Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава девятая. Следователь по особо важным делам городского отдела милиции майор Стар..  Просмотрен 66

  1. Глава десятая. Бригада заговорщиков, пытающихся найти и вернуть похищенную у них высо..
  2. Глава одиннадцатая. Следователя Старкова Геннадия Федоровича разбудили ранним утром, еще н..
  3. Глава двенадцатая. — Где дискеты? Или хотя бы ключ от сейфа, где дискеты лежат? — жестко ..
  4. Глава тринадцатая. — Опять?!! — Но мы... — Вы что, не могли нормальную страховку налади..
  5. Глава четырнадцатая. Утром следующего дня компьютерщик Петрович проснулся с ужасной головно..
  6. Глава пятнадцатая. — Стучат, — сказал дежурный ночной санитар районного морга другому ноч..
  7. Глава шестнадцатая. Иван Иванович вернулся домой. В смысле к своему старинному приятелю, у..
  8. Глава семнадцатая. — Ты знаешь, что твоих покойников сегодня пытались украсть? — спросили..
  9. Глава восемнадцатая. Начальник Второго спецотдела Первого главного управления ФСБ генерал Т..
  10. Глава девятнадцатая. — Все. Ушел, гад! — зло сказал один из чуть не потерявших штаны парней..
  11. Глава двадцатая. Генерал Трофимов выслушивал доклад майора Проскурина. Уже минут двадца..
  12. Глава двадцать первая. Теперь Иван Иванович начал бояться. Теперь он начал бояться по-настоящ..

Следователь по особо важным делам городского отдела милиции майор Старков Геннадий Федорович принимал дела у районного опера, ведшего предварительное расследование случившейся три дня назад коллективной, с использованием автоматического огнестрельного оружия мокрухи. Принимал с неохотой, по опыту зная, что вмешательство в расследование местного пошиба сыскарей только запутывает следствие. Потому что опыта у них чуть, а амбиций выше всякой меры. Потому что каждый из них, воображая себя Шерлоком Холмсом, вместо того чтобы собирать информацию, норовит изобличать убийц.

Следователь Старков слушал доклад и с отсутствующим видом перебирал разложенные на столе документы. Те, что были добыты в первые дни следствия его предшественником. Документов было много. Потому что потерпевших было тоже немало.

— Это отпечатки пальцев, обнаруженные криминалистами на месте преступления, — докладывал предшественник. — С северной стены. С восточной. Это с пола. Это с мебели. Со стекол. С ручек двери. С оружия...

— Чьи пальчики?

— Все — погибших потерпевших. Кроме одних...

— Дальше.

— Отпечатки подошв обуви на полу. Которые вляпались в кровь. В коридоре. На кухне. В комнате...

— Чья обувь?

— Покойников. Кроме одного...

Далее оружие.

Марки. Калибр. Номера. Отпечатки пальцев на рукоятках и рабочих поверхностях. Баллистическая экспертиза. Пули, извлеченные из тел убитых. Чертежи, изображающие предполагаемые траектории полета пуль...

Предметы, найденные в карманах убитых...

Кровь. Просто литры разлитой и размазанной по полу и одежде крови. Совпадающей по группе с кровью мертвецов...

Сомнительные, смазанные, нечеткие следы и полустертые отпечатки пальцев, которые могли принадлежать как потерпевшим, так и неизвестным злоумышленникам. И которые на этом основании были приобщены к делу...

В общем, следов в достатке. Но совершенно бесполезных следов. Потому что нет главного — установленных личностей потерпевших. И установленных личностей нападавших. Принадлежность трупов оставалась загадкой.

Никаких документов при них не было. Об их пропаже никто не заявил. По архивам милиции в качестве преступников они не проходили. Их оружие ранее в преступлениях не использовалось. Соответственно нападавших никто из соседей не видел. Никаких выстрелов не слышал. И никакими сведениями не располагал.

Худший вариант ничего. Изобильное ничего!

Единственной зацепкой можно признать найденные на месте преступления посторонние, не принадлежащие покойным потерпевшим, штаны и пиджак и командировочное удостоверение на имя Иванова Ивана Ивановича. И показания соседки, утверждавшей, что он частенько бывал в этой квартире. И еще его отпечатки пальцев. В том числе на пистолете Стечкина, из которого ухлопали трех человек.

Он ухлопал? Или кто-то другой ухлопал?

— Он! — сказал закончивший доклад и перешедший к выводам опер. — Больше некому. Все остальные трупы. Он один ушел. Он один остался. Самый везучий. Или самый опытный.

— Опытный, говоришь? А как же быть с его биографией? Если судить по его биографии, по образу жизни, по полученным от близких родственников и сослуживцев на него показаниям, на преступника он не похож. Скорее на случайно оказавшегося на месте преступления свидетеля.

— Ну да, свидетеля! А как же отпечатки пальцев на пистолете? И пули, извлеченные из убитых? Три пули, выпущенные из его пистолета, которые нашли в чужих черепах! Он же их без промаха всадил. Как в яблочко мишени!

— Но он даже в армии не служил!

— Ну и что? Воры в законе тоже в армии не служат. А мочат так, что любо-дорого. Убийца он! Такой же, как все. Я точно говорю...

Может, действительно убийца? Или все-таки нет?

Он ухлопал тех троих? Или не он?

Ответить на эти вопросы мог только сам Иванов Иван Иванович. Но ответить не мог, потому что ни дома, ни на работе его не было. И где он в настоящий момент находится, никто сказать не мог. Что было крайне жаль, так как в интересах следствия найти его нужно было как можно быстрее. Чтобы задать несколько крайне важных для установления истины вопросов...

— Что вы предприняли для его обнаружения?

— Проверили и предупредили родственников на случай его у них появления, ну чтобы сообщили, если не хотят иметь неприятностей. Поговорили с сослуживцами. С друзьями... Да, еще распечатали несколько сотен ориентировок с портретом, переснятым с фотографии, изъятой из личного дела, и несколько сотен плакатов из серии «Их разыскивает милиция».

— Все?

— Все.

А собственно говоря, что еще? Что еще можно предпринять, кроме допросов по второму кругу потенциальных свидетелей? И еще отсмотра архивов ранее, совершенных преступлений. И установления личностей потерпевших, которые не могли ведь жить в безвоздушном пространстве и которых рано или поздно должны хватиться отцы, матери, братья, сестры, жены, любовницы и другие родственники и друзья-приятели и принести в милицию заявление о пропаже...

Что еще? На чем сконцентрировать свои усилия?

Наверное, в первую очередь на поиске единственного установленного свидетеля преступления. Или, может быть, не свидетеля... Потому что были отпечатки пальцев и три выпущенные из «стечкина» пули, обнаруженные в трех трупах... И убедительно звучащие предварительные выводы первой следственной бригады, на основании которых начальник отделения даже дело передавать не хотел. Так как считал преступление почти раскрытым и желал сам лично отрапортовать о досрочном завершении следственных мероприятий, осуществленных его отделом под его непосредственным руководством.

Так что, может, и не свидетель? Несмотря на биографию...

Так свидетель или не свидетель? Кто он, черт его возьми!..

Но в любом случае, кем бы он ни был, найти его следует как можно быстрее...

Предыдущая статья:Глава восьмая. — Ну что? — спросил дежурный санитар районного морга другого санитара .. Следующая статья:Глава десятая. Бригада заговорщиков, пытающихся найти и вернуть похищенную у них высо..
page speed (0.0141 sec, direct)