Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава 12, Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя ..  Просмотрен 197

  1. Полицейские снимки подвальной комнаты Линды Энн Хили, находящейся в доме, который она делила вместе с несколькими другими девушками-студентками.
  2. Июля 1974 года Денис Насланд оставила друзей и своего парня, чтобы пойти в парковый туалет Государственного парка Лэйк Саммамиш. Она так и не вернулась.
  3. Линда Энн Хили, первая известная жертва. Она исчезла спустя месяц после того, как Тед порвал отношения со Стефани.
  4. Ник Маки, глава Целевой Группы Службы шерифа округа Кинг.
  5. Глава 13, Вечером в пятницу, 18 октября 1974, семнадцатилетняя Мелисса Смит, доч..
  6. Глава 14, Первый год в юридической школе Юты успеваемость Теда Банди была не ..
  7. Глава 15, В мае 1975 Тед Банди пригласил в гости своих друзей из Департамента..
  8. Глава 16, Я не видела и не слышала Теда Банди с рождественской вечеринки в де..
  9. Глава 17, Если осенью 1975 я чувствовала свою вину и относилась к Теду не сов..
  10. Глава 18, В октябре 1975 Тед написал, что чувствует себя «под гнётом урагана»..
  11. Глава 19, Осенью 1975 у Теда, сидящего в тюрьме Солт-Лейк-Сити, были как недо..
  12. Глава 20, Тед позвонил мне вскоре после Дня благодарения, и мы договорились о..

 

Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя Теда Банди. Я и Дик Рид, который по моей просьбе проверил Теда на возможность владения «фольксвагеном», профессор из Университета Вашингтона, и женщина из ДЧС в Олимпии, позвонившая в полицию округа Кинг сказать, что Тед Банди подходит под описание человека, которого видели 14 июля на озере Саммамиш. Как и я, никто из них не связывал Теда с какой-либо противоправной деятельностью, могущей сделать его подозреваемым, – он просто был похож внешне и подходил по имени.

Мег Андерс хорошо рассмотрела рисунок, появившийся во многих газетах и в вечерних выпусках новостей. Она тоже отметила некое сходство, но, как и я, выкинула это из головы. Во мне это возбуждало лишь небольшую тревогу, но для Мег – это мог быть конец её мечт.

Кроме Теда у Мег был только один близкий друг. Линн Бэнск тоже выросла в Юте и переехала в Сиэтл примерно в тоже время, что Мег. Линн не давала Мег забыть рисунок человек, разыскиваемого полицией, хотя та изо всех сил пыталась выкинуть его из головы. Она подсунула ей газету и спросила:

– На кого он по-твоему похож? На того, кого мы обе знаем, не так ли?

Мег отвела взгляд.

– Очень на него похож, правда ведь? Очень похож…

Линн недолюбливала Теда. Ей казалось он обращался с Мег высокомерно, чего она вовсе не заслуживала. Более того – она не доверяла ему. Однажды она застукала его, когда он крался по заднему двору её дома и у него не нашлось на это внятного объяснения. Теперь она хотела, чтобы Мег пошла в полицию и рассказала, как сильно Тед Банди походил на рисунок подозреваемого.

– Нет, – отрезала Мег. – Я не стану этого делать. Не хочу больше об этом говорить.

Мег Андерс не хотела верить в то, что её Тед мог быть тем Тедом, которого разыскивала полиция. Она всё ещё сильно любила его, несмотря на его разительные перемены, произошедшие за лето 1974. Она отвернулась от всех аргументов Линн и не хотела даже думать об этом.

Мег не знала о «помолвке» со Стефани Брукс, произошедшей прошлой зимой и не осознавала, насколько близка была к тому, чтобы потерять его. Она переживала из-за того, что знала: им с Тедом предстояла физическая и эмоциональная разлука. Он планировал поехать в юридическую школу в День труда[44]. Она была не против его поездки, но её страшили годы одиночества. Конечно, они будут видеться, но это совсем не то.

Тед начал собирать вещи, освобождая комнату, в которой прожил почти 5 лет: надувную лодку, висевшую над кроватью, всегда удивлявшую девушек, которых он приводил в дом, велосипедное колесо и крюк для мяса, подвешенные к потолку, свои записи, книги и одежду.

Для перевозки вещей у него был старый белый пикап, а «фольксваген» он мог вести сзади на буксире.

Тем летом Тед стал холоден к Мег в сексуальном плане, объясняя это высокой загруженностью на работе и, как он говорил – сильным чувством неудовлетворённости. Мег была смущена и обижена такими словами: она уверовала, что для сексуального удовлетворения у него есть другие женщины.

Мег устроила для Теда небольшую прощальную вечеринку, после которой рассчитывала заняться любовью. Но этого не случилось: Тед ограничился всего лишь поцелуем.

