Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Политика

Глава 4. Европа под «дамокловым мечом» финансового интернационала  Просмотрен 96

 

4.1. Европу ждет судьба «Вороньей слободки»

 

5 сентября 2013 г. в Петербурге состоялся саммит «двадцатки» (G20), который в очередной раз обсуждал пути и способы предотвращения мирового финансового кризиса, повышения устойчивости мировой экономики. Судя по всему, некоторые ключевые вопросы оказались на периферии внимания участников. В том числе и вопросы, связанные с обращением таких финансовых инструментов, как кредитные дефолтные свопы (НДС). А они невидимо влияют на все стороны жизни современного мира — экономику, финансы, политику.

 

КДС: страховка или инструмент азартных игр?

 

Кредитный дефолтный своп — один из видов производных финансовых инструментов (ПФИ), запущенный в обращение банками Уолл-стрит примерно два десятилетия назад. Известный американский миллиардер Уоррен Баффет метко назвал ПФИ «финансовым оружием массового уничтожения». КДС исключением не являются. Как всегда, были провозглашены самые благородные цели, ради которых КДС выводились на рынок. Было объявлено, что КДС — своего рода страховой полис для покрытия рисков, связанных с возможными дефолтами самых разных участников рынка. То есть КДС призваны были страховать кредиторов и инвесторов от дефолтов компаний, банков и даже целых государств. Как это бывает всегда в мире финансов, аппетит приходит во время еды. Сначала банки продавали страховки КДС лишь тем, кто непосредственно рисковал своими деньгами — кредиторам и инвесторам. Затем игрушки под названием КДС стали продавать направо и налево всем желающим. Даже тем, кто не имел никакого отношения к кредитным или инвестиционным сделкам с компаниями, банками и странами, которые могли стать объектом страхуемого дефолта. Иначе говоря, КДС стали игрушкой в руках азартных игроков, которые заключали соглашение, похожее на пари. Одни ставили на дефолт, другие, наоборот, на то, что дефолта не будет. Таких игрушек банкиры в прошлом десятилетии «наклепали» на суммы, которые измеряются многими триллионами долларов (суммы страхового покрытия). А покупатели КДС затратили на их приобретение десятки (по другим данным — сотни) миллиардов долларов. По оценкам, стоимость рынка дефолтных свопов по долгам государств и частного сектора (общая сумма, на которую заключены страховые контракты), составила в 2010 году в США 15,5 триллиона долларов, что превысило ВВП этой страны (14,2 триллиона долларов). Стоимость мирового рынка свопов оценивалась в 60 триллионов долларов, что превышало ВВП всех стран мира (в то время -55,5 триллиона долларов). Рынок свопов до сих пор не контролируется ни государством, ни биржами.

Но ведь игра в КДС — это даже не азартный спор типа: будет на следующий год засуха или нет? Или даже круче: упадет завтра на нашу голову метеорит или нет? Или придут завтра на Землю гуманоиды или нет? В мире есть чудаки, которые заключают и такие пари. Это их личное дело. Каждый сходит с ума по-своему. А вот игра в КДС — гораздо менее безобидная. На погоду или движение метеоритов никто из простых смертных влиять не может. А если кто-то утверждает, что может, то он — либо сумасшедший, либо обычный шарлатан. А вот в случае азартных игр с КДС дело обстоит намного серьезнее.

 

Это таинственное слово «дефолт»

 

Но для этого нам разобраться с иностранным словечком «дефолт», которое вошло в обиход жителей нашей страны после августа 1998 года, когда наше правительство объявило об этом самом «дефолте». Словечко означает, что экономический субъект объявляет о своей неспособности или своем нежелании погашать свои обязательства. Самые разные обязательства: по банковским кредитам, облигационным займам, иным сделкам. Чаще всего в денежной форме. Субъектами дефолта могут выступать фирмы, банки, государства. Применительно к фирмам и банкам близкое по смыслу слово — «банкротство». Все чаще сегодня говорят о суверенных дефолтах — прекращении выполнения государствами обязательств по суверенным долгам. Впрочем, суверенные дефолты стары как мир.

Далеко за примерами ходить не надо: в 1917 году большевики, захватив власть в России, отказались платить по внешним долгам царского правительства. Это был классический суверенный дефолт.

