Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Восход Орды, Глава 15, Дректар рассказывал ломаным голосом, как рушилась слава, разрушалас..  Просмотрен 44

  1. Восход Орды, Глава 10, Я никогда так не гордился моим отцом, пока Дректар не рассказал мне..
  2. Восход Орды, Глава 11, Нерзул... Гулдан. Два из темнейших имен, омрачающих историю моего н..
  3. Восход Орды, Глава 12, Все мы слабы, в одном или в другом. И то не зависит от рода. Иногда..
  4. Восход Орды, Глава 13, Почему мы не заметили этого? Как легко переложить вину на харизмати..
  5. Восход Орды, Глава 14, Рассказывая мне обо всем этом, Дректар плачет; слезы капают из глаз..
  6. Восход Орды, Глава 16, Теневой Совет. Даже сейчас, спустя столько лет, мы так мало знаем..
  7. Восход Орды, Глава 17, Дом. Какой бы ты расы ни был, это слово, его смысл, наполнит твое..
  8. Восход Орды, Глава 18, Я представитель второй волны шаманов, ровно как и лидер второго, и,..
  9. Восход Орды, Глава 19, Я горжусь своим наследием. Я горжусь тем, что могу назвать Дуротана..
  10. Восход Орды, Глава 20, Я расспрашивал многих очевидцев падения города Шаттрат. Когда я про..
  11. Восход Орды, Глава 21, C этого момента мы потеряли все. Мы отвернулись от баланса и гарм..
  12. Восход Орды, Глава 22, Может ли нечто быть одновременно благословением и проклятием? Избав..

 

Дрек'тар рассказывал ломаным голосом, как рушилась слава, разрушалась красота, умирали дети. Через его слова звучали нотки невысказанного оправдания: тогда это казалось правильным. Полагаю, это в самом деле было так. Это просто казалось. Я могу только просить у предков, что бы я никогда не оказался на том же перепутье, что и мой отец - разрываясь между тем, что, как я чувствую в своем сердце, верно и тем, что необходимо для защиты моего народа. Именно поэтому я до сих пор стремлюсь поддерживать этот хрупкий мир между нами и Альянсом.

Поскольку даже несколько обид и оскорблений в этом или любом другом мире достаточно, чтобы стали убивать детей.

 

* * *

 

Позже Дуротан задумывался, почему город Телмор не был оповещен о целой орде приближающихся к ним орков. Он никогда больше не говорил с дренеи, чтобы разузнать правду. Он мог только предположить, что дренеи были настолько уверены в своей иллюзорной невидимости, что они и не могли и подумать, что ее можно обойти.

Тихий день был нарушен звуками боевых криков и завываний волков, ибо наездники начали штурм улиц города. Несколько безоружных дренеи были убиты в течение первых нескольких секунд после нападения. Белый тротуар скоро покрылся синей пролитой кровью, но прошло немного времени, и городские охранники предприняли контратаку.

Дуротан положил камень в свою сумку сразу, как только он покончил с иллюзией; драгоценность присоединилась к своим красному и желтому собратьям, взятых у Велена. Он быстро вскочил на волка и поехал с мрачной решительностью в сердце, с топором наготове. Он поклялся сам себе, что не нападет на невооруженного противника или ребенка, он сам принял этот выбор, и был готов ради этого убивать или умереть.

Первая волна заполонила весь город. Река из орков распадалась на потоки, льющиеся вокруг больших сферических домов на главной улице, и снова сливаясь у широких каменных ступеней, ведущих наверх. Чернокнижники прикрывали тылы. Их существа были тихи и послушны, за исключением тех маленьких, которые постоянно что-то бормотали себе под нос. Они выжидали нужного момента, чтобы сбросить на головы врага дождь из огня, стрелы из тени, различные мучительные проклятья. Воины покрылись кровью, пробиваясь к следующему, и следующему зданию, оставляя за собой кровавый след.

