Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава 10, «Тед» вышел из тени, показавшись при дневном свете на глазах почти ..  Просмотрен 228

  1. Глава 11, Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расслед..
  2. Глава 12, Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя ..
  3. Полицейские снимки подвальной комнаты Линды Энн Хили, находящейся в доме, который она делила вместе с несколькими другими девушками-студентками.
  4. Июля 1974 года Денис Насланд оставила друзей и своего парня, чтобы пойти в парковый туалет Государственного парка Лэйк Саммамиш. Она так и не вернулась.
  5. Линда Энн Хили, первая известная жертва. Она исчезла спустя месяц после того, как Тед порвал отношения со Стефани.
  6. Ник Маки, глава Целевой Группы Службы шерифа округа Кинг.
  7. Глава 13, Вечером в пятницу, 18 октября 1974, семнадцатилетняя Мелисса Смит, доч..
  8. Глава 14, Первый год в юридической школе Юты успеваемость Теда Банди была не ..
  9. Глава 15, В мае 1975 Тед Банди пригласил в гости своих друзей из Департамента..
  10. Глава 16, Я не видела и не слышала Теда Банди с рождественской вечеринки в де..
  11. Глава 17, Если осенью 1975 я чувствовала свою вину и относилась к Теду не сов..
  12. Глава 18, В октябре 1975 Тед написал, что чувствует себя «под гнётом урагана»..

 

«Тед» вышел из тени, показавшись при дневном свете на глазах почти полудюжины молодых девушек – помимо двух пропавших. Назвал своё настоящее имя. Настоящее ли? Это неважно, потому что СМИ, раскручивающим тему необъяснимых исчезновений, нужны были громкие заголовки. Тед. Тед. Тед.

И правда, рьяная деятельность журналистов, всегда ищущих что-то новое, могла серьёзно повлиять на ход следствия. Против безутешных семей девушек, пропавших возле озера Саммамиш, были применены наиболее действенные журналистские тактики. Когда семьи отклонили запросы на интервью, некоторые журналисты намекнули, что за неимением информации, им придётся опубликовать о Дженис и Денис некоторые сомнительные слухи, – если, конечно они, не получат интервью. И вообще, если они не захотят подробно рассказать о своей боли, – это значительно уменьшит их шансы на поиски дочерей.

Это было отвратительно и жестоко, но это сработало. Родители с неохотой согласились на болезненные интервью и фотографии. Их дочери были хорошими девочками, а не легкого поведения, – и они хотели, чтобы люди об этом знали. И они хотели, чтобы их фотографии были напечатаны во всех газетах и появились во всех выпусках новостей. Может быть, это привело бы к их нахождению.

Полицейские следователи были со СМИ немногословны.

Технически дела о пропавших девушках проходи под несколькими разными юрисдикциям: дела Линды Энн Хили и Джорджэнн Хокинс велись на территории Сиэттла под руководством капитана Херба Свиндлена и его группы. Дженис Отт, Денис Насланд и Бренда Болл пропали в округе Кинг, их поисками усиленно занимались люди капитана Дж. Н. «Ника» Маки̒. Шериф округа Тёрстон Дон Редмонд в сотрудничестве с Родом Маремом из полиции кампуса Государственного колледжа Эвергрин был ответственен за дело Донны Мэнсон. Дело Сюзан Ранкорт по-прежнему находилось в ведении округа Киттитас и Центрального управления полиции Университета Вашингтона. А исчезновением Роберты Кэтлин Паркс занималась полиция штата Орегон и города Корваллис.

Нетерпение общественности, требующей скорейших результатов, усиливалось с каждым днём, оказывая титаническое давление на детективов. Простые обыватели, насмотревшиеся выпусков новостей и начитавшиеся газет, недоумевали: если уж не производится арестов, то почему не ищут тела?

