно оказывать коренной нации, общине и народности, проживающей в пределах его границ, в праве на участие в жизни государства в любой форме и в той степени, в которой они сочтут это необходимым. Сюда относится право на участие в других формах коллективных действий и самовыражений".

Здесь следует остановиться на выдвинутом колонизаторами аргументе о том, что принцип самоопределения наций противоречит принципу нерушимости границ, территориальной целостности государств, зафиксированных в Уставе ООН и Заключительном документе Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанного в 1975 г. Касаясь этих вопросов, Жак Ширак, мэр Парижа, председатель объединения в защиту республики, в "Московских новостях" в статье "Как защитить меньшинства в Европе", пишет [103]: "Ключевой вопрос сегодняшней Европы — проблема меньшинств.

Она является источником конфликтов, о которых каждый день напоминают нам страдания бывшей Югославии. Эта проблема имеет и прямое отношение к России, 25 миллионов русских живут за пределами ее границ. Российская Федерация включает многочисленные меньшинства. Если удастся оградить и защитить их права, то это будет доказательством того, что Европа когда-нибудь сможет гарантировать всем проживающим в ней меньшинствам достойное существование.

В этой области Европа сталкивается с дилеммой, уходящей своими корнями в новейшую историю. В 1918 году президент Вильсон попытался организовать взаимоотношения между странами вокруг священного принципа национальности, то есть права, признаваемого за каждым национальным сообществом, каким бы малым оно не было, претендовать на государственность. Мы знаем, что дало применение этого принципа в Европе в период между двух войн: оно породило балканиза-цию и создало благодатную почву для возрождения немецкого национализма.

В качестве ответной реакции в 1945 году другой американский президент предложил организовать Объединенные Нации, созданные на базе другого принципа — принципа незыблемости границ. Этот принцип обрекал меньшинства влачить свое существование внутри инородных государств. Но он идеально отвечал геополитическому порядку, связанному с "холодной войной": две сверхдержавы, каждая в своем лагере, навязывали идеологическую дисциплину, в то время как атомное оружие замораживало территориальный статус-кво и разделение Европы на два блока. С 9 ноября 1989 года — даты падения берлинской стены — этот мир уже позади. Отныне все происходит так, как если бы международное сообщество подобно маятнику колебалось между двумя принципами, все менее и менее примеримыми между собой: правом национальностей и соблюдениям границ. Именно так ООН произвела свое вмешательство в заливе во время территориальной целостности Кувейта, а затем остановились, так и не решив проблему курдов. Несколькими месяцами позже она признает право словенцев иметь собственное государство, не обеспечивая, однако, условий для осуществления этого права. Именно так Босния, признанная в апреле 1992 года международным сообществом, была затем им же брошена на произвол судьбы.

В октябре этого года в Вене должна состояться встреча в верхах глав государств, членов Совета Европы, которые должны принять европейскую конвенцию защиты национальных меньшинств. Но необходимо идти дальше и разработать подлинный статус меньшинств. Он не представляет чрезмерных трудностей в концептуальном плане…

Международное сообщество должно вмешиваться во имя защиты меньшинств до того, как свершится непоправимое, то есть распад некоторых государств, переход к насилию и гражданской войне. Для этого необходима политическая воля. Каждый прекрасно видит сегодня, что происходит, когда этой политической воли недостает.

Принятие статуса меньшинств и разработка механизма его обеспечения были бы доказательством того, что Европа полна решимости нести более серьезную ответственность за свою судьбу и способна справиться с этим историческим вызовом". Таково мнение одного из крупных политических деятелей Европы — Жака Ширака.

