Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Глава 3, Архивариус. …Северное море. Акватория острова Волчий… Си..  Просмотрен 144

 

Архивариус.

 

 

…Северное море. Акватория острова Волчий…

 

Сигурд поежился, потерся правой щекой с татуировкой хирдмана о кольчугу на плече и оглянулся на Олафа Белуху, вот человек: холод, туман и сырость — все ему нипочем! Второй час они сидят в «вороньем гнезде», всматриваясь в мутную пелену тумана, окутавшего все прибрежные воды и скрывшего скалы и рифы, Сигурд замерз как цуцик, а Олаф продолжает жевать древесную серу, периодически схаркивая далеко за борт и флегматично провожая глазами каждый плевок. Тихо поскрипывали внизу уключины весел и оснастка, драккар «Морской змей» шел, осторожными гребками двадцати пар весел медленно продвигаясь вперед, паруса убраны. Впередсмотрящие напряженно, до рези в глазах, всматривались в темную воду и белую стену, готовясь в любой момент дать команду табанить, но слава богам, пока проносило.

— Крадемся как воры. — вдруг проскрипел Олаф и проследил глазами очередной плевок.

— Выйдем в море, поставим парус, — успокоил его Сигурд.

— Я не про это, да что говорить…

— А я про это, — правильно понял слова Олафа Сигурд, — нам бы по тихому в открытые воды выйти, а там до Дальхомборга добраться. Сам знаешь, ради чего плавали!

— Потому и противно…

Сигурд молча согласился и поддержал друга. Противно. Еще пару лет назад они ходили тут с высоко поднятым вымпелом на мачте, гоняя суда серых орков. Орки, в ответ, гоняли их. Сейчас крадутся… как воры, Командоры Ариев внимательно смотрят за прибрежными водами. Парус убран, так их труднее заметить, ведь им это ни к чему. Собранные сведения необходимо доставить в борг до начала Большого Тинга вождей кланов и конунгов. Неприятные новости. Сигурд прикрыл на пару секунд глаза, отгоняя нахлынувшие воспоминания.

«Морской змей», по заданию Большого конунга Харальда Лохматого, и по совместительству, вождя клана Касатки, три полных седьмицы бороздил воды Волчьего архипелага, тихой тенью шляясь между островов. Днем прятались в тихих бухточках, ночью, словно перебежками, совершали переходы между островами. Нарваться на морской патруль Ариев никому не хотелось, их паруса мелькали на горизонте с завидным постоянством. Викинги-норды вышли не в Вик. Разведка и никаких стычек, как сказал Харальд Лохматый.

«Мне нужны достоверные сведения, что творится на восходе». — перед строем дружины говорил конунг, — «Корабли серых орков попадаются в наших водах все реже и реже, а раньше от их хевдов было не продохнуть, зато стали наведываться Арии. Некоторые походные конунги говорят, что орки бросают свои острова и борги и уходят на полдень и восход, надо проверить эти слова. Клан Драконов и Рысей начали укреплять свои города и строить новые каменные крепости, все это неспроста. Скоро Большой Тинг и я должен знать о чем говорить с вождями и конунгами. Не подведите. Потопят, так я вас с морского дна достану и головы пооткручу!»

Сходили. Лучше бы не ходили. Нет больше орков на островах Волчьего архипелага. Селения брошены. Вдумчиво так брошены, весь скарб собран, амбары вычищены. Даже кошек всех забрали. Все корабельные сараи разрушены, причем разрушали не орки. Видна работа Ариев. Разрушали после того как были перебиты глупые защитники сараев. Борги и станы Арии не трогали, видимо берегли для себя.

Один раз они стали свидетелями морского боя между флотилиями Серых орков, кланов Акулы и Кита с десятком драккаров Ариев. «Морской змей» тогда был спрятан в узком неприметном фьерде острова Голова Волка, а сторожа поднялись на скалы, следить за морем. Тут то и нарисовались викинги-орки, пятнадцать вымпелов. Грозная сила, девять вымпелов Акул и шесть Киты, но орки не долго были одни. Из-за мыса показалось десять больших боевых драккаров Ариев. Флотилии пошли на сближение. Вскоре над морем разнесся звук резких щелчков, оказалось корабли Ариев полны карабаллист и корабельных пороков и они начали пристрелку. Данная новость явилась неожиданностью как для орков, так и для схоронившихся викинов людей, для первых новостью смертельной. В самом начале сражения три корабля орков получили по большому булыжнику ниже ватерлинии и быстро потеряли остойчивость и ход. Арии грамотно построили флотилию, выдвинув в первую линию большие драккары с башнями для лучников и корабельных стрелометов. Обе флотилии накрыли магические купола, маги и шаманы принялись за работу, но ход сражения решила сталь. Арии с башен, стрелометами, буквально выкашивали палубные команды орков. Пороки, своими каменюками, сносили мачты и дырявили паруса, пробивали дыры в бортах, легкие кораблики орков таких камнеметов не имели, за что и получали по полной программе. Вот и сказалось преимущество дальнобойной корабельной артиллерии перед луками и арбалетами. Не потеряв ни одного своего корабля, Арии потопили пять, даже не дав оркам подойти на абордажное расстояние. Остальные корабли орков пустились наутек, показав преимущество легких кораблей в скорости. Подобрав барахтающихся в воде орков (кто был в тяжелой броне или не успел скинуть кольчуги камнем ушли на дно), Арии ушли за мыс. Чистая победа. Победа, заставившая викингов-людей крепко задуматься.

На следующий день, точнее ночь, сухопутная партия разведчиков вернулась с восточной стороны острова с интересными и тяжелыми вестями. Гыхыгборг захвачен Ариями. Вокруг борга возводятся насыпной вал и деревянные стены. В порту строятся новые пирсы и идет углубление дна у берега под приемку больших судов. Все работы идут с размахом, работают сотни мастеровых и сотни пленных орков, зачем пропадать добру — попали в плен, так поработайте на новых хозяев. Новые хозяева Гыхыгборга показывали, что пришли на острова всерьез и надолго, и с этим следовало считаться.

Походный конунг Свен Весло задавался одним вопросом, что заставило Ариев покидать свои северные земли и начать движение на юг? Сидели на полуночи тысячу лет, теперь надоело?

Орков, похоже, просто выдавливали с островов, сначала большими флотилиями громили на море, а потом измором брали города, заставляя серых убираться куда подальше. Поняв бесперспективность сопротивления, Серые орки родами и кланами грузились на суда и отплывали на юг и восток, на континент, огнем и мечом заставляя двигаться еще южнее другие племена.

Правильно всполошился конунг Харальд Лохматый! Что будет, если Арии не остановятся на орках, а решат идти западнее? Нужны немедленные меры! Драконы и Рыси начали принимать их еще год назад.

— Кажись вышли! — Олаф толкнул задумавшегося Сигурда в бок. Действительно, «Морской змей» покинул прибрежные рифы и вышел в открытое море.

— Чистая вода! — крикнул вниз Сигурд.

На палубу вышел походный конунг Свен Весло.

— Поднять паруса! Идем курсом на Дальхомборг!

 

….Месяцем позже. Киона, столица королевства Тантра. Дворцовый комплекс…

 

Его Величество, король Тантры Гил II Тишайший, широкими шагами мерил Малую Красную приемную. Семь шагов вдоль витража, десять шагов по диагонали, восемь вдоль стены. Приглашенные для беседы высокие государственные сановники, канцлер, глава Тайной канцелярии и Верховный маг Тантры, он же первый советник, внимательно следили за нервничающим королем, их глаза, словно привязанные ниточками, повторяли эволюции Его Величества. Его Величество только что заслушал доклад главы Тайной Канцелярии и теперь обдумывал, озвученные в докладе факты.

— Ну что скажете? — обратился он к приглашенным, — Мне почему-то кажется, что Дранг в своем докладе смягчает факты и все не так радужно, как пытаются мне представить.

Глава Тайной канцелярии Дранг, Герцог Рума, предпочел промолчать, свои мысли он высказал, выводы сформулировал. Ничего к докладу он больше добавить не мог.

Король подошел к большому гобелену, висящему на стене приемной, оглядел карту континента Алатар, изображенного на гобелене. Покачался с пятки на носок, и заложив руки за спину, повернулся к сановникам.

