Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Восход Орды, Глава 16, Теневой Совет. Даже сейчас, спустя столько лет, мы так мало знаем..  Просмотрен 68

  1. Восход Орды, Глава 10, Я никогда так не гордился моим отцом, пока Дректар не рассказал мне..
  2. Восход Орды, Глава 11, Нерзул... Гулдан. Два из темнейших имен, омрачающих историю моего н..
  3. Восход Орды, Глава 12, Все мы слабы, в одном или в другом. И то не зависит от рода. Иногда..
  4. Восход Орды, Глава 13, Почему мы не заметили этого? Как легко переложить вину на харизмати..
  5. Восход Орды, Глава 14, Рассказывая мне обо всем этом, Дректар плачет; слезы капают из глаз..
  6. Восход Орды, Глава 15, Дректар рассказывал ломаным голосом, как рушилась слава, разрушалас..
  7. Восход Орды, Глава 17, Дом. Какой бы ты расы ни был, это слово, его смысл, наполнит твое..
  8. Восход Орды, Глава 18, Я представитель второй волны шаманов, ровно как и лидер второго, и,..
  9. Восход Орды, Глава 19, Я горжусь своим наследием. Я горжусь тем, что могу назвать Дуротана..
  10. Восход Орды, Глава 20, Я расспрашивал многих очевидцев падения города Шаттрат. Когда я про..
  11. Восход Орды, Глава 21, C этого момента мы потеряли все. Мы отвернулись от баланса и гарм..
  12. Восход Орды, Глава 22, Может ли нечто быть одновременно благословением и проклятием? Избав..

 

Теневой Совет.

Даже сейчас, спустя столько лет, мы так мало знаем о том, кем они были и чем они занимались. Гул'дан унес много, много тайн в свою могилу. Пускай он гниет там в муках. Мне никогда не понять, как можно быть настолько продажным, чтобы обрести на гибель своих потомков ради мимолетной власти лишь для себя одного; но таких орков оказалось много - их число даже не подлежит определению - что вне возможностей моего сознания.

И все же эти орки не имели никакого значения в нашей истории, чего нельзя сказать о демонах, держащих их крепкой хваткой. Но я радуюсь их боли; за то, что они сотворили с другими, подчиняющимся, поскольку доверяли им, я осуждаю их каждой частицей своего тела.

 

* * *

"Это было превосходной проверкой", одобряюще воскликнул Кил'джеден, улыбаясь своим слугам. Гул'дан склонился, его глаза блестели от похвалы своего господина. Нер'зул согнулся в три погибели, его глаза уставились на пол. Но даже так, он продолжал внимательно слушать.

"Признаюсь, я был удивлен, что Дуротан смог выполнить наш приказ", признался Гул'дан. "Я ожидал, что он будет сопротивляться, или, по крайней мере, наденет кандалы на себя и своих орков, чтобы они не могли выступить. Но город теперь наш и лежит в руинах, мой лорд. Все дренеи, которые когда-то там жили, сгинули, причем большинство из них - к своим предкам".

"Большинство - этого мало, Гул'дан. Ты сам знаешь".

Гул'дан слегка вздрогнул от критики. Он не впервой подумал о связи между Кил'джеденом и дренеи, почему Прекраснейший столь презирал их? "Это была наша первая попытка настоящего сражения с ними, а не нападение на мелкие охотничьи отряды, о Великий", заметил колдун, слегка удивленный своей смелости. Кил'джеден задрал кверху свою рогатую красную голову, задумавшись, и потом согласно кивнул.

"Верно. У нас есть еще время".

Прошло несколько дней после падения Телмора. Гул'дан, впечатленный работой Дуротана, хотел отдать город клану Снежных Волков в качестве награды, но Дуротан отклонил этот дар. Снежные Волки, как заявил он, продолжат жить в своих родовых землях.

Чернокаменные в отличие от Волков не оказалась настолько глупы. Чернорукий и его семья теперь спали в кроватях, где когда-то ночевал магистр города. Сначала орки даже не знали, что делать с вещами дренеи, но вскоре они стали заимствовать образ жизни их жертв. Они стали сидеть на стульях, есть за столом, они изучили оружие дренеи и обучились им пользоваться, они переделали броню дренеи для более широких оркских параметров. Некоторые женщины и многие мужчины клана Чернокамня стаи носить платяные одежды дренеи вместе с традиционными оркскими туниками, робами и бриджами.

Гул'дан знал, что многие изумлялись, почему он или Нер'зул не захотели жить в этом городе. Это было соблазнительное предложение, но его мастер дал четкие инструкции по этому поводу. Комфорт, конечно, это хорошо, но власть куда более сладще, к тому же меньше всего Гул'дану нужна была публичность, пускай его жизнь остается скрытой от чужих глаз. Кил'джеден не подведет Гул'дана, пока тот хорошо выполняет приказы своего мастера. Но все же несколько вещей было выслано ему, чтобы обставить его новый дом - огромный, круглый стол из дерева, покрытый мягко светящимися раковинами и камнями, а также несколько красивых стульев.

Гул'дан обошел огромный стол, проводя по его гладкой поверхности рукой, и улыбнулся сам себе. Осталось только позвать тех, кто, как считал Гул'дан, согласится с его мнением. Некоторые имена уже были очевидны для него. Других он приберегал на будущее. У него уже был составлен список имен, достаточно большой, чтоб состав был всесторонним, достаточно короткий, чтоб состав был... управляемым.

Скоро, еще скорее, чем он даже мог надеяться, появится Теневой Совет. В то время как Гул'дан будет открыто вести расу орков, давая им силы для победы над "врагами", которыми стали дренеи, горстка орков, почти столь же жадных и падких на власть, как он сам, будут тянуть за веревочки из тени.

Это не ради расы орков.

Это никогда не было ради расы орков.

Это было ради власти - чтобы получить ее, овладеть ей и удержать ее.

Нер'зул никогда не поймет этого. Он любил власть, но не желал ее так, как хочется сочного куска мяса натощак. А именно это и нужно было Кил'джедену.

Обман, ложь, манипуляция - даже Чернорукий, считавший себя посвященным во все планы Гул'дана, не мог охватить всю необъятность амбиций Гул'дана. Они были столь же огромны, как желание Кил'джедена уничтожить дренеи. Они было столь же бескрайни как небеса, столь глубоки как океан, и столь ненасытны как голод.

Гул'дан с презрением посмотрел на Нер'Зула, как старший орк, когда-то бывший его наставником, сидел, прижавшись к углу. Его взгляд обернулся к сверкающим глазам Кил'джедена, и могучее существо кивнуло ему.

"Вызывай их", сказал Кил'джеден. Он расплылся в улыбке, обнажая острые белые зубы. "Они придут на твой зов. И они будут танцевать под твой дудку. А я посмотрю на это".

 

* * *

 

Союзники.

Они нуждались в союзниках.

Гул'дан не мог понять, как Кил'джеден не мог предвидеть этого. Орки были могучи, да, особенно когда ими управляли и контролировали. Многие месяцы, более чем год, которые длилась эта война, только сделали их еще сильнее. Их лучшие умы трудились над исследованием технологии дренеи. Началась постройка центральной крепости, которую Гул'дан назвал Цитаделью, где могла расквартироваться, тренироваться и вооружаться постоянная армия. Орки никогда прежде не создавали ничего подобного, и Гул'дан был горд собой за то, что это он предложил эту идею. Были воины, был шаманы - теперь, конечно, это были чернокнижники - были целители, а были мастера. Первые три группы имели свою ясную роль и не были обделены своими обязанностями. Мастера вносили свой вклад на различных этапах войны, создавая броню, оружие и здания, чтобы поддержать тех, кто дрался во славу с дренеи, пока их тела не покроются полностью кровью врагов.

Некоторые назвали этих чернорабочих низшим классом. Гул'дан тоже так думал про себя. Но он был достаточно мудр, чтобы знать, что хотя их работу вряд ли можно назвать почетной и престижной, но она была необходима, как и готовность воина убивать или мастерство чернокнижника в проклятьях. Те, что нуждались в пище, убежище, оружие - воины и чернокнижники, не далеко бы ушли без них, пеонов. Таким образом, Гул'дан показано одобрял мастеровых, в результате чего те воодушевлялись и работали еще усерднее и непрерывнее.

Но даже с учетом того, что каждый член каждого клана работал упорно, прилагая все свои силы - у Гул'дана были шпионы в каждом клане, чтобы удостовериться в том - этого было все еще не достаточно. Взять Телмор оказалось поразительно легко, и состояние духа у орков было высокое. Но Гул'дан знал, что эта победа Орды произошла преимущественно благодаря везению. Никто в том скрытом городе ни секунды не сомневался, что их дом можно было обнаружить и захватить за несколько часов. Они считали, что были в полной и абсолютной безопасности, будучи защищенными волшебством зеленого камня, прозванного Гул'даном Тенью Листа, который ограждал их сначала от глаз огров, а потом и орков. Это могла быть их последняя легкая победа. Как...

"Огры", громко и глубокомысленно повторил он вслух. Он почесал своим когтистым пальцем выступающий подбородок. "Огры..."

 

* * *

 

"Исключено!" прокричал Чернорукий. Он сократил дистанцию между собой и Гул'даном до двух шагов, возвышаясь над более низким орком. Гул'дану потребовалась вся его смелость, чтобы не отступить перед ужасным лицом военного вождя в паре сантиметров от него.

"Ну же, Чернорукий", стал успокаивать его Гул'дан. "Расслабься и прислушайся, о чем я говорю. В конце концов, это ты извлечь из всего этого больше выгоды".

Он попал прямо в цель.

Чернорукий оскалился, фыркнул, но отодвинулся. Гул'дан приложил все усилия, чтобы не выдать свое облегчение.

"Они грязь", зло продолжал Чернорукий. "Они издревне были врагами орков. Еще дольше, чем дренеи, и по куда более понятным причинам. Как я могу извлечь выгоду из них?"

А он уловил суть, с удовлетворением подумал Гул'дан. Как он был прав, остановив свой выбор на Черноруком.

"Еще остались те, которые считают, что ты не был избран справедливо", сказал Гул'дан. "Если ты преуспеешь в этом деле, то это только добавит больше славы твоему имени".

Глаза Чернорукого сузились. "Возможно", допустил он. "Но разве орки согласятся?"

Гул'дан разрешал себе улыбнуться. "Согласятся, если мы им прикажем", ответил он.

Чернорукий откинул свою голову назад и разразился смехом.

 

* * *

 

Оргримм тревожно поежился в седле, взглянув на своего лидера. Когда Чернорукий объявил, что намеревается сделать, Оргрим сразу запротестовал. Он участвовал в бесчисленном количестве карательных рейдов за эти годы, чтобы избавиться от огров. Больше, чем большинство орков, и на то у него были личные мотивы. Он никогда не забывал тот день, несколько лет тому назад, когда он убегал от одного из этих гигантских, неуклюжих, пустоголовых существ. И теперь Чернорукий предлагал это.

Но Оргрим знал, что независимо от того, каким был его лидер - а многие черты характера Чернорукого Оргрим недолюбливал - он все же оставался хорошим стратегом. Его план был неплох, если посмотреть на него без эмоций. И потому Оргрим согласился.

Сначала нужно было добыть информацию. Орки Чернокамня захватили трех огров и потратили многие долгие ночи напролет, говоря им по паре слов за раз, пока до этих доверчивых пухлых громадин не дошло, чего от них хотят, и они не начали сотрудничать с орками. И теперь каждый воин, чернокнижник и целитель этого огромного клана готовился к битве.

Огры указали им, где скрываются их хозяева, и отвели их к этому месту - в расщелину у подножья горной цепи Острия Клинка. Гронны и не пытались скрывать себя. Повсюду снаружи валялся мусор, а в проход и из него шло огромное количество громадных босых следов огров. Пока Оргрим наблюдал за проходом, он заметил маленькую группу огров, входящих туда средь бела дня. Без сомнений, они думали, что находятся в безопасности, как и дренеи Телмора; и год назад, они были бы абсолютно правы. Но с тех пор все очень изменилось. Орки больше не были группой рассеянных кланов, а объединенной военной силой, желающей оставить в сторону свое старое недовольство ради новой ненависти.

Чернорукий шел впереди, между схваченными тремя ограми. Позади него были его сыновья, Ренд и Майм, болтающие друг с другом низкими голосами, иногда прерывая разговор бесцеремонным хохотом. Оргрим сначала был против того, чтобы мальчики воевали, но они доказали, что были более сильными и умелыми, чем можно было предположить. Они испытывали недостаток в хитрости, как у своего отца, но они, бесспорно, унаследовали его жажду крови. Гризельда также училась сражаться, но она не была прирожденным воином, как мальчишки. Их имена в переводе с оркского - рвать и калечить - очень подходили им. Их отец окатил их сердитым взглядом, и они сразу успокоились.

Оргрим подумал, скажет ли Чернорукий речь? Он надеялся, что нет. Чернорукому лучше всего удавалось действовать, а не говорить, и его клан был более чем готов следовать за ним. К его облегчению, Чернорукий просмотрел на свое войско, всего лишь кивнул и отдал приказ нападать.

Двинулась первая волна орков, они дико кричали и лились потоком вниз с предгорий, где скрывались.

Первые встречные им огры были столь растеряны, заметив трех своих вместе с кучей орков, что они просто продолжали стоять и были сразу же убиты. Затем их медлительный ум наконец стал осознавать, что их атаковали, и огры сплотились. Но они все же не напали на своих троих товарищей-огров, которые прорвались сквозь их ряды, чтобы поговорить с главой охранников, скрывающимся где-то в пещере.

Оргрим был решительно настроен насладиться, похоже, последней санкционированной резней огров в его жизни, и он с ликованием начал размахивать своим Роковым Молотом. Его волк стремительно пронесся между толстыми, как ствол деревьев, ногами огра. Великан забушевал от бессилия и начал отчаянно орудовать своей дубинкой. Оргрим вспомнил, какими большими они казались ему, когда он был ребенком. Они и остались такими же большими, но и он тоже теперь был немалого роста, и искусно владел легендарным оружием. Он сломал позвоночник огра, и тот заревел от боли. Волк Оргрима шустро увильнул от падающего огромного тела, при приземлении которого сотряслась земля. Огр попытался встать, оперевшись о землю своими большими, жирными руками, но на него набросились другие орки из Чернокамня. Оргрим даже и пальцем не успел пошевелить, как огр уже был мертв и истекал кровью из двух дюжин ран.

Оргрим еле увернулся от оркского воина, промчавшегося по воздуху, умершего от одного единственного удара гигантской дубины огра. Зарычав, Оргрим уже собирался броситься на убийцу, как его остановил крик "Стоять, стоять!"

Это было настоящей проверкой силы личности Чернорукого, ибо даже теперь, когда большая часть Чернокамня было под влиянием жажды крови и убийства своего древнейшего врага, они послушно опустили оружие. Чего не сделали огры, по крайней мере, не сразу, и Оргрим направил своего волка прочь из гущи сражения, пока до тугодумных огров не дошло, что здесь происходит. Ему все это очень не нравилось. Это ради всех нас, Оргрим, повторял он сам себе.

Он посмотрел в обратную сторону и увидел огров, пришедших с кланом Чернокамня, говорящих с остальными их сотоварищами. Или, если точнее, те кричали и иногда били других огров по морде. Но, по крайней мере, огры отвлеклись от отступления орков, и казалось, что они внимательно внемлют тем трем ограм. Один из слушателей, который был больше всех и носил что-то смахивающее на своего рода орденскую ленту, по видимому был умнее остальных. Оргрим не разбирался в этих мерзких тварях, и потому он использовал передышку, чтобы отдышаться и выпить немного воды.

"Не могу дождаться, когда я начну убивать их опять", высказал свои мысли Ренд. Оргрим посмотрел на самого старшего сына вождя.

"Если все пойдет как надо, то они будут бороться вместе с нами", напомнил ему Оргрим. "Тогда тебе будет запрещено их убивать".

Майм сплевнул. "Хех. Верно. Убьем их втихую".

Оргрим оскалился. Он сам был не против этого, но... "Несколько орков уже умерли, пытаясь исполнить план вашего отца. Ему не понравится, если из-за вас все его усилия пойдут насмарку".

Ренд стал глумиться над ним. "И кто же сообщит ему?"

"Я. Если все сработает, и они послушают нас - и если хоть один из них потом будет убит, я выскажу ваши имена первыми в списке подозреваемых".

Ренд смотрел на него с негодованием. Прямо сейчас он выглядел совсем как малый раздражительный ребенок, но у Оргрима были плохие предчувствия относительно молодых. Он никогда не любил Чернорукого, не особо жаловал и его детей, за небольшим исключением - маленькой Гризельды. Он не знал, было ли это следствием их наследственности или их принудительного взросления, но Оргримм подозревал, что внутри них сидит какая-то скрытая злоба. Если придет тот день, до которого они доживут, когда они в дополнение к своим мускулам еще и поумнеют, то Ренд и Майм могут вырасти еще более опасными и беспощадными, чем их отец.

"Говорил тебе, он не поймет, Ренд", сказал раздражительно Майм. "Этот старичок уже забыл, на что походит жажда крови, текущая в нас.

Пошли".