Это было не радостное расставание. Мег решила, что, когда Тед через две недели вернётся продать машину, чтобы отдать Фреде Роджерс долг в 500 долларов, она скажет ему, что хочет расстаться. О свадьбе не могло быть и речи, не говоря уже о продлении отношений. Её одолевали те же противоречивые эмоции, что и Стефани в январе.

И тем не менее, она всё ещё его любила. Любила уже давно.

Ведя пикап с «фольксвагеном», закреплённым позади, Тед добрался до Солт-Лэйк-Сити в уик-энд Дня труда. В ту осень я только однажды вспомнила о нём. Я приводила в порядок некоторые старые бумаги и на глаза попалась рождественская открытка, присланная Тедом двумя годами ранее. Я прочитала титульные строчки и вдруг поразилась. Очень большое внимание уделялось тому, что у всех пропавших девушек были красивые длинные волосы. Я взглянула на открытку в руке: «Она обрезала свои длинные волосы, чтобы купить своему возлюбленному карманные часы».

Нет, всё это лишь проделки моего воображения. Это была обычная открытка, которую Тед выбрал наугад: упоминание о длинных волосах – просто совпадение.

Из того, что я назвала Теда Дику Риду ничего не последовало: если бы его сделали подозреваемым – я бы знала. Видимо, мои опасения были беспочвенны. Я хотела избавиться от открытки, но передумала, засунув её в стопку старых писем, – сомневалась, что снова увижу Теда.

В начале августа необычайно жаркого лета 1974 дорожный рабочий округа Кинг, находившийся в двух милях к востоку от Лэйк Саммамиш Стэйт Парк, решил сделать перерыв на обед. Он развернул сэндвич, но аппетит тут же пропал, – он почувствовал запах, напоминающий запах разложения. В поисках источника он стал разглядывать придорожные заросли кустарника и увидел то, что принял за тушу оленя, оставленную браконьером.

Мужчина вернулся к своему грузовику и переехал на другое место. Он и думать забыл об этом случае, пока 8 сентября не взял в руки газету.

Вопрос на засыпку: помогло бы это как-то следователям, если бы работник получше разглядел «оленью тушу»? Скорее всего помогло бы, и даже очень, потому что он увидел не оленя, а тело человека, цельное тело человека. Охотники на рябчиков, которые пробирались через те же кустарники месяцем позже, – наткнулись уже на кости. Одним из них был Элзи Хэммонс, строитель из Сиэттла, 6 сентября обнаруживший разбросанные останки: нижнюю челюсть, грудную клетку и позвоночник.

Наконец-то и к великому сожалению были обнаружены первые физические доказательства одного из 8-ми похищений, спустя 8 месяцев после исчезновения Линды Хили. Инстинктивно Хэммонс понял, что нашёл и помчался в Исскакуа искать телефон.

Детективы и полицейские округа Кинг отреагировали незамедлительно и оцепили местность.

Журналисты к месту находки не допускались: операторы пытались заснять всё, что могли. Общественность требовала подробностей, но лишь малая часть информации была обнародована.

Капитан Ник Маки, сержант Лен Рэндалл и шестеро детективов, одетых в комбинезоны, туда-сюда сновали через ограждения, собирая части костей, найденные среди кустарников и папоротника в более чем 30-ти местах. Работа растянулась на четверо суток, включая ночные смены с использованием мощных прожекторов, от которых было светло, как днём.

Койоты постарались на славу. В итоге детективы, 200 скаутов, добровольцы и собаки в буквальном смысле перерыли каждый квадратный дюйм в радиусе 300–от футов, но больше ничего не нашли. Невыносимая жара, стоящая в июле и августе ускорила разложение, а хищные животные доделали работу, уничтожив мягкие ткани до самых костей.

Нашлось 8 пучков волос, некоторые остались длинными и были сочного тёмно-коричневого цвета, некоторые – светло-рыжего. Всего был найден один череп, грудная клетка, позвоночник, нижняя челюсть от другого черепа, многочисленные мелкие кости и пять бедренных костей.

Не было ни одежды, ни украшений, ни частей велосипеда, ни рюкзака. Тела, брошенные так небрежно, были обнажены и рядом с ними не было обнаружено никаких вещей, могущих принадлежать пропавшим девушкам.

Теперь предстояла нелёгкая задача по идентификации останков. Доктор Дэрис Свиндлер (однофамилец Херба Свиндлера), антрополог из Университета Вашингтона изучил бедренные кости. Данные стоматологических карт всех пропавших девушек сравнили с черепом и нижней челюстью. Образцы волос, собранные с расчёсок девушек сравнили с образцами, найденными возле Исскакуа.

Капитан Ник Маки созвал пресс-конференцию: тёмные круги под глазами и усталый голос свидетельствовали об испытываемом напряжении.

– Подтвердились наши худшие опасения, – заявил он. – Мы идентифицировали останки Дженис Отт и Денис Насланд. Они были обнаружены примерно в 1.9 мили от Государственного парка Лэйк Саммамиш, откуда пропали 14 июля.