Разговор о том, хорошо или плохо для страны объявлять о своем суверенном дефолте, мы выносим за рамки данной статьи. Все зависит от конкретной исторической ситуации, находящейся у руля страны власти, международной ситуации и т. п. Например, для России в 1917 году это был единственный способ спасения. На международной конференции в Генуе в 1922 году наша делегация еще раз подтвердила, что не будет выплачивать долги, которые возникли по кредитам предыдущей власти. Без такого дефолта не было бы пятилеток, не было бы победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. А вот Аргентина в декабре 2001 года также объявила о дефолте, имея суверенный долг в размере примерно 60 % ВВП. Через несколько месяцев эта страна была окончательно загнана в угол западными странами, национальная экономика оказалась окончательно парализованной, Аргентина пошла на новые кабальные соглашения, суверенный долг подскочил до 120 % ВВП.

Так называемые «макроэкономические» толкования причин и последствий суверенных дефолтов в сегодняшних условиях мало что объясняют. «Макроэкономика» чаще всего оказывается вторичной по отношению к интересам мировых финансовых и политических спекулянтов. Суверенные дефолты могут диктоваться не только соображениями внутреннего порядка, но также навязываться стране извне. Почему? — Да хотя бы потому, что между западными кредиторами идет постоянная грызня за контроль над той или иной страной. После объявления дефолта на место одних кредиторов могут приходить другие, еще более алчные. Прямо по Евангелию, где говорится, что на место одного беса, обитающего в человеке, заступают «семь других духов», еще более злых; «… и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф.12: 43–45).

 

КДС: финансовые олигархии строятся в две команды

 

Вернемся к нашим финансовым инструментам КДС. Они стали инструментом, который не только и не столько страхует риски, сколько инструментом злых бесов — спекулянтов, которые начинают определять судьбы банков, компаний и целых стран. По мнению многих экспертов, именно коллапс на рынке производных финансовых инструментов стал причиной мирового финансового кризиса. Хотя доля КДС на рынке всех деривативов была не более 5 %, роль этого инструмента в подготовке кризиса 2008 года оказалась чрезвычайно велика. «Данный рынок [КДС] совсем не регулируется, а держатели контрактов находятся в абсолютном неведении о том, насколько защищены их контрагенты. Это дамоклов меч, который готов упасть, как только начнутся банкротства», — писал в апреле 2008 г. Джордж Сорос.

Если смотреть на мир финансов через призму КДС, то главные участники мировых финансовых рынков (банки, хедж-фонды, страховые компании и т. п.) оказались поделенными на две группы: одни отвечают по обязательствам КДС (т. е. являются страховщиками); другие имеют потенциальное право требовать «сатисфакции» по КДС (т. е. являются страхуемыми). Очевидно, что первые заинтересованы в том, чтобы «страхового события», т. е. дефолта не наступило. Вторые в таком дефолте заинтересованы. Особенно, если это чистые спекулянты, которые на самом деле никаких рисков по дефолту не несут, а заключили обычное пари. В реальной жизни все несколько сложнее, поскольку каждый крупный банк Уолл-стрит и Лондонского Сити может быть одновременно покупателем одних КДС и покупателем других КДС. То есть банк может играть в разных командах. Только с учетом этой азартной игры, которая не афишируется мировыми СМИ, можно понять, что сегодня происходит в разных точках земного шара. Особенно в Европе, которая с 2007 года вошла в финансовый кризис, а с 2010 года переживает бесконечный долговой кризис.

Главное же: у каждой команды есть средства и «инструменты», с помощью которых они стремятся к победе. В самом общем виде средства это: деньги, власть, связи, средства массовой информации.

Конкретных же «инструментов» десятки и сотни. Приведем лишь один пример — такого конкретного «инструмента» — рейтинговые агентства. Независимо от объективного состояния национальной экономики такие агентства при получении «заказа» от «игроков» могут поднять рейтинг государства до максимальных значений или, наоборот, опустить до «плинтуса». Иначе говоря, могут «воскресить» мертвеца или «убить» здорового.

