Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Спорт

ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ  Просмотрен 64

 

В биографии Владимира Васильева гораздо меньше подробностей, чем нам — любопытным ученикам — хотелось бы узнать. О жизни Владимира можно рассказать совсем немногое из-за секретного характера его профессиональной службы в спецподразделениях по борьбе с терроризмом в бывшем Советском Союзе.

 

Владимир Васильев родился в Твери. Это город с древней историей, расположенный на пути между Москвой и Петербургом, на месте слияния трёх русских рек — Волги, Тверцы и Тьмаки. Город окружён лесами, в которых до сих пор, как говорят, хорошо поохотиться.

 

В молодости Владимир вступил в ряды армии. Там его способности быстро оценили, и он был направлен в одно из спецподразделений, где служили лучшие из лучших, занимаясь наиболее сложными и опасными заданиями. Бойцы этого спецотряда прошли сложнейший курс подготовки на пределе физических и психических возможностей человеческого организма. Изучив традиционные русские стили рукопашного боя, они постоянно оттачивали своё мастерство во время секретных военных операций и решения задач по охране высших армейских и правительственных чинов.

 

Владимир прослужил в спецназе 10 лет, систематически участвуя в секретных операциях, связанных с риском для жизни. В начале 90-х он переехал в Канаду и в 1993 г. открыл первую школу Русского Боевого Искусства за пределами России. К 2006 г. Владимир уже подготовил более 100 сертифицированных инструкторов по Русскому Боевому Искусству из нескольких десятков стран мира, а также выпустил целую коллекцию методических фильмов, которые были удостоены высоких наград.

 

До этого я встречался со многими мастерами боевых искусств и просто выдающимися личностями. Однако моя первая встреча с Владимиром отличалась от всех предыдущих. Приступая к рассказу о ней, я чувствую, что мысли немного путаются, а пальцы невольно спотыкаются о клавиатуру — такая мощь и несравненный свет исходят от этого весёлого и добродушного русского человека. Мои душа и тело интуитивно ощутили его сияние ещё до того, как мой разум осознал, что я нашёл действительно выдающегося мастера.

 

Да, он — выдающийся мастер, и я не знаю никого, кто хоть на секунду подверг бы сомнению мою точку зрения. (Во всяком случае, из тех, кто хоть раз занимался с Владимиром.) Но сам он отказался бы от такого титула. Владимир на редкость скромен, и если рассказывает ученикам о чьих-то достижениях, то уж точно не о собственных! Он говорит о своих замечательных наставниках, в первую очередь о Михаиле Рябко, или о бывших сослуживцах. Я вполне понимаю, что поклонение и восхищение приводят к гордыне, которая затмевает дух и в конечном счёте разрушает тело. И не забываю о том, что в русской культуре, так же как и в Системе, постоянно подчёркивается важность смирения, доброты и единства. Именно поэтому в Системе нет рангов и поясов, разделяющих учеников по ступеням мастерства. И всё-таки скромность Владимира всегда ставит меня в тупик; не знаю, как на неё реагировать. Настаиваю на том, что он — великий мастер, учитель и по-настоящему хороший человек. Запаситесь терпением, и скоро я расскажу о нашей первой встрече.

 

Сам я живу недалеко от Сиэтла в США, а школа Русского Боевого Искусства (РБИ) Владимира находится на другой стороне Североамериканского континента, в Торонто.

Впервые я посетил школу РБИ в середине 2000 г. Годом раньше мне попалось на глаза короткое упоминание о Системе в одном из журналов по боевым искусствам. После прочтения той заметки я заказал несколько методических фильмов Владимира. И во время просмотра внутренний голос сказал мне: «Что-то здесь необычно, по-другому». Появилось желание увидеть всё собственными глазами, но до следующего лета я всё равно не мог собраться и отправиться в Торонто.

 

Более тридцати лет я искал духовные и технические секреты боевых искусств, искал самого великого учителя, который смог бы обратиться напрямую к моей душе и показать, как выйти за физические границы тела. Я чувствовал, что навыки в области боевых искусств могут служить мощной основой для осознания духовных истин. Это, конечно, не значит, что каждый хороший боец автоматически является духовно просвещённой личностью. Тем не менее, я считал, что глубокое воспитание души возможно не только через слово. Я верил, что боевые искусства могут быть своего рода фундаментом духовности.

