Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Литература

Глава 9, Так случилось, что в конце июня 1974 я сидела в офисе капитана Херб..  Просмотрен 346

  1. Глава 10, «Тед» вышел из тени, показавшись при дневном свете на глазах почти ..
  2. Глава 11, Помню, как стояла в отделении полиции Сиэттла, занимающимся расслед..
  3. Глава 12, Из всех информаторов нашлось 4 человека, которые прямо назвали имя ..
  4. Полицейские снимки подвальной комнаты Линды Энн Хили, находящейся в доме, который она делила вместе с несколькими другими девушками-студентками.
  5. Июля 1974 года Денис Насланд оставила друзей и своего парня, чтобы пойти в парковый туалет Государственного парка Лэйк Саммамиш. Она так и не вернулась.
  6. Линда Энн Хили, первая известная жертва. Она исчезла спустя месяц после того, как Тед порвал отношения со Стефани.
  7. Ник Маки, глава Целевой Группы Службы шерифа округа Кинг.
  8. Глава 13, Вечером в пятницу, 18 октября 1974, семнадцатилетняя Мелисса Смит, доч..
  9. Глава 14, Первый год в юридической школе Юты успеваемость Теда Банди была не ..
  10. Глава 15, В мае 1975 Тед Банди пригласил в гости своих друзей из Департамента..
  11. Глава 16, Я не видела и не слышала Теда Банди с рождественской вечеринки в де..
  12. Глава 17, Если осенью 1975 я чувствовала свою вину и относилась к Теду не сов..

 

Так случилось, что в конце июня 1974 я сидела в офисе капитана Херба Свиндлера, когда в отделение, занимающееся убийствами, вошла Джони Ленц со своим отцом. У Херба на стене висели фотографии жертв. Он держал их там как напоминание, что ни в коем случае нельзя останавливаться, пока преступник не будет пойман. Джони сама вызвалась прийти и взглянуть на снимки на случай, если вдруг кого-то из них знала, хотя их имена были ей совершенно не знакомы.

– Джони, – начал мягким тоном Херб. – Взгляни на этих девушек. Видела ли ты кого-нибудь из них? Может, вы бывали вместе в клубе, вместе работали или посещали занятия?

Джони принялась изучать фотографии, её отец стоял у неё за спиной. Эта худенькая девушка всё ещё оправлялась от повреждения мозга. Говорила она неуверенно, невнятно, но изо всех сил старалась помочь всем, чем только могла. Она подошла поближе к стене, внимательно изучила каждое фото и затем помотала головой.

– Н–н–н–е–ет, – пробормотала она. – Никогда их не видела. И не знала. Много чего не помню, но точно никогда не знала этих девушек.

– Спасибо, Джони, – сказал Херб. – Мы благодарны за то, что ты пришла.

Это было словно тыкать пальцем в небо. Вероятность того, что выжившая жертва могла дать какой-то след, была ничтожной. Когда Джони прихрамывая направилась к выходу, Херб посмотрел на меня и покачал головой. Если она и знала кого-то из них, то её память об этом, была стёрта из головы, как и весь предыдущий год.

В начале лета 1974 читающие газеты жители узнали, каким образом пропадали девушки. Теперь это уже касалось не только детективов и их начальников. Общество было потрясено.

Резко сократилось число молоденьких девушек, занимающихся автостопом. И вообще были напуганы все женщины от 15-ти до 65-ти.

Начали возникать рассказы, которые невозможно было отследить до источника. Я слышала разные варианты десятки раз. Они всегда приходили от друга, от друга друга, от кузины, сестры или жены.

Иногда говорилось, что нападение произошло в торговом центре, иногда в ресторане или даже в театре. Что-то вроде этого: «Тот мужчина и его жена (сестра, дочь и т. д.) поехали в Центральный Южный Торговый Центр. Она вернулась назад к машине что-то забрать из неё. Она долго отсутствовала, он начал беспокоиться и пошёл её искать. И появился как раз вовремя, чтобы увидеть, как какой-то человек пытался её похитить. Он закричал, и похититель бросил её. Она была без сознания. Ей чертовски повезло, что муж появился там вовремя, потому что учитывая всё происшедшее, скорее всего это был тот самый убийца».