 

Греческий суверенный долг: не дефолт, а «реструктуризация»

 

Взять, к примеру, Грецию — главного «героя» европейского долгового кризиса. Сегодня ее суверенный долг составляет почти 170 % ВВП. Это намного больше, чем в 2010 году, когда Греция стала испытывать трудности с обслуживанием своего долга и даже готова была объявить суверенный дефолт. Ей стало помогать все международное сообщество. «Великолепная тройка» в лице Еврокомиссии, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда предоставили маленькой европейской стране в общей сложности кредитов и займов на 250 млрд. евро. Но и это не все. В марте прошлого года была проведена реструктуризация долга по греческим облигациям. Было списано основного долга на 109 млрд. евро. Плюс к этому были пересмотрены процентные платежи, что сократило совокупные обязательства Греции еще на 30–40 млрд. евро. Однако все эти меры не помогают. В абсолютном и относительном выражении суверенный долг Греции продолжает расти. Шутники назвали Грецию «чемоданом без ручки»: «и нести тяжело, и бросить жалко». Греция не раз была готова объявить о своем дефолте, но ее все время спасала «великолепная тройка». Трогательная забота международных чиновников о маленькой стране! Некоторые, правда, пытаются объяснить такое иррациональное поведение Брюсселя, Франкфурта и Вашингтона тем, что, мол, в случае дефолта Греции может произойти развал Европейского союза. Но удивительно: за то, чтобы провести «чистку» своих рядов, выступают и многие чиновники в Брюсселе. А если внимательно просмотреть все выступления Ангелы Меркель, канцлера Германии, «локомотива» ЕС, то она также не раз в сердцах заявляла, что не стоит стремиться к спасению Греции любой ценой. Однако на деле и Германия, и все руководители Европейского Союза уже более трех лет проводят в отношении Греции непоследовательную политику, которую можно назвать «казнить нельзя миловать».

Кстати, чиновники ЕС, ЕЦБ, МВФ тщательно избегают называть прошлогоднюю «реструктуризацию» долга Греции «дефолтом». В крайнем случае, они указанное «обрезание» греческого долга именуют «частичным дефолтом», или «управляемым дефолтом». «Обрезание» для держателей греческих бумаг было добровольнопринудительным, крайне болезненным. Они потеряли 53 % основной суммы долга, а с учетом пересмотренных процентов — около 75 % всех своих требований к Греции. В прошлом году велся активный спор: считать мартовское «обрезание» «дефолтом» или не считать? На выручку пришла Международная ассоциация профессиональных участников рынка свопов и деривативов (ISDA), члены которой на совещании 1 марта 2012 г. единогласно решили, что текущая ситуация (кредитная несостоятельность Греции, на основании которой построена программа помощи) не является дефолтом. Фактически ISDA «намекнула» всем покупателям свопов, что никаких выплат в связи с наступлением страхового случая не будет. Остается лишь добавить, что большинство членов указанной ассоциации — банки, которые и занимались продажей КДС. Среди них, например, банк Голдман Сакс, который продал страховок от дефолтов проблемных стран Еврозоны (Греции, Испании, Италии, Португалии, Ирландии) на сумму более 140 млрд. долл. В этом списке также «Джи-Пи Морган Чейз», «Морган Стэнли», «Бэрклайз» и другие банки Уолл-стрит и Лондонского Сити.

В ситуации, которая сложилась в начале марта 2012 года, все держатели свопов кинулись продавать их на рынке. Тем же страховщикам. Это позволило покупателям НДС по греческому долгу «отбить» уплаченную премию, а страховщикам — сократить размер грозящих выплат. После чего ISDA все-таки решила не ставить крест на «греческих» КДС, и уже 9 марта было принято решение о том, что «страховое» событие все же имеет место быть.

Но все это было сделано по-тихому. После такого хитрого хода банки-страховщики немного расслабились. Но полного расслабления достичь не удается: проданные ранее КДС по суверенным долгам других европейских стран никуда не испарились, а эти самые суверенные долги продолжают расти. Держатели КДС — также уважаемые и влиятельные институты и банкиры. Теоретически они могут договориться с тем или иным государством о том, чтобы организовать к «взаимному удовольствию» полноценный дефолт.