В 1972 по округу было совершено всего 11 убийств и 9 из их были раскрыты. В 1973 было 5 – раскрыты все. Несмотря на то, что в 1974 году отдел, занимающийся убийствами был дополнительно загружен делами о вооружённых ограбления, у него было достаточно сержантов и людей, чтобы справляться с общим потоком дел. Но после исчезновения Бренды, а шестью неделями позже – Дженис Отт и Денис Насланд, подразделение прошло через радикальную реорганизацию.

Маки был высококвалифицированным руководителем. Ему не стукнуло и сорока, когда он возглавил Отдел по расследованию тяжких преступлений. Он реорганизовал администрацию изолятора и вообще достиг многого, но весь его предыдущий опыт был далёк от фактической следственной работы.

Оперативников возглавил сержант Лен Рэндалл, повадками похожий на белого медведя. Он взял за привычку самолично выезжать на места преступлений во всех крупных делах вместе со своими людьми.

Основную часть составила группа молодых детективов округа Кинг. Только один из них был старше 35-ти, – Тед Форрестер, который относился к своему прозвищу «Старый» со сдержанным добродушием. Он отвечал за юго-восточную часть округа: фермерские угодья, шахтёрские города и за местность в районе Маун Рейнер. Рольф Гранден был назначен ответственным за южный район – городскую часть будущего мегаполиса Сиэттл-Такома. Майк Бэйли и Рэнди Хегесхаймер делили юго-запад, также преимущественно городской. Роджер Данн отвечал за северную часть округа – район между границей Сиэтла и границей округа Снохомиш.

Новым человеком в отделе стал подтянутый моложавый Боб Кеппел. Он отвечал за тот сектор, где произошли исчезновения возле озера Саммамиш – территории к востоку от озера Вашингтон. До 14-то июля 1974 Кеппел занимался только убийствами.

По прошествии лет дело «Теда» по большей части перейдёт именно на плечи Боба Кеппела. Со временем он будет знать о «Теде» и его жертвах столько, сколько не знал ни один другой следователь, возможно, за исключением Ника Маки.

К 1979 голова Боба Кеппела покроется сединой, а капитан Макки уволится из органов по инвалидности, перенеся 2 сердечных приступа. Капитану Хербу Свиндлеру будет проведена серьезная открытая операция на сердце. Невозможно в точности определить, какому стрессу подвергаются детективы во время работы над такими масштабными делами о похищении девушек, но каждый, кто общается с ними подтвердит вам, что они испытывают невероятное напряжение, вызванное громадной ответственностью. Если главам корпораций приходится иметь дело только с прибылью и убытками, то детективы, занимающиеся расследованием убийств, особенно в таких случаях, как дело «Теда», по-настоящему имеют дело с жизнью и смертью в борьбе со временем и перевесом не в свою пользу. Это опасная профессия, награждающая язвами, гипертонией, сердечной недостаточностью и, порой, алкоголизмом. На следователей напирают все: общественность, семьи жертв, пресса и начальство, требуя от них немедленных и решительных мер.

На поиски Денис Насланд и Дженис Отт были направлены все служащие Отела по расследованию тяжких преступлений округа Кинг вместе с детективами из Сиэтла и полицейскими из деревушек Иссакуа и Норт Бенд, расположенных возле Государственного парка Лэйк Саммамиш.

Теперь они знали: у них объявилось место, с которого можно начать не только поиски Денис и Дженис, но и остальных шести девушек. «Тед» дал возможность разглядеть себя. После того, как 15 июля история попала в газеты, в полицию обратилось порядка дюжины человек. Девушки, содрогающиеся от того, что находились практически в когтях смерти. Люди из парка, которые видели «Теда», разговаривающим с Дженис Отт перед тем, как она ушла с ним.

Полицейский художник Бен Смит по их показаниям принялся рисовать сложный рисунок человека в белой теннисной одежде. Он стирал и снова рисовал, упорно пытаясь отразить на бумаге слова свидетелей. Это была совсем нелёгкая задача.

