Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Финансы, Менеджмент

Процесс моего образования продолжается  Просмотрен 54

 

Понимая, что крах моего папы был вызван отсутствием навыков в области общения и установления контактов с людьми, я решил найти для себя работу в сфере торговли и стал искать место торгового агента в компаниях вроде IBM и «Xerox». Я пошел туда не ради зарплаты, а чтобы научиться продавать. Богатый папа сказал мне, что если я хочу быть предпринимателем, то лучше всего сначала заняться моей «домашней работой» в области общения, как это обозначено в Треугольнике Б-И.

 

Побывав на двух собеседованиях, я понял, что ком­пания IBM мне не подходит, и я уверен: они тоже зна­ли, что я не подойду им в качестве наемного работни­ка. Зато после пяти собеседований в компании «Xerox» я по четырем позициям попал в список кандидатов на роль торгового агента. На последнее собеседование мы пришли непосредственно к директору филиала этой компании в Гонолулу. В тот день шесть из десяти кан­дидатов на работу, которые уже прошли отборочный тур, сидели перед дверью его офиса, совсем как в сце­не из знаменитого телевизионного шоу Дональда Трам­па «Новинки». Другие четыре кандидата уже побывали на собеседовании.

В то время когда я проходил собеседование, я все еще служил в корпусе морской пехоты и был одет в военную форму. Сидя у двери офиса директора филиа­ла, я с беспокойством посматривал на других соискате­лей — моих конкурентов. Все они были значительно моложе меня, только что из колледжа, очень приятные на вид парни и девушки, одетые с иголочки; у них был такой вид, как будто они уже занимали важные посты в корпорации.

Война во Вьетнаме еще не закончилась и была очень непопулярна в широких кругах населения, а это означа­ло, что в тех же кругах плохо относились к людям в военной форме. Так что ходить в форме за пределами военной базы по центральным улицам Гонолулу было не самым приятным занятием. Слава Богу, что меня при этом ни разу не оплевали, — но несколько раз дело уже шло к тому. Так что я действительно чувствовал себя не в своей тарелке, когда сидел под дверью офиса рядом с этими
молодыми людьми в деловых костюмах. Я был одет в форму офицера морской пехоты, которая состоя­ла из защитного цвета рубашки с коротким рукавом, со всякими погонами и нашивками, и зеленых брюк, плюс стрижка ежиком.

Наконец, секретарша сообщила мне, что босс готов меня принять. Я зашел в офис и сел на стул у его стола. Пожав мне руку, он не стал тратить времени даром и сразу же перешел к делу.

— Я просмотрел ваши данные. Мои помощники, которые проводили собеседования, дают вам очень лест­ную характеристику. Они считают, что вы могли бы стать ценным приобретением для команды наших торговых агентов.

Слушая эти слова, я затаил дыхание и ждал, что еще хорошего или плохого он скажет. Я отметил, что, хотя он и хвалил меня, но при этом смотрел как-то неприязнен­но. Его глаза постоянно возвращались к папке с моими документами, которая лежала перед ним на столе.

Наконец он посмотрел на меня и сказал:

— Мне неприятно вам это говорить, но я вынужден вам отказать.

— После этого он встал, пожал мне руку и добавил:

— Благодарю за то, что предложили нам свою канди­датуру.

Когда я поднимался со стула, чтобы пожать ему руку, внутри у меня все кипело. Я хотел знать: почему? Поче­му меня отвергли? Решив про себя, что терять мне все равно нечего, я все-таки осмелился задать вопрос:

— Сэр, при всем моем уважении к вам, не будете ли вы так любезны объяснить, почему вы мне отказываете?
Ведь вы даже не сочли нужным поговорить со мной. Можете вы сказать мне хотя бы причину, почему я вам не подхожу?

— Просто сейчас у нас нет мест, — сказал директор филиала. — На данный момент у нас имеется десяток прямо-таки великолепных кандидатур и только четыре вакансии. Конечно же, мне хотелось бы, чтобы у нас было больше вакансий, но сейчас это невозможно. По­чему бы вам не подождать год, а потом снова обратиться в нашу компанию? Может быть, через год ваши шансы возрастут. А теперь извините, но я должен уделить время беседе с другими кандидатами.

Глядя прямо ему в глаза, я сказал:

— Просто назовите мне причину. Скажите, на каком основании вы, не задав ни одного вопроса, решаете, кто из нас лучше, а кто хуже. Кроме того, мне кажется, что это невежливо. Вы заставили меня прийти сюда, ждать под дверью, а теперь отправляете, не желая, хотя бы просто из любезности, задать один-единственный во­прос. Просто ответьте мне, на каком основании вы, ни о чем не спросив, принимаете это решение. Это все, что мне хотелось бы знать.

— Хорошо, если вы так хотите знать, я вам скажу. Вы единственный из претендентов, не имеющий высшего образования в области бизнеса. Ведь у вас есть только диплом об окончании колледжа.

С этими словами директор филиала направился к двери, чтобы открыть ее для меня, всем своим видом показывая, что мне пора уходить.

— Подождите еще минутку, — сказал я. — После того как я получил диплом бакалавра в Академии
торгового флота, я провел следующие пять лет в рядах морской пехоты, сражаясь на войне, на которой другие не хотели сражаться. Я не обязан был идти на войну, потому что получил образование для того, чтобы работать на кораб­лях. Я уже имел место в компании «Standard Oil», что освобождало меня от призыва, однако, несмотря на это, я пошел в армию добровольцем. А теперь вы говорите мне, что не можете взять меня на работу лишь потому, что я не провел дополнительно еще несколько лет в кол­ледже, чтобы получить степень магистра? Но все это время у меня было кое-какое другое занятие. Шла вой­на — и кто-то должен был воевать.

А вы говорите, что предпочитаете брать на работу дезертиров, которые, уви­ливая от призыва, все это время просидели за школьной скамьей?

— Это не имеет никакого отношения к теме нашего разговора. Здесь не место рассуждать о войне и о том, у кого какие политические убеждения, — сказал дирек­тор, который был примерно такого же возраста, что и я. — Да, я предпочитаю нанимать людей, которые оста­лись сидеть за партой. Рынок рабочей силы сейчас ис­пытывает трудности. Предложение превышает спрос. К нам обращается очень много людей с высокой квали­фикацией, так что мы можем позволить себе выбирать. В данный момент мы берем на работу только людей со степенью магистра в области бизнеса. Это наш принцип. Получите степень и приходите снова — тогда, может быть, мы опять обсудим этот вопрос.

— Почему же вы не сказали мне об это раньше? — спросил я. — Зачем заставили проходить всю эту проце­дуру? Только для того, чтобы потом отказать?


— В некоторых случаях мы делаем исключения, — сказал директор. — Бывают люди с прекрасными спо­собностями. Так что, хотя у вас и нет степени магистра, но наши сотрудники, которые занимались предваритель­ным отбором, решили, что у вас, возможно, имеются другие положительные качества, которые необходимы для работы. Но, хотя они и нашли в вас эти качества, мы все же считаем, что каких-то исключительных способностей у вас нет.

В этот момент я решил, что должен стать этим чело­веком с исключительными способностями, — или, по крайней мере, таким, кто сразу бросался бы в глаза. Ди­ректор филиала, продолжая держать дверь открытой, еще раз с кислой улыбкой протянул мне руку для вялого по­жатия. Не ответив на этот жест, я во весь голос рявкнул:

— Тогда скажите мне еще одну вещь. Каким образом степень магистра помогает человеку работать торговым агентом?

Через открытую дверь я видел, как при этих словах все другие, сидящие там кандидаты, — все, как один со степенью магистра, — вздрогнули и уставились на нас.

— Она о многом говорит. Степень магистра свиде­тельствует о напористости этого человека и высоком уровне интеллекта.

— Нет, вы скажите, как она помогает в работе торго­вого агента? — не отступал я.

— Хорошо, — сказал менеджер. — А что заставляет вас самого, мистер морской пехотинец, думать, что вы сможете хорошо выполнять эту работу? Что заставляет вас считать, что вы лучше подготовлены к этому делу, чем другие претенденты?

 

 

— Я считаю, что потратил пять лет на то, чтобы по­лучить образование самого разного сорта — такое обра­зование, какое не получишь в колледже. Пока эти «дет­ки» зубрили свои экзаменационные билеты, я летал на вертолете над вьетконговскими пулеметными гнездами.

Я научился командовать людьми, вести их в бой, слу­жить примером для своих солдат, определять их лучшие качества и действовать, даже когда всех нас охватывал страх. В классных комнатах на учеников оказывают дав­ление, чтобы они начали думать о том или другом пред­мете, а мы учились думать под сильнейшим давлением в настоящем бою. И даже более того, я научился думать прежде всего о своей задаче, а потом уже о себе; сначала о своих людях, а потом о собственной безопасности. А эти «ребятки» из колледжа вряд ли могли научиться чему-то большему, чем целовать задницу своим учите­лям, чтобы те поставили им высокий бал.

К моему удивлению, директор филиала молча выслу­шал мою тираду. По-видимому, она произвела на него сильное впечатление. Почувствовав это, я решил идти до конца.

— Даже если у меня нет диплома магистра, у меня есть выдержка, храбрость и способность принимать от­ветственные решения в экстремальной обстановке. Я знаю, что это так, потому что эти качества прошли проверку не на экзамене в классе, а на поле битвы. Я знаю, что ваша компания должна разбить IBM, точно так же, как нам на войне ставили задачу побеждать вьетконговцев. В течение года я вылетал на боевом вертолете громить вьетконговцев, а Вьетконг — гораздо более су­ровый и неподатливый конкурент, чем любые
коммивояжеры компании IBM. За пять лет я научился побеждать врага. И именно поэтому я считаю, что не бумажка о степени магистра, а подготовка, полученная в корпусе морской пехоты, нужна для того, чтобы победить конку­рентов из IBM. Наверно, вы думаете, что если какой-то слюнтяй получил диплом магистра в области бизнеса, то он уже готов выйти на улицу и сражаться с коммивояже­рами IBM, и поэтому готовы нанять его в первую оче­редь? Лично я очень в этом сомневаюсь. Но зато я не сомневаюсь в себе. Если я смог громить вьетконговцев, то смогу разгромить и людей из IBM, даже если у них есть степень магистра, а у меня нет.

В офисе, в приемной, в коридорах — повсюду стояла абсолютная тишина. Бросив взгляд на ряд счастливчи­ков-кандидатов, обладателей степени магистра в обла­сти бизнеса, я видел, как они поникли, опустив глаза на свои заботливо поставленные рядом или уложенные на коленях папочки и портфельчики. Они слышали все и, конечно же, были слегка шокированы.

Повернувшись к директору филиала, я схватил его за руку, крепко пожал и поблагодарил за беседу. Мне каза­лось, что на этот раз мне удалось неплохо сыграть свою роль.

Улыбнувшись напоследок, я сказал:

— Прощайте. Пожалуй, мне следует поискать работу у ваших конкурентов!

— Подождите минутку! — со всей возможной мягко­стью в голосе сказал директор филиала. — Пожалуйста, зайдите в офис. Я ведь имею право сделать исключение из существующих в нашей компании правил относитель­но найма сотрудников.


Предыдущая статья:Хорошие оценки ставит реальная жизнь Следующая статья:Четыре года унижений
page speed (0.0151 sec, direct)