Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Педагогика

Метод наблюдения и беседы в психологии 29 страница  Просмотрен 280

Дисгармоничный семейный союз препятствует реализации присущих супругам индивидуальных качеств. Семья действительно превращается в некий театр, где каждый вынужден выполнять навязанную, чуждую, но предписанную семейным союзом роль.

В данном разделе хочется привлечь внимание читателей к анализу некоторых неблагоприятных типов отношений в семье. Необходимо подчеркнуть, что в ряде описаний черты личности людей и сами ситуации гротескно усилены. Это дает возмож­ность ясно увидеть причины семейных дисгармоний и устано­вить связь между различными составляющими семейных отно­шений. Надеемсяt что подобный анализ позволит читателям избежать некоторых ошибок в построении своей семейной жиз­ни как в супружеском, так и в родительском аспекте.

Внешне «спокойная семья»

В этой семье события протекают гладко, со стороны мо­жет показаться, что отношения ее членов упорядоченны и согласованны. Однако при более близком знакомстве стано­вится ясно, что муж и жена испытывают чувства неудовлет­воренности, скуки, их жизнь сопровождается ощущениями зря потраченных лет. Они мало разговаривают друг с другом, хотя послушно и стереотипно, часто с повышенным педан­тизмом выполняют свои супружеские обязанности. В таких се­мейных союзах можно говорить о превалировании чувства от­ветственности над спонтанностью и искренностью отношений. За благополучным «фасадом» скрываются длительно и сильно подавляемые негативные чувства друг к другу. Сдерживание эмоций нередко губительно отражается на самочувствии, суп­руги подвержены устойчивым нарушениям настроения, часто

ощущают себя усталыми, бессильными. Нередко возникают длительные приступы плохого настроения, тоски, депрессии.

Вулканическая семья

В этой семье отношения изменчивы и открыты. Супруги постоянно выясняют отношения, часто расходятся и сходят­ся, скандалят, ссорятся, чтобы вскоре нежно любить и призна­ваться в любви до конца жизни, опять относиться друг к другу искренне и самозабвенно. В этом случае спонтанность, эмоцио­нальная непосредственность преобладают над чувством ответст­венности. Может показаться, что второй тип семейных отноше­ний «здоровее», но это не совсем так. Дело в том, что «выливание злости», ослабляя ситуативное напряжение, совсем не всегда приносит истинное облегчение. Человек, проявивший излишне сильно негативные чувства, стыдится своего поступка* чувству­ет себя виноватым, боится оказаться в смешном положении, боится осуждения, — таким образом, происходит накопление напряжений и негативных переживаний.

Как сказывается такой семейный климат на самочувствии ребенка? Следует считать и тот и другой тип неблагоприят­ным. Правда, негативное влияние в том и другом случае раз­лично. Когда отношения в семье строятся на основе сохране­ния видимой благожелательности, призванной скрывать непримиримые противоречия и взаимно негативные чувства, ребенок становится беспомощным. Его жизнь наполняется безотчетным ощущением постоянной тревоги, ребенок чувст­вует опасность, но не понимает ее источника, живет в постоян­ном напряжении и не в силах его ослабить. В этом смысле открытые отношения, даже враждебные чувства менее труд­ны для ребенка. Однако в бурливых семьях, эмоциональная атмосфера которых пульсирует между крайними полюсами, дети испытывают значительные эмоциональные перегрузки. Ссоры между родителями приобретают в глазах ребенка ката­строфические размеры, это для него подлинная трагедия, уг­рожающая самим основам стабильности детского мира.

Таким образом, хотят того родители или нет, осознают или не подвергают оценке свои супружеские отношения, спе­цифическая эмоциональная атмосфера семьи оказывает по­стоянное воздействие на личность ребенка.

Уже на этих двух типах семей можно наблюдать особен­ность, всегда сопровождающую дисгармоничные союзы. Она

состоит в известной инертности, стереотипности отношений. Раз и навсегда спонтанно выработанный стиль фиксируется и долгие годы остается неизменным. Как объяснить подобную стабильность, которая тем более кажется странной, что люди на протяжении жизни достаточно сильно меняются, приоб­ретают новый опыт? Почему именно семейные отношения столь инертны? Этот достоверный факт объясняется доста­точно просто. Как правило, выработанный стереотип отноше­ний в какой-то мере скрепляет брак, повышает его стабиль­ность, хотя и не на гармоничной основе. Поэтому попытки одного из супругов к изменению стиля общения нередко сталкиваются с сопротивлением партнера. Для гармонизации отношений в семье необходимы совместные осознанные усилия. Одному психологу принадлежит меткий образ: «Брак можно сравнить с позой: если начинает сутулиться спина, то значит где-то еще должна возникнуть добавочная сутулость, чтобы удержать голову в прямом положении». Если один партнер меняется, это должно сопровождаться какими-то дополни­тельными изменениями, чтобы отношения сохранили стабиль­ность и целостность.