 

Годы шли, и несколько раз цель была очень близка. Я проходил обучение у мастеров весьма опытных и достойных; и они, не жалея себя, в поте лица трудились, чтобы раскрыть возможности моего тела и возвысить душу. Однако я двигался дальше, продолжая поиски, потому что никак не мог найти свой заветный идеал.

 

Если выйти за рамки чисто боевых навыков, то я не имел ни малейшего понятия, кто бы мог стать моим идеальным наставником. Я не представлял, как он выглядит, манеру его поведения. И всё же был просто уверен, что обязательно узнаю его, как только увижу… Или, возможно, — когда он увидит меня.

 

Я всё ещё колебался, ехать ли на очную тренировку в школу Владимира. В юности я несколько лет занимался кун-фу у одного весьма жёсткого тренера. У нас были дикие спарринги без всяких правил, с брызгами крови и зубами, разлетающимися в разные стороны. Естественно, в последующих тренировках я сосредоточился на более мягком, созерцательном проявлении боевого искусства. Но что сотворят с новичком крутые бойцы из Системы в Торонто? Ну очевидно же — они просто съедят меня живьём! Настроив себя таким образом, я очень легко находил всякие оправдания, чтобы держаться от этого места на безопасном расстоянии в тысячу миль.

 

Тянулись месяцы, но мысли, навеянные видео Владимира о Системе, всё больше и больше не давали покоя. Фильмы притягивали меня, как магнит. Кто же он такой? И почему его движения так… отличаются? В конце концов весной 2000 г. я купил билет в Торонто, чтобы отправиться туда летом. Чувствовал я себя глупо. Что я там ищу? Зачем мне учиться драться — и получится ли чему-то научиться? И вроде бы боевые навыки меня не очень волнуют.

А в таком случае зачем вообще переступать порог зала, где тренирует этот человек?

 

Несмотря на все сомнения, за несколько месяцев до поездки я позвонил в школу Владимира и убедился, что он будет вести каждую тренировку, как обычно, в конце июля и в августе. С Владимиром лично я не говорил, больше в школу не перезванивал. Я никому не сообщал точную дату своего приезда, и вообще никого в Торонто не предупреждал, что приеду. Так что никто меня не ждал.

 

Я прибыл воскресным вечером, поселился в дешёвенькой гостинице поблизости от зала и провёл ночь в беспокойном сне. Взошло солнце, пришла пора отправляться на первое занятие. Собираясь, я в который раз подумал: нужно ли беспокоить этих ребят своими оторванными от жизни исканиями? Я закрыл дверь номера и сбежал по лестнице к стоянке машин. И в этот момент в голову пришла идея! Я просто скажу, что пришёл посмотреть только на одну-единственную тренировку. Побуду там в качестве наблюдателя, небрежно скажу на русском языке «до свидания» и быстро исчезну. Тем же вечером я уже буду дома.

 

И снова я ощутил безнадёжность. Ну чем может отличаться этот новый тренер от всех остальных выдающихся учителей, у которых я занимался раньше? Всюду одно и то же. Конечно, каждый по-своему уникален и талантлив, и всё же… они одинаковые. Ни одному из них не удалось затронуть мою душу или достучаться до ума.

 

Так уж я устроен — всегда и всюду приезжаю заранее. Зал школы РБИ нашёлся легко, он тогда был расположен в одном из зданий складского типа. Я въехал на парковку, когда до занятий оставалось ещё больше сорока минут. Там и сям стояли машины, которые, очевидно, принадлежали людям, не имеющим отношения к боевым искусствам — школа РБИ была заперта и окна не светились. Мой автомобиль не привлекал внимания и был одним из многих на парковке. За забором, устремляясь в бесконечность, тянулись поросшие сорняками железнодорожные пути.

 

Утро было прекрасное. Синело небо, дул тёплый ветерок, щебетали птички — когда их можно было расслышать сквозь грохот товарных поездов, которые то и дело проносились метрах в десяти от парковки. Слишком хороший день, чтобы сидеть в машине!