Охранники дренеи теперь уже выбежали на улицы, атакуя орков своей магией. Дуротан увернулся в своем седле как раз вовремя, чтобы уклониться от удара меча, сверкающего синей энергией. Его топор остановил меч прямо у его головы, его рука сотряслась от сильного удара. Но это было ни с чем не сравнимо от шока, который он испытал, узнав нападающего.

Уже во второй раз он и Ресталаан схлестнулись в битве. Дуротан пощадил Велена, и взамен Рестлаан пощадил его, когда тот оказался беспомощным перед воином-дренеи. По глазам дренеи Дуротан понял, что тот узнал его, поскольку те синие пылающие очи сузились.

За все долги надо платить.

И на сей раз, не стоило ждать пощады, ни от того, ни от другого.

Ресталаан закричал что-то на своем мелодичном языке. Вместо того чтобы снова атаковать, он сбил Дуротана с седла. Дуротана был захвачен врасплох, и прежде чем он мог понять, что случалось, он оказался на земле перед своим врагом. Он схватил свой топор, поскольку Ресталаан замахнулся над ним своим мечом, уже поняв, как только его пальцы зажали рукоять, что он не успеет отразить атаку.

Однако Ночного Странника тренировали почти так же, как и орка, что ехал на нем. Почувствовал, что его хозяин исчез с его спины, волк моментально набросился на Ресталаана. Острые зубы вцепились в руку дренеи. Если бы рука не была защищена броней, то она немедля была бы оторвана. Тем не менее, этого укуса было достаточно, чтобы причинить дренеи боль и заставить его отпустить меч. С криком Дуротан замахнулся своим топором с такой силой, с какой он только мог. Оружие врезалось в тело Ресталаана, острие прошло сквозь броню и глубоко вонзилось в плоть дренеи.

Ресталаан пал на колени, его раненая рука все еще оставалась в зубах Ночного Странника. Белый волк сжал зубы еще сильнее, зарычал и стал терзать руку дренеи, словно это было маленькое животное. Через момент волк оторвал ее. Из раны Ресталаана потекла кровь. Но он не издал ни звука несмотря на боль.

Дуротан поднялся на ноги и ударил снова, на сей раз, это был смертельный удар - удар милосердия. Ресталаан осел, и Ночной Странник немедленно отпустил кусок руки. Капитан охранников Телмора был мертв.

Дуротан не позволил себе сожалеть о содеянном. Он быстро вскочил на Ночного Странника и стал искать свою следующую цель. В ней не было никакого недостатка. Город был, конечно, не размера с Шаттрат, их столицу, но все же достаточно большим. Здесь было много дренеи, которых можно было убить. Воздух был полон криками ярости, боли и страха, лязга мечей о щиты и треска летящих заклинаний. Он почувствовал аромат крови и безошибочный, особый сильный запах ужаса.

Гнев, кипящий в нем, был силен. Он никогда не чувствовал себя лучше, казалось, он двигался машинально.

Вон там другой из охранников борется с Оргримом. Дуротан напрягся, он уже было был готов помчаться на помощь к своему другу, но Роковой Молот разрубил воздух и обрушился на голову, проломив череп даже сквозь шлем. Дуротан свирепо усмехнулся. Оргрим не нуждался ни в чьей-либо помощи.

Он ощутил чье-то присутствие рядом прежде, чем он это услышал или учуял; он развернулся, проревев боевой клич своего клана. Он поднял покрытый кровью топор и приготовился обрушить его на врага.

Девушка была почти подростком, но она кричала в ярости, царапая голыми руками его бронированную ногу. Слезы стекали вниз по ее светло-голубому лицу, и она оскалила зубы. Синяя кровь, которой было слишком много, чтобы принадлежать ей, пропитало платье на ней так, что оно цеплялось за ее тело. Она беспомощно молотила его, ее переполненные слезами глаза горели от боли и праведной злости.

В эту ужасную секунду Дуротану показалось, что это была та самая девочка, с которой Дуротан и Оргрим столкнулись несколько лет тому назад. Это не могло быть - конечно, если та девочка не выросла и не стала этой девушкой. Или это была она? Это не имело значения. Это была девочка, которая смело и глупо пыталась атаковать воина орков на волке одними руками.