Таким образом, к этим документам (Уставу ООН и Заключительному документу совещания по безопасности в Европе) необходимо подходить конкретно-юридически. А это означает, что речь в этих документах шла о границах, сложившихся в результате второй мировой войны в Европе, прежде всего, о границах Германии. Но этот принцип не применим к территориальной целостности, сложившейся в результате колониальных захватов. Пример этому служит послевоенный распад Британской, Французской и других империй и, наконец, распад СССР. Кроме того, территориальная целостность государств Европы, сложившаяся в результате второй мировой войны, уже нарушена самими участниками Совещания по безопасности и сотрудничества в Европе: объединение Германии, раздел Чехословакии, распад Югославии и СССР.

ООН своей Декларацией о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой Генеральной Ассамблеей 14 декабря 1960 года, заявила, что и "подчинение народов иностранному игу и господству и их эксплуатация является отрицанием основных прав человека, противоречит Уставу ООН и препятствует развитию сотрудничества и установлению мира во всем мире. Все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое социальное и культурное развитие. Любые военные действия или репрессивные меры какого-бы то ни было характера против зависимых народов, должны быть прекращены с тем, чтобы предоставить им возможность осуществлять в условиях мира и свободы свое право на полную независимость, а целостность их национальных территорий должна уважаться" [104].

Здесь следует отметить еще и то, что Резолюция Генеральной Ассамблеи 2105 (XX) от 20 декабря 1965 года признала "право колониальных народов на вооруженную борьбу" [105]. Резолюция ООН 2621 (XXV), принятая в декабре 1970 года, вновь указав, "что колониализм в любой форме является международным преступлением, представляющим собой нарушение устава ООН, международного права, положений Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам", подтвердив еще раз неотъемлемое право народов на борьбу "всеми имеющимися в их распоряжении средствами против колониальных держав, которые подавляют их стремление к свободе и независимости". В той же резолюции сказано, что "государства — члены организации ООН должны оказывать всю необходимую моральную и материальную помощь народам колониальных территорий в их борьбе за достижение свободы и независимости" [105]. Резолюция ООН 3103 (XXVIII). "Основные принципы правового статуса комбатантов (лиц, входящих в состав вооруженных сил), борющихся против колониального господства и расистских режимов", принятая 12 сентября 1973 года, как и Резолюция 2621, указала, что "вору-женные конфликты, связанные с борьбой народов против колониального господства к расистских режимов, должны рассматриваться в качестве вооруженных конфликтов в смысле Женевской Конвенции 1949 года.

Лица, участвовавшие в такой борьбе, обладают правовым статусом, предусмотренным для комбатантов в Женевской Конвенции 1949 года, а также в других международно-правовых актах. Нарушение указанное правового статуса борцов против колониального господства и расистских режимов влечет за собой, как отмечается в Резолюции 3103 (XXVIII) 1973 года, ответственность на основании норм международного права.

Эта же Резолюция определила также как противоправное использование колониальными и расистскими режимами наемников для борьбы против борцов за свободу и независимость народов [105].

Таковы признанные международным правом и обязательные для всех его членов, в том числе для России и Азербайджан, пути, методы и формы борьбы против колониального ига. Как видим, правовое поле для борьбы против колониализма практически многообразно. Сказанное, однако, не означает, что мы в борьбе за свободу нашего народа должны непременно использовать крайние методы и формы борьбы, если даже они и законны с точки зрения международного права, такие, например, как вооруженная борьба. Отнюдь! Пока не исчерпан последний шанс, мы должны использовать политические методы борьбы для достижения независимости: выборы, шествия, митинги и.т.п. А в соответствии с нормами международного права "государства, управляющие зависимыми территориями, обязаны удовлетворить требование угнетенные народов о предоставлении независимости, в какой бы форме оно не было заявлено –– в высказываниях печати, петиция населения решениях собраний или органами восставшего народа" [104,105]. Шествия, митинги, например, в антиколониальной борьбе индийским народом, которая увенчалось его победой.