Именно поэтому позиция одного из суп­ругов постепенно вызывает определенный тип отношений в семье в целом, и для перестройки уже этого семейного сте­реотипа недостаточно изменения у одного из участников се­мейного круга,

«Семья-санаторий»

Характерным примером семейной дисгармонии служит тип семьи, который может быть описан как «санаторий». Один из супругов, эмоциональное состояние которого выражается в повышенной тревожности перед окружающим миром, требо­вании любви и заботы, создает специфическую ограничен­ность, барьер новому опыту. Такая защита дает возможность снижения чувства тревожности перед неопределенностью ок­ружающего мира, В узкий, ограниченный круг постепенно втя­гиваются все члены семьи, в том числе и дети. Поведение супругов принимает вид «курорта», усилия затрачиваются на своеобразное коллективное самоограничение. Супруги все вре­мя проводят вместе и стараются удержать возле себя детей. Попытки некоторого отделения воспринимаются как угроза самому существованию семьи, постепенно ограничивается круг общения, уменьшаются контакты с друзьями, как правило,

под предлогом различий во взглядах и ценностях. Семья толь­ко внешне кажется солидарной, в глубинах отношений кроется тревожная зависимость одного из партнеров. Союз становится не свободно содружественным, а симбиотически зависимым. Это означает, что один из членов семьи, им могут стать как взрослые, так и дети, ограничивает свои обязанности, застав­ляя близких все больше и больше окружать его вниманием. Члены семьи объединяются в осуществлении особой заботы о нем, ограждают от трудностей, охраняют от слишком силь­ных впечатлений. Нередко, если семейная защита строится вокруг взрослого члена семьи, он бессознательно получает какую-то выгоду, например стабилизируя и охраняя любовь супруга. Иногда такой позицией один из супругов бессозна­тельно мстит другому, как бы говоря: «Ты был или была ко мне так безжалостна, а теперь я так страдаю, что вынужден просить поддержки». Позиция детей в таких семьях бывает различна* В том случае, когда семья превращается в «санато­рий» для матери или отца, дети обычно лишены необходи­мой заботы, испытывают недостаток в материнском принятии и любви. Как правило, они рано привлекаются к выполнению домашней работы, нередко годами живут в ситуации физи­ческой и нервной перегрузки, становятся излишне тревож­ными и эмоционально зависимыми, сохраняя при этом теп­лое, любовное и заботливое отношение к родителям. Поскольку бессознательная цель одного из супругов — удерживание любви и заботы другого, ребенок не может компенсировать недоста­ток любви со стороны ни одного, ни другого родителя*

В тех случаях, когда «санаторным* отношением окружаются братья или сестры, а также кто-то из других родственников, бабушки и дедушки, внутрисемейная позиция ребенка меня­ется. Ограниченность семьи заботой, внутренними отноше­ниями приводит к постоянной фиксации внимания на здоро­вье, подчеркиванию всевозможных опасностей, запугиванию. Необходимость удержать ребенка в семье приводит к дискре­дитации внесемейных ценностей, к обесцениванию общения ребенка, его друзей и предпочитаемых форм поведения сво­бодного времени. Мелочная опека, жесткий контроль и чрез­мерная защита от реальных и мнимых опасностей — харак­терные признаки отношения к детям в семьях «санаторного» типа.

Такие родительские позиции приводят либо к чрезмерной перегрузке нервной системы ребенка, при которой возника-

ют невротические срывы, эмоциональные особенности по типу повышенной чувствительности, раздражительности. При по­вышенном контроле и опеке у детей, особенно в подростко­вом возрасте, усиливаются реакции протеста и желание ран­него ухода от семьи.

Повышенная забота об одном человеке приводит к фикса­ции внимания на состоянии здоровья всех членов семьи, в этом случае у детей может возникнуть страх заболевания, ко­торый при определенных неблагоприятных ситуациях спосо­бен привести к формированию личности, у которой забота о состоянии здоровья приобретает характер сверхценной дея­тельности,

«Семья-крепость»

Ограниченность рамками семейного круга с дисгармо­ничными внутренними связями характеризует еще один тип семей. Этот вид может быть назван семьей по типу «крепости», В основе таких союзов лежат усвоенные представления об уг­розе, агрессивности и жестокости окружающего мира, о все­общем зле и о людях как носителях зла. Часто такие представ­ления подкрепляются необходимостью вывода негативных эмоций, возникающих в семье, за ее пределы. В подобных слу­чаях непереносимые взаимно враждебные импульсы в инте­ресах поддержания стабильности семьи переносятся на внеш­ний мир в целом: на отдельных лиц, на группы людей* на те или иные формы мировоззрений. В таких семьях создаются отношения якобы полного взаимопонимания, в то время как свои внутренние проблемы супруги переводят вовне. Заботясь о своем микромире, супруги засыпают окружающих различ­ными упреками, которые они бессознательно хотели бы на­править друг на друга или часто на самих себя. Нередко в та­ких семьях господствуют довольно странные односторонние представления, переоценки фактов и обстоятельствt посте­пенно возникает странный фанатизм, приверженность к тем или иным идеям, коллективное стремление к реализации це­лей внутри семьи. У супругов возникает выраженное усиление чувства «Мы*. Они как бы психологически вооружаются про­тив всего мира. За подобным поведением часто скрывается отсутствие подлинных психологических тенденций, естествен­но скрепляющих семью. «Круговая оборона* является бессоз­нательным камуфляжем душевной пустоты или нарушения