С огромным усилием Дуротан остановился в середине взмаха топора. Он не причинит вред ребенку - это был не только кодекс, не только путь орков...

Внезапно девочка застыла. Ее глаза расширились. Она раскрыла рот, из которого сразу потекла кровь. Взгляд Дуротана перешел от ее лица к ее груди, и он увидеть острие копья, высовывающее из пропитанной кровью ткани. Прежде, чем Дуротан мог среагировать, орк из клана Отрубленной Руки, который убил девочку, воткнув в ее спину копье, толкнул ее тело на землю. Он встал ногой на ее плечо и, ухнув, вытянул из нее свое копье и усмехнулся Дуротану.

"Ты должен мне одного, Снежный Волк", прокричал орк, а затем исчез в ближайшей своре убийц и их жертв.

Дуротан откинул назад свою голову и заплакал от угрызения совести.

Толпы орков оставляли трупы на своем пути. Большинство мертвых было дренеи, но тут лежали и коричневые тела павших орков. Некоторые из них были все еще живы, они просили о помощи, но их просьбы никто не слушал. Шаманы, возможно, вылечили бы их своими заклинаниями, но магия чернокнижников не включала в себе исцеление. И потому они лежат там, где упали, с хрипом испуская свой последний вздох рядом с дренеи, которых они убили, а вокруг них лились непрекращающиеся потоки крови.

Они пробивались по дороге через предгорья, врываясь в каждый дом и убивая любого, кого они там нашли. Без сомнения, некоторым дренеи удалось скрыться, подумал Дуротан, и взмолился, чтобы они не нашли их. Он уже и не мечтал, что его просьбу услышат предки.

Как только закончится первая волна, начнется грабеж города и поиск тех, кто избежал первой атаки. Он знал это. Это было запланировано.

Они только добрались до самого большого здания, которое возвышалось на самое вершине горы, и Дуротан сразу вспомнил это место. Это было домом магистра, где он и Оргрим обедали с Пророком. Он с грустью подумал, что Велен не был достаточно хорошим пророком, коли не мог предвидеть это тяжкое время. Ночной Странник мчался по ступеням, а Дуротан не мог справиться сам с собой. Он вытянул свою шею и поглядел через плечо, смотря вниз на город, словно это было в первый раз, когда он поднимался по этой лестнице пешком.

Тогда город дренеи лежал как на его ладони словно жемчужина. А теперь он выглядел точно так, каковым и был - сломанным, захваченным городом, потерявшим не только своих граждан, но и любую надежду на мир, перемирие или переговоры. Дуротан с горестью закрыл свои глаза.

Я горжусь своим народом и нашим городом, когда-то сказал Рестлаан Дуротану. Ресталаан, который теперь лежит мертвый и окоченелый на белой улице вместе с бесчисленным множеством других дренеи. Мы упорно трудились. Мы любим Дренор. И я никогда не думал, чтобы у нас будет шанс поделиться этой красотой с орками. Пути судьбы воистину неисповедимы.

Воистину неисповедимы, такого не мог вообразить ни молодой орк, ни охранник-дренеи.

Комнаты, в которых когда-то два молодых орка чувствовали себя немного ограниченно, теперь казались до невозможности тесными, поскольку они были переполнены взрослыми воинами. Практически все комнаты были пустыми; у дренеи было достаточно времени на эвакуацию, сбежали все кроме тех, кто поклялся умереть вместе со своим городом. И они умерли: охранники, которые защищали префектуру от них. Прекрасная декоративная мебель использовалась как оружие, которое обрушивали на головы дренеи, ломание гардероба добавляло острого ощущения в борьбу. Орки выбивали кулаками дыры в гладких изогнутых стенах, явно получая удовольствие от этого. Кровати были изрублены мечами, шары с фруктами и изящные статуэтки сметались с мебели, которую в свою очередь потом уничтожали топором или молотом.