После того, как рисунок был показан по телевидению, поступили сотни звонков. Но тогда «Тед» казалось не обладал никакими отличительными чертами. Симпатичный молодой человек возрастом чуть за 20, со светло-коричневыми волосами, с обычными чертами лица без шрамов или каких-либо других особенностей, способных отличить его от тысяч других молодых людей, бывших на том пляже. Да, была сломанная рука, но детективы сомневались, что это действительно так. Они были практически уверены, что гипс выполнил свою задачу и теперь был снят и выброшен.

Нет, правда: «Тед» обладал настолько заурядной внешностью, что, возможно, потому-то и показался на людях, получая теперь извращённое удовольствие от «рекламы».

Детективы снова и снова произносили одни и те же слова: «Думайте. Попытайтесь вспомнить что-то необычное в нём.

Что-то, что не укладывается в уме».

И очевидцы пытались. В надежде на то, что они смогут вспомнить что-то ещё некоторых даже подвергли гипнозу. Акцент, точно, лёгкий английский акцент. Да, в разговоре с Дженис Отт он упомянул об игре в ракетбол. Улыбка, его улыбка была безупречной. У него очень грамотная речь хорошо образованного человека. Хорошо. Что-то ещё? Он был загорелым. Отлично. Что ещё?

Больше ничего. Ничего, кроме его странного взгляда, когда он смотрел на нескольких потенциальных жертв.

Была машина – светло-коричневый «фольксваген-жук» неопределённого состояния. Кто их разберёт этих «жуков»? – все они выглядят одинаково. И свидетель, который прошёл вместе с «Тедом» на парковку, не видел, чтобы он в него садился. Просто прислонился к нему, когда объяснял, что его лодка находится в другом месте. Любая машина могла быть его. Хотя, подождите: он указал жестом на пассажирскую дверь. Должно быть это действительно была его машина.

Но никто не видел, чтобы Дженис Отт садилась хоть в какую-нибудь машину. У неё был десятискоростной жёлтый «Тайгер», который нельзя было просто так разобрать для транспортировки. Он не смог бы поместиться в багажник «Жука» не высовываясь наружу. Несомненно, кто-нибудь должен был заметить машину с велосипедом, торчащим из багажника или закреплённым снаружи на кузове. Но никто ничего не видел.

Озеро Саммамиш было закрыто для посетителей: его прочёсывали полицейские водолазы, выглядящие, как существа с другой планеты. Они снова и снова уходили под поверхность воды, каждый раз всплывая и качая головой. Стояла жара. Если бы тела девушек находились в озере, они бы вздулись и всплыли на поверхность, но этого не случилось.

Дорожная полиция, полицейские Иссакуа и 80 добровольцев из Спасательной команды и Отряда скаутов пешком и верхом на лошадях исследовали 400 акров парка и ничего не нашли. Над зоной поисков кружили вертолёты полиции Сиэтла, тоже тщетно пытаясь отыскать хоть что-нибудь: блестящий жёлтый велосипед, ярко-голубой рюкзак Дженис, который был с ней в воскресенье или самих девушек, – их тела, возможно сокрытые в густой растительности к востоку от парковки и невидимые наземным группам.

Патрульные машины Службы шерифа медленно курсировали по окрестным дорогам через фермерские угодья, останавливаясь и проверяя старые амбары, полуразвалившиеся сараи и пустые заброшенные дома.

Они ничего не нашли.

Не было и записки с требованием выкупа. Похититель не избавился от девушек, потому что хотел за них денег. Но шла неделя за неделей и становилось всё яснее, что мужчина в теннисной одежде был сексуальным психопатом, – остальные девушки исчезли с большими интервалами. Многие детективы считают, что мужчины тоже подвержены псевдоменструальным циклам, когда с виду нормальные, некоторые из них становятся настолько сексуально одержимыми, что избавить их от этого может только изнасилование или убийство.