Когда я впервые услышала эти «правдивые» истории, я решила отследить их источники, но оказалось – это невыполнимая задача. Сомневаюсь, что хоть одна из них была правдивой. Это была ответная реакция общества – массовая истерия. Люди чувствовали свою незащищённость: любая девушка могла пропасть без вести, как это уже произошло не раз.

Само-собой, правоохранительные органы подверглись огромному давлению. 3-го июля более сотни представителей департаментов со всего Вашингтона и Орегона съехались на конференцию в Олимпию, прошедшую в Государственном колледже Эвергрин. Возможно, объединив всю имеющуюся информацию они смогли бы прийти к общему знаменателю, который помог бы пробить брешь в этой казалось неразрешимой загадке.

Меня тоже пригласили. Идя туда дорожками, заросшими пихтами, на меня накатили какие-то жуткие ощущения. 4 месяца назад здесь прошла Донна Мэнсон, направляясь в то же самое здание. Только теперь дожди сменились ярким солнечным светом и надо мной щебетали птицы, – но страх никуда не делся.

Сидя среди следователей из Департамента полиции Сиэттла, Департамента полиции округа Кинг, Дорожной полиции штата Вашингтон, Следственной группы вооружённых сил США, Полиции Университета Вашингтона, Центральной службы безопасности Вашингтона, Департамента полиции Такомы, Службы шерифа округа Пирс, Управления шерифа округа Малтома (Орегон), Полиции штата Орегон и десятков департаментов рангом пониже, – было почти что невозможно поверить, чтобы все эти специально обученные мужчины с многолетним опытом не могли ничего выяснить о личности того, кого искали.

Но это было вовсе не из-за того, что они не пытались: его хотел заполучить каждый отдел, вовлечённый в расследование, они готовы были прочесать каждую улочку, чтобы произвести арест, – арест именно того самого человека.

Во вступительной речи шериф Дон Редмонд из округа Тёрстон высказал всеобщее мнение:

– Мы хотим показать родителям, что нам действительно не всё равно. Что мы хотим найти их детей.

Жители штата Вашингтон должны быть готовы протянуть нам руку помощи, обеспечить информацией. Там, во внешнем мире – нам нужны их глаза и уши.

Управление Редмонда, расположенное в столице Вашингтона, всё ещё занималось поисками убийцы Кэтрин Мэри Дивайн и местонахождением Донны Мэнсон, но теперь им предстояло иметь дело с ещё одним убийством. Пятнадцатилетняя Бренда Бэйкер была автостопщицей, как Кэти и Донна. 25 мая она сбежала из дома. 17 июня её сильно разложившееся тело было найдено на границе Государственного парка Миллерсильвания. Уже невозможно было быстро установить личность и определить причину смерти. Сначала следователи подумали, что это может быть тело Джорджэнн Хокинс. Однако сличение со стоматологической картой показало, что это Бренда Бэйкер. Её тело было найдено в нескольких милях от Маккинни Парк, где была найдена Кэти Дивайн. Оба тела находились на одинаковом расстоянии от Ай-5, автострады, проходящей между Сиэттлом и Олимпией.

 

Бренда Бэйкер

 

При сравнении дел о похищенных девушках, наружу выплывали поразительные сходства, которые невозможно было игнорировать. Было видно, что похититель раз за разом тщательно выбирал девушек одного и того же типа:

 

1. Все они имели длинные волосы, разделённые пробором по центру.

2. Все были белокожими и светловолосыми.

3. Все обладали умственным развитием выше среднего.

4. Все были стройными, привлекательными и очень талантливыми.

5. Все исчезли посреди предэкзаменационной недели.

6. Все были из полных благополучных семей.

7. Все исчезновения произошли в тёмное время суток.

8. Ни у одной девушки не было постоянного партнёра.

9. Все они были одеты в брюки или джинсы.

10. Ни в одном деле детективам не удалось найти ни единой вещественной улики, способной вывести на похитителя.

11. В каждом кампусе, где пропали девушки, проводились строительные работы.

 

И в двух случаях – рядом с местами исчезновений Сюзан Ранкорт из Элленсберга и Джорджэнн Хокинс из Сиэтла – был замечен мужчина с гипсом на руке либо ноге.

Все они были молодыми, – ни одну из них нельзя было считать зрелой сформировавшейся женщиной.