Возникает вопрос: кто может выступить в словиях колониализма, когда нет соответствующих международным — правовым нормам политических условий для свободы волеизъявления населения при выборах в государственные органы власти, в качестве представителя народа? С точки зрения международного права такое право признается либо за органами колониального самоуправления, каковыми в наших условиях являются Верховные Советы "суверенных республик", если они выражают подлинную волю самоопределяющегося народа, либо за органами сопротивления, создаваемыми в процессе национально — освободительного движения [105], либо за общественными организациями, партиями, выражающими идеи национальной независимости. Такими являлись, например, Фронт национального освобождения Алжира, Национальный Фронт освобождения Южного Вьетнама, Народное движение за освобождение Анголы, Фронт освобождения Мозамбика, СВАПО, ООП и др.

Лезгинский народ, как и многие народы региона (например, кумыки, ногайцы и др.) не может выразить и утвердить свое желание самоопределиться через Верховные Советы России, Азербайджана и Дагестана, поскольку в этих органах нет механизма волеизъявления малочисленных народов в этих республиках. В таких условиях органами, реализующими права народа на самоопределение и законными с точки зрения международного права, являются съезды народов и избранные на них органы самоуправления. Для лезгинского народа таким общепризнанным органом является Международная организация — Лезгинское народное движение "Садвал", зарегистрированная Министерством юстиции России. При этом на 111 общенациональном съезде лезгинский народ выразил свою волю — провозгласил воссоединение исконных лезгинских земель и восстановление лезгинского государства — Лезгистан. Таким образом, все, что сделано МО ЛНД "Садвал" в восстановлении прав лезгинского народа полностью соответствует международному праву по правам человека и зависимых народов, а Россия и Азербайджан обязаны, как члены ООН, признать за нашим народом право на самоопределение и предоставить возможность самостоятельного развития.

Здесь следует сказать и о том, что социально-экономический и политический кризис общества, распад СССР на независимые государства, объективные и субъективные трудности в переходе к рыночной экономике и демократическим преобразованиям нанесли тяжелый урон национальному развитию народов, состоянию межнациональных отношений. В особо трагичных формах он проявляется у лезгинского народа. Административное разделение его между Российской Федерацией и Азербайджанской республикой, длившееся с 1920 года, сменяется межгосударственным разделом, что грозит ему национальным распадом. Целый народ с реальной численностью населения более двух миллионов человек и расселенный на сплошной и хозяйственно целостной территории, превращается в обоих государствах в национальные меньшинства. Лезгинский кризис усиливается тем, что он происходит в условиях углубляющегося социально — экономического отставания, которое находится на совести азербайджанских и дагестанских властей. Это, в свою очередь, затрудняет модернизационные процессы. Негативным итогом взаимодействия социально — экономического и национального кризисов лезгинского народа является обнищание значительной части населения, отсутствие у него средств для участия в приватизации, акционировании и создании частных предприятий и других экономических структур. Вместе с тем резко снижается правовой и социальный статус народа, занимающий среди народов Кавказа 4 место, а среди народов Азербайджана и Дагестана 2 место. Его историческая судьба почти целиком оказывается в распоряжении государственных органов Азербайджана, Дагестана и России. Пока понимание лезгинской проблемы находится в российском правительстве, услышавшем тревожный голос народа и приступившем к поискам путей выхода лезгинского народа из депрессивного состояния. Дагестанские и азербайджанские власти не проявляют со своей стороны сколько-нибудь серьезных инициатив даже в реализации решений и предложений Российского правительства.

Никакая реальность не может уже более оправдать соподчиненное положение народов в Азербайджане и Дагестане. Доверие и истинная дружба между народами может быть достигнута в той мере, в какой эти отношения будут основаны на праве и прежде всего на праве самоопределения. Основой развития наций выступает их суверенность, равноправие, открытость контактов. Поэтому нация долнжа быть признана одним из важнейших субъектов общественной жизни, основой суверенитетов России, Дагестана и Азербайджана.

Необходимо признать закономерность многовариантности развития народов и национально — территориальных образований, многосубъектного федеративного устройства Азербайджана, Дагестана, России.