сексуальных отношений. Часто в таких семьях наблюдается безоговорочное доминирование одного из родителей и зави­симое, пассивное положение другого, вся семейная жизнь жестко регламентирована и подчинена определенным целям, закостенелая фиксация определенных семейных ролей созда­ет видимость внутрисемейной солидарности и содружествен-ности, в то время как эмоциональное наполнение ролей дав­но уже иссякло или изменилось, эмоциональная атмосфера внутри семьи лишена естественной теплоты и непосредствен­ности.

Отношение к детям в такой семье также жестко регламен­тируется, необходимость ограничения связей вне семьи при­водит к жесткой фиксации всевозможных ограничений, к предписанию выполнения жестких правил, которые деклара­тивно объясняются необходимостью заботы о будущем ребен­ка.

Встречаются семьи, в которых духовное безразличие к ре­бенку, черствость одного из деспотов-родителей неудачно компенсируются гиперопекой и мелочной заботливостью дру­гого. Однако необходимость скрепления семьи со стороны подчиненного родителя делает опеку непоследовательной и лишает отношения эмоциональной открытости и искренности.

В семьях по типу «крепости» любовь к ребенку все более приобретает условный характер, ребенок любим только тог­да, когда оправдывает возложенные на него семейным кругом требования- Это обычно сочетается с увеличением собствен­нического компонента в эмоциональной привязанности ро­дителей. Родители любят не столько самого ребенка, сколько порождаемый семейными позициями навязываемый ребенку образ «я». Воспитание приобретает черты заданности, родите­ли стараются поступать подчеркнуто правильно, излишне принципиально* Подобная семейная атмосфера и тип воспи­тания приводят к повышению неуверенности ребенка в себе, к безынициативности, иногда усиливают протестные реак­ции и поведение по типу упрямства и негативизма. Во многих случаях фиксируется концентрация внимания ребенка на соб­ственных внутренних переживаниях, что приводит к его психо­логической изоляции, вызывает трудности в общении со сверстниками. Семья по типу «крепости» ставит ребенка в про­тиворечивую позицию, ситуацию внутреннего конфликта, вызванного рассогласованием между требованиями родителей и окружения и собственным опытом ребенка. Постоянный внутренний конфликт приводит к перенапряжению нервной

системы ребенка, создает повышенный риск невротического заболевания,

«Семья-театр»

Еще одним примером семейных дисгармоний может слу­жить построение отношений в семье по типу «театра». Такие семьи удерживают стабильность путем специфического «теат­рализованного образа жизни*. Иногда члены семьи разыгрыва­ют друг перед другом спектакль, иногда вся семья формируется в один ансамбль, который разыгрывает перед окружающими пьесу. В центре внимания такой семьи всегда заключены игра и эффект. Здесь что-то говорится, что-то делается, что-то вы­ражается эмоционально — при всем этом совсем неважно, насколько, в какой мере и что в действительности стоит за тем или иным поведением. Необходим непосредственный от­звук, реакция, которые побуждают продолжение подобных театрализованных действий. Как правило, один из супругов в подобных семьях испытывает острую потребность в призна­нии, в постоянном внимании, поощрении, любовании, он остро испытывает дефицит любви.

Весь сконструированный семьей сценарий бессознательно служит защитой от осознания иллюзорности былых представ­лений, невыполненных желаний, не оправдавшихся в браке надежд. «Семейный театр» призван сохранять видимость бла­гополучия и поддерживать необходимую близкую дистанцию, В общении с детьми запреты и поощрения быстро деклариру­ются и также быстро забываются. Демонстрируемая посторон­ним любовь и забота о ребенке не спасает от остро ощущае­мого детьми чувства, что родителям не до них, что выполнение ими своих родительских обязанностей — формальная необхо­димость, навязываемая социальными нормами.

Часто в «семейном театре* контакт с ребенком, внимание к его жизни заменяются обеспечением особых материальных условий. Родители приобретают много игрушек, специальное оборудование для занятий детей. Воспитание как бы передо­веряется детскому саду, школе или другим общественным организациям. Детям дается «модное* воспитание, они посе­щают всевозможные кружки, занимаются языками, музыкой.

В театрализованном образе жизни семьи часто возