Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава десятая. Бригада заговорщиков, пытающихся найти и вернуть похищенную у них высо..  Просмотрен 60

  1. Глава одиннадцатая. Следователя Старкова Геннадия Федоровича разбудили ранним утром, еще н..
  2. Глава двенадцатая. — Где дискеты? Или хотя бы ключ от сейфа, где дискеты лежат? — жестко ..
  3. Глава тринадцатая. — Опять?!! — Но мы... — Вы что, не могли нормальную страховку налади..
  4. Глава четырнадцатая. Утром следующего дня компьютерщик Петрович проснулся с ужасной головно..
  5. Глава пятнадцатая. — Стучат, — сказал дежурный ночной санитар районного морга другому ноч..
  6. Глава шестнадцатая. Иван Иванович вернулся домой. В смысле к своему старинному приятелю, у..
  7. Глава семнадцатая. — Ты знаешь, что твоих покойников сегодня пытались украсть? — спросили..
  8. Глава восемнадцатая. Начальник Второго спецотдела Первого главного управления ФСБ генерал Т..
  9. Глава девятнадцатая. — Все. Ушел, гад! — зло сказал один из чуть не потерявших штаны парней..
  10. Глава двадцатая. Генерал Трофимов выслушивал доклад майора Проскурина. Уже минут двадца..
  11. Глава двадцать первая. Теперь Иван Иванович начал бояться. Теперь он начал бояться по-настоящ..
  12. Глава двадцать вторая. В последнее время к работникам следственной бригады Старкова зачастили..

Бригада заговорщиков, пытающихся найти и вернуть похищенную у них высокопоставленным предателем информацию, отсматривала подходы к квартире, где недавно в полном составе погибла их группа захвата.

Один боец под видом жэковского электрика прошел на верхний этаж и, открыв электрический ящик, стал копаться в проводах. Несмотря на то что было три часа ночи. Двое забредших в случайный подъезд «пьяниц» перегородили своими телами лестницу на нижнем этаже. Трое заклеили глазки выходящих на площадку квартир. И внимательно осмотрели пломбу, которой была опечатана дверь, ведущая в квартиру, где было совершено преступление. Еще двое остались в машине на улице.

— Ну что там? — спросил один из бойцов, копавшихся возле двери.

— Замок простейший. Открыть его — пара пустяков. Достаточно двух-трех минут.

— А пломба?

— Пломба стандартная. Почти ничем не отличается от той, что есть у нас. Но... Но такое впечатление, что эту пломбу уже вскрывали.

— Как так вскрывали?

— Так и вскрывали.

— Может быть, кто-нибудь просто ее случайно задел? Ну или пацаны баловались?

— Может, и задели. Может, и пацаны.

— Ну и что ты предлагаешь делать?

— Запроси-ка улицу. Что у них там?

— Третий вызывает Четвертого. Как слышите меня?

— Слышим тебя.

— Как там у вас?

— У нас все спокойно.

— Тогда мы начинаем работать.

— Добро. Работайте.

— Ну, что у них?

— Все чисто.

— Что будем делать?

— Делать? То, зачем пришли...

Бойцы отлепили от двери милицейскую пломбу и с помощью универсальной отмычки минуты за две вскрыли замок.

— Готово.

— Группе прикрытия внимание. Мы заходим в помещение.

И они потянули на себя заветную дверь...

— Слышишь? — тихо, одними губами спросил неизвестный в надвинутом на глаза приборе ночного видения другого, находящегося в комнате неизвестного с точно таким же прибором на глазах.

— Слышу.

— Что это?

— Не знаю. Возможно, кто-то балуется. А возможно...

Неизвестные были из лагеря «покупателей». Тех, что так неудачно пытались перекупить у беглого изменника интересующую их информацию. Но не перекупили, а лишь потеряли несколько дней назад чуть не всех своих бойцов в той квартире, где теперь проводили розыски. Неизвестные работали в комнате уже четыре часа. И успели обследовать уже две трети помещения. Проверили все ящики в столах, все чемоданы в шкафах и на антресолях, осмотрели каждый сантиметр пола, все щели между линолеумом и плинтусами, ощупали всю встретившуюся на пути одежду. Им оставалось совсем немного, когда со стороны коридора раздались подозрительные шумы.

— Запроси «наружку».

— Первый.

Как слышите меня? Первый...

— Слышу вас. Вы почему так долго молчали?

— А что такое?

— К вам визитеры! Как слышите меня? К вам визитеры!

— Вас слышу. Сколько их?

— В подъезд зашли шесть человек. Как поняли меня? Шесть человек зашли в подъезд! Мы вызвали подмогу.

— Вас понял. Вы уверены, что это они?

— Нет. Вполне возможно, что обычные грабители. Но вы должны быть готовы. Вы должны быть готовы! Как поняли меня?

— Вас понял.

«Покупатели» потянули из подмышечных кобур пистолеты...

— Тебе не кажется, что там какие-то голоса? — спросил один из бойцов на лестничной площадке.

— Какие голоса? Дверь-то опечатана.

— Дверь, могли опечатать после того, как туда вошли люди. Кто-то из тех, кто туда не вошел, а остался страховать снаружи.

— Ты думаешь?

— Я ничего не думаю. Я предполагаю.

— Но если это они?..

— Тогда, выходит, они пришли раньше нас. И возможно, нашли то, что нас интересовало. И значит... И значит, придется брать то, что они нашли до нас, силой!

— Приготовиться к бою!

Бойцы вытащили и привели в боевую готовность оружие.

— Мать честная, неужели опять!

Приникли к двери. Перекрестились дулами пистолетов...

«Ты — справа. Я — слева», — показал пальцами один из квартирных следопытов. И они встали по обе стороны входа, направив глушители пистолетов в сторону коридора.

Дверь открылась. И бойцы вошли в квартиру. Но вошли не как ожидалось. Вошли низом. То есть упав на пол и по инерции прокатившись по нему несколько метров. Одновременно они включили сильные, с узко направленным световым лучом фонарики.

Навстречу им ударили приглушенные хлопки выстрелов.

— Вот они!

Две пули ударили первого из нападавших в плечо и спину. И еще одного в ногу. Но тут же световые лучи трех электрических фонарей уперлись в объективы приборов ночного видения, на секунду ослепив их владельцев.

— Бей.

Три пистолета одновременно ударили в стоящего слева противника. Он упал. Но второй, воспользовавшись тактической ошибкой нападавших, сконцентрировавших огонь в одном направлении, отскочил в комнату и залег за опрокинутый стол, опустошив в сторону коридора обойму.

Теперь взять его малой кровью было почти невозможно.

Один из бывших в коридоре бойцов охнул и ткнулся головой в пол. Навсегда ткнулся.

— Ты слышишь? — сказала проснувшаяся от грома упавшего стола соседка снизу. — У верхних соседей опять кто-то шумит.

— Верхних соседей нет. Уже совсем нет. Уже в природе нет.

— А кто же тогда там гремит? Вот, слышишь, опять.

— Ничего я не слышу. И тебе не советую, — сказал муж и надвинул на голову подушку.

И все прочие соседи надвинули. Чтобы не дай Бог не проснуться и чего-нибудь такого не увидеть и не услышать.

С верхнего и нижнего этажей на помощь своим товарищам бежали оставленные в прикрытии бойцы. Если бы они знали, что им противостоит лишь один человек, они бы этого не сделали. Но они предполагали худшее: их товарищи вступили в бой с численно превосходящим противником, и если опоздать хоть на мгновение...

К подъезду на полной скорости подкатила машина «Скорой помощи», из которой выскочили несколько человек. Но не в белых халатах, а в темном ночном камуфляже, под которым угадывались бронежилеты. В руках у них вместо медицинских чемоданчиков были короткоствольные автоматы.

Группа быстрого реагирования — мгновенно поняли двое сидящих в машине бойцов прикрытия. Прибыли своих выручать, которые, похоже, были в квартире. Которые УЖЕ были в квартире!

Черт! Сейчас они, подобравшись с тыла, искрошат их товарищей в мелкую стружку!

«Медицинская бригада» подбежала к подъезду и взялась за ручку двери. Еще одно мгновение, и пытаться их останавливать было бы уже поздно.

— Угроза сзади! — крикнули в микрофоны бойцы прикрытия, выпали из машины и, откатившись под ее днище, открыли прицельную стрельбу в сторону камуфлированных «медбратьев».

Но те были опытны. Те были чертовски опытны. Они не залегли все вместе. Они отрядили на это лишь двух человек, которые полили улицу свинцом. Остальные, кроме одного, в последний момент получившего пулю в спину, проскочили в дверь.

Теперь бойцы, ведущие бой в квартире, оказались в самой невыгодной позиции. Оказались зажаты в клещи. Теперь им предстояло драться на два фронта.

В результате всех этих перемещений боевые действия развернулись на трех уровнях: на улице, на всех четырех этажах подъезда и непосредственно в самой квартире. Но при всем при том, хотя бой и шел с использованием автоматического стрелкового оружия, излишнего, тревожащего сон граждан шума он не создавал. Потому что все стволы были снабжены глушителями. И слышались лишь глухие хлопки выстрелов, тихий лязг бегающих туда-сюда затворов, бряцанье отбрасываемых гильз, шлепанье по стенам пуль и тупые удары падающих на асфальт и бетон лестницы поверженных тел.

В ближайшее к месту боевых действий отделение милиции позвонил неизвестный доброхот. Все в то же 27-е отделение позвонил:

— У меня под окнами идет бой.

— Какой бой?

— Нормальный бой.

Одни наступают. Другие держат оборону.

— Вы уверены?