 

Финансовый интернационал знает, когда надо стричь европейских «баранов»

 

Недавно мы наблюдали спектакль, сценаристами которого были чиновники из Брюсселя, Франкфурта и Вашингтона. Речь идет о экзотическом и оффшорном острове — Кипре. У всех свежи в памяти события, связанные с «конфискацией» депозитов кипрских банков. Иностранные вкладчики кипрских банков (среди которых преобладали вкладчики из России) были «кинуты» на 100 %. На языке чиновников из «великолепной тройки» конфискация депозитов означает «управляемый дефолт». В Греции также был «управляемый дефолт», но в марте 2012 г. «стригли» держателей облигаций, коими являлись несколько сот (максимум тысяч) банков, инвестиционных и пенсионных фондов, страховых компаний. А в марте 2013 года «стригли» уже десятки тысяч физических лиц. В случае с Грецией там хотя бы формально провели предварительные консультации с держателями бумаг (хотя все равно «стрижка» носила «добровольно-принудительный» характер). В случае с Кипром держателей депозитных счетов просто поставили перед фактом. В Греции имел место «управляемый суверенный дефолт», а на Кипре — «управляемый банковский дефолт». И в том, и в другом случае делалось все возможное для того, чтобы не допустить преждевременного полномасштабного суверенного дефолта. Акцентирую внимание на слове «преждевременного».

Для продолжения разговора о суверенных дефолтах приведу цитату из статьи Бориса Кагарлицкого «Кипр: точка невозврата» [118]. Вот что пишет этот автор: «Неплатежеспособность банковских систем и правительств Южной Европы уже очевидна, и признание банкротства является единственным способом перезапустить экономический механизм. Разумеется, это автоматически приведет либо к распаду еврозоны и возвращению ряда стран к национальным валютам, либо к созданию на месте единой денежной системы в рамках Евросоюза нескольких параллельно существующих региональных валют. Ничего страшного в этом нет, подобное в экономической истории происходило неоднократно и негативные последствия таких решений не шли ни в какое сравнение с потрясениями, потерями и катастрофами, на которые обрекают свои страны политики в процессе борьбы за «спасение от дефолта»… Все диспропорции и противоречия, разрушающие систему, сохраняются и воспроизводятся, а угроза краха возвращается снова и снова на каждом новом витке кризиса, который преодолеть не удается именно потому, что не принимают мер для радикального разрешения противоречий».

Я полностью согласен с мыслью Б. Кагарлицкого, что от суверенных дефолтов, причем не каких-то там «частичных», «управляемых», а полноценных, классических, Европе никуда не уйти. И дело даже не в том, что со временем верх может взять команда тех банкиров, которые в свое время купли КДС и хотят получить «сатисфакцию». У верхушки мировой финансовой олигархии, или Финансового интернационала (они же хозяева печатного станка ФРС США), имеется общий стратегический план в отношении Европы. Фининтерн, с нашей точки зрения, стремится поглубже загнать Европу в «долговой угол». Идет игра на «надувание» суверенных долгов. Как опытные скотоводы олигархи мирового калибра следят за стадом, состоящим из 28 «баранов» (количество стран, входящих в Европейский Союз) и ждут, когда лучше всего начинать стрижку этих животных. Впрочем, не исключено, что стрижкой «баранов» дело не обойдется, может быть, некоторые из них будут отправлены на убой. Несмотря на то, что в Брюсселе принимаются глубокомысленные решения и произносятся торжественные клятвы о необходимости снижения суверенного долга, этот долг продолжает неуклонно расти почти во всех странах-членах. Ядро Европейского Союза составляют страны еврозоны — 17 государств. Посмотрим динамику совокупного суверенного долга стран еврозоны (в % к ВВП): 2007 г. — 66, 2011 г. — 88, 2012 г. -93. В 2013 году, по оценкам Еврокомиссии, он превысит 95 %. Финансовый интернационал поднаторел на строительстве долговых пирамид и знает, когда и как их обрушивать.