С Дуротана было достаточно. "Стоять!" закричал он, но никто его не послушал. Существа, которыми управляли чернокнижники, казалось, были только рады этому варварству. Но время разрушения прошло, безжалостная дикость не нужна была оркам теперь, когда все жители Телмора или погибли, или сбежали.

"Стоять!" завопил снова Дуротан. На сей раз его услышал Оргрим, и тот крикнул то же самое своим.

Уполномоченный Песни Войны встряхнул свою голову, как будто избавляясь от чего-то затуманивающего и омрачающего его мысли, затем он также стал пытаться успокоить своих воинов. Дрек'тар не был столь же увлечен жаждой крови, как остальные чернокнижники, и он остановил их заклятья.

"Слушайте меня!" проревел Дуротан. Большинство из них уже ворвалось в комнату, где когда-то Велен принимал гостей за своим столом. Комната была пуста, стулья и столы опрокинуты, картины искромсаны и брошены на пол.

"Мы захватили город, теперь настало время заняться тем, для чего мы пришли сюда!"

Они внимательно слушали его, тяжело дыша, что заполнило комнату прерывистым звуком. Но, по крайней мере, они прекратили махать своим оружием на все, что шевелится... или даже то, что было бездвижно.

"Сначала мы займемся ранеными", приказал Дуротан. "Мы не оставим наших братьев умирать на улицах".

Некоторые из них смутились. Дуротан с отвращением понял, что многие из этих воинов совсем забыли, что некоторые из них все еще лежат и корчатся от боли снаружи, в то время как они наслаждались экстравагантным разрушением имущества. Он откинул это чувства и кивнул Дрек'тару. У чернокнижников не было больше исцеляющих заклинаний, но они когда-то были шаманами, и они еще знали, как лучше всего перевязать боевые раны без помощи магии. Дрек'тар жестом указал исполнять приказ нескольким чернокнижникам, и они торопливо вышли, как и вошли, из дома.

"Теперь, в этом городе есть вещи, которых мы никогда еще не видели. Здесь есть много продовольствия, оружия, брони и других вещей, о которых мы ничего не знаем. Вещей, которые послужат Орде в ее стремлении..."

Он не мог высказать те слова, которые он задумывал сказать: в ее стремлении уничтожить дренеи . Вместо этого он несколько неловко продолжил: "В ее стремлении. Мы - армия. Армия, которая должна маршировать гордо. Мы должны быть сытыми, излеченными, отдохнувшими, защищенными. Оргрим, ты берешь группу и начинаешь с этой комнаты. Гутор, ты возьмешь группу и вернешься к воротам. Проверяйте все по главной дороге, пока не встретитесь с группой Оргрима. Любой, кто обладает любой медицинской подготовкой, сообщите об этом Дрек'тару и выполняйте все, что он скажет вам".

"А что делать, если мы обнаружим еще живых дренеи?" кто-то спросил.

И в самом деле, что? Здесь нет никакой инфраструктуры, чтобы заботиться о пленных, и, по правде говоря, единственной целью пленения могли быть только переговоры. А с тех пор, как всем стало предельно ясно, что единственной целью Орды было полное истребление расы дренеи, то не было никаких причин брать пленных.

"Убейте их", хрипло наставил Дуротан. Он надеялся, что его неровный голос сойдет за лютую ярость, а не мучающие его раскаяния, как это было на самом деле. "Убейте их всех".

Когда орки, как он и приказал, поспешили выполнять его команды, Дуротан пожалел, что Ночной Странник оказался настолько быстр, что смог его защитить.

Ему было бы легко, если бы он погиб в этот день от руки Ресталаана, вместо того, как говорить эти слова.

Дуротану оставалось только надеется, что если повезет, то в течение этой ужасной кампании уничтожения целой расы, которая никогда не поднимала на них руку, смерть скоро найдет его.

 

Предыдущая статья:Восход Орды, Глава 14, Рассказывая мне обо всем этом, Дректар плачет; слезы капают из глаз.. Следующая статья:Восход Орды, Глава 16, Теневой Совет. Даже сейчас, спустя столько лет, мы так мало знаем..
page speed (0.0122 sec, direct)