Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава седьмая. Иван Иванович распивал со своим старинным дружком очередную, уже треть..  Просмотрен 72

  1. Глава восьмая. — Ну что? — спросил дежурный санитар районного морга другого санитара ..
  2. Глава девятая. Следователь по особо важным делам городского отдела милиции майор Стар..
  3. Глава десятая. Бригада заговорщиков, пытающихся найти и вернуть похищенную у них высо..
  4. Глава одиннадцатая. Следователя Старкова Геннадия Федоровича разбудили ранним утром, еще н..
  5. Глава двенадцатая. — Где дискеты? Или хотя бы ключ от сейфа, где дискеты лежат? — жестко ..
  6. Глава тринадцатая. — Опять?!! — Но мы... — Вы что, не могли нормальную страховку налади..
  7. Глава четырнадцатая. Утром следующего дня компьютерщик Петрович проснулся с ужасной головно..
  8. Глава пятнадцатая. — Стучат, — сказал дежурный ночной санитар районного морга другому ноч..
  9. Глава шестнадцатая. Иван Иванович вернулся домой. В смысле к своему старинному приятелю, у..
  10. Глава семнадцатая. — Ты знаешь, что твоих покойников сегодня пытались украсть? — спросили..
  11. Глава восемнадцатая. Начальник Второго спецотдела Первого главного управления ФСБ генерал Т..
  12. Глава девятнадцатая. — Все. Ушел, гад! — зло сказал один из чуть не потерявших штаны парней..

Иван Иванович распивал со своим старинным дружком очередную, уже третью, бутылку фирменного коньяка «Наполеон». Очень дорогого коньяка. Самого дорогого, который нашелся в киоске.

— За каким ты купил эту бурду? — в который раз укорял его приятель, — Лучше бы водки взял, а не этот компот.

— Это не компот. Это французский коньяк.

— Один хрен компот.

— Ты знаешь, сколько я за этот «компот» отвалил?

— Ну и дурак, что отвалил.

Выпили. Закусили бывшими у приятеля солеными огурцами. Разлили по новой.

— Я вот что в толк не возьму, — сказал Иван Иванович. — Какого черта они вместе с деньгами и пистолетом дискеты хранили? Какой в них прок?

— А ты посмотри и узнаешь. Может, там информация какая ценная.

— Где же я их посмотрю?

— У меня приятель один есть. Соображающий в этих делах. У него дома компьютер имеется.

— Что за приятель?

— Нормальный приятель. Мы с ним не одну бутылку вместе. А потом он по части электричества пошел. А я...

— Ну приятель так приятель.

Утром, прихватив последнюю нераспечатанную бутылку «Наполеона», собутыльники двинулись к приятелю.

— Ну? — спросил с порога приятель. — Чего надо?

— Ты че, Петрович, не признаешь, что ли, меня?

— Отчего не признаю? Признаю. Чего надо?

— Консультацию, — сказал визитер, показывая бутылку коньяка.

— М-м! — удивился приятель. — Ты где такую взял?

— Купил! Тебе купил. А ты пускать не хочешь. На пороге держишь.

— Ну, тогда заходи.

Вначале выпили бутылку «Наполеона», закусывая его лимоном. Потом вытащенный из холодильника хозяина армянский коньяк под вареную картошку. Потом сбегали в киоск за водкой. И стали говорить за жизнь.

— Хороший ты мужик, Петрович. Но гад. На порог пускать не хотел.

— Я хотел. Это ты просто не понял.

— Не хотел!

— А я говорю, хотел.

— Да я бы к тебе и сам никогда не пришел. Если бы не дело.

— Какое дело?

— Такое дело! Ему вон надо дискеты посмотреть.

— Какие дискеты?

— Откуда он знает, какие дискеты.

— Как же он не знает, если это его дискеты?

— Ну не все ли тебе равно? Ты сразу скажи — можешь или нет?

— Могу.

— Тогда давай.

И вся компания собутыльников направилась к компьютеру.

— Где твоя дискета? Я ее мигом.

Взятую наугад дискету воткнули в дисковод.

— Ну?

— Что «ну»? Вот она, ваша дискета. Смотрите.

— Чего смотреть? Там же одни цифры.

— Где же одни? Вот и слова есть.

— Какие же это слова, если они не по-нашему?

— Ну и что, что не по-нашему? Все равно прочесть можно. Вот, например, это — Мюнхен, Националь кредит банк. Или что-то в этом роде.

Или во! Швейцария...

— Чего?

— Банки какие-то.

— А цифры при чем?

— Цифры, наверное, номера счетов. А напротив — суммы. Вот эти. С нулями.

— Ни хрена себе нулей! Это же сколь рубликов?..

— Дурак. Откуда в швейцарских банках быть нашим «деревяшкам»? Там только доллары хранятся. Или марки. Или франки.

— То есть ты хочешь сказать, что это... Ни хрена себе! Это же сколь деньжищ!

— А дальше-то, дальше-то что? После цифр?

— Фамилии и имена.

— Фамилии?

— Да, список фамилий и имен. Ну вот, к примеру, Абрамов Иван Михайлович, Агарков Петр Петрович...

— А после списка?

— После какие-то непонятные значки. Много значков.

— Значки? Что они означают, эти значки?

— Все, что угодно. Текст, напечатанный в неизвестном редакторе. Или какую-нибудь графическую информацию.

— Какую информацию?

— Ну откуда я знаю какую? Семейную фотографию. Рисунок. Чертеж. Или план какой. Можно попробовать открыть, если надо.

— Не надо. Я все и так понял. Давай сюда дискету, — потребовал хоть и пьяный, но кое-что сообразивший Иван Иванович.

— Да погоди ты, дай хоть из просмотра выйду... Но Иван Иванович ждать не стал. Выдернул дискету чуть не с мясом.

— Другие смотреть будем?

— Другие? Нет у меня других. Есть только водка.

— Какая водка?

— "Столичная". Полная бутылка.

— Ну, тогда пошли на кухню.

Вечером друзья-приятели ушли. Еле ушли. После «Наполеона», армянского коньяка, водки и пива. Но ушли. Ночевать, несмотря на настойчивые приглашения хозяина дома, не остались. Иван Иванович не захотел.

— Нет, мы лучше дома. Потому что дома лучше. А за дискету спасибо.

— А вам за «Наполеон».

— А тебе за армянский.

— А вам...

— Хороший ты парень, Петрович...

— И вы тоже ребята что надо... На том и разошлись.

Предыдущая статья:Глава шестая. — Где дискеты? — Дискет у него не было. — А что было? — По нашим св.. Следующая статья:Глава восьмая. — Ну что? — спросил дежурный санитар районного морга другого санитара ..
page speed (0.0161 sec, direct)