Это было необъяснимо, извращённо, безумно. И для детективов, пытающихся отыскать этого человека, – это было сродни блужданию по лабиринту, где за каждым новым поворотом их ожидал тупик.

Они даже задались вопросом: не может ли действовать больше одного человека? Культ, проводящий ритуалы с принесением девушек в жертву? В течении той весны 1974 поступила целая прорва донесений из северо-западных штатов об увечьях скота, найденного в полях с отсутствующими половыми органами. Всё это отдавало поклонениями дьяволу. Естественным (или неестественным) продолжением таких обрядов однажды должны были стать человеческие жертвоприношения.

Для детективов, собравшихся в Колледже Эвергрин, всех этих мужчин, чья работа и образ жизни заставляли их мыслить рационально и категорично, оккультизм был чуждым понятием.

Я верю в эффективность ЭСВ, но сама определённо не была знакома с астрологией, за исключением ежедневного чтения соответствующих колонок в печатных изданиях, однако несколькими днями ранее я разговаривала по телефону с одной женщиной-астрологом из Олимпии.

– Энн, ты близка с полицией, – начала она. – Я кое-что разузнала, что могло бы их заинтересовать. Можем мы об этом поговорить?

Я встретилась с Р. Л. в её квартире в Норт Энд[42]. Она провела меня в кабинет, где стол, пол и шкафы были покрыты странными непонятными символами.

Она пыталась составить рисунок – астрологический рисунок – исчезновений девушек.

– Я на что-то наткнулась. Взгляните-ка, – сказала она.

Я была в полнейшем недоумении. Я смогла понять только слово «весы» – мой знака зодиака, но в остальном для меня это был тёмный лес. Я так ей и сказала.

– Хорошо, я дам вам упрощённый курс. Вы, конечно, знаете, что такое солнечные знаки. Всего их 12 на каждый месяц в году: водолей, скорпион и другие. Но также все эти знаки являются и лунными.

Она показала мне Эфемериду (ежегодный астрологический календарь) и я узнала, что лунные фазы длятся примерно по 48 часов в месяц.

– Так, я поняла. Но не вижу связи с делами.

– Получается вот что: Линда Хили была похищена, когда Луна находилась в знаке тельца. Все остальные похищения происходили то в знаке рыб, то в знаке скорпиона. Шансы на то, что это совпадение – практически нулевые.

– Вы думаете, что тот, кто похитил и возможно убил этих девушек, действовал в соответствии с лунными фазами?

– Я не утверждаю, что он разбирается в астрологии, – сказал она.

– Может, и нет.

Она достала запечатанный конверт.

– Хочу, чтобы вы передали его кому-нибудь из начальства. Он не должен быть вскрыт ранее 15-го июля.

– Да ладно! Меня там все засмеют.

– А что, у них есть какие-то другие зацепки? Схема ясна. Я проверяла её несколько раз. Если бы я знала кто он или где девушки, или, когда это произойдёт в следующий раз, – сказала бы. Но я не знаю. Это случилось, когда Луна была в знаке тельца, а потом рыб и скорпиона. Думаю, он снова вернётся к тельцу и начнёт новый цикл.

– Ну, хорошо, – сказала я. – Я возьму конверт, но не обещаю, что найду того человека, которому его можно передать, и нужно ли вообще это делать.

– Вот увидите, – твёрдо произнесла она.

Когда я присутствовала за совещании в Эвергрин, этот конверт лежал в моей сумочке: я всё ещё не решалась рассказать о нём или о предсказаниях Р. Л.

После обеденного перерыва место за кафедрой занял Херб Свиндлер. Он задал своим товарищам по закону поразительный вопрос и отступил на несколько шагов назад:

– У кого-нибудь есть какие-нибудь идеи? Есть ли ещё схемы, которые мы не рассматривали? Кто-нибудь из присутствующих знает что-то о нумерологии? Среди присутствующих есть медиумы?

Я думала Херб шутил, – но нет. Он начал писать на доске даты исчезновения девушек, пытаясь проследить какую-нибудь связь.

Но, казалось, не было ничего, за что можно было ухватиться. Между исчезновениями Линды и Донны прошло 42 дня. Донны и Сюзан – 36. Сюзан и Кэти Паркс – 19. Кэти и Бренды – 25. Бренды и Джорджэнн – 11. Единственным явным фактом было то, что похищения стали происходить всё чаще и чаще.