Презрительно усмехнувшись напоследок, Ренд последовал за своим братом. Оргрим вздохнул. У него сейчас были проблемы куда поважнее, чем эти два молодых выскочки. Он снова стал наблюдать за переговорами оргов, хотя он сомневался, что эти громилы могут хоть что-то понять. Хотя они прекратили атаковать. Чернорукий, сбежавший с поля битвы и приказавший делать то же самое всему своему клану, теперь направил своего волка обратно вниз, туда, где стояли огры. Оргрим поспешил к своему вождя, приблизившись к нему как раз вовремя, чтобы расслышать, что лидер охраны огров объявил: "Вы не как гронны. Гронн бьет нас".

Он подозвал одного из других огров, развернул того и показал Оргриму и Чернорукому его спину. Оргрим увидел, что спина огра усеяна многочисленными шрамами. Он не почувствовал никакой жалости к этим чудовищам; в течение многих десятилетий они поступали с орками куда хуже. Однако это было полезно знать. Захваченные огры также говорили об этом, и теперь они кивали, словно были ужасно умны.

"Что вы дайте нам, если мы быть с вами?" требовательно спросил охранник.

Чернорукий усмехнулся. "Хорошо, во-первых, мы не будем вас бить". Оргрим вспомнил о сыновьях Чернорукого, но промолчал. "Мы проследим, чтобы вы были сыты, и обеспечим вас оружием". Оргриму стало немного легче, ибо Чернорукий не пообещал броню; на одного огра потребовалось бы такое количество материала, на которого можно было бы сделать броню для трех орков. И, к счастью, охранник - очевидно, один из наиболее умных огров - не оказался достаточно мудр, чтобы додуматься о броне.

"Вы получите пищу, убежище и возможность размазать дренеи в лепешку на траве".

Другие огры внимательно слушали, и один из них буквально подпрыгивал от восхищения. "Круши!" заревел он радостно, и несколько других повторили за ним эту простую, но очевидно столь занятную фразу. Чернорукий подождал, пока их энтузиазм не утихнет.

"Так вы согласны?"

Капитан огров утвердительно кивнул. "Больше не надо бить огров", прорычал он и обернулся, чтобы посмотреть на тех, кого он вел. Глаза Оргрима прослезились от солнечного света, и на сей раз, когда он посмотрел на огров, спины которых были изуродованы шрамами, он, на самом деле, почувствовал немного жалости к ним. Совсем немного.

"Как тебя зовут?" внезапно спросил Оргрим капитана. Тот внимательно посмотрел на него.

"Крол", высказал он.

"Значит, Крол", быстро подхватил Чернорукий прежде, чем его заместитель мог что-то еще сказать. "Когда мы проведем нашу объединенную атаку?"

"Сейчас", сказал Крол, и прежде, чем Оргрим или Чернорукий могли спросить, что это значит, он что-то проревел на своем отвратительном родном языке. Другие огры подпрыгивали, и земля содрогнулась при их приземлении. Затем они все повернулись и целеустремленно отправились в пещеру. Чернорукий посмотрел на Оргрима, а тот просто пожал плечами. Он уже понял, что было легче остановить реку, чем это поток глупых, безголовых гигантов.

"Зови остальных", сказал Чернорукий. Оргрим взял рог расколотокопытого и подул в него. Орки закричали от нетерпения и снова стали спускаться с предгорья.

У них не оставалось времени, чтобы напомнить клану Чернокамня план. Оргриму оставалось только надеяться, что они не забудут о нем, особенно чрезмерно фанатичные Майм и Ренд. Их ожидала большая резня огров, но для них будет лучше, если они будут убивать правильных огров.

Поскольку, если они не послушаются, если они дадут ограм хоть какую-нибудь причину усомниться в этом внезапном и очень странном союзе, то тогда дети, старики и женщины, ожидающие их возвращения в лагере, могут получить только остатки того, что оставалось от клана Чернокамня.

Оргрим уже не был оптимистом. Клан Чернокамня был всегда самым жестоким в охоте. Чернорукий не был просто хитрым дикарем, и Оргрим не мог не заметить, что недавно подобная своего рода безумная ярость охватила все кланы. Когда его волк стал осматриваться кругом, зайдя в пещеру вместе с другими членами клана, Оргрим подумал, а не разыгралось ли у него воображение.

Разумеется, этот зеленоватый оттенок на коже орка рядом с ним - не что иное, как игра света.

 

Предыдущая статья:Восход Орды, Глава 15, Дректар рассказывал ломаным голосом, как рушилась слава, разрушалас.. Следующая статья:Восход Орды, Глава 17, Дом. Какой бы ты расы ни был, это слово, его смысл, наполнит твое..
page speed (0.013 sec, direct)