Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | Религия

НЕВЕДОМЫЙ БОГ  Просмотрен 110

 

Тетрадрахма Афин середины 5-го века до Рождества Христова – по праву считается одной из самых популярных и красивых античных монет. Да, впрочем, оно и не удивительно.

Ведь это было время наивысшего культурного расцвета Афин.

Так называемый - «золотой век Перикла»

Именно тогда был создан новый ансамбль Акрополя. Возведен знаменитый до сегодняшнего дня Парфенон. Изваяна великим скульптором Фидием из слоновой кости и золота огромная статуя Зевса, которая считалась одним из семи чудес света.

Это было время Эсхила, Софокла, Еврипида, Аристофана…

Здесь творил «отец истории» Геродот и лечил Гиппократ.

Собирал вокруг целые толпы людей великий Сократ.

И со всего мира съезжались сюда известнейшие ученые, поэты, философы и художники.

Чтобы поучиться уму-разуму, полюбоваться мраморным городом и посетить храмы, которых в нем было более, чем достаточно. Пожалуй, всем, почитаемым в Элладе богам.

Как говорится, «положение обязывает». Под стать всему этому должны были быть и монеты.

Крупные, серебряные (металл поставлялся в мастерские из Лаврионских рудников). С Афиной в коринфском шлеме, которая почиталась древними как богиня мудрости. И совой, которая тоже считалась самой мудрой из всех птиц, на обороте. Они сразу же вызывали невольное уважение у впервые увидевших их гостей.

Есть одна такая монета и в моей коллекции.

Всем хороша – и весом, и стилем.

Но вот досада - портит ее двойной удар, отчего у совы получились двойные лапы, а края неестественно выгнулись и слегка покривилась…

Как это произошло? Почему?...

 

… Свистящий удар плетью обжег плечо только что отчеканившего очередную монету раба.

- Ты куда смотришь? О чем думаешь?! – кричал не него мастер.

Раб взглянул на монету и ахнул.

Лицевая сторона была безупречной.

Но оборотная… очевидно, задумавшись о безнадежно далекой родине и нынешней жалкой судьбе, он неправильно вставил в железные матрицы заготовку - и сова на ней получилась без головы!

- И – эх-х! – исправляясь, раб так хватанул молотом по зажатой в матрицы испорченной заготовке, что у монеты приподнялись края.

Но зато новая сова была уже, как положено – с головой и оливковой веткой над сложенными крыльями. Правда из-под нее предательски выглядывали лапы той, испорченной – прежней.

- Ладно, - снисходительно буркнул, бегло взглянув на нее, мастер. - Так уже лучше. Сойдет! Но если ты еще хоть раз попортишь монету, тогда, клянусь Зевсом, молись всем известным тебе богам, чтобы не попасть отсюда прямо в аид!

- Да я и так молюсь! Как ты и говоришь – всем! – прижал ладонь к могучей груди раб и простонал. - Но… ни один не помогает!

- Тогда помолись тому неведомому Богу, храм Которому, на твое счастье, есть в Афинах.

- А что разве есть такой Бог?

- Не знаю, - будучи сам приезжим метеком, то есть неполноправным жителем Афин, и потому всегда недовольный их жителями, проворчал мастер. – Этим афинянам, видите ли, мало храмов всем известным богам Эллады. Но, полагаю, раз уж есть храм, то значит, должен быть и Бог!

- А где… где он находится? – запинаясь от волнения, спросил раб.

Мастер ответил.

И с этого момента раб ждал - не мог дождаться, когда его хоть на час выпустят из этой душной мастерской, пускай с любым самых тяжелым заданием. И тогда… тогда – пусть потом убивают! - он сделает все, чтобы добраться до этого удивительного храма неведомому Богу. И – помолиться Ему!..

 

Да, как оказалось, не только для себя и далеко не случайно построили афиняне, чувствуя, очевидно, душой, непостижимую пока для их разума, Истину тот храм.

И надо ведь…

Именно об этот самым храме, ровно через пять веков, говорил, хваля их потомков в Ареопаге святой апостол Павел.

И напомнила мне, еще спустя почти две тысячи лет эта монета…

 

Предыдущая статья:СЕРЕБРЯНАЯ СЛЕЗА Следующая статья:ЗАВИСТЬ СОКРАТА
page speed (0.0161 sec, direct)