Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава 11, Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расслед..  Просмотрен 205

  1. Глава 12, Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя ..
  2. Полицейские снимки подвальной комнаты Линды Энн Хили, находящейся в доме, который она делила вместе с несколькими другими девушками-студентками.
  3. Июля 1974 года Денис Насланд оставила друзей и своего парня, чтобы пойти в парковый туалет Государственного парка Лэйк Саммамиш. Она так и не вернулась.
  4. Линда Энн Хили, первая известная жертва. Она исчезла спустя месяц после того, как Тед порвал отношения со Стефани.
  5. Ник Маки, глава Целевой Группы Службы шерифа округа Кинг.
  6. Глава 13, Вечером в пятницу, 18 октября 1974, семнадцатилетняя Мелисса Смит, доч..
  7. Глава 14, Первый год в юридической школе Юты успеваемость Теда Банди была не ..
  8. Глава 15, В мае 1975 Тед Банди пригласил в гости своих друзей из Департамента..
  9. Глава 16, Я не видела и не слышала Теда Банди с рождественской вечеринки в де..
  10. Глава 17, Если осенью 1975 я чувствовала свою вину и относилась к Теду не сов..
  11. Глава 18, В октябре 1975 Тед написал, что чувствует себя «под гнётом урагана»..
  12. Глава 19, Осенью 1975 у Теда, сидящего в тюрьме Солт-Лейк-Сити, были как недо..

 

Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расследованиями убийств в августе 1974 и смотрела на длиннющую компьютерную распечатку, закреплённую на 12-футовой стене их офиса, конец которой волочился по полу. На ней были имена подозреваемых, названные гражданами. Имена мужчин, которые, как они считали, могли быть тем неуловимым «Тедом». Чтобы найти и допросить каждого, потребовались бы годы, и это при условии достаточного количества сотрудников, которых, разумеется, не было. Вероятно, во всей стране не сыскалось бы управления с таким количеством людей. Но полицейские округа Кинг и Сиэтла могли откинуть лишние имена и заняться проверкой только самых перспективных.

Одно из сообщений, поступивших 10-го августа, показалось детективам достойным внимания. Молодая женщина рассказала о встрече, которая состоялась в Юнивёрсити Дистрикт в нескольких кварталах от места исчезновения Джорджэнн Хокинс.

– Я шла недалеко от пересечения 16-ой и 50-ой улиц 26 июля в 11:30 утра. Там был этот человек – около 5-ти футов и 9-10-ти дюймов, хорошо сложен, с коричневыми волосами, достающими до воротника – в синих джинсах, но одна штанина была обрезана, потому что вся нога полностью была в гипсе. Он опирался на костыли, а в руке держал старомодный чёрный портфель с ручкой. Портфель падал из рук, он его поднимал, потом он снова падал и так далее.

Девушка прошла мимо него, оглянувшись, когда портфель снова упал.

– Он улыбнулся мне. Было видно, будто он дожидался моей помощи, и я почти решилась… пока не взглянула ему в глаза. У него был очень странный жуткий взгляд. Я быстрым шагом начала уходить от него, пока не дошла до «Аве». Он был весь ухоженный, а гипс был чистым и новым, будто его только что наложили.

Больше она его никогда не видела и не увидит.

Полицейские патрули округа Уоллингфорд выискивали мужчин со сломанной рукой и полностью загипсованной ногой. И несколько таких нашли: их останавливали и задавали вопросы, настоящие ли были у них травмы.

В последние две недели августа я испытывала навязчивое ощущение беспокойства. Я продолжала разглядывать полицейский рисунок, заново перечитывала описания внешности, упоминание о лёгком английском акценте. Всё это казалось мне знакомо, напоминало человека, которого я знала. Но я отогнала прочь эти мысли, навязанные всеобщей истерией того жуткого лета.

Я знала многих мужчин с именем Тед, включая двух детективов из отдела по расследованию убийств, но только один Тед подходил под описание – Тед Банди. Я не видела его вот уже 8 месяцев и думала он уехал из Сиэтла. Последний раз, когда я видела его, он жил по адресу 4123 12-ая Северо-восточная Авеню, всего в паре кварталов от большинства пропавших девушек.

Потом я почувствовала смущение от того, что мой друг, которого я знала на протяжении трёх лет вообще пришёл на ум в качестве подозреваемого. Вы же не побежали бы в полицию называть имя своего хорошего друга, который был полной противоположностью того человека, которого они искали. Это не мог быть он. Чушь какая-то. Тед Банди никогда не обидел бы женщину.

И даже дурного слова не сказал бы. Человек, чья работа была направлена на помощь людям, на искоренение самого сексуального насилия просто не мог быть в этом замешан, как бы сильно не подходил под описание.

Были периоды, когда я не думала о нём, но затем внезапно его лицо появлялось перед глазами, – обычно это происходило перед сном. В последствии я узнала, что были и другие люди, знавшие Теда гораздо лучше меня, которых тоже одолевали сомнения.