Гармонизация межнациональных отношений в Азербайджане и Дагестане, реализация прав человека, достижения гражданского согласия и социальной справедливости находится в прямой зависимости от степени самоощущения народами своих этнических прав. Понятия и перечень национальных прав следует зафиксировать в новых конституциях России, Дагестана и Азербайджана и должны быть четко определены механизмы и процедуры применения прав.

Лезгистан — территория с многонациональным населением. Ныне здесь, кроме коренного лезгиноязычного населения проживают тюрки, русские, таты, и др. Необходимо разработать Конституцию, учитывающую эту историческую реальность и ориентировать подрастающее поколение лезгин к жизни в многонациональной среде и считать жизненноважной задачей развития дружественного сотрудничества и взаимодействия, радикального совершенствования межнациональных отношений в соответствии с новой обстановкой.

Реальная ситуация в Азербайджане и Дагестане в ближайшее время вероятнее всего будет идти не по пути осуществления конституционной реформы национально — государственного устройства в соответствии с мировыми тенденциями, а по пути закрепления структуры национального неравноправия, существующей до сих пор.

Горький жизненный опыт и стремление сил имперского мышления свидетельствуют, что глашатаи самодержавного права и их заложники не могут расстаться со своей прежней позицией.

Они стремятся к узурпации власти народа, ущемления свободы наций.

Задача лезгинского народа в этих условиях в том, чтобы, не отрываясь от реальности, учитывая и интересы других народов, максимально использовать все возможности в своей борьбе за реальный национальный суверенитет и не ущемляя прав других народов, идя на разумные компромиссы, но занимая принципиальную позицию, шаг за шагом продвигаться к своей идее сохранения народа как целостного и самостоятельного.

Стремление к национальной автономии и национальной свободе — священное право к нравственный долг каждого цивилизованного народа. Прежде всего именно в этом стремлении находит выражение степень национального самосознания нации, ее интеллектуальных возможностей. Лезгинский народ на протяжении своей многовековой истории (IV в. до н.э. — XX вв.) вложил колоссальную энергию, силы и способности в самоотверженную борьбу за независимость сохранение самобытности и экстерриториальной целостности своей Родины.

Национальный суверенитет лезгинского народа выражается в неприкосновенности его этнотерриториальной целостности и неотчуждаемости его прав. Лезгинский народ сложился как народ на исторической территории бывшей Кавказской Албании и самосохранился на этой территории. Поэтому имеет исторически обусловленное преимущественное право на свою территорию. С ней связано и право на жительство, и праве на гражданство, и право на получение образования на родном языке, и ведения делопроизводства на этом языке, называться своим собственным именем и записывать в документах свою собственную, не навязанную чиновником, национальность. Главное — это право избирать свою собственную власть, неподконтрольную другим, т.е. праве на национально — политическую независимость — суверенитет народа. Путей перехода народа к самостоятельности много, да и тактика решения этого вопроса должна меняться в зависимости от политической ситуации, складывающейся в Лезгистане, Дагестане, Азербайджане и России.

Решение III Съезда лезгинского народ сентябре 1991 г. о восстановлении государственности было совершенно правильным и сво-евременным, поскольку после августовского путча 1991 г. происходил развал СССР и каждый народ заявлял о себе. Мы сами во многовиноваты в том, что не сумели провести эти решения в жизнь. Наш народ да и многие лидера не были готовы к реализации такого решения поэтому упустили реальный шанс восстановления лезгинской государственности.

Если говорить о настоящем времени, то, естественно, теперь полномасштабно осуществить решения III Съезда очень трудно, поскольку ситуация теперь совершенно другая. В настоящее время наиболее приемлемой на пути к переходу к самостоятельности — создание автономий на территориях компактного проживания лезгин в Дагестане и Азербайджане: в Дагестане — Южно-Дагестанскую область, а в Азербайджане — Северо-Азербайджанскую республику. После этого следует создавать общелезгинскую структуру власти, которая решала бы вопросы, связанные с общелезгинскими проблемами, как единого народа. Одним из таких объединительных подходов может быть создание межгосударственной свободной экономической зоны, объединяющей Южный Дагестан и Северный Азербайджан, руководимой Лезгинским Национальным Советом.

Мы не должны ни в коем случае допустить создание свободной экономической зоны на указанных территориях, пока не будут созданы региональные структуры власти лезгинского народа в Южном Дагестане и в Северном Азербайджане. Создание свободной экономической зоны без соответствующих структур власти в лезгинских регионах Дагестана и Азербайджана приведет к окончательному закабалению нашего народа: его земли и другие богатства раскупят представители других народов и мы останемся ни с чем. Такой путь — путь к рабству.

Естественно, как Южно-Дагестанская область, так Северо-Азербайджанская республика должны иметь федеративные устройства, с соответствующими структурами власти, чтобы ни один народ не господствовал над другим. Все малочисленные народы, проживающие в Лезгистане, близки по духу и имеют идентичную культуру, поэтому прекрасно могут уживаться друг с другом в единой федеративной административной единице.

Есть и другой вариант решения национального вопроса в этом регионе. Россия дважды (1783, 1797 гг.) пыталась восстановить Кавказскую Албанию как государство [106]. Поскольку после распада СССР идет процесс образования новых государств, то следовало бы вернуться к прошлым историческим реалиям. Естественно, что восстановленное государство должно быть федеративным, в котором все народы (лезгины и лезгиноязычные народы, тюрки, аварцы, карабахские армяне, таты, талыши, курды и др.) имели бы одинаковые национально-государственные образования.

Главной целью "Садвал" и Национального Совета должно быть — повышение политического статуса лезгинского народа, его благосостояния и, по мере созревания соответствующих политических и социально-экономических условий, — достижение эволюционным путем полного национального суверенитета. Это должно выразиться в поэтапном переходе республики Дагестан и Азербайджан от унитаризма к федеративной форме правления и устройства. Это полностью соответствует устремлениям народов Дагестана и Азербайджана. Иной путь губителен для народов.

Вопросы о федеративном устройстве уже стоят на повестке дня и в Азербайджане и Дагестане. В Дагестане за федеративное его устройство стоят такие относительно крупные народы, как лезгины, кумыки, чеченцы, ногайцы, русские Кизлярского района…

В Азербайджане на этих же позициях стоят лезгины, карабахские армяне, талыши, курды… Федеративное устройство Азербайджана, как нормальный путь выхода из тупика уже предлагают ряд республиканских партий.

В частности, в газете "Мегаполис — экспресс" (6.10.1993г.) опубликована заметка Рауфа Касумова ("Лаври посоветовал Азербайджану стать федеративным"), в которой говорится: "Сенсацией республиканского масштаба стала опубликованная в азербайджанской газете "Истиглал" статья одного из лидеров Социал-демократической партии (СДП) Рамазана Лаври под заголовком "Путь выхода — федеративный Азербайджан". Автор видит выход из нынешней кризисной ситуации в Азербайджане в его скорейшей федерации. В качестве субъектов будущей федерации автор предлагает признать Лезгистан, Талышстан, Карабах и Нахичевань.

Далее в заметке говорится: "Быстро сменяющие друг друга политические силы, придя к власти в Баку, лишь на словах говорят о равенстве наций, на деле же все делается наоборот. Пора уже понять всем, что пока национальные права не будут признаны государством, всякие лозунги о братстве — пустое дело. По сведениям азербайджанской редакции радиостанции "Свобода", вплоть до кровавых событий в Ленкорани СДП активно поддерживала создание на юге страны Талышско-Муганской республики и в целом до сих пор выступают сторонниками идеи федерализации Азербайджана. Тогда как сам руководитель республики неоднократно публично давал знать, что любые подобные акции автомизации имеют целью расколоть молодое государство".