– Ну, хорошо, – сказал Херб. – Есть другие предположения? Мне плевать насколько безумно они будут звучать, – мы должны разобраться и с ними.

Письмо готово было прожечь дыру в моей сумке. Я подняла руку.

– Я ничего не знаю о нумерологии, но мой друг астролог утверждает, что существует некая астрологическая закономерность.

Кто-то закатил глаза, послышались смешки, но я решительно принялась рассказывать о том, что сообщила Р. Л.

– Он похищает девушек только когда Луна находится в знаках тельца, рыб и скорпиона.

Свиндлер улыбнулся.

– Твой друг считает это необычным?

– Она говорит, что это противоречит законам вероятности.

– Значит она может сказать, когда это случится снова?

– Не знаю, но она дала мне конверт. Если нужно, можешь его забрать. Но он не должен быть вскрыт до 15 июля.

Я почувствовала, что аудитория начинает нервничать из-за того, что попусту тратит своё время.

Я передала конверт Хербу, он взвесил его в своей руке.

– Значит, тут указано время следующего похищения?

– Я не знаю. Не знаю, что находится внутри. Она хочет проверить свою теорию и сказала не открывать раньше срока.

Обсуждение перешло в другие плоскости. Подозреваю, большинство следователей посчитало меня свихнувшейся, и я не была уверена, что это не смахивало на поиски того, чего не существовало.

Основным выводом собрания стало то, что за исчезновения девушек ответственен только один человек и все старались понять, какую уловку он мог использовать, чтобы притупить их осторожность.

Кому могло бы автоматически довериться большинство молоденьких девушек? Как он мог выглядеть, чтобы заставить поверить, что не представляет для них угрозы? Ещё с детства большинство из нас приучено доверять чиновнику, священнику, пожарному, врачу, фельдшеру скорой помощи и полицейскому. И последний вариант никак нельзя было исключить, как бы не было неприятно реальным полицейским. Может, это был оборотень в погонах или кто-то в полицейской форме.

Другое предположение заключалось в том, что большинство молодых девушек скорее всего помогли бы человеку с физическим недостатками – слепому; тому, кому внезапно стало плохо, или кому–то с гипсом и костылями.

Ну, а что дальше? Укомплектовать полицейскими все кампусы Северо-Запада, чтобы они задерживали всех одетых, как полицейский, пожарный, фельдшер или священник? Или всех мужчин с гипсовыми повязками? Об этом можно было только мечтать – в правоохранительных органах обоих штатов Вашингтона и Орегона не было для этого такого количества людей.

Единственное, что можно было сделать – предупредить общественность через СМИ, запросить помощи у жителей и продолжить работу даже с малейшими поступающими крупинками информации. Непременно, рано или поздно похититель (похитители) должен был совершить ошибку, оставить следователям зацепку, которая обернулась бы против него. Все офицеры на том совещании помолились, чтобы это случилось прежде, чем пострадала бы ещё хоть одна девушка.

К сожалению, освещение собрания прессой, казалось только сделало очередной вызов тому, кто смотрел и наблюдал, кто считал себя выше закона, кто был слишком ловким, чтобы быть пойманным, – и неважно насколько вопиющими были его действия.

Государственных парк Лэйк Саммамиш расположен на восточном побережье одноимённого озера в 12–ти милях восточнее Сиэтла и практически граничит с федеральной трассой 90, которая ведёт в Сноквалми Пасс. Летом по ней движутся бесконечные потоки не только из Сиэтла, но и его крупнейшего пригорода Белвью – бурно развивающегося района с населением в 75 тысяч. Вблизи парка также расположены две деревушки Иссакуа и Норт Бенд.

Сам парк представляет собой ровные протяжённые поля, весной зарастающие лютиками, а летом – луговыми ромашками. Есть в нём и деревья, но они не образуют никаких тёмных рощиц. На территории парка располагается управление рейнджеров.

Береговая охрана приглядывает за купающимися, отводя от них прогулочные лодки. Люди, приехавшие на пикник могут вдоволь понаблюдать за планирующими парашютистами, прыгающих с небольших самолётов. Когда мои дети были маленькими, и мы жили в Белвью, то почти все тёплые летние вечера проводили в Государственном парке Лэйк Саммамиш. Там они научились плавать, и я часто ездила с ними на весь день. Это место казалось самым безопасным на свете.