В итоге я решила сделать что-то такое, что помогло бы изгнать все сомнения. Сколько знала Теда, у него никогда не было своей машины, в том числе «фольксвагена-жука». Если бы я смогла снова в этом убедиться, это бы меня успокоило. Если он имел хоть какое-то отношение к пропавшим девушкам, то тем более нужно было сделать первый шаг.

Я решила связаться с детективом Диком Ридом из Сиэтла. Рид, высокий худощавый человек, выдающий шутки, как из пулемёта, проработал в отделе по расследованию убийств дольше, чем все остальные 17 детективов. Он стал моим близким другом. Я знала, что он мог проверить Теда по базе данных Департамента транспорта, не задавая при этом лишних вопросов.

Я позвонила ему и медленно начала:

– Не думаю, что в этом есть смысл, но это тревожит меня. У меня есть один хороший друг по имени Тед. Ему около 27-ми, он подходит под описание и раньше жил вблизи Университета, но я не знаю, где он сейчас. Вообще-то, не думаю, что у него есть машина, потому что я часто его подвозила. Не хочу ничего ему накручивать, просто нужно узнать, есть ли у него сейчас машина. Сможешь мне помочь?

– Конечно, – ответил он. – Как говоришь его зовут? Забью его в компьютер. Если у него есть машина, зарегистрированная на его имя, то компьютер скажет об этом.

– Его зовут Тед Банди. Б–а–н–д–и. Перезвонишь мне, хорошо?

Телефон зазвонил через 20 минут.

– Теодор Роберт Банди, 4123 12-ая Северо-восточная Авеню. Веришь нет, у него бронзовый «фольксваген-жук».

Я подумала он дразнит меня.

– Ну, хватит Рид. Какая у него машина на самом деле? Или у него её вообще нет, так?

– Энн, я серьёзен. Машина записана на его имя. Собираюсь выйти прокатиться вокруг квартала, вдруг она попадётся мне на глаза.

Рид позвонил позже после полудня и сказал, что по указанному адресу машины не обнаружил. Сказал, что пойдёт ещё дальше:

– Съезжу в Олимпию получить фотографию с водительского удостоверения и передам её в полицию округа.

– Моё имя ведь не обязательно должно быть указано в качестве источника информации?

– Без проблем. Сделаю всё анонимно.

Рид добавил снимок Теда Банди к огромной куче остальных 2.400 «Тедов», – и на том всё.

Детективы округа Кинг физически не могли показать 2.400 фотографий подозреваемых всем очевидцам из Государственного парка Лэйк Саммамиш. Такое огромное количество лиц просто привело бы их в замешательство. К тому же о Теде Банди в то время не было ничего известно из того, что могло бы сделать его возможным подозреваемым. Проверка по компьютеру не выявила вообще ничего, за что можно было зацепиться.

Так я перестала о нём думать. Не придала особого веса факту, что Тед владел «фольксвагеном». У многих была такая же машина. А, собственно, больше ничего и не делало из него перспективного подозреваемого.

Я не видела Теда с рождественской вечеринки в конце 1973. Пару раз пыталась выйти с ним на связь, когда жила в плавающем доме, но так ни разу и не застала его дома.

Он прекратил свою деятельность в Республиканской партии, но большую часть 1973 учебного года был занят в юридической школе Университета Пьюджет Саунд в Такоме. В начале весны 1974 он начал получать страховку по безработице, и почти забросил учёбу в УПС. 10 апреля он окончательно бросил юридическую школу. Но на предстоящую осень он получил второе одобрение на поступление от регистратуры юридической школы Университета Юты. Он бросил УПС, даже не сдав последний экзамен, но не стал рассказывать об этом своим партнёрам по карпулингу[43]. Когда они спросили его об успехах он просто съехал с вопроса: «Уже и не помню».

Возможно он считал, что УПС не соответствует его стандартам, и юридическая школа Юты может предложить больше. В его заявлении было указано, что к осени он собирался жениться на бывшей жительнице Юты Мег Андерс. Рукой секретаря была сделана приписка: «Жениться до начала четверти – очень неразумно при поступлении в Университет».

Одно из приложений к заявлению даёт интересное представление о его самоуверенности: «Не думаю, что сейчас нужно быть робким, – и не буду. Я слишком долго планировал карьеру в правовом русле, чтобы тщеславие или плохие показатели вступительного теста стали помехой для поступления. Поэтому ответственно заявляю, что файл, который вы держите в руках это не просто файл высококомпетентного студента, а файл человека достаточно упрямого, чтобы показать себя решительным, неутомимым студентом и практикантом юриспруденции, и достаточно квалифицированного, чтобы преуспеть в своих начинаниях. Оценки за прошедшие два года, рекомендации и персональные качества говорят в пользу Теда Банди, студента, труженика и исследователя права. Всего этого вступительный тест просто не способен отразить.

С уважением,

Теодор Р. Банди».

Подпись Теда была шедевром каллиграфии, изобилующим размашистыми завитками. К этому приложению была прикреплена карточка, на которой он просил, чтобы оно было прочитано вперёд всех остальных бумаг.

Не последним по значимости в файле Теда было письмо от губернатора Дэна Эванса, которое он частично написал от его имени:

«Председателю приёмной комиссии

Юридической школы

Университета Юты,

Солт-Лэйк-Сити, Юта 84112.