— Герцог Рума, в своем докладе, говорит, что эта карта, изображенная на гобелене, может претерпеть изменения и я склонен ему верить. Конечно, доклад не полон и глава Тайной канцелярии ссылается на неподтвержденные данные, но многочисленность источников дает основания им доверять. Прошу прощения герцог, Ваш шпион-купец дал документально подтвержденные данные о том, что на Волчьем архипелаге Северного моря сменился хозяин. Конунг Харальд Лохматый отправлял к архипелагу экспедицию и кое что рассказал купцу. Смотрите, — Его Величество взял со стола указку и ткнул ею на изображение Тантры. Изображение королевства засветилось и на нем проступили горы, степи, леса и реки, замигали точки городов. Заработала привязанная на основу гобелена магическая иллюзия местности. — Это Тантра. С севера нас прикрывают Мертвые пустоши, Светлый Лес и два горных хребта: Скалистые горы и Мраморный кряж. Далее Мерийское королевство, Герцогство Тоир и Великое княжество Месания, королевства гномов и горные княжества Рау. Что мы имеем при прямом раскладе. Мерия слаба, король Немеран стар, наследник не определен и в Мерии, по сути дела, идет грызня между старшими сыновьями короля, да масла в огонь подливает герцог Наг со своими амбициями на корону. Не сегодня-завтра в Мерии может полыхнуть пожар гражданской войны. Посему из военного расклада Мерию убираем и вычеркиваем ее из списков возможных союзников. Следующие идут Тоир и Месания, здесь на первый взгляд все радужно. Как же, сын великого князя женится на дочери герцога, родители отдают детям бразды правления и таким образом возрождается королевство Местория. Виват! Да здравствует король Людвиг I Месторский! Обязательно съезжу на свадьбу, отдохну от ваших рож. Но в этой бочке меда залита такая ложка дегтя, что половник моего повара и рядом не стоял. Герцог довел свою половинку страны до ручки, решил, болезный, прирасти земелькой за счет гномов, те ему и наваляли. Последствием этого междусобойчика явилось разрушение гномами основных крепостных сооружений герцогства, хорошо повеселились ребятки, от души! По сути дела герцог Тоира совершает почетное политическое самоубийство и отдает свои, посыпанные пеплом земли, сильному соседу. Тем более он задолжал этому соседу столько, что хватит купить два герцогства, война дело дорогое! Вывод. Местория не имеет крепостных сооружений как раз в месте горных проходов и трактов через перевалы! Вычеркиваем из расклада. Светлый Лес и Лесные Владыки. Союзники. О боги! Избавьте меня от таких заклятых союзников, а с врагами мы сами разберемся. Вычеркиваем из расклада. Мертвая пустошь. Местные ужастики и монстры напугают может сотню другую людишек и в долгосрочной перспективе сживут с пустошей любого, но если по пустоши пойдет армия, они сами забьются в норы и не вылезут пока не пройдет последний обоз. Вычеркиваем из расклада. Что имеем в остатке? Рау и гномы, крепко сидят, не сковырнуть, но, НО! Они сидят по Мраморному кряжу, через эти горы и так никто, в здравом уме, не попрется. Итог не утешителен. В сухом остатке нет никого и ничего, что могло бы прикрыть Тантру от северной угрозы, гномы и Рау не в счет.

Король подошел к сервировочному столику и налил себе вина. Посмотрел цвет напитка на солнце, понюхал, пригубил маленьким глоточком.

— Великолепно! Тиронское красное как всегда бесподобно. Присоединяйтесь господа. — Его Величество указал сановникам на бутыль.

Когда вино было разлито по бокалам и по достоинству оценено всеми присутствующими, король продолжил:

— Вернемся к нашему сухому остатку. В случае исхода Ариев со своих островов и земель они сдвинут с места Серых орков, как островных викингов, так и континентальных князей и конунгов. Те, в свою очередь, надавят на Серую орду и Шанью Хыгына, а может объединятся с Шанью и совместными силами попросят с места «зеленух». Бегущие «зеленухи» не пойдут на восток, слишком горы высоки. Они пойдут на Мерию, далее добьют что не добили гномы в герцогстве Тоир. В княжестве Месания, то бишь королевстве Местория может что и уцелеет, крепости там крепкие, строили на века. Пустоши они четыреста лет назад проходили, не составит им труда пройти их и сейчас. Длинноухие «лесовики» на «зеленух» не пойдут. Попрячутся по лесам и будут с веток рожи корчить. Учтите, перед этим ударом будет еще большой поток беженцев и вся эта масса людей пойдет к нам, через удобные тракты с Мерии и Местории, да даже через пустоши, по их краю. Все, финиш. Какие будут предложения?

В кабинете наступило тяжелое молчание, каждый обдумывал картину, нарисованную королем. Картина безрадостная и все понимали это, вероятность именно такого развития событий составляла более семидесяти процентов. Арии уже выбили серых орков с островов Северной Оконечности, следом пойдут центральные архипелаги, а там вся эта людская, извините, серооркская масса, что проживает на центральных островах двинется на континент. Двинется весь народ. Серые не строили на своих островах крепостей, теперь пожинают печальные плоды.

С кресла поднялся канцлер Гарад, герцог Маар, друг короля с самого детства.

Он подошел к гобелену, посмотрел внимательно на карту государства, так же как и король качнулся с пятки на носок и налил себе еще вина. Так он стоял, с бокалом в руке, минут десять. Его Величество терпеливо ждал.

— Гил, есть вариант. — в кабинете все свои, да в такой ситуации и не до церемоний. — Объяви «Пенкур», ритуал прощения и покаяния.

— Для кого объявить прощение и наше покаяние, не подскажешь?

— Пенкур надо объявить для серых орков. — проговорил канцлер и наткнулся на непонимание в лицах собеседников.

Король встал с кресла, в которое он уселся всего пару минут назад, и подошел к Канцлеру.

— Гарад, будь добр, объясни ход твоей, без сомнения гениальной мысли, а то я король земной, а не птица небесная, без подскока не понимаю.

Гарад прошелся перед гобеленом, пожевал губами, после чего подошел к королю и отобрал у него указку.

— Вот здесь, — указка легла на участок лесостепи, потом плавно перешла на степи, — в двух сотнях лиг, к северу от Ортена, начинаются почти пустые пространства. Тянутся они на пятьсот лиг вглубь, почти до границ со Светлым лесом. Там нет городов, пограничье я не беру, только малые поселения, военные форпосты да караван-сараи. Громадная территория и никак не прикрыта, наша головная боль и мягкое подбрюшье Тантры, так? Идем дальше. Нам надо срочно заселить и вооружить эти земли. Возникает вопрос, кем? Предлагаю сработать на опережение, пригласить на эти земли северных орков, на побережье залива Териум можно призвать викингов-нордов. Ведь сейчас викинги снимаются со своих земель и идут войной на юг, естественно, серые должны принять клятву верности Тантры и стать подданными короны, но жить могут своим укладом. За одно право жить без войны они будут нам благодарны. Одним решением мы убираем две проблемы — создаем подушку между центральными областями и Лесными Владыками и амортизируем удар орды «зеленух». Обороняющиеся серые дадут нам возможность подготовиться и встретить «зеленух» стальным кулаком.

— Гарад, мы получим сильнейшие политические осложнения и противостояние с Лесом, — внес свое слово первый советник Его Величества Верховный маг Тантры Сатор тэг гралл Видур, барон фон Видур, — Эльфы будут аппелировать к Ортенскому договору. Возможно я не прав, но в договоре прописан союз на век и Олли I, после подписания договора, изгнал серых орков из страны, эльфы выступили гарантом границ севера королевства! Теперь ты хочешь их призвать. Не начнем ли мы войну раньше времени?

— Нет! — оборвал его Гарад, — «Лесовики», согласно договора, обязались вырастить порубежные рощи и организовать навальные засеки. Где хоть одна засека или роща? Нет их! За четыреста лет они не посадили ни одного зернышка! Что ты мне торочишь про соблюдение договоров?! — Гарад почти кричал, лицо его пошло пятнами. — Ублюдки, четыре века они прикрывались этим соглашением, но сами не выполнили ни одного пункта! Ни одного! Не-е-т, «лесовички» войну начинать с нами не будут, побоятся, а знаешь почему? — спросил Гарад и сам ответил на вопрос, — Мы отдадим Белые скалы на порубежье Снежным Рау в обмен на земли у границ с королевствами гномов у Мраморного кряжа. Рау давно просят нас об обмене и одним из пунктов обмена будет одна маленькая строчка. Малюсенькими буквами и в самом конце договора. Выступить на стороне Тантры в случае конфликта со Светлым Лесом! Рау и Лесные Владыки и так чуть друг другу глотки не грызут, а тут такой повод! Как Вам? И еще. Выражение «на век» звучит очень и очень интересно. Оно подразумевает отрезок времени длиной в сто лет. Считаю, Ортенский договор необходимо денонсировать, так как он утратил силу по истечении срока давности соглашения! У нас еще есть несколько лет форы, может три года, может пять, а потом северный котел взорвется и надо очень постараться чтобы Тантру не ошпарило смертельно.