Здесь хочу заметить, что лезгинский народ не является этнографической, экзотической ветвью тюрко-азербайджанского народа. Языки наших народов входят в совершенно различные языковые семьи: лезгинский язык — в кавказско-дагестанскую семью языков, тюрко-азербайджанский — в алтайскую семью языков — в тюркскую. Коренным образом отличаются наши народы по этнической и материальной культуре, быту, психологическому складу, выраженному национальному самосознанию.

Следует отметить и то, что лезгинский народ ни в Азербайджане, ни в Дагестане не является ни национальным меньшинством, ни малочисленным народом. На огромной территории Восточного Кавказа лезгинский народ был и остается крупнейшим коренным народом со своей своеобразной и богатой историей, экономикой, культурой.

Тюркские националисты в Азербайджане насильственно навязали нетюркским народам этого региона свой язык, вследствии чего лезгины на огромной территории перешли на тюркский язык. Но это не значит, что они перестали быть лезгинами!

До сих пор в школах Азербайджана не только не переподается лезгинский язык, но весь регион, где проживают лезгинский народ, охвачен теле — радиопередачами из Баку на тюркском языке. Однако лезгинские районы в Азербайджане полностью и Ахтынский и Рутульский районы на юге Дагестана не могут смотреть телепередачи из Махачкалы. Более того все лезгинские районы Азербайджана также не слушают передачи на лезгинском языке из Махачкалы из-за слабости радиостанции в Махачкале.

Поскольку лезгинский народ жил и живет на своей исконной земле в Азербайджане, то его нельзя причислить к инонациональным пришельцам, проживающим в Азербайджане. Лезгинский народ в Азербайджане не является и малочисленным народом, поскольку несмотря на совершенное над ним насилие, в том числе языковое (оно продолжается и поныне!), около двух миллионов человек продолжает говорить на лезгинском языке. Миллионный народ также нельзя назвать малочисленным. Поэтому все законь и законодательные акты, принятые в Азербайджане относительно национальные меньшинств и малочисленных народов не применимы к лезгинскому народу. С лезгинским народом необходимо говорить на равных, уважать его стремления и помыслы выраженные в Заявлениях и Решениях съездов лезгинского народа, и следует отпустить его, как говорил Искендер Казиев, на волю суверенности. Что касается Дагестана, то здесь также лезгинский народ не является национальным меньшинством, поскольку почти весь регион Юждага испокон веков принадлежит ему и сохранился за ним. В Дагестане лезгинский народ также не является малочисленным, всегда он занимал второе место по численности. Особенно показательна в этом плане перепись 1886 года (см. главу 8, параграф 5). При советское власти националисты, опираясь на власть, выдавливали лезгин из Дагестана и захватывали их земли. Даже и после этого вандализма лезгиноязычные народы продолжают занимать второе место в Дагестане. Поэтому и здесь следовало бы отпустить его на воле вольности суверенитета. И еще. Приведенные выше заявления и другие материалы не направлены против азербайджано-тюркского или какого-либо дагестанского народа поскольку они сами эксплуатируются и угнетаются "своей" национальной, чаще "интернациональной" бюрократией и не свободны в своей воле и действиях. Более тогео, существенные их слои в значительной мере ослеплены и одурманены псевдонациональными идеями, умело выражаемыми и поддерживаемыми деятельностью тюркской и дагестанской бюрократией, вследствии чего народы региона оказались орудием в их руках. В этих условиях основной задачей "Садвал" и других демократических движений и партии Азербайджана и Дагестана является разоблачение фальсификаторов и достижение подлинной демократии во всем регионе. Только подлинная демократия во всех институтах жизни, включая и институты власти в России. Азербайджане и Дагестане приведет народы к освобождению от рабства.

 

Предыдущая статья:ПУНКТ 6 Следующая статья:ЗАКЛЮЧЕНИЕ. По данным истории и этнографии, лезгины, населяющие территорию совреме..
page speed (0.0124 sec, direct)