— Я два года служил в Афганистане. И сумею отличить уличную драку от вооруженного столкновения.

— Сколько человек участвуют в... столкновении?

— До отделения с каждой из сторон.

— Я вас понял. Назовите адрес. Абонент назвал адрес.

— Что?! Опять?! — воскликнул дежурный милиционер.

— Что «опять»? — не понял абонент.

— Это я не вам. Спасибо, — ответил дежурный. И тут же нажал сигнал тревоги.

— Группе особого назначения. И еще всем... В общем, все, кто может держать в руках оружие, — на выезд.

Команда в лучших традициях киноэпопей, посвященных событиям Великой Отечественной войны.

Бойцы наступающей стороны «загасили» наконец залегшего за столешницей противника. И сосредоточили свои усилия на обороне. Враг дошел уже до третьего этажа. И теперь шмалял из скорострельных автоматов по четвертому. Пули долбились в стены и во входные двери квартир.

— Тебе не кажется, что к нам кто-то постучал? — спрашивали друг у друга жильцы. Но к дверям на всякий случай не подходили. И с кроватей не спускались. В общем, спали.

Наступающая с нижних этажей сторона использовала многократно проверенную в реальных боевых действиях тактику городского боя. Пока два-три бойца молотили по верхним лестничным маршам из автоматов, не давая возможности высунуться противной стороне, два других под их прикрытием пробегали несколько ступеней. Залегали. И в свою очередь прикрывали их. Наверное, исход боя могла решить пара гранат, но их у противников не было.

Уже через несколько минут бой переместился в коридор квартиры. И здесь, из-за узости входной двери, принял позиционный характер.

В это время группы, ведущие перестрелку на улице, обратились за помощью к своему командованию.

— Да. Примерно шесть-десять человек... Автоматы и пистолеты... Нет.

Уже минуты три... Как можно быстрее. Иначе будет поздно.

Начальство все поняло с первого слова.

— Ну ты подумай! Опять! В той же квартире! В том же составе! Да что же это за место такое?

И немедленно вызвало помощь. Но не по указанному адресу. А на ближайшие к адресу перекрестки, чтобы сдержать выехавшую к месту происшествия милицию, которая была гораздо опасней.

— Да. Перекройте и задержите. Любым путем задержите!

Со стороны отделения милиции, включив сирены и мигалки, двигалось несколько набитых вооруженными «АКСами» милиционерами машин.

С другой стороны приближались вызванные в помощь патрульные машины другого отделения.

Навстречу им выдвигались наскоро угнанные «КамАЗы», из которых только что неизвестными хулиганами были выкинуты водители. В прямой видимости милицейских колонн «КамАЗы» резко развернулись и встали поперек дороги, перегородив ее от тротуара до тротуара. Хулиганы кабины покинули и скрылись в неизвестном направлении, унеся с собой ключи зажигания, что обеспечивало задержку прибытия сил правопорядка на место происшествия по крайней мере на десяток минут.

— Шестой, говорит Первый. Всем эвакуация! На подходе усиленный отряд милиции. Повторяю — всем немедленная эвакуация...

— Говорит Роза... Бой прекратить и проходными дворами выходить на улицу... Там вас будет ждать машина...

Бой стих мгновенно. Потому что стрелять перестали и та и другая сторона. Третья приближающаяся к месту битвы сила смирила противников.

— Эй, на подходе фараоны. Кончай стрельбу! — крикнули из квартиры. — Давайте разойдемся полюбовно.

— Хватит палить. Сейчас тут будут легавые, — закричали окопавшиеся возле подъезда боевики. — Дайте нам уйти, и мы выпустим с этажа ваших ребят.

— Если согласны, поднимите вверх ваши стволы. А наши вот они.

Автоматы и пистолеты уперлись в потолок. Противостоящие друг другу стороны подхватили, взвалили на плечи раненых и побежали вниз. А оттуда, слившись в единый, объединенный страхом отряд, все вместе проходными дворами побежали на параллельную улицу. Трупы и машины они бросили там, где они оставались.

— Ну, если б не мусора, мы бы вас всех замочили, — на ходу обменивались мнениями боевики.

— Кишка слаба! Если бы вам фараоны не подмогли — быть бы вам всем мертвяками!

Когда сводный отряд милиции добрался до места, там все было тихо и спокойно. Только кое-где валялась выбитая из стен штукатурка, щепа от дверей и перил и густо поблескивали стреляные автоматные и пистолетные гильзы. И еще лежало несколько изрешеченных пулями трупов.

К которым местное, так и не проснувшееся население уже начало привыкать. Как к обычному подъездному интерьеру.

Предыдущая статья:Глава девятая. Следователь по особо важным делам городского отдела милиции майор Стар.. Следующая статья:Глава одиннадцатая. Следователя Старкова Геннадия Федоровича разбудили ранним утром, еще н..
page speed (0.0145 sec, direct)