14 июля 1974 был одним из тех восхитительных солнечных дней, которых вашингтонцы с нетерпением ждут во время бесконечно длинных дождливых зим и ранних вёсен. Небо было ярко голубым, к полудню температура дошла до 80-ти (27-ми) градусов, грозясь до конца дня добраться до отметки в 90. Такие дни вовсе не являются обычными даже для Западного Вашингтона.

В то воскресенье в парке находилось порядка 40 тысяч посетителей, борющихся за место под солнцем.

Помимо отдельный семейных групп, в парке проводился ежегодный «пивной кутёж», организованный пивоварней «Рэйниер». Также там проходил пикник Полицейской спортивной ассоциации Сиэтла. Асфальтовая парковка была забита уже в начале дня.

В то утро около 11:30 в парк приехала симпатичная молодая девушка. К ней подошёл молодой человек в белой футболке и синих джинсах.

– Скажите, не найдётся ли у вас свободной минутки, чтобы помочь? – спросил он улыбаясь.

Она увидела, что одна из его рук находилась на бежевой перевязи и ответила:

– Конечно, что я могу для вас сделать?

Он объяснил, что ему нужно закинуть лодку на крышу его машины, но он не может справиться с ней одной рукой. Она согласилась помочь и пошла с ним на парковку к «фольксвагену-жуку» цвета коричневый металлик.

Лодки нигде не было видно.

Девушка посмотрела на этого симпатичного молодого мужчину – позже она показала, что у него были светлые волосы песчаного оттенка, ростом около 5-ти футов и 10-ти дюймов и весом примерно около 160-ти футов – и спросила, где его лодка.

– Ох, забыл сказать – она в доме моих приятелей, тут рядом, на холме.

Он указал ей на пассажирскую дверь, и она остановилась в беспокойстве. Сказала, что её ждут родители и, что она и так уже опаздывает.

Он спокойно принял её отказ.

– Ничего страшного. Я должен был сразу сказать, что лодка не со мной. Тем не менее, спасибо за уделённое внимание.

Было 12:30, когда она увидела мужчину направляющегося в сторону парковки в сопровождении девушки, ехавшей на велосипеде. Они оживлённо беседовали. Она не вспомнит об этом случае до следующего дня, когда прочитает газету.

 

14 июля был длинным днём для 23-летней Дженис Отт, проходящей стажировку в Центре по работе с молодежью округа Кинг, где также находится окружной суд по делам несовершеннолетних. Её муж Джим находился в 1,400 милях в Риверсайде, Калифорния: заканчивал курс по разработке и проектированию протезов для инвалидов. Работа в суде по делам несовершеннолетних – которую она с нетерпением ждала – удержала её от поездки вместе с мужем. Им предстояло разделиться на несколько месяцев, – и это при том, что они были женаты всего полтора года.

 

Дженис Отт

 

Дженис Энн Отт была миниатюрной девушкой весом всего 100 фунтов (примерно 45 кг) и в ростом едва достигала 5-ти футов. У неё были длинные светлые волосы с пробором посередине и потрясающие серо-зелёные глаза. Она была больше похожа на школьницу, чем на молодую женщину, на отлично закончившую Государственный восточный колледж Вашингтона в Чини. Отец Дженис работал заместителем директора государственной школы в Спокане, Вашингтон. И даже какое-то время входил в состав Государственного совета по условно-досрочным освобождениям. В общем, семейный курс был направлен на государственную службу.

Как и Линда Энн Хили, Дженис была хорошо подкована в теоретических подходах к антиобщественному поведению и нарушениям психики. Позже её отец сказал: «Она считала некоторых людей нездоровыми, потерявшими ориентиры и чувствовала, что сможет им помочь, имея достаточный навык и персональные качества».

Дженис приехала в Государственный парк Саммамиш из своего дома в Иссакуа сразу после полудня на десятискоростном велосипеде. Она оставила дома записку для своей соседки, в которой сообщала, что вернётся около 4-х.

Найдя местечко в 10-ти футах от трёх других групп отдыхающих, она расстелила там покрывало. На ней были обрезанные джинсы и белая рубашка, завязанная спереди узелком, а под ними – чёрный купальник. Она скинула верхнюю одежду и легла загорать.

Всего через пару минут над ней нависла тень, и она открыла глаза. На неё смотрел приятный молодой человек, одетый в белую футболку, белые теннисные шорты и белые кроссовки. Правая рука была перевязана.

Дженис поднялась, щурясь от солнца. Люди поблизости не могли не слышать их разговор. Они вспоминали, что у мужчины был лёгкий акцент, возможно канадский или британский. Вот что он сказал.

– Извините, не могли бы вы помочь мне закинуть лодку на крышу машины? Не могу сделать это самостоятельно. У меня сломана рука.

Дженис Отт предложила ему присесть с ней рядом, чтобы они могли получше это обсудить. Она назвала ему своё имя, а он в ответ назвал своё – Тед.

– Понимаете, моя лодка находится в доме родителей в Иссакуа…

– Правда? Я тоже там живу, – сказала она с улыбкой.

– Может, тогда вы могли бы съездить со мной?

– Плавать на лодке должно быть весело, – сказала она. – Я вот не умею с ней управляться.

– Я легко могу вас научить, – предложил он.

Дженис объяснила, что она приехал на велосипеде и не хочет оставлять его здесь из-за боязни кражи. Он быстро ответил, что для него найдётся место на багажнике его машины.

– Что ж… тогда я смогу помочь.

Они поболтали ещё около 10–ти минут. Потом она поднялась, оделась и вместе с «Тедом» отправилась на парковку, ведя велосипед рядом с собой.

Никто и никогда больше не видел Дженис Отт живой.

 

Восемнадцатилетняя Денис Насланд тоже была в Государственном парке Лэйк Саммамиш в то воскресенье. Она приехала на своей машине «шевроле» 1963 года вместе со своим парнем и другой парой. Темноволосая, темноглазая и невероятно привлекательная Денис была всего на 2 дня старше Сюзан Элейн Ранкорт, которая к этому времени числилась пропавшей уже 3 месяца. Она могла знать о ней, хотя это сомнительно. Денис была ростом 5.4 фута и весом 120 фунтов и отлично подходила под образ.

 

Денис Насланд

 

Как-то раз она приглядывала за детьми одного моего хорошего друга, который запомнил её неизменно весёлой и заслуживающей доверия. Её мать миссис Элеанор Роуз позже вспоминала слова Денис: «Она говорила, что хочет жить. Что в этом прекрасном мире ещё столько всего нужно повидать».

Денис училась на программиста и временно работала неполную смену помощником в офисе, чтобы самостоятельно платить за вечернюю школу. Пикник 14 июля был долгожданным выходным в её загруженном графике.

Вторая половина дня началась хорошо, но позже была омрачена её ссорой с парнем, которая довольно быстро сошла на нет. Четверо молодых людей растянулись под солнцем, лежа с закрытыми глазами и слушая звуки окружения: разговоры других отдыхающих и плещущихся в озере.

Около 4-ёх – через несколько часов после исчезновения Дженис Отт – шестнадцатилетняя девочка, возвращавшаяся из па̒ркового туалета обратно к своим друзьям, была остановлена человеком с перевязанной рукой: «Извините, юная леди, не могли бы вы помочь мне с лодкой?»

Она помотала головой, но он проявил настойчивость, схватив её за руку: «Пойдём». Она быстро ретировалась.

В 4:15 другая молодая девушка из парка столкнулась с мужчиной с рукой на перевязи.

– Не могли бы вы оказать мне одну услугу…, – начал он.

Он объяснил ей, что ему нужна помощь в спуске лодки на воду. Девушка сказала, что спешит к своим друзьям, которые ждут её поехать домой.

– Ясно, – сказал он с улыбкой. Некоторое время он продолжал смотреть ей вслед. На нём была белая одежда для игры в теннис и выглядел он вполне прилично, но она спешила.

Около 4-ёх Денис с друзьями приготовили хот-доги, а затем двое молодых людей улеглись спать. Около 4:30 Денис поднялась и пошла в направлении женского туалета.

Одной из последних людей, видевших её живой, была женщина, которая видела, как Денис разговаривала в туалете с другой девушкой, а затем они вместе вышли наружу.