 

По периметру парковки, напротив школы РБИ и по соседству с академией танцев, тянулась невысокая стенка. За ней, шелестя ветвями прямо над капотом моей машины, росло большое раскидистое дерево. Я присел в тенёчке. Ряд припаркованных авто почти полностью закрывал вид на дорогу.

Скрестив ноги, я тихо сидел под ветвистым деревом, и его пышная листва полностью скрывала меня. Прятаться я ни от кого не собирался, просто так мне было удобно.

 

В голову опять лезли дурацкие размышления: «А всё-таки как же стать мастером? Это работа ума или тела? Нужно больше драться или, наоборот, избегать драк? А может быть, мастерство — это чистота настройки восприятия? Распространяется ли реальное мастерство далеко за пределы тренировочного зала?» И ещё вот какая мысль пришла: «Если этот человек — на самом деле мастер, то даже если меня не видно с проезда — а машины то и дело снуют туда-сюда, и никто из водителей пока не обратил на меня внимания — так вот, если он настоящий мастер, он-то меня заметит. Он должен почувствовать, что кто-то тут сидит».

 

В следующую секунду я отругал себя за эти фантазии. Что я, инспектор какой-нибудь, чтобы устраивать проверку знаменитому тренеру? Пускай он даже и проедет мимо, не обратив на меня внимания, — по тем же видео понятно, что он классно умеет драться, и этого вполне достаточно. И всё же я не мог унять своё любопытство… Вдруг я услышал, как подъезжает какая-то машина, и стал следить за дорогой через узкий просвет.

 

В поле зрения появился передок Ленд Ровера. За рулем был Владимир. Я узнал его по фильмам, которые смотрел дома. Проезжая мимо, он повернул голову и взглянул прямо на меня.

 

Он увидел меня.

 

Он увидел меня, но никак не отреагировал. В его взоре не было враждебности, это даже нельзя было назвать оценивающим взглядом. Это было проявление безупречного чутья. За всё время предыдущих тренировок я никогда не встречал такой абсолютной безупречности. Тот эпизод перевернул всю мою жизнь.

 

Владимир не вертел головой, маниакально выискивая притаившихся снайперов. Он не был на сверхсекретном задании в составе супер-спецподразделения. Он всего лишь рулил. Он вёл себя обычно, как «человек, который просто намазывает себе бутерброд», — кстати, любимое выражение Михаила Рябко.

 

Но, находясь в «обычном» состоянии, он каким-то образом знал, что под деревом притаился я. Владимир посмотрел непринуждённо, дружелюбно, как бы говоря: «Ну да, я вижу тебя. Знаю, что ты там сидишь». На уровне энергетики я испытал шок, ощутил резонанс всего своего существа. Словно какая-то невидимая струна мягко повернула его голову точно в нужный момент… Его спокойный и открытый взгляд поймал меня и полностью мной завладел.

 

И я понял, что наконец нашёл настоящего мастера. Конечно, чисто психологически я растерялся. Впервые в жизни мне показали, что такое «знание во всей полноте», и сделано это было естественно, но безупречно. За две секунды на парковке, ещё до того как я вошёл в зал, Владимир раскрыл мне всю полноту Системы.

И даже сейчас, спустя шесть лет тесного общения с Владимиром, я так и не приблизился к разгадке тайны этого выдающегося учителя.

 

Разумеется, в тот день я решился тренироваться, и первое занятие пролетело, как в тумане. Не хотелось бы сейчас вдаваться в подробности методики, которую использует на своих тренировках Владимир. Достаточно сказать, что Система даёт уникальное сочетание расслабления с эффективной реальной боевой работой. Кроме того, Владимир всегда подчёркивает защитный аспект. Он неустанно напоминает, что Система — это наука выживания, направленная на формирование личности человека; на укрепление его тела, разума и души. А сильная личность в конечном итоге — это основа для создания крепкой семьи, прочного общества и нации.

