Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Глава 4, - Ты вышла из каретника, ведь так? - рыкнула Агнес, и этот звук сот..  Просмотрен 71

  1. Глава 5, Поначалу все, что я могла видеть - это мерцание сотен крошечных ого..
  2. Глава 6, Прошло полных три дня до того, как у меня появилась возможность ули..
  3. Глава 7, Уилл оттолкнулся от лавки и направился прямиком к двери. Я побежала..
  4. Глава 8, Я могла лишь таращиться. Я определённо не могла говорить. Я выдерну..
  5. Глава 9, Было поздно, самый пик глубокой ночи, когда все погружено в безмолв..
  6. Глава 10, Я очнулась от того, что Уилл тряс меня и заставлял встать. Коротки..
  7. Глава 11, Вдова вышла, извинившись, и я повернулась к Уиллу. Он пожал плечами..
  8. Глава 12, - Вы пытались её завести? - я погладила кончиками пальцев блестящие..
  9. Глава 13, Ворон взгромоздился на гниющую соломенную крышу. Когда мы приблизил..
  10. Глава 14, Огромный прямоугольный булыжник напоминал мне надгробие Прикета. Вн..
  11. Глава 15, На полпути вверх по лестнице свет потускнел. Я почувствовала дрожь ..
  12. Глава 16, Я видела мало герцогов, но была уверена, что большинство членов Пал..

 

- Ты вышла из каретника, ведь так? - рыкнула Агнес, и этот звук сотряс мои кости. Она никогда прежде не кричала на меня. Её хватка сжалась, сдавливая мою руку с такой силой, что я испугалась, что она её сломает. Я старалась не дышать, ибо зловонное дыхание Агнес буквально душило меня.

- Я съела немного пирога, прости! - мой мозг бешено работал, пока я пыталась продумать ложь. Я молилась, чтобы несколько крошек пирога прилипли к одежде. - Крошки остались на фартуке, и я выходила, чтобы стряхнуть их птицам.

Я застыла неподвижно как щенок, пойманный за шкирку. В глазах Агнес горело подозрение, затем её взгляд метнулся к окну.

Моё сердце совершило один удар, затем другой. Колеса телеги прогромыхали по камням подъездной дорожки.

Агнес побледнела, затем с неуверенным видом ослабила хватку на моей руке. Ткнувшись носом в плечо, она понюхала своё платье. Оно воняло сигаретами и алкоголем. В тот момент я была как никогда благодарна за то, что поварихе надо прятать своих демонов.

- Своровала немного пирога, а? - она отпустила моё платье. Я шагнула в сторону, пытаясь отодвинуться, чтобы её рука до меня не дотянулась. - Этот пирог не для еды.

- Но ведь столько труда насмарку, - чем сильнее я отвлеку её внимание на пирог, тем больше шансов, что она забудет о своих изначальных подозрениях. - Ты так упорно трудилась, чтобы его испечь, разве не должен хоть кто-то им насладиться?

Она тяжело выдохнула, и мне пришлось подавить кашель от зловония.

- Он не для еды, потому что он не был съеден, - Агнес помотала головой. - К этому времени ты должна знать. Ничто не может измениться с того дня.

- Со дня, когда умерла баронесса? - я не знала, откуда родился этот вопрос. Он просто сорвался с моих губ.

Глаза Агнес выпучились, взгляд сделался ясным и трезвым как никогда.

- Что тебе об этом известно?

Я почувствовала, как сердце рухнуло в ботинки. Господи Боже, я оказалась права. Казалось, что все кусочки мозаики вдруг сложились передо мной, и лишь в этот момент шока я сумела увидеть все в ясном свете. Кровать, которую я заправляла каждый день, ваза, чайная чашка, ванна, лепестки роз, крышка пудреницы. Все смещённые вещи в доме были женскими. Я играла в горничную для призрака женщины, которая умерла ещё до моего рождения.

- Я ничего не знаю, - прошептала я.

Я всего лишь хотела уйти и самостоятельно подумать об этом новом открытии.

- Послушай, девочка. Мы никогда не говорим о том дне. Никогда. Ты меня слышишь?

Я кивнула.