Гил II встал с кресла и подошел к цветному витражу. Сквозь полупрозрачные стекла виднелся парковый комплекс и синь моря. Столица располагалась на берегу Длинного моря, растянувшись двумя рукавами вдоль Кионского залива, отделенного от моря узким, всего в триста саженей проливом. Король облокотился плечом на стену, так, стоя у окна и скрестив на груди руки, он размышлял превратностях судьбы. В кабинете стояла гробовая тишина, никто из присутствующих не решался прервать размышления монарха.

— Необходимо будет провести большую работу по формированию у толпы и народа должного мнения по данному вопросу, — Не поворачивая головы и продолжая смотреть на море, проговорил он. — Если дворяне, города и гильдии не примут это решение, то мы получим гражданский конфликт, а там и до гражданской войны недалеко и Светлый Лес, с радостью, попляшет на наших костях. Я не хочу доставлять им это удовольствие. Дранг?

— Да, Ваше Величество! — Глава Тайной канцелярии встал по стойке «смирно». Король принял решение и сейчас будет раздача поручений.

— Подними все свои сундуки с грязным эльфийским бельем и повесь бельишко на просушку. Через газеты, через слухи и салоны и высокородное дворянство. Выдавай все мелки порциями, но постоянно. Гарад (канцлер вытянулся рядом с Главой Тайной канцелярии), поможешь Тайной службе в этих делах, задействуйте так же агентуру в соседних королевствах. Не забудьте про южан и королевство Римма, подсуньте королю Ханду пару грязных историй о Лесных Владыках, уж этот сплетник раздует из мухи слона. В Патскую империю не лезть, их агенты и так попасутся на материалах из наших газет, но стоит намекнуть, что мы перекроем дороги их купцам, если Пат решить урвать свой кусочек. Сатор, — обратился он к магу и первому советнику, тот уже стоял рядом с первыми двумя — Свяжись с ректорами Академии и Ортенийской Школы магии. Прозрачно намекни ректору Этрану, что он должен вывести в люди историю о Бахыге Трехпалом и как лесные эльфы вычеркнули его из анналов истории, пусть выпустит пару статей о роли Леса в осаде Ортена и откуда у этой осады растут уши. Параллельно с литьем грязи на Лес должны выходить статьи о героических серых орках, готовых с оружием в руках прийти на защиту наших земель, ну не мне вас учить. Гарад, подготовь пару посольств на север, Дранг должен обеспечить прикрытие. Ни одна сволочь не должна ни ухом ни рылом. Понятно? На подготовку послов тебе даю две седьмицы. После всей предварительной подготовки и возвращения послов, а так же ответа Серых орков, мы денонсируем Ортенийский договор и объявляем Пенкур. Сатор и Гарад вы свободны, Дранг задержись.

— Ваше Величество, не думаю что «поделиться» грязным бельем с королем Риммы Хаддом является хорошим решением. Хадд до сих пор восстанавливает свой дворец, который ему полтора года назад сжег какой-то магически одаренный раб, и ни о чем больше слышать не хочет, ему ведь больше негде устраивать свои игрища. — остановившись у двери приемной, с сарказмом сказал канцлер.

— Думаю ты прав Гарад, не будем к решению наших задач привлекать это ничтожество, по иронии судьбы зовущееся королем. Оставь нас с Дрангом.

Решение принято, задачи и приоритеты расставлены, осталось только воплотить задумки в жизнь. Канцлер и Верховный маг вышли из приемной и плотно закрыли за собой дверь, тройной «полог молчания» отсек кабинет от окружающего мира. Его Величество заботился о безопасности и отсутствии прослушек, даже в собственном дворце у него работал целый штат опытных магов, обеспечивающих магическое прикрытие всей королевской деятельности.

Гил II оторвался от стены у окна, подошел к Главе рыцарей плаща и кинжала и глядя на его покрытое оспинами лицо, произнес:

— Дранг, мне нужен ответ на один вопрос, всего на один! Почему Арии, сидевшие черт знает сколько времени в своих забытых всеми землях, полезли на юг? Почему они не полезли на юг полторы тысячи лет назад, когда перетопили Большой имперский флот и Империя Алатар рухнула. Почему они сидели тихо во времена смуты и когда шла сплошная резня. Что им мешало?! Почему они проснулись именно сейчас? В твоем распоряжении все ресурсы. Делай что хочешь, узлом завяжись но выдай мне результат. Без ответа на этот вопрос мы слепы в своих выводах, а если они не ограничатся северной оконечностью Алатара, а пойдут дальше? Не хочется быть Гилом Последним, очень не хочется!

— Ваше Величество, сделаю все что могу и что не могу тоже! — Дранг говорил тихо, с надтреснутой болью в голосе и король верил ему. Будет сделано все! Возможное и невозможное. — Я могу быть свободен?

— Иди Дранг. — король вернулся к окну, ему требовалось побыть одному.

Через две седьмицы город покинуло несколько караванов, следующих на север. Никто не подозревал, что в паре из них на север идут не совсем купцы. Сколько покинуло город неприметных или, наоборот, очень приметных личностей, никто не считал. Люди разъезжались по своим делам и никому небыло дела до того, что маршрут половины из них лежал тоже на север. Еще через день вышли газеты с очень интересной статьей… Потом статей стало больше, по светским салонам поползли разные слухи..

 

… Ортен. Ортенийская Школа магии. Андрей…

 

— Зерно Мира плыло в сером мутном тумане и не было ничего вокруг. Как говорят легенды, Создатель вдохнул в Зерно Мира жизнь и..

…И удар школьного колокола прервал лекцию старого профессора, магистра гралл Лаго. Урок закончился. Старый перец недовольно пошамкал впалым ртом, видимо вырастить зубы ему было не под силу, а стоматолог не по карману. Профессорский оклад уходил на оплату прихотей молоденьких содержанок, коих у гралл Лаго было четыре, дедок отрывался по полной программе.

— К следующему занятию я хочу чтобы вы прочитали трактат «Песнь Гулима» и рассказали историю Рождения Мира. — дал на последок задание гралл Лаго.

Андрей в первых рядах вылетел из аудитории. Кто бы мог подумать, что он научится спать с открытыми глазами! Еще три месяца назад он бы плюнул в глаза любому, кто предположил бы такое! Интересный предмет гралл Лаго читал таким занудным тоном и так монотонно, что не уснуть было просто невозможно. Оружие массового поражения, а не проф. Его бы в поле перед вражеской армией выставить с лекцией о причинно-следственных связях между уровнем манны и способностью к освоению высшей магии рыжими тараканами. Андрей готов был заложить золотой, что через пятнадцать минут супостатов можно будет вязать тепленькими. Спящие они никому не страшны.

— Керр, ты не знаешь почему ректор держит этого старого пердуна? — из аудитории, потягиваясь, вышел помятый Риго. Правая сторона его лица хранила следы незабвенной любви щеки и шероховатой поверхности парты. Риго заразительно зевнул и почесал пятую точку. — Тарг, как седалище онемело.

— Знаю, — просто ответил Андрей на прозвучавший вопрос.

— Ух ты, колись! — к Андрею придвинулось еще несколько одногрупников, желавших узнать новость.

— Наш ректор, добрейшей души человек, заботится о здоровье подрастающего поколения! Скажи Риго, где бы ты еще мог выспаться как не на лекции уважаемого магистра гралл Лаго? — студиозы вокруг заулыбались, раздались сдержанные смешки, — Что же до онемения твоего седалищного нерва, так это насланная на тебя порча! И поделом тебе!

— Как это? За что поделом? Какая порча? — заволновался, клюнувший на подколку, Риго, вглядываясь в каменное лицо Андрея и ощупывая руками свой сухопарый зад. — Ты серьезно?

— Ибо забыл ты первую заповедь студиоза! В вечных скрижалях написано: «Не восхрапи на лекции ибо храпом своим ты разбудишь соседа своего!».