Друзья Денис начали беспокоиться: она слишком долго отсутствовала, когда должна была вернуться через несколько минут. Её сумочка, ключи от машины и плетёные кожаные сандалии остались лежать на покрывале. Тяжело было поверить, что она оставила парк в одних шортах и синем топе с открытой спиной. И она не говорила, что собирается сходить поплавать.

Они ждали и ждали, и ждали, пока солнце не нависло над горизонтом, бросая длинные тени и не стало прохладно. Конечно же, они даже не подозревали о человеке с перевязанной рукой. Они не знали, что около 5-ти часов он подошёл к ещё одной девушке и задал ей тот же самый вопрос: «Я хотел поинтересоваться, не могли бы вы помочь мне закинуть мою лодку на крышу машины?»

Эта 20-летняя девушка только что приехала в парк на своём велосипеде и увидела уставившегося на нее мужчину. Ей никуда не хотелось с ним идти, поэтому она объяснила, что у неё не достаточно сил и, к тому же, она кое-кого ждёт. Он сразу же потерял к ней интерес и скрылся.

Тут как раз подвернулась Денис. Она была из тех девушек, кто оказал бы помощь нуждающемуся, особенно физически ограниченному человеку, однако, если бы это не заняло много времени.

Наступил вечер, парк опустел, на парковке остались только машина Денис и её друзья, которые обыскали весь парк и не нашли ни единого её следа. Они подумали, она могла пойти на поиски своей убежавшей собаки.

Собаку они нашли, но одну.

Парень Денис не мог поверить в то, что случилось. Они любили друг друга и были вместе уже 9 месяцев. Она бы никогда вот так его не бросила.

В 8:30 они сообщили об её исчезновении рейнджерам. Но для обыска парка и озера было уже слишком поздно. А на следующий день развернулась одна из самых обширных поисковых операций, когда-либо проводившихся в округе Кинг.

В 4 часа в маленьком доме в Исскакуа на 75 Фронт Стрит, в подвальной квартире которого жила Дженис, зазвонил телефон. Дженис должна была позвонить своему мужу Джиму, который ждал её звонка, оговоренного прошлым вечером, и которого он так и не дождался. Он набирал её номер в течении всего вечера, слыша в трубке только долгие гудки, раздававшиеся в пустом доме. Джим просидел у телефона и всю ночь. Он не знал, что его жена уже никогда не вернётся к себе домой.

Я разговаривала с Джимом через несколько дней после его прилёта в Сиэтл. Он рассказал о паре странных, почти сверхъестественных посланий, которые получил в течении нескольких дней после 14 июля.

– Когда она позвонила в воскресенье, 13-го, она посетовала на то, как долго письма идут из Вашингтона в Калифорнию. Сказала, что написала мне одно, но потом решила позвонить, из-за того, что на доставку письма уходит 5 дней. В этом письме она написала: «5 дней! Разве это не вечность? За это время можно пропасть без вести, и ты даже не будешь об этом знать».

Когда Джим Отт получил это письмо, по всем признакам уже было ясно, что Дженис действительно пропала.

Он сделал паузу, собираясь с чувствами.

– Я не знал, что она пропала и прождал её у телефона, пока не заснул. Проснулся я резко и сразу посмотрел на часы – было 10:45. И затем я услышал голос. Услышал так отчётливо, будто она была в комнате рядом со мной. Она говорила: «Джим… Джим… помоги мне…»

На следующее утро Джим Отт узнал, что его жена пропала.

– Интересно: в то же время я отослал Дженис одну из тех сентиментальных открыток, на которых изображена пара, идущая в закат. Там было написано: «Как же я хочу, чтобы мы снова оказались вместе. Не могу дольше без тебя». И затем внизу я приписал: «Пожалуйста, береги себя. Води машину осторожно. Будь начеку с незнакомыми людьми. Не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Ты – источник моего спокойствия».

Отт сказал, что они с женой всегда были близки: к ним в одно и то же время приходили одни и те же мысли. И теперь он ждал послания, какого-нибудь знака, который мог бы дать ключик к её местонахождению. Но после отчётливых слов, прозвучавших в его комнате 15-го июля, – воцарилась мёртвая тишина.

 

 

Предыдущая статья:Глава 8, Весной 1974 я сняла в Сиэттле плавучий дом, чтобы использовать его .. Следующая статья:Глава 10, «Тед» вышел из тени, показавшись при дневном свете на глазах почти ..
page speed (0.0129 sec, direct)