- Тебе лучше вернуться к своей работе и там и оставаться, - предупредила Агнес. Я поторопилась к двери, голова шла кругом. - Не спускайся к чаю. Ты и так получила больше положенного.

Оставшуюся часть дня мысли о баронессе съедали меня. В каждой комнате, по которой я бродила, я могла видеть лишь её отпечаток. Чашка пролитого в гостиной чая принадлежала ей. Чашка выглядела так, будто она опрокинула её только что, а не восемнадцать лет назад.

Она была сердцем всего, и впервые за долгое время я начинала чувствовать, что понимаю своего работодателя.

Что же произошло с его женой в тот ужасный день? Мои бешеные мысли отгоняли сон той ночью. Дом скрипел и стонал. Мне мерещилось, что тени полны присутствием мёртвых.

Я не знала, что вытащило меня из кровати, но игнорировать своё беспокойство не могла. Подобрав нижнюю юбку, я накинула шаль на плечи. Я зажгла свечу от тлеющих углей в очаге и бесшумно пошла по тёмному дому.

Пока я проходила мимо кабинета, проблеск чего-то светлого привлёк мой взгляд. Я с волнением вошла в тёмную комнату. Свет моей свечи отразился в хрустале узорчатых часов на каминной полке, но мои глаза были обращены к портрету, висевшему над часами.

Молодая женщина с красивыми темными волосами и глубокими томными глазами держала руку на спинке стула. Элегантная, в белом бальном платье, она смотрела в комнату с грустной улыбкой на мягко нарисованных губах.

Я видела её сто раз. В доме полно портретов напыщенных аристократов. До сих пор я не придавала особенного значения ни одному из них. Теперь я видела её, баронессу. Она - причина, по которой время остановилось, а я застряла в услужении у безумия.

Как странно думать, будто эта женщина обладала властью останавливать время. Она была красивой, действительно очаровательной.

В сравнении с ней я со своими грязно-каштановыми косами и серыми глазами казалась мышью. Она выглядела утончённой, как фарфоровая куколка на полке, с которой не играет ни один ребёнок, боясь разбить. Я открыла ставни, чтобы впустить больше света. Полная луна отсвечивала от снега в саду и бросала призрачный серебряный свет на каминную полку.

Медальон моего дедушки лёг на грудь в районе сердца, пока я смотрела на баронессу.

- Что же с тобой произошло? - спросила я. Долгий момент я ждала, как будто портрет мог мне ответить. Она лишь пристально смотрела. Это глупо, и я глупа, раз встала с постели в такое позднее время. Я положила руку на каминную полку и посмотрела на часы, как будто они все ещё могли сообщить мне время, но их стрелки оставались застывшими.

Тогда-то я и заметила это.

Золотой медальон в центре часов имел гравировку, цветок с тремя лепестками.

Как и мой кулон.

Сердце тяжело забилось в груди, заглушая все в ушах. Мурашки пробежали по моей шее, когда я протянула руку и коснулась медальона на часах.

Он отошёл в сторону, открывая медный механизм с насечками формы и размера той конструкции, которая выступала из моего кулона.

Я уронила руку и сделала шаг назад. Моё горло сдавило. Я попыталась сглотнуть. Что это такое?

Часы влекли меня обратно, как огонь - несчастного мотылька. Впервые я заметила на основании метку моего деда. Papa сделал эти часы. Барон говорил, что знал мою семью. Должно быть, он заказал часы, когда Papa ещё управлял магазином моего отца.

Кулон - не просто кулон. Это ключ!

Я схватила кулон с шеи и открыла его. Серебряный цветок розы приподнялся, и я мгновенно поняла, что нужно делать. Я вставила его в медный механизм и нажала на кнопку с обратной стороны кулона.

Заиграла мелодия, а механизм стал вращаться. К моему изумлению, прямо под медальоном поднялась панель, открыв очень маленький набор клавиш, похожий на крошечное пианино.

Каждая нота песни моего дедушки ясно и чисто звенела в темноте, и я беспокойно оглянулась через плечо, боясь, что кто-нибудь может войти в дверь в любой момент.

Мелодия со щелчком прервалась прямо на середине музыкальной фразы. Вместе с ней остановилось и моё сердце, даже когда мозг продолжал мелодию песни.

Что я должна была сделать?

Словно шёпот призрака в комнате, я почти услышала голос дедушки.

«Закончи её».

Один за другим я аккуратно нажала на клавиши в часах. Я поколебалась, держа палец над последней нотой фразы, и гадала, что случится, если я нажму на неё.

Я ощущала напряжение в руках. Кончики пальцев дрожали. Последняя нота звенела в моем сознании, бросая мне вызов сыграть её.

Я позволила пальцу опуститься.

Где-то в стене за часами эхом раздался тяжёлый щелчок. Я отпрыгнула назад, вытащив ключ из часов.

Что я натворила? Что бы я там ни сломала, восстановить это будет непросто. Я развернулась, уверенная, что шум должен был разбудить кого-то в доме. Затем я услышала стон движущихся шестерёнок и звук скрежета, похожий на вращение старого жернова.

Я попятилась назад, готовая бежать на кухню. Мягкое облачко пепла взлетело в воздух над камином. Я закрыла ключ, и цветок сложился, снова спрятавшись.

На моих глазах камни задней стенки камина разошлись в стороны, как будто растворились в стене, открывая потайной проход. Я осторожно шагнула вперёд, крепче сжимая свечу. Леденящий ветерок, похожий на дыхание умирающего, вырвался из проёма.

Он всколыхнул мои юбки, когда я нагнулась под каминную полку. Я ахнула, когда свет моей свечи осветил узкую винтовую лестницу, опускавшуюся в чернильную темноту. Сырой запах плесени и пыли поднимался из глубины.

Я помедлила, вновь прислушиваясь к любому звуку, любому признаку, что я потревожила спящий дом. Не было ничего, кроме безмолвия, и я ощутила непреодолимое желание исследовать проход.

Я нырнула под камин, низко пригнувшись, чтобы не задеть почерневшие от золы стенки. Запах пепла цеплялся к моей коже, когда я очутилась на пороге первой лестницы. Под моими одетыми в чулки ногами она ощущалась как лёд.

Наверное, там водились крысы.

Я сделала шаг, прикрывая свечу, свой единственный источник света.

Это могло быть проходом к старым катакомбам.

Я сделала ещё один шаг.

Там могли быть скелеты и другие мерзости.

Моя нога снова двинулась вперёд.

Я могла застрять в темноте, оказаться похороненной навеки. Никто меня не услышит. Никто не сумеет помочь.

С каждым шагом во тьму мой разум все дальше и дальше блуждал по тропам ужаса, и все же мои ноги продолжали размеренно спускаться.

Потайные проходы являлись потайными, потому что люди желали что-то скрыть. Что бы ни таилось так глубоко под домом, мой дед должен был знать об этом. Его часы служили открывающим механизмом для входа.

Почему-то я знала, что мой Papa не стал бы прибегать к таким замысловатым методам, чтобы спрятать крыс и кучку гниющих костей.

И все же когда тьма обступила меня со всех сторон, у меня остался лишь мой маленький огонёк, чтобы отогнать совершенно беспросветную тьму. Холодные каменные стены узкой лестницы давили на меня, и я чувствовала себя так, будто спускаюсь в собственную могилу.

Лестница закончилась узким тоннелем со сводчатым каменным потолком. Проем был таким узким, что даже два человека не смогли бы пройти бок о бок.

Моя рука задела стену, пока я медленно шагала вперёд. После кручёной лестницы я утратила всякое ощущение направления и не могла сказать, вёл ли туннель под подвалы дома или вообще в другое место.

Я оглянулась назад, но больше не видела лестницу. Не имея других вариантов, я продолжила идти вперёд, пока туннель не закончился слегка приоткрытой дверью из массивного дерева.

Как можно сильнее толкнув её плечом, я заглянула в комнату и не поверила своим глазам.

Предыдущая статья:Глава 3, Я не ложилась спать так долго, как только позволяли глаза, и штопал.. Следующая статья:Глава 5, Поначалу все, что я могла видеть - это мерцание сотен крошечных ого..
page speed (0.0164 sec, direct)