Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава двенадцатая. — Где дискеты? Или хотя бы ключ от сейфа, где дискеты лежат? — жестко ..  Просмотрен 74

  1. Глава тринадцатая. — Опять?!! — Но мы... — Вы что, не могли нормальную страховку налади..
  2. Глава четырнадцатая. Утром следующего дня компьютерщик Петрович проснулся с ужасной головно..
  3. Глава пятнадцатая. — Стучат, — сказал дежурный ночной санитар районного морга другому ноч..
  4. Глава шестнадцатая. Иван Иванович вернулся домой. В смысле к своему старинному приятелю, у..
  5. Глава семнадцатая. — Ты знаешь, что твоих покойников сегодня пытались украсть? — спросили..
  6. Глава восемнадцатая. Начальник Второго спецотдела Первого главного управления ФСБ генерал Т..
  7. Глава девятнадцатая. — Все. Ушел, гад! — зло сказал один из чуть не потерявших штаны парней..
  8. Глава двадцатая. Генерал Трофимов выслушивал доклад майора Проскурина. Уже минут двадца..
  9. Глава двадцать первая. Теперь Иван Иванович начал бояться. Теперь он начал бояться по-настоящ..
  10. Глава двадцать вторая. В последнее время к работникам следственной бригады Старкова зачастили..
  11. Глава двадцать третья. — Я слышал, что у вас случились какие-то неприятности? — поинтересовал..
  12. Глава двадцать четвертая

— Где дискеты? Или хотя бы ключ от сейфа, где дискеты лежат? — жестко спросил ген..., то есть просто товарищ Петр Семенович. У которого пропала столь важная для него и всего его окружения информация. И которая, если ее вовремя не найти, могла пересадить всех их из мягких кабинетных кресел на жесткую скамью подсудимых или, того хуже, расставить в ряд подле одной стенки. — Ну вы хоть что-то сделали для возвращения утраченных документов? Или вы лаптем щи хлебаете? Черт вас всех задери!

— Никак нет! Сделали.

— Что сделали?

— Выполнили ваше приказание в отношении осмотра похитившего информацию трупа.

— Ну?

— Осмотр трупа никаких результатов не дал. Ключ не обнаружен.

— Вы внимательно осматривали?

— Так точно. Изнутри осматривали.

— А квартира?

— Тут такое дело...

— Какое дело? Что вы мнетесь, как монашка перед гусаром? Вы обыскали квартиру?

— Никак нет.

— Почему?

— Не успели.

— Как так не успели? Почему не успели?!

— Нам помешали.

— Что? Опять?!

— Так точно. В квартире была засада. Мы были вынуждены принять бой.

— Потери?

— Четверо убитых и трое раненых.

— Вы что? Вы с ума все посходили?! При таком подходе к делу у нас скоро не останется личного состава! С кем тогда прикажете дело делать? С вами?

— Виноват...

— Доложите подробности.

— Согласуясь с ранее разработанным планом, мы к двадцати четырем часам сконцентрировали задействованные в операции силы в районе...

— Вы мне не про план. Вы мне про дело толкуйте. Про то, что вы там на месте натворили.

— Виноват... В три часа пятнадцать минут после полуночи участвующее в операции подразделение прибыло на место, заняло исходные позиции и попыталось проникнуть в квартиру. В которой встретило ожесточенное сопротивление противника в составе двух бывших там неизвестных лиц, вооруженных автоматическим оружием, которые открыли огонь на поражение.

— И вы не могли справиться с двумя стрелками?

— Дело в том, что на помощь блокированным в квартире неизвестным, по всей видимости, по их вызову, под видом бригады «Скорой помощи» прибыла группа прикрытия. И мы оказались зажаты в клещи.

— А ваше прикрытие? Где было ваше прикрытие?

— Наше прикрытие вступило в бой с новоприбывшими превосходящими силами противника, оттянув на себя часть его личного состава. При этом другая часть, успев просочиться в подъезд, ударила ведущему бой в квартире подразделению с тыла, поставив его тем самым в наиболее невыгодное, с точки зрения ведения боевых действий, положение...

— Вы что заканчивали?

— В каком смысле?

— В прямом. Вы какое учебное заведение заканчивали?

— Общевойсковое военное училище.

— Чувствуется. Что общевойсковое. По масштабу и способу ведения боевых действий.

Не понимаю только, как вы смогли обойтись без использования приданной бронетанковой техники и без прикрытия сверху штурмовой авиацией.

— Виноват.

— Продолжайте.

— Оценив создавшуюся оперативную обстановку как критическую, я, будучи командиром вверенного мне подразделения и ответственным за проведение операции, принял решение о переходе к обороне и вызове подкрепления. После чего Получил приказ на прекращение огня и эвакуацию, которую и успешно осуществил без потерь со стороны личного состава.

— Значит, эвакуацию смогли осуществить без потерь?

— Так точно. Без потерь.

— А не выполнить приказ умудрились с потерями?

— Виноват.

— И где вы мне теперь прикажете искать то, что вы снова упустили?

— Не могу знать...

— И по какой статье вы прикажете мне списывать потери личного состава, которые больше отделения?