Он не стал упоминать о других находках – бедренных костях, которые доктор Свиндлер считал принадлежащими ещё одному человеку или даже двум. Если там были ещё черепа, лежащие среди ольхового подлеска и папоротников, то их бесследно унесли с собой животные.

Кем были остальные две девушки?

Невозможно было сказать. Невозможно даже было определить половую принадлежность оставшихся костей. Всё, что мог сказать доктор Свиндлер: кости принадлежали людям до 30-ти и ростом от 5-ти до 5.5 футов.

Поиск костей на склоне холма был осложнён тем, что склон был изрыт угольными и другими шахтами, заброшенными после приостановки добычи в 1949 году. Многие из них были затоплены и находились в аварийном состоянии, чтобы вообще можно было говорить об их исследовании. Были обысканы шахты, находящиеся ближе к вершине холма, но следователи ничего не нашли.

По Денис и Дженис были проведены поминальные службы. Поиски убийцы продолжились.

В предгорьях Каскейд Маунтинс зима наступает рано и к концу октября вся область была покрыта снегом. Если земля таила в себе ещё какие-то секреты, до весны заниматься их выявлением было бесполезно.

Тем временем Целевая Группа детективов из Департамента полиции Сиэттла и Департамента полиции округа Кинг обосновалась в тайной комнате без окон между первым и вторым этажами здания окружного суда. Все стены были увешаны картами озера Саммамиш и Юнивёрсити Дистрикт, фотографиями пропавших девушек и рисунками «Теда». Телефон звонил без остановок, сообщая тысячи имён и тысячи показаний.

Где-то среди этого потока мог быть тот, кто привёл бы к настоящему «Теду». Но, где?

Капитан Ник Маки взял двухдневный отпуск и отправился на охоту. Взобравшись на холм на востоке Вашингтона, его сразил первый из сердечных приступов, которые поставят крест на его дальнейшей карьере в правоохранительных органах. Никто не сомневался, что на его сердце сказалось общее напряжение от боли, испытываемой из-за исчезновения девушек и ежедневной десятичасовой работы. Ему было всего 42.

Через несколько недель Маки восстановился, вернулся к работе и без промедления продолжил поиски улыбчивого, загорелого мужчины в теннисной одежде.

Тед Банди вернулся в Сиэтл в середине сентября, но уже через несколько дней снова был в Юте, готовый приступить к занятиям в юридической школе. В Солт-Лейк-Сити он остановился в большом старинном доме по адресу 565 Первая Авеню, очень похожем на дом Роджерсов. Он поселился в комнате под номером 2, которую вскоре обставил по своему вкусу и устроился работать ночным вахтёром в общежитие на территории кампуса, – так началась его новая жизнь. Платили ему 2.1 доллара в час. Также он подрабатывал вахтёром в доме, в котором жил. Вскоре он устроился на более оплачиваемую работу в службу охраны кампуса Университета Юты.

В Юте он познакомился со многими новыми женщинами, но продолжал звонить Мег. Среди них была Келли Фиоре, неописуемо милая, кокетливая, веснушчатая девушка, которая жила в доме на Первой Авеню; Шерон Ауэр, студентка юридического факультета и другие милые девушки, жившие в Баунтифуле, что чуть севернее Солт-Лейк-Сити.

Много позже, когда я снова встретила Теда, к тому времени уже будущего самым перспективным подозреваемым в исчезновениях и убийствах, он спросил меня:

– С чего-бы мне нападать на женщин? У меня была любая женская компания, которую я мог пожелать. В тот первый год в Юте я переспал по меньшей мере с дюжиной женщин и все они легли со мной в постель по собственной воле.

Я не сомневалась в этом. Тед Банди всегда нравился женщинам. С чего бы ему принуждать их силой?

Осенью 1974 я ничего не знала о криминальной обстановке в штате Юта. Он находился за сотни миль от моей рабочей зоны – Северо-Запада, откуда я получала дела. В то время я узнала, что нуждаюсь в операции: небольшой, но не терпящей отлагательств. Это значило, что минимум месяц я не смогла бы заниматься работой. Поэтому, чтобы продержаться этот месяц, я стала писать в 2 раза больше историй.

Если бы у меня появилось желание, возможность и время изучить сводки происшествий, случившихся той осенью в районе Солт-Лей-Сити, я бы прочитала о случаях до жути похожих на те, что произошли в Вашингтоне. Но в самом Вашингтоне похоже всё прекратилось. К октябрю, спустя 3 месяца с последнего исчезновения, не пропала ни одна молодая девушка. Но детективы сомневались, что убийца преодолел свою одержимость и изгнал из себя демонов. Скорее всего он был мёртв, заключён под стражу или переехал.

 

 

Предыдущая статья:Глава 11, Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расслед.. Следующая статья:Полицейские снимки подвальной комнаты Линды Энн Хили, находящейся в доме, который она делила вместе с несколькими другими девушками-студентками.
page speed (0.0192 sec, direct)