Народ вокруг грохнул. Не торгуясь можно было заложить второй золотой, что на следующий день новый перл будет знать вся школа, как и то кто его запустил. Под громкий ржач студиозов Риго накинулся на Андрея:

— Керр, скотина! Я и вправду подумал невесть чего, а ты, гад, развлекаешься! Чтоб у тебя задница отвалилась!

— Ладно тебе, — Андрей похлопал Риго по плечу, — утешься тем, что из-за твоего храпа я не смог уснуть, а так хотелось. Пришлось повесить вокруг тебя «полог тишины», а то магистр уж очень подозрительно посматривал в твою сторону, так сладко ты чмокал губками. Пришлось охранять твой покой, а то уснешь и «полог» развалится. Считай что мы квиты.

— Ага, с тебя станется, — буркнул Риго. — Ты куда сейчас?

— Я в школьную библиотеку, ты в общагу. Не забывай, нам еще на тренировку вечером идти и предупреди Тимура чтоб не опаздывал. — Риго тихо застонал — Ну-ну, Риго, не все так плохо. Мастер на тебе с Тимуром разогревается, а вот на мне развлекается и я не стону! Ну, давай.

Андрей махнул другу рукой и направился в сторону здания Архивного управления, сиречь библиотеки. Дел невпроворот. А кому пожалуешься? Сам, все сам.

Вопросы, сплошные вопросы. И как мало ответов он пока получил на них. Андрей остановился у двери библиотеки. Закрыто. Магистр гралл Грей где-то задерживается. Подождем. У здания библиотеки сегодня непривычно тихо. Нет постоянно снующих туда-сюда студиозов и даже птицы в парке не поют, попрятались от полуденной жары.

Андрей присел на нагретый Солнцем мрамор лестницы и облокотившись спиной на теплые перила прикрыл глаза. Ждать и терпеть он научился, скажи кому, кроме своих долинных и родных, какая школа была у него, никто не поверит. Не вытерпит и не вынесет человек такого. Как показала практика, человек такая скотина, что и вытерпит, и вынесет … Только боли хлебанет полной ложкой. С горкой и добавкой на сладкое.

Он и архивную пыль то глотает, чтобы найти старинные манускрипты или храны с описаниями множественности миров и разработок по ним. Есть у магов философские трактаты на данную тему, но материалов по практическим поискам пока не попадалось. Жаль. Хоть бы какую-нибудь крупицу информации. Карегар говорил, что в его молодые годы проводились опыты по постановке межмировых врат. И вроде как удачливые. Так сколько тысяч лет прошло от тех молодых лет?

Несколько мощных войн, гремевших на Иланте тысячи лет назад, свели на нет не только многие страны и народы, но и разработки древних магов. Простой, по словам Карегара, архивный хран, ценимый сейчас магами на вес золота, раньше использовался для распространения женских романов. Не долго думая, Андрей провел параллели с между хранами и компьютерами, одного поля ягоды. В компьютер можно информацию положить, в хран поместить воспоминания, просматривая их потом на досуге. Эдакий местный вариант семейного фотоальбома или видеозаписи, кругляш, размером со спичечный коробок. Был у него такой, кругляшек. Яга подарила.

Он только-только закемарил, разомлев на солнцепеке, как его послеполуденная сиеста была прервана появлением магистра гралл Грея, идущего к библиотеке на пару с высоким мужчиной в строгом синем камзоле. Простота и элегантность и никаких изысков. Магистр Этран.

Ректор Ортенийской Школы. Один из самых сильных магов Тантры, а может и всего Алатара. Вот и свиделись второй раз, магистр ректор. Ректор Этран ничуть не изменился с момента первой их встречи три месяца назад. Памятный день вступительного испытания преподнес еще один сюрприз в целой череде неожиданностей и случайных встреч, которыми он оказался так богат.

— Господа студиозы Ортенийской Школы магов, — поклон Риго и Тимуру, широкий приглашающий жест баронессам. — Марика, Ирма, Ваши ручки. Пойдем покорять администрацию. Господа маги операторы арки говорят, что нас там ждут с нетерпением….

Вот и административный корпус, пятиэтажное здание, сложенное из зеленых известняковых блоков и украшенное резьбой и барельефами. Высокие стрельчатые окна и цветные витражи. Прекрасное сочетание красоты и стиля.

— Нам туда, — Риго указал рукой на стрелки, светящиеся на дорожке. А то без него не понятно.

Стрелки на дорожке привели их в к боковой пристройке административного здания. Внутри пристройка выглядела как типичная контора какого-нибудь предприятия, длинный коридор и множество дверей по сторонам. Пара столов в начале коридора с сидевшими за ними клерками.

— Леди в кабинет номер пять, господа в шестой. Приготовьте выданные на арке жетоны. — Выдал напутствие один из клерков. — После записи проходим в главный корпус здания, глаза есть? Вот и двигайтесь по стрелкам, а то вечно заблудшие попадаются. Что рты раззявили, проходите.

— Леди, не скучайте, мы быстро! — выдал девчонкам Риго, открывая дверь шестого кабинета.

Хороший такой кабинетик, размером двадцать на десять. Пяток столов и клерки с гроссбухами. Понятно: ФИО, возраст, род, происхождение, титул и страна происхождения. Анкетирование студиозов, все правильно, на арке не спрашивали, а тут будь добр ответь. Бухучет любит счет.

В кабинете ошивалось еще с дюжину абитуриентов разного сословия. К столу клерка пошли по отработанной схеме. В авангарде Риго, Тимур составляет основную массу войска, Андрей прикрывает тылы. Стоп, от соседнего стола донеслось про корпус и номер комнаты в общежитии, помимо прочего клерки расселяли абитуриентов по общежитиям. Постараемся определиться в одно. Как тут с любителями желтого металла и серебра? Философского камня еще не нашли?

— Уважаемый, — обратился Андрей к клерку за их столом, — не могли бы вы посодействовать нам в расселении в одно общежитие, возможно в соседние комнаты?

На стол, прикрываясь толстенным гроссбухом и подставкой для чернил, легла рука Андрея с чуть звякнувшим тугим кожаным кошелем. Жалко серебра, но для дела надо. Кошель тут же был накрыт листом бумаги, из-под которого он исчез с быстротой молнии. Никто ничего не успел заметить. Циркач, похоже клерков тут фокусам с детства обучают, а слово «откат» уже придумали или еще нет? Взятки берут и видно, что такой способ вести дела не в диковинку. Легкие деньги и жажда наживы, золото манит своим жирным блеском. Запомним.

— Посмотрю, что можно сделать, не мешайте записывать, а то кляксу уроню. — не отрывая взгляда от гроссбуха буркнул клерк. Лицедей.

Клерк внес в книгу данные Риго и Тимура и поднял глаза на Андрея:

— Имя, род, фамилия, титул?

— Керровитарр Дракон.

— Дракон? Северянин значит, — пусть будет северянин. Мальчик с севера. Для «цыплят» буду герцогом с северной пропиской. Ничего, что там больше вожди, ярлы, хевды да конунги? Писака склонился над бумагой, — то-то я гляжу прыткий такой. Титул?

— Поставьте прочерк.

— Что так? Ну да, полуорк, получеловек, полуэльф. А с глазами что?

— Вы пишите, а то кляксу посадите, — оборвал его разглагольствования Андрей.

— Жетон давай. — Андрей вложил в протянутую ладонь, полученный на арке жетон.

— Ого! Универсал! Намешало кровушки, без Единого не разберешься. Гляди, еще и смертник-живчик! На каких островах тебя откопали? — карябая пером буквы, продолжал бухтеть клерк. — Общежитие, третий корпус, номера девять, десять и одиннадцать, повезло вам с номерами, с видом на Орть. Получи направление на всех троих. После десяти никаких баб в номере. Пьянки запрещены. Поймает комендант и золото не поможет. Свободен.

Андрей забрал у него три плотных куска картона с направлениями в общагу и ордерами на заселение и, вместе с Риго и Тимуром, вымелся в коридор, где их уже поджидали освободившиеся девчонки. Общаги тут разделены по половому признаку, в наличии комендантский час и пригляд за дисциплиной, какие еще будут нормы морали? Забрав девчонок, они вышли из пристройки и по стрелкам направились в главный корпус.