— Не могу знать...

— Плохо, что не можете! Никуда не годно, что не можете! Вы только гробить бойцов можете! А больше ничего не можете...

— Виноват...

— Конечно, виноват. Кругом виноват! Идите и напишите мне подробный рапорт о гибели личного состава вверенного вам подразделения...

— Что указывать в качестве причины смерти?

— Не знаю, что указывать! Что хотите, то и указывайте. Дорожно-транспортное происшествие, подрыв на учебной мине, коллективное самоубийство, отравление позапрошлогодними грибами, употребление в больших количествах технического спирта... Все, что вам в голову взбредет. Но только так, чтобы комар носу не подточил. Чтобы ни одна комиссия... И чтобы родственники ничего не узнали еще по меньшей мере несколько недель.

— Как это?

— Так это! Отправьте их в срочную командировку. Только так, чтобы с удостоверениями, билетами, продуктами и прочим довольствием. И там, в командировке, пусть они и... отравятся. Ну или подорвутся. Лучше подорвутся, чтобы меньше вопросов. Потом запаяйте их в цинки и с соответствующей сопроводительной документацией доставьте сюда.

— Но ведь тел нет?

— Вы что, первый раз замужем? Тел нет, зато земля есть, камни есть. А лучше так, лучше купите какой-нибудь проквашенной говядины и набросайте в гробы. Чтобы, даже если вскрыть, никто ничего не понял. Задача ясна?

— Так точно!

— Отвечаете за это дело лично! Не сможете спрятать концы в...

гробы, а гробы в землю, уляжетесь туда сами. Понятно?

— Так точно! Понятно! Разрешите идти?

— Черт с вами, идите... Сами знаете куда! Потом ген... товарищ Петр Семенович отправился на свою дачу, чтобы в привычной обстановке подумать о том, как теперь выкручиваться из создавшегося почти безнадежного положения. О котором никто, кроме него, по-настоящему реального представления не имел. И чем больше думал, тем к более неутешительным выводам приходил.

А все тот гад изменник! Хоть и бывший однокашник и сослуживец. Который, прикрываясь чуть не с курсантских времен приятельством, втерся в его доверие, узнал то, что ему знать не следовало, и попытался сторговать собранную им информацию за тридцать сребреников. Отчего и подох, как собака, так и не успев ничего получить. Заслуженно подох. Как и надлежит предателям.

Вот только не понять, куда в последний момент успел спрятать собранную им информацию. Или кому передал...

И что в этой ситуации можно предпринять? Как спасти положение? Каким образом узнать о местонахождении похищенного компромата, следы которого оборвались в той, дважды и безуспешно атакуемой ими квартире?

Каким образом?

Каким?!

А черт его знает, каким!

Но одно ясно. Действовать так, как он действовал раньше, нельзя. Время лобовых решений прошло. После тех двух неудавшихся и принесших вместо ожидаемого успеха одни лишь трупы и головную боль атак прошло. Пора, вспоминая уроки, преподанные в академии, отходить на заранее подготовленные позиции, перегруппировывать силы, подтягивать резервы... И что еще? Ах, ну да, проводить тщательную разведку позиций противника. Хоть даже разведку боем.

Вот чего он не делал раньше. Чему не уделял надлежащего внимания.

Потому что, боясь опоздать, спешил. И все равно опоздал!

Пора исправлять ошибки. Пора собирать информацию, определять направление возможного следующего удара, вычислять огневые точки и засады противника. И определять самого противника, который, покрошив уже целое отделение, так и остается неизвестным! Определять, вычислять и лишь потом бросаться в атаку. Все равно бросаться... Потому что отступать некуда. И поздно...

Товарищ Петр Семенович набрал известный ему телефон и вызвал одного из своих доверенных помощников.

— Немедленно организуйте осмотр трупов, погибших в известном вам месте. Чужих трупов. Тех трупов, что обследовали до нашего прибытия помещение. Задача — найти и изъять любые бывшие при них предметы. Впрочем, нет. Лучше привезите их из морга сюда. Задача ясна?

— Так точно.

— Кроме того, мне необходима вся информация, которой располагает ведущее расследование по известным вам делам следствие. Особенно фотографии, приметы и отпечатки пальцев трупов противника. И особенно перечень вещественных доказательств, которые были изъяты на месте происшествия. Надеюсь, вы меня поняли?

— Так точно. Разрешите задать вопрос?

— Разрешаю.

— Каким образом мне следует добыть такую информацию?

— Это ваша проблема — придумать, каким образом ее добыть. Но все ваши соображения о том, как выполнить поставленную перед вами задачу, вы должны доложить мне не позже чем к вечеру завтрашнего дня. Вам ясно?

— Так точно! А если не успею?

— А если не успеете, то я с вас шкуру спущу! Потому что с меня тоже спустят!

Предыдущая статья:Глава одиннадцатая. Следователя Старкова Геннадия Федоровича разбудили ранним утром, еще н.. Следующая статья:Глава тринадцатая. — Опять?!! — Но мы... — Вы что, не могли нормальную страховку налади..
page speed (0.2764 sec, direct)