 

На той первой тренировке меня складывали, скручивали и бросали на пол самым забавным образом, причём все подряд, от мала до велика! Я никогда бы не подумал, что есть столько способов падать и вертеться. Снова и снова, как в водовороте, в причудливые, неописуемые положения скручивалось не только моё тело, но и психика. И этот суровый урок мне преподносили очень приветливые люди!

 

Примерно каждые 15 минут Владимир останавливал тренировку, вызывал кого-то из подготовленных учеников, показывая такие вещи, что от удивления просто отвисала челюсть. Несмотря на обычную динамику взаимодействия между тренером и учеником, всё, что делал Владимир: его контроль над ситуацией, выбор позиции, ритм движений, сила и изобретательность — вызывали чувство, что действо происходит на пределе физических возможностей или на грани невозможного. От него исходило ощущение потрясающего, явного мастерства совершенно особого рода.

 

Работа в Системе строится на четырёх основных принципах: дыхание, расслабление, естественное положение тела и движение. У вас не получится расслабиться без правильного дыхания; при этом не будет естественного положения тела без расслабления; а чтобы хорошо двигаться, нужно сначала научиться принимать правильную позу в покое. Эта книга посвящена самому первому и важнейшему из этих принципов: дыханию — основе основ Системы и всей жизни. «Системным дыханием» мы называем работу с дыханием по Системе. Эти навыки имеют не только военно-прикладное значение, но и широко используются в обычной жизни. В своей книге я затрону боевые аспекты русской Системы лишь немного, ограничившись этой главой. Однако очевидно, что именно дыхание является ключом к потрясающему мастерству Владимира.

 

Каков же уровень этого мастерства? Позвольте привести сравнение. Помните, в киноэпопее 50-х «Десять заповедей» есть эпизод полного уничтожения армии египетского фараона? Там Красное море удивительным образом расступается перед Моисеем. Фараон Рамзес, увидев это чудо с утёса, посылает вдогонку всю свою армаду, но стены вод смыкаются над ней, тысячи лошадей, вооружённых воинов и боевых колесниц смывает волна, и, затянутые в водоворот, они тонут в морской пучине. Если вы помните, ранее на египтян обрушились болезни и многие другие мучения, предсказанные Моисеем, и вот напоследок фараон потерпел сокрушительное, жестокое военное поражение. Став свидетелем мгновенного уничтожения всей египетской армии, Рамзес на единственной оставшейся у него колеснице вернулся в свой опустевший дворец.

 

Он рухнул на мерцающий в тусклом свете мраморный трон, окружённый идолами Изиды и Анубиса из чёрно­го дерева и гранита, которым он так молился о победе. Тут в тронный зал заходит его жена и начинает его пи­лить: «Как?! Разве ты не уничтожил Моисея? И ты ещё смеешь называть себя мужчиной? Тоже мне Великий Фараон!» В этот момент Рамзес, витавший где-то го­раздо выше всех этих эгоцентричных упрёков, вдруг медленно поднимает голову, останавливает на супруге свой бесконечно далекий взгляд и бормочет: «Его Бог… ЕСТЬ ВОИСТИНУ Бог!»

 

Звучит странно, но когда я впервые смотрел на боевую работу Владимира и видел, как он легко укладывает человека на пол, в голову неожиданно пришла и навсегда отпечаталась горящим клеймом подобная мысль: «Его боевое искусство… ЕСТЬ ВОИСТИНУ боевое искусство!»

 

Несмотря на завесу, которая по необходимости скрывает подробности его прошлого, Владимир частенько извлекает из своих безграничных запасников и преподносит нам смешные и чрезвычайно увлекательные истории. Однажды какой-нибудь выдающийся писатель обязательно переложит их на бумагу, и получатся исторические хроники. Но поскольку задача данной книги — научить правильно дышать, то я буду всячески сопротивляться искушению взяться за новый литературно-исторический проект. Вот что нужно понять на данный момент: то боевое и жизненное мастерство, которые мы (не только я, но и многие другие) видим у Владимира, он сам считает результатом понимания того факта, что дыхание — это мост между телом и психикой.

 

 

Предыдущая статья:В ПОИСКАХ РУССКИХ СЕКРЕТОВ Следующая статья:МИХАИЛ РЯБКО
page speed (0.0222 sec, direct)