… Громадный холл в главном корпусе административного здания был забит под завязку. Гомон стоял как на птичьем базаре. Сотни четыре, на глазок определил количество присутствующих Андрей. Все чего-то ждут. На площади перед школьными вратами было тысячи три претендентов, выходит через арку прошел только каждый шестой или седьмой. Отборная комиссия рулит.

Чувствительно получив пару раз в бок острым локтем, Андрей решил поискать свободное от толпы местечко. Оглядевшись по сторонам, он увидел один вариант. Пустующую балюстраду.

Не долго думая, он повел свою компанию на верх, какого толпиться внизу, когда здесь такие удобные кресла и пустуют к тому же. Никто не обратил на них внимание.

Какое наслаждение вытянуть натруженные ноги и удобно развалиться в мягком кресле! На соседнее кресло тут же плюхнулась Ирма, спустя пару мгновений ее кудрявая головка покоилась на левом плече Андрея. Риго и Марика, заразы, ехидно скалились, глядя на эту картину. Тимур, видно выговорившись перед аркой, только удивленно похлопал глазками, но встревать не посмел. Как еще отреагирует высокородный на замечание? А что благородная девица так развязно себя ведет, так это не его проблема. Вон креслице какое удобное, лучше отдохнуть, пока никто не гонит.

Андрей заговорщицки подмигнул Тимуру, вогнав того в краску. Ну нравилось ему как тот смущается! Вареный рак по сравнению с смущенным Тимуром смотрится как синюшная курочка рядом с запеченным окороком.

Народу в холле все прибывало, ради чего руководству школы понадобилось собирать такую толпу? Гомон и запах человеческой массы начали раздражать Андрея. Даже здесь, на балюстраде, воздух становился тяжелым и спертым. Хоть бы окна кто открыл, так и до обмороков недалеко. Хотя народ здесь крепкий и цивилизацией не испорчен, экология в полном порядке, парное молочко каждый день и такое же парное мясцо на сковородочке или жаровне. Сказка.

О! Нашелся добродетель! Андрей разглядел кружево магического плетения. Кто-то из стоящих на высоком помосте преподавателей поднял руки вверх, плетя заклинание. Кружево поднималось кверху, сверкая ледяными гранями снежинок и красотой морозных узоров на окне холодной зимой. Снежинки кружились в веселом хороводе, все убыстряя свой бег. Как жаль, что эту красоту нельзя рассмотреть в истинном облике. Мир другими глазами смотрелся ярче, полнее и скрытые от человеческого взора связи между людьми и окружающим миром становились явственными и понятными.

Простые маги, что люди, что эльфы или орки, применяемое собой или другим магом заклинание видели истинным зрением как потоки света, световые фигуры или цветовые сполохи, реже как простенький рисунок. Гномы, в силу своей природы, видели побольше остальных и заклинание в их глазах виделось замысловатым узором, напитанным игрой электрических сполохов.

Андрей, в человеческом облике, воспринимал творимую магию как кружево. Простые заклинания напоминали простенькое макраме. Сложные — работу опытной кружевницы. И только когда он был в истинном виде, магия приобретала сложный трехмерный узор, наполненный глубиной и цветовой палитрой. Места сочленения сверкали строгой красотой граней и изяществом силовых линий.

Повеяло прохладным ветерком, кайф то какой! Морсику бы кто поднес, да спина не чесалась.

На другую сторону балюстрады вышел высокий мужчина в строгом синем камзоле магистра. Длинные, с нитками проседи, темные волосы, вышедшего на балюстраду мага, были зачесаны назад и прижаты обручем из серебристого металла, аккуратная бородка обрамляла правильный овал лица. Голубые глаза, в которых без труда угадывался мощный аналитический ум, с тоненькими лучиками прищура, цепко осматривали располагавшийся внизу зал. Довершал картину тонкий аристократический нос. Чувствовалась в мужике порода и несгибаемая стать. На таких как он, женщины слетаются как мотыльки на пламя свечи. Что уж говорить про опытных женщин, если молоденькие баронески Ирма и Марика повернули к нему головы и дружно изобразили охотничью стойку спаниеля. …Хм, знакомо ли ему слово «нет»? М-м, судя по девчонкам — нет.

Странное шевеление справа. Острых предметов вокруг вроде не наблюдается, от чего же так сдулся Тимур? С шумом втянув ноздрями воздух, Тимур попытался вжаться в мягкую обивку кресла. Чудак-человек, залезь под кресло и не отсвечивай если так боишься. Ну стоит мужик на балконе, смотрит на нас, но не гонит же! Андрей, по птичьи, склонил голову набок и еще раз осмотрел незнакомца. Аура светится силой и спокойствием, на зависть самому спокойному удаву, нервишки у мужика видно из стали выкованы. Проскальзывают розовые сполохи интереса и тщательно скрываемого любопытства, когда он смотрит на их компашку. Нормально. Расслабляемся дальше, бить не будут.

Мужик сделал пару шагов в их направлении. Тимур вскочил, но запутавшись в своих ногах, рухнул на пол, под кресло, и что-то попытался сказать из под него, но только булькнул. «Цыплята», в противу шебутному Тимуру, замерли в своих креслах соляными столбиками, не дышат даже. Видимо все узнали мужика. Однако! Мужик в синем костюме веселится вовсю, вон как аура розовым исходит, а морда будто из кирпича вылеплена — ни один мускул не шелохнулся. Сурово.

Встав с кресла, коротко поклонившись «синему костюму» и состроив извиняющееся выражение на лице, Андрей принялся поднимать с пола Тимура. Через пару мгновений дитятя был извлечен на свет божий, осмотрен на наличие пыли и грязи на коленях, награжден чувствительным подзатыльником и, несмотря на попытки вялого сопротивления, усажен на место. (Аура у мужика полыхает всеми цветами радуги. Да, плохо ему. Гогота тут не поймут. Нет, глаз все-таки задергался.) Щелчки перед лицами девчонок и легкие пощечины по физиономии Риго тоже не дали какого-нибудь результата. Странные ребята, полдня сюрпризов и ничего, а тут прям моровое поветрие скосило. То что мужик явился причиной неадекватной реакции друзей понятно сразу, но вот кто он? Тимур опять что-то пытается сказать.

— Т.ран, ктор. Маг. ы — опять начало и окончание слов съедены. Плохо.

«Тран…, Тран. Этран!? Ректор! Мать моя женщина!», — мысленно выругался Андрей.

— Риторика очень даже полезна бывает молодой человек, иногда. — мягким баритоном прервал магистр Андреевы мысли вслух, скользящим шагом подойдя сзади и остановившись в паре метров от занимаемых компанией кресел. Ректор глянул на Тимура и покачал головой. Тимур булькнул и онемел подобно остальным подопечным, вперив взгляд в золотистые пуговицы на камзоле ректора… Мда, заразное поветрие.

— Да-да, дабы не оседлали язык быки немоты ибо… Ой, извините! — извинился Андрей за нечаянную грубость. Не стоило злить ТАКУЮ особу. С ректора станется подписать приказ на их отчисление без приказа на прием. Вся учеба выльется в один день, поступили и закончили. Лучше попридержать язык. Быть чуточку вежливым не повредит. Учитывая реакцию подопечных на появление ректора, сам собой напрашивался вывод о крутости и известности данного перца.

Ребятки не совсем из глухого угла вышли, чего не скажешь о нем. Начальный анализ ситуации оказался неверным. Видимо будут бить, хорошо если не ногами.

— А что Вы… — Ректор вопросительно посмотрел на Андрея.

— Керровитарр, — ответил тот на немой вопрос, — можно без титула, даже лучше без титула.

— …Керровитарр Без Титула. — Растягивая слова и с ехидной смешинкой в глазах произнес ректор. — Делаете в магистерской ложе?

Магистерской? Не знал. Кто бы табличку повесил: «Посторонним вход запрещен». Так нет, заходи — гостем будешь.

— Примеряю кресло будущего магистра, — все же не удержался от шпильки Андрей (Ой, дура-а-ак!). Ректор приподнял правую бровь и скептически оглядел его и компанию.

— И ваши друзья тоже?

Судя по лицам «цыплят» они предпочли бы оказаться где-нибудь подальше, желательно под землей, а не составлять Андрею компанию в примерке кресла.