Наибольший эффект будет достигнут тогда, когда долговые пирамиды во всех странах Европейского союза будут обрушены одновременно. Хотя все начнется с какой-то заранее выбранной страны. А дальше процесс пойдет самостоятельно: Европа сложится как карточный домик за одну неделю. Скажем, если бы в Греции сегодня возник неконтролируемый суверенный дефолт, то возникшие убытки по всей Европе, по оценкам экспертов, составили бы около 1 триллиона евро (данные подготовленного в конце 2011 года конфиденциального доклада Института международных финансов — Institute of International Finance). Этого достаточно для того, чтобы сразу уложить половину Европы. Никакой самодеятельности европейских стран в вопросах управления суверенными долгами Фининтерн не допустит. Им строго пресекаются самостийные попытки самых безнадежных должников выйти из игры, объявив раньше времени дефолт по суверенным долгам. Держатели бумаг КДС прекрасно понимают общий план игры против Европы. Они терпеливо ждут всеобщего европейского дефолта и вожделенно предвкушают щедрые выплаты по своим бумагам.

Я согласен с тем, что для стран-должников такие дефолты (если они организуются национально-ориентированными правительствами, а не привносятся извне) приносят стране облегчение и даже спасение. Но риск провоцирования дефолтов извне для европейских стран высок. Банки и компании, которые имеют на своих руках инструменты КДС, наверняка будут поддерживать те общественные и политические силы в странах Европы, которые настаивают на скорейшем объявлении суверенных дефолтов. Аппетит, как известно, приходит во время еды. Банкиры, почувствовавшие запах крови, наверняка захотят банкротить не только тех, кто реально неплатежеспособен, но и тех, у кого финансовое состояние вполне удовлетворительно. Банки превратятся в экономических убийц, но свои убийства они будут прикрывать «правильными» словами. Любопытно, что опытный финансовый спекулянт Джордж Сорос еще в прошлом десятилетии предупреждал, что КДС — откровенная «лицензия на убийство». Банкиров, конечно, волнуют свои шкурные интересы, а отнюдь не экономическое и политическое возрождение Европы. Но при необходимости они готовы организовать и направить в нужное русло стихийные национальные движения под флагом борьбы против засилья всяких международных «эксплуататоров» и «финансовых олигархов».

 

Европа скоро сгорит как «Воронья слободка»

 

Таков циничный мир финансов, где банкиры и всякие иные спекулянты ставят на кон национальные интересы государств. Я не удивлюсь, если потерявшие человеческий облик финансовые олигархи придумают какие-нибудь «свопы», которые будут страховать их держателей от революций, народных волнений и восстаний. Тогда закулисный мир финансов четко разделится на два лагеря: банкиров-«революционеров» и банкиров-«контрреволюционеров». Дж. Оруэлл и О. Хаксли с их мрачными фантазиями и утопиями здесь просто отдыхают.

Но хватит о мрачном. Уж, коль мы вспомнили литературу, мне почему-то на память пришел роман Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев». Все мы помним печальную судьбу «Вороньей слободки», в которой сначала один ее обитатель (камергер Митрич) застраховал жилое помещение от огня, а за ним тут же последовали все остальные обитатели. Слободка была обречена, пожар стал неизбежен. Читаем: «Все было ясно. Дом был обречен. Он не мог не сгореть. И действительно, в двенадцать часов ночи он запылал, подожженный сразу с шести концов… — Сорок лет стоял дом, — степенно разъяснял Митрич, расхаживая в толпе, — при всех властях стоял, хороший был дом. А при советской сгорел. Такой печальный факт, граждане».

После того, как разные производные финансовые инструменты (КДС — лишь одна из многих разновидностей), придуманные хитроумными банкирами и финансистами, заполонили финансовые рынки, мир стал походить на громадную «Воронью слободку». Сколько веков стояла Европа, при всех властях стояла, хорошее было место. А вот пришли банкиры с их «финансовыми инструментами». И превратилась Европа в обреченную «Воронью слободку». И пожар (пардон — дефолт) стал объективной неизбежностью. Как мы помним, дом «Воронья слободка» запылал сразу с шести концов. Интересно, а с каких концов запалят Европу?

 

Предыдущая статья:Наркотики и золото Следующая статья:РЕВОЛЮЦИЯ» ПОД ДИКТОВКУ МИРОВЫХ БАНКИРОВ. «ИСЛАНДСКАЯ САГА» В НОВОМ ПРОЧТЕНИИ
page speed (0.0126 sec, direct)