Дорогой Председатель,

Пишу вам в поддержку заявления Теодора Роберта Банди на поступление в Вашу юридическую школу. Тед выразил желание поступить в Университет Юты и для меня будет удовольствием поддержать его этим рекомендательным письмом.

Впервые я познакомился с Тедом, когда он был выбран для работы в моей предвыборной кампании ’72–го года. По общему мнению всех руководителей кампании – Тед проявил себя блестяще. Исполняя ключевую роль в разрешении вопросов, исследованиях и стратегии, он продемонстрировал способность начинать и продвигать свои собственные планы, эффективно отбирать и чётко доносить важную информацию, а также проявлять стойкость в неопределённых, а иногда и критических ситуациях.

Его самообладание и благоразумие помогали добиться выполнения поставленных перед ним задач. Благодаря этим качествам он внёс свой вклад в продуктивность общей стратегии и политического курса.

Если политическая кампания не является для Вас мерой перспективного студента–юриста, то уверен Вы, как и я, откроете для себя и другие способности и умения Теда. Взгляните на его академические показатели за последние два года, на его страстное участие в общественной жизни. Отметьте занимаемые им политические должности в период после окончания обучения в Университете. Уверен, он имеет право и желание и дальше продолжить свой жизненный путь в области юриспруденции.

Настоятельно рекомендую принять Теда Банди в Вашу юридическую школу. Вам достанется исключительный студент.

С уважением,

Дэниэл Дж. Эванс».

В 1973 Университет Юты готов был принять Теда. Он был желанным студентом и в 1974 его зачислили, – после «серьёзной аварии», которая не дала ему поступить в юридическую школу годом ранее.

УПС остался позади. Впереди в сентябре ждала юридическая школа Юты. 23 мая Тед был принят на работу по составлению бюджета Департамента чрезвычайных ситуаций штата Вашингтон, состоящего из множества вооружённых агентств, отвечающих за быстрое реагирование в случаях стихийных бедствий, лесных пожаров, нападения вероятного противника и даже эпидемии чумы (если бы таковая разгорелась). В 1974 в стране на пике была первая волна дефицита бензина. Распределение топлива тоже входило в обязанности Департамента чрезвычайных ситуаций.

Тед работал 5 дней в неделю с 8-ми до 5-ти, иногда оставаясь сверхурочно в штаб-квартире ДЧС в Олимпии. Ему приходилось преодолевать 60 миль от дома Роджерсов, хотя он периодически оставался у своих друзей в Олимпии или заезжал переночевать к семье в Такому.

Для Теда это было отличное вре̒менное занятие, перед переездом в Солт-Лэйк-Сити. Он получал 772 доллара в месяц – меньше, чем у Росса Дэвиса, да и работа была не такой престижной, зато она давала ему возможность заработать на обучение и увидеть государственную бюрократическую машину изнутри.

В то лето 1974 новые соседи по дому Роджерсов видели Теда настолько редко, что окрестили его «Фантомом». В основном они видели его уходящим и приходящим, а иногда смотрящим телевизор. Порой он не появлялся в доме по несколько дней.

Поведение Теда вызывало неоднозначное отношение со стороны коллег по ДЧС. Некоторым он нравился, другие считали его бездельником: работал он с переменным желанием. Ему было непривычно трудиться по ночам над планами по распределению топлива; по утрам он часто приходил на рабочее место с приличным опозданием. Если ему нужен был выходной, он никогда не предупреждал об этом начальство: просто появлялся на следующий день с рассказом о том, что приболел.

Тед записался в офисную команду по софтболу и посещал вечеринки, организованные его коллегами. Он очень нравился Кэрол Энн Бун Андерсон, Элис Тиссен и Джо Маклин. Некоторые работники считали его аферистом, манипулятором, человеком, который ставил себя так, будто убивался на работе в поте лица, хотя на самом деле практически ничего не делал.

По словам Нила Миллера, одного из исполнительных лиц ДЧС, самым длинным периодом отсутствия Теда был отрезок с 11-го (четверг) по 17-ое (среда) июля. В этот раз он позвонил и сказал, что болен, но Миллер не смог вспомнить, что это была за болезнь. Один из этих дней покрыл больничный, но зато он потерял 3 остальных рабочих дня.

После двойного похищения 14 июля на озере Саммамиш и разлетевшихся слухов о таинственном «Теде», Тед принял довольно много шуток в свой адрес. Особенно сильно над ним подшучивала Кэрол Энн Бунн. Они были большими друзьями, и он внимательно и деятельно выслушивал её, когда Кэрол обсуждала с ним возможные варианты расставания с тогдашним своим партнёром.

Глава поисково-спасательной группы штата Вашингтон тоже дразнил Теда, будто он выглядел, как «Тед», которого везде разыскивала полиция.

Но всё это так и осталось шутками.

 

 

Предыдущая статья:Глава 10, «Тед» вышел из тени, показавшись при дневном свете на глазах почти .. Следующая статья:Глава 12, Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя ..
page speed (0.0114 sec, direct)