— А ц… подопечным провожу экскурсию на тему: «Как хорошо быть магистром!». Не понимают своего счастья, глупые. Хоть Вы им скажите! Светло, свободно, прохладненько, мягкая мебель и мухи не кусают, не то что внизу. — Андрей указал на творившееся ниже столпотворение. «Что я несу? Плющит меня сегодня не по децки, добром дело не закончится. Весь день на «витаминки» нарываться, могут и накормить. А спина как чешется. Не полопалась бы кожа. Валить надо завтра из города. Нет, сегодня валить». Все же линька страшное дело. Вторая ипостась напоминала о себе страшным раздраем и полным отшибанием тормозов, усугубляя все чесоткой по всему телу и зубной болью. Тело само рвалось начать изменение и избавиться от раздражения. Уродливые шрамы, покрывавшие спину и бока, казалось, жили сами по себе и пытались извиваться, по другому свое состояние он определить не мог, — Чувство локтя хорошо, но не на моем боку. Синяки от него, извините, остаются.

— И как Вам? Понравилось? — продолжал допытываться ректор, — А может другое выбрать? К примеру, кресло будущего ректора Школы?

— Нет, не согласен, — опять приподнятая в немом вопросе правая бровь, Магистр Этран вообще не отличался богатством мимики (зато как аура сверкает, ослепнуть можно), — занятие любой должности и кресла, к ней прилагающегося, по моему разумению, требует принятия полной ответственности, соответствующей этой должности, не только прав, но больших обязанностей (Одобрительный кивок). Сесть в кресло ректора я не готов. А что Вы так разволновались по этому поводу?

Ректор поперхнулся приготовленными словами. Не один ли у него с Тимуром был репетитор риторики? На маске мелькнула и пропала тень растерянности.

— А вы наглец, молодой человек, сами меж тем сидели, развалясь, именно в кресле ректора! — Наглость второе счастье! В глазах магистра плескался смех. Фу-у-х, пронесло, ректор в хорошем настроении, мордобой отменяется. — И как вам сиделось?

Не-е, господин ректор, не на того напали. Включивший «дурочку» Андрей был непрошибаем.

— Чего то не хватает. — он неопределенно пошевелил пальцами руки.

— И чего, если не секрет, Вам не хватало, сидючи в кресле ректора? — усмехнулся ректор Этран.

— Тиронского красного, урожая десятого года, прекрасный букет. Так и просится в руки, стоит только прислониться к спинке Вашего кресла, ректор Этран. — Андрей изящно, не роняя собственного достоинства, поклонился ректору, вызвав легкий кивок головы и мимолетную улыбку в ответ. Бинго! Коль прет лафа надо срывать банк и ковать железо пока горячо. Проверенный метод. — Я так понимаю, что Вы сейчас будете произносить приветственный адрес новым ученикам школы и краткий инструктаж о поведении в стенах школы и школьных правилах? — ректор молча склонил голову, озорно поблескивая глазами. — Не сочтите за наглость и дерзость, но разрешите мне и моим друзьям остаться на балюстраде. Мы тихонечко посидим в уголочке, а слышимость здесь будет получше и значит материал усвоится лучше!

— Наглец, — повторяетесь уважаемый. Первый раз за весь разговор ректор открыто улыбнулся, — бери свои соляные статуи и двигай в угол, к дальней стене, а то магистры и профессора сильно удивятся новому пополнению в своих рядах. Вон уже поднимаются.

Бинго два раза. Их не только оставили жить, но и дали бонус. Андрей в темпе вальса сорвал ребят со своих мест у убрался в дальний темный уголок, а дальше была речь ректора.

Отлично поставленным, усиленным магией, голосом магистр Этран потребовал тишины. Гомон в холле стих как по мановению волшебной палочки. Присутствующие устремили свои взоры вверх, к моменту начала речи ректора в холле было до полутысячи человек.

Приветственный адрес не отличался особыми изысками и на сцену не выставляли говорящей шляпы. Никто не садился на табуретку. Ректор просто поздравил новых учеников с успешным прохождением вступительного испытания, сказав, что далее у них в жизни будет много испытаний и дай боги и Единый, чтобы они завершались так же легко, как и сегодняшнее.

Следом за кратким спичем ректора прошла церемония представления преподавательского состава с подробным описанием достоинств каждого преподавателя. Львиную долю времени съело краткое описание даваемых и изучаемых в Школе магических дисциплин.

Последним пунктом программы шли правила и краткие пояснения по проживанию в общежитиях.

Первым правилом, отличающим Школу от других заведений, было обязательное для всех, без исключения, первокурсников проживание в общежитии. Желающие могут заселиться немедленно, остальным дается трое суток на переезд. Через трое суток начнутся занятия. Личный четвероногий транспорт можно определить на стоянку в школьную конюшню, где за ним будет достойный уход, но услуга это платная. Никто за просто так навоз вывозить не хочет. Хочешь иметь собственное транспортное средство, изволь плати.

Вторым правилом шло совместное обучение общим дисциплинам в первом семестре, разделение на отдельные, темное и светлое направления начиналось со второго семестра.

Третьим правилом запрещалось сословное деление в стенах школы и именование титулом. Третье правило школы органично сочеталось с первым и имело глубокие исторические корни. Времена междоусобных войн после падения Империи Алатар требовали подготовки как можно большего количества магов для пополнения действующих армий. Ведь тот кто имел магический перевес в больших и малых сражениях, за редким исключением, гарантированно получал победу, но и боевых магов выкашивало как спелые колосья. Волевым решением власть предержащих к подготовке стали привлекаться дети представителей низшего сословия, что потребовало изменить структуру межличностных взаимоотношений в учебных заведениях. Кичливые дворяне и забитые сервы и мастеровые армии были не нужны. Армии требовался подготовленный маг и как способ воспитания будущего солдата магических войн, на время учебы, силовым методом, стирались сословные границы. Как часто бывает, это превратилось в традицию, которая надолго пережила своих создателей, сгинувших в горниле войн.

Четвертым правилом была определена обязательная к носке всеми неофитами магии школьная форма и зеленая мантия ученика. Как и в предыдущем случае, общая форма стирала границы. Пойди определи кто перед тобой, граф или мастер горшечник.

Пятым пунктом шел запрет на дуэли. Пойманные дуэлянты безжалостно отчислялись, родственные связи не помогали. Прецеденты были и не стоит повторять печальную участь выкинутых с «волчьим» билетом.

Наконец с наставлениями было покончено и все присутствующие приглашались на площадь перед факультетскими башнями. Намечалось торжественное вручение ученических значков. Андрей просто представить не мог, как организуют сие действо. Опять выстроят очередь из поступивших и пустят конвейером? И почему сразу не собрали всех на площади?

Подождав, когда балюстраду покинут магистры и уходящий последним ректор даст им рукой отмашку, Андрей и компания быстро покинули насиженные места.

Вскоре он получил объяснение. Площадь была украшена флагами и гербами факультетов. По бокам дорожки стояли второкурсники в парадной школьной форме с золотыми аксельбантами и эполетами на левом плече, на представительницах слабого пола форма смотрелась, вообще, сногсшибательно. Каждый входящий на площадь новый неофит получал себе пару из второкурсника, который держал подушечку с школьным значком. Андрею попалась второкурсница. Высокая и стройная Рау, его словно кипятком окатило от брошенного ею взгляда. Он не мог ошибиться, Рау равнодушно пропускала других входящих на площадь и стоило ему появиться у конца дорожки, как она ловко проскользнула перед, ошалевшим от такой наглости, чернявым парнем и встала рядом с Андреем. Вот и первый звоночек последствий разговора с графом Старо, к бабке не ходи, Рау пришла по его душу. Красивая, зараза. И такая же опасная, кобра в эльфийском обличии. Андрей скосил глаза на идущую с левой стороны эльфийку, изображавшую полную невозмутимость. Но-но. Аура выдает тебя, дорогуша, с головой, хоть кирпич из себя изобрази. Что тебе надо, милая? Давай-давай, рожай быстрее.

Их короткий поход по площади, рука об руку, закончился и они встали друг напротив друга. Сотни новичков, сотни держащих подушечки студиозов. В свете Небесных Сестер и заходящего солнца, на лбу Рау, Андрей увидел татуировку. Посвященная Нель! Будущая жрица богини жизни. Интересно… Эльфийка что-то сказала и недобро посмотрела на него. Что? Вот тупень! Жрицы учат Малую Эдду с самого детства, тут же слова обрели смысл.

— Мерзкий ублюдок. Виломиэль запретил тебя трогать, радуйся, но не долго. Мы найдем способ от тебя избавиться!

Шиш вам, а не мое комиссарское тело.

— Не подобает Посвященной Нель лелеять мысли о мести. Виломиэль умеет смотреть в глубь и сделал правильный вывод из всего разговора. Не соверши ошибку.

Безупречная Малая Эдда из уст ублюдочного смеска произвела на Рау эффект как от разорвавшейся бомбы. Сюрприз! Не ждала?

— Не имеет значения. — быстро оправилась от потрясения Рау. — Я пришла тебя предупредить, — короткая команда распорядителя церемонии и второкурсники берут с подушечек значки. Со всех сторон раздалась торжественная музыка, — Ходи с оглядкой, за твоей спиной может оказаться Снежный эльф! — Вторая команда и второкурсники одновременно прикалывают значки на одежды новичков, ударили литавры, — Здесь тебя не тронут, но за школьной стеной дуэли никто не запрещал. Я хочу посмотреть какого цвета твоя протухшая кровь. Многие хотят, — легкий шлепок маленькой ладошкой по значку и зеленое свечение окутало девайс. Все, значок привязан к одному владельцу, никто другой одеть его не сможет, — с тобой поближе познакомиться.

Над факультетскими башнями взвились фонтаны фейерверков. Красиво. Только не до той красоты, настроение пропало. Только, что ему откровенно сказали, чтоб он готовился ответить за базар. Сроки давности у Рау отсутствуют, вызов на дуэль он может получить и через двадцать и через сто лет. Прекрасно, вполне в их духе такая месть, если он не найдет способ убраться из этого мира и вернуться домой. Живут они долго, а когда человек старичок и думать забыл о своем прошлом, ему напоминают. Смертельно так напоминают, да еще в присутствии детей и внуков. Психологический удар от этого окружающим обеспечен. После такого люди еще больше боятся связываться с Ледышками. Гадство, гадство, гадство!. Никто, в здравом уме, не встанет на его сторону. Знала с…, сволочь ушастая как расставить акценты. Придется следить за спиной и словами. Предупреждал его папа Карегар: «Следи за словами. За одно слово, сказанное не так, можно лишиться головы.» Прости отец, не послушал совета, а пока суть да дело срочно следует искать наставника и обучаться, как следует, фехтованию. Уроки, данные ему в долине гномом Гмаром, годились разве только на то, чтобы отбиться от налетчиков в темном переулке. Схватку на мечах, даже простым мечником, ему не потянуть. Обращаться с мечом здесь начинали учить с пяти или шести лет… Вызвали бы его на «перестрел» — дуэль на луках с боевыми стрелами, здесь было бы можно «приятно» удивить Рау. Как и «лесовики», Рау любят блеснуть своим искусством стрельбы из лука. Им и в голову не придет, что кто-то может стрелять лучше их. Надежды, надежды…

Церемония посвящения закончилась.

Рау незаметно исчезла с площади, растворилась как утренний туман. Мавр дело сделал, мавр может удалиться.

Андрей поискал глазами Риго и компанию, Тимур и так стоял рядом. Следовало уточниться по планам каждого. Искать баронов не пришлось, они сами вынырнули из толпы, заполонившей площадь. Андрей и здесь выделялся как маяк. Коротко описав всем ситуацию, что ему необходимо на пару дней уехать из города, он поинтересовался планами присутствующих.

Риго с баронессами решили немедленно переехать в свои общаговские апартаменты, оно и понятно, гостиницу они не посещали. Тимур с отцом сняли номер в городе и ему следует порадовать родителя успешным прохождением испытаний, через три дня он переселится в школьное общежитие, так что, уважаемый Керровитарр, на данный момент, вы нахрен никому не нужны, ну кроме «друзей» Рау и можете распоряжаться своим временем как пожелаете и не мешайте людям праздновать. Распрощавшись с Риго, Ирмой и Марикой он направился на выход. Тимур, тихой тенью, следовал чуть позади. Прости Тимур, похоже не будет у тебя наставника по волнам жизни. Собственное судно дало течь и грозило пойти ко дну при малейшем шторме. Стоит поговорить с графом Сато, расписать, так сказать, сложившийся расклад. Не сегодня. Время еще есть. Немного, но есть.

Граф Микаэл ждал их по ту сторону ворот и встретил, вернувшегося сына, широкими объятиями. Пару минут ушло на рассматривание школьного значка, мерцающего зеленоватым цветом и краткого изложения подробностей последних событий. Изложение встречи с ректором Этраном, вызвало жесткое порицание со стороны заботливого родителя и хмурый взгляд, брошенный на Андрея. Видимо возникли сомнения в выборе наставника. Подождите граф, что вы скажете, когда узнаете подробности последней встречи с представительницей Ледышек. Сегодня праздник портить не будем.

Андрей не стал растягивать церемонию прощания и пожелав хорошенько и весело отметить знаменательное событие, ретировался. Времени до закрытия ворот осталось немного, часа два, а в городе было ещё одно дело. Точнее их было два, но второе могло потерпеть. Полтора года терпело, потерпит еще пару седьмиц, до первых выходных. Он должен принести весть, весть печальную. Наверняка, родные человека, оказавшего Андрею в свое время неоценимую помощь, давно смирились с утратой, но им необходимо знать подробности, где, как и когда умер тэг гралл Ало Трой. Андрей обещал, если он попадет в Ортен, то передаст последние слова Ало его жене и дочери. Пришло время отдавать долги. Первое дело было намного приятней и растратней, но без этого никак.

В Ортен его провожали всей долиной. Кто-то хотел просто пожелать счастливого пути, кто-то дать совет или напутствие. Гмар пришел на проводы с тонким листом пергамента в правой руке. Улучшив минутку, гном подозвал Андрея и сунул ему пергамент.

— Держи. У меня двоюродный племянник, зовут Гром Весельчак, живет в застенном Подоле Ортена. Содержит корчму. Будет туго, обращайся, я тут отписал ему. Думаю старшему он не откажет и тряхнув своими светящимися волосами, порывисто обнял Андрея. Езжай, Грому передай от меня поклон.

Письмо не понадобилось, но это даже к лучшему, не хотелось козырять своими знакомствами. Корчму или трактир, Андрей так и не видел пока никакой разницы между наименованиями, он нашел быстро.

Первый же прохожий, спрошенный им в Гномской слободе пригорода Ортена, дал подробные объяснения как проехать, при этом человек во все глаза смотрел не на Андрея, а на хасса. Хасс был красив той статью, которая отличает верховых ящеров, так похожих, издалека, на лошадей. Высокий в холке, с длинной шеей, увенчанной клиновидной головой с зубастой пастью, хасс производил впечатление. Взгляд прохожего не обошел вниманием ни мускулистые лапы с серповидными когтями, спрятанными в подушечки на пальцах, ни длинный хвост с двумя шипами на конце. Восхищенно поцокав языком, незнакомец пожелал счастливого пути, добавив напоследок, что свободных номеров у Грома может не оказаться. Гном вовсю принимал гостей, завтра выходит замуж его старшая дочь.

Гномы. Их облик и одно из первых заблуждений Андрея, которое было развеяно миром Иланты. Может в других мирах и живут, описываемые в земных фэнтези полутораметровые коротышки с шириной плеч в сажень, но не здесь. Как смеялся Гмар, держась за бока, когда Андрей рассказывал истории о фэнтезийных похождениях различных героев с участием гномов и гномах в частности. «Это гномы? Быть такого не может! Это бочки на двух ножках, да их же в шахты и штольни запускать нельзя, как они там расходиться будут? Раскатываться по стенкам? А какая должна быть ширина проходов? А почему волосы у них не светятся? Как они в темноте-то ориентируются?». Что он мог сказать? Только говорить, что это сказка и не мешать рассказывать, на Гмара тут же начинали цыкать остальные слушатели и тот затыкался.

В чем были правы земные истории, так это в силе гномов и их невысоком росте. Редко когда они вырастали выше метра семидесяти. Полтора метра, метр шестьдесят и все, стандарт. Гномы являли собой яркое представление о схожести различных биологических видов при жизни в одинаковых условиях. Примером служили земные дельфины и акулы. Млекопитающие и рыбы, строение тел которых напоминает торпеду и подчинено скорости. Так и здесь, но со своими отличиями.

Гномы никогда не дадут совместного потомства с людьми, орками или эльфами, в отличие от последних. Хотя секс возможен и существуют семьи, где один из супругов гном или гномка. Гномские женщины составляют конкуренцию эльфийкам по красоте, а может и красивее их. Редкий мужчина устоит перед стройной красавицей, с ладной фигуркой и громадными зелеными, бирюзовыми или топазовыми глазами, в довершение ко всему гномов выделяли волосы, приятные на ощупь и светящиеся в темноте.

Сила гномов заключалась в строении их тела и костей. Увидев первый раз скелет давно почившего в бозе гнома, Андрей удивился. Кости напоминали камень. В отличие от людей и остальных, строительным материалом для костей у гномов служил кремний, далее шли расхождения в строении мышц, дающих гномам громадную силу, органов зрения и кожи, мягкой и эластичной, напоминающей силикон. Грудь у гномки никогда не потеряет упругости, морщины не затронут лицо.

Никто на Иланте никогда не сможет составить гномам конкуренции в горном деле и кузнечном искусстве, может Арии куют и лучше мастеров гномов, но в горах гномы вне конкуренции. Все различие в строении глаз. Гномы видят электрические явления и все возникающие напряжения горных пород. Металлы и породы светятся разными электрическими импульсами и цветами и читаются ими как открытая книга, на глаз определяется плотность и количество залегаемого в породе металла или другого полезного ископаемого.

Первым, кого встретил Андрей у корчмы, был именно Гром Весельчак. Весельчак вышел дать указания конюшему о размещении лошадей, прибывающих на свадьбу гостей, тут то и нарисовался белоснежный хасс с наездником на спине. Может что сложилось бы по другому, не будь Гром фанатом хассов. Быстро вникнув в суть вопроса, Гром выделил Андрею маленькую комнатку в боковом флигеле заведения. Кровать, сундук, чистые простыни и отсутствие клопов, марширующих под матрасом, что еще надо уставшему путнику? Тем паче, что по всей округе свободных номеров не наблюдается, все занято прибывающими к приемному дню кандидатами в ученики. Гром лично взял под узды Снежка и повел его в стойло. Можно было не сомневаться, что животинка будет обслужена в лучшем виде, быть может и самим хозяином заведения.

Покинув графа, Андрей направился в ювелирную лавку, где почти не торгуясь и порадовав своей покладистостью дородного ювелира, выложил четыре золотых за топазовые серьги и подвески, в цвет глаз невесты. Подарок, Илии, дочери Грома на свадьбу.

Через тридцать минут, толстый привратный стражник, оттолкнувший утром Андрея древком копья, закрыл за ним врата. Городские стены остались за спиной.

Заведение Весельчака встретило его тишиной. Странно! Свадьба сегодня или нет? Скорей бы отдариться да в горы смыться. Потереться об камушки…

— Где все? — спросил Андрей ражего детину, стоящего у дворовых ворот. Детина выглядел довольно импозантно: плисовые полосатые штаны, заправленные в начищенные дегтем (Андрей сморщил нос и приоткрыл рот, чтобы не так сильно шибало) сапоги, красная сафьяновая рубаха, подпоясанная синим кушаком и здоровенный желтый бант на левом плече. Черте что и бантик сбоку. Андрея разобрало любопытство, для чего бант? Но спросить он не решился.

— На Поклон Горну пошли, — лениво ответил детина и прислонился к створке ворот бантом. Постояв так пару секунд он спохватился — бант помялся. Резко отлепившись от воротины, детина попробовал расправить бант правой рукой, но затея провалилась, промаявшись так с минуту, он виновато обратился к Андрею: — Поправь, а?

Поправляя бант на плече верзилы, постоянно косящего взглядом на работу добровольного помощника, Андрей все же спросил:

— А почему бант желтый?

— Дык, я это… красного не нашел, но зато красную рубаху надел! — верзила смутился. Угу, значицца бант должен быть красный? В чем прикол? Показывать собственную неосведомленность в данном вопросе не хотелось и Андрей принялся вспоминать все, что ему известно про гномов и местные свадьбы в частности. Хотя на таком, знаменательном, мероприятии присутствовать ему еще не доводилось.

Поклон Горну — святое дело любого праздника и хоть сколь чуть-чуть значимого события у гномов. Горн, Бог Огня, верховное божество пантеона богов подгорного племени. Почитался как Прародитель гномов, вдохнувший огненную душу в куклу из глины и песка, превратившуюся в первого гнома. Горн научил первого гнома работать с железом и дал ему внутренний свет, от чего у его потомков ночью и в темноте светятся волосы. Верховное Божество, дабы гномы о нем никогда не забывали, поселил свои маленькие частички в каждом кузнечном горне, получившем свое название от имени бога и работая в кузне гномы воздавали Горну молитвы. В каждом городе, деревне или селе, где проживали гномы, строилась Кузня Горна, место торжеств, молитв и воздаяний. Так же в такой кузне гномы скрепляли клятвы, договора и заключали военные и политические союзы. Пойти на Поклон, значит просить у божества согласия и благословления на брак. Молодые жених и невеста надрезали над горном запястья рук и капли их крови падали в пламя. Если пламя вздымалось и охватывало, занесенные над горном, руки — Бог одобряет брак, соединяя новобрачных своим огнем, если же упавшая кровь заставляла угли потемнеть — между заключающими семейный союз нет любви и благословение не получено. Просто и понятно, но бантик ни на одной полке памяти не отложился, ни красный, ни желтый.

— Готово, — Андрей разровнял складки и хлопнул детинушку по плечу.

— Сумневаюсь я, может все же сбегать поискать красный бант? Усе будут с красными, а я как Пыхонь болотная (местная водоплавающая птица размером с гуся) буду желтизной отсвечивать. Скажут еще, что «Огонь Души» у тебя мол чахоточный. Как бы гномский Горн не обиделся, он хоть и бог гномов, но кто ентих богов знает? — ища совета, обратился детина к Андрею.

Ну вот! И спрашивать не пришлось, а то любопытство кошку сгубило. Сколь он еще не знает об этом мире, неприятно когда прокалываешься на мелочах! Там не знал, тут не так сказал и получил вызов на дуэль. Вжик и поехал вперед ногами, хотя поехать м-м… вряд ли, если по вые не секанут, отделив тупую голову от тела, но попорченная шкурка настроения не прибавит, сильно попорченная заставит впасть в меланхолию. «Огонь души»! Красный бант символизировал огненную душу, подаренную Горном первому гному. Дам-с, сам лопух, чуть не записал парнишку в чудаки.

— Повернись ко мне боком.

— Зачем? — забеспокоился детина.

— Красоту наводить буду, поколдую маленько, а то пока бегать будешь, вся свадьба мимо тебя пройдет. Вон, идут уже с Поклона. — Андрей указал рукой в сторону Орти, яркой блестевшей под светом Нелиты и Хелиты. Ночных сестер, ок-глаз богинь-близнецов, Нель-жизни и Хель-Смерти. Казалось от реки движется стая громадных светляков, распевающих гимны новобрачным. Горн благословил молодых. Детина недоверчиво глянул на Андрея, но бок с бантиком подставил. Андрей сотворил заклинание подобия и наложил магическое кружево на подставленный бант и рубаху. Пара мгновений и бант засверкал ярко красными сполохами. Лицо парня расплылось в глупой и восхищенной улыбке, так ему понравилось, — До завтрашнего вечера продержится.

— Здорово! Вот уважил! Мик Малыш добра не забывает! — Малыш? Какой же тогда здесь Бальшиш? Мик затряс руку Андрея, чуть не переломав тому пальцы. Силища у него была неимоверная, словно его мамаша от гнома нагуляла.

Песни становились громче и вот улицу залило призрачное сияние движущейся колонны. Впереди, на белоснежном хассе, восседали, буквально сверкающие, жених и невеста. Однако! Снежка для доброго дела не жалко, но совесть поиметь надо. Гляди как выгарцовывает, только искры от когтей по мостовой. И подпустил же, Снежище, чужих к себе на спину, разрешил забраться. Гром конечно хороший гном, но за такие косяки, пока Андрей намеревался линять в глухом уголке, два дня будет хасса отборным мясом кормить. За свой счет и по барабану, что хозяин будет отсутствовать.

Свадебная колонна приблизилась к воротам корчмы. Андрей пошел к хассу, помочь спуститься невесте. Илия царственно улыбнулась и дозволила заключить себя в легкие объятия. Снежок

Предыдущая статья:Ортен. Школьная площадь. Школа. Приемные испытания. Следующая статья:Светлый Лес. Урочище Медовых Меллорнов….
page speed (0.104 sec, direct)