Но сразу две девушки в один день? Неужели его сексуальная одержимость была настолько велика, что для этого нужно было похищать вторую всего через 4 часа после первой? Дженис исчезла в 12:30. Денис – около 4:30. Даже самый маниакально настроенный человек должен был измотаться уже после первой жертвы. Почему же он вернулся в тот же самый парк и похитил вторую через 4 часа?

Интервалы между похищениями становились всё короче, будто, чтобы почувствовать облегчение, ужасающая одержимость похитителя нуждалась в более частых стимулах. Может только неуловимому «Теду» требовалось больше одной жертвы, чтобы удовлетворить свои аппетиты. Возможно, пока он выбирал вторую девушку, Дженис лежала где-то связанной с кляпом во рту. Возможно, он хотел острых ощущений, которые сулило двойное похищение, – пока он насиловал и убивал одну, другая бы за всем этим наблюдала. Но это только в теории, о которой никто из нас не хотел даже думать.

Каждый опытный детектив, занимающийся убийствами, знает: если дело не раскрывается в течении первых 24-ёх часов, то шансы найти убийцу уменьшаются пропорционально количеству прошедшего времени. След становится всё прозрачнее и прозрачнее.

Проходили дни и недели, а расследование продолжало топтаться на месте. Следователи не могли даже отыскать тела жертв. Денис и Дженис могли находиться в любом месте в радиусе 100 или 200 миль. Маленькому коричневому «фольсвагену-жуку» нужно было преодолеть всего четверть мили, чтобы попасть на Ай–90, ведущую через горы на восток или в густонаселённый Сиэтл на западе, – словно искать две иглы в миллионе стогов.

На случай, если девушки были убиты и похоронены где-то на огромных полудиких территориях вокруг парка, в воздух были подняты самолёты с инфракрасными камерами. Это сработала в Хьюстоне в 1973, когда техасские следователи разыскивали тела подростков, убитых массовым убийцей Дином Корлом. Если там была недавно повреждённая и уже отмирающая растительность, она отразилась бы на готовых снимках ярко-красным цветом в то время, как человеческий глаз не способен был разглядеть никаких изменений. Обнаружилось несколько участков, которые детективы тщательно перекопали, но не нашли ничего кроме поваленных деревьев.

В то воскресенье 14 июля некоторые посетители парка были с камерами. Отснятые кадры были очень быстро изъяты для изучения. Детективы внимательно изучили картинку на переднем плане, но больше всего их интересовал задний в надежде углядеть хотя бы мимолётное появление человека с перевязанной рукой. Просматривая радостные кадры, детективам было не до веселья, – они продолжали искать. Но его там не было.

В следующее воскресенье после похищения в парк приехали журналисты: они подметили, что, несмотря, на такой же замечательный солнечный день, каким было прошлое воскресенье, отдыхающих было намного меньше. Некоторые женщины, с которыми они беседовали, рассказали, что держат под своими пляжными полотенцами оружие. У некоторых были свистки и ножи с выкидным лезвием. Девушки ходили в туалет подвое или больше. Рейнджер парка Дональд Симмонс отметил, что посетителей было примерно в 20 раз меньше, чем он ожидал.

Но шли недели, люди стали забывать о двойном похищении или просто выкинули его из голов.

Парк снова наполнился отдыхающими, а призраки Денис Насланд и Дженис Отт, казалось, больше никого не тревожили.

Никого, кроме полицейских детективов округа Кинг. Дела под номерами 74–96644, 74–95852 и 74–81301 (Дженис, Денис и Бренда) будут преследовать их до конца дней.

Доктор Ричард Б. Джарвис, сиэттлский психиатр, специализирующийся на отклонениях криминальных умов, опираясь на свой предыдущий опыт, составил словесный портрет человека, известного теперь под именем «Тед». Он считал, если все 8 похищений связаны, если девушкам был причинён вред, то возраст нападавшего находится в интервале от 25-ти до 35-ти, он психически болен, но не настолько явно, чтобы привлечь к себе внимание окружающих.

Джарвис полагал, что «Тед» боялся женщин и их власти над ним и иногда проявлял социально-изолированное поведение.

Джарвис провёл много параллелей между человеком из парка и 24-летним жителем Сиэтла, признанным виновным в убийствах 2-х молодых женщин, в изнасиловании и попытках изнасилований других девушек. Этот человек был признан сексуальным психопатом и теперь отбывал пожизненный срок в тюрьме. В школе он был звездой спорта, его все знали, он пользовался вниманием девушек. Его поведение заметно изменилось, когда сразу после школы его бросила девушка. Позже он женился, и после того, как жена подала на развод, начал свои сексуальные забавы.

Согласно доктору Джарвису сексуальные психопаты не безумны, они понимают разницу между добром и злом. Он вынужден был нападать на женщин. Как правило у таких людей не бывает недостатка интеллекта, травм мозга или откровенного психоза.

Утверждения Джарвиса нашли отклик в сиэтлской газете, занимающейся освещением дела, в которой ему уделили целую колонку. Много позже, когда я перечитала её, поняла насколько близки были его описания к настоящему массовому убийце.

Во время работы над делами, мы часто обсуждали все возможные предположение, кем мог быть этот «Тед». Очевидно он был умным, обаятельными и привлекательным. Ни одна из 8-ми девушек не пошла бы с человеком, не вызывающим доверия. Его манера общения не была развязной или заискивающей, от чего испарялась вся их осторожность, и они забывали про все наставления, слышанные ещё с детства. Несмотря на то, что дальше в ход шла сила и угрозы, в большинстве случаев в начале ему нужно было разыграть свою роль. Вполне вероятно, что совсем недавно он и сам был студентом: он был хорошо знаком с кампусами и их бытом.

Способом завоевания доверия девушек – помимо его личных качеств – определённо было создание иллюзии беспомощности. Человек со сломанной рукой или ногой в гипсе со стороны не представлял особой угрозы.

Кто же мог иметь доступ к гипсам, перевязям и костылям? Да, любой человек, которому они могли понадобиться. Но вернее всего раздобыть их могли студенты-медики, служащие больниц, скорой помощи или работники фирм, торгующих медицинским оборудованием.

– Он не должен вызывать подозрения, – размышляла я. – Люди, общающиеся с ним, никогда не подумают связать его с «Тедом».

Все эти догадки только усиливали невозможность поимки этого человека.

Астрологическая схема, конечно, предсказала новую дату исчезновения, но была слишком надуманной, чтобы полагаться на неё. Вполне возможно, похититель не знал, что находится под воздействием лунных фаз, если они вообще оказывали на него воздействие.

Я показывала Хербу Свиндлеру картинки от Р. Л., полные странных символов. По этому поводу над ним частенько подшучивали детективы, не верящие «во все эти штуки-дрюки».

Полиция округа Кинг и полиция Сиэттла провели работу с медиумами, но ни одно из их «видений» мест захоронения тел не нашло подтверждения на практике. Они не нашли ни «маленький жёлтый коттедж близ Исскакуа», ни «до̒ма в Уоллингфорде, где базировалась сексуальная секта», ни «огромного красного дома в Саут Энд, залитого кровью». Тем не менее, в информации от граждан было столько же пользы, сколько от ясновидцев. «Теда» видели там, тут, везде, – и нигде.

Если верить астрологической схеме, следующее исчезновение должно было случиться в промежуток между 7:25 вечера 4-го августа 1974 и 7:12 вечера 7-го августа, когда Луна снова находилась в знаке Рыб.

Ничего не случилось.

На самом деле, похищения в Вашингтоне прекратились так же внезапно, как начались. С одной стороны – всё закончилось. С другой – этому никогда не суждено будет подойти к концу.

 

 

Предыдущая статья:Глава 9, Так случилось, что в конце июня 1974 я сидела в офисе капитана Херб.. Следующая статья:Глава 11, Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расслед..
page speed (0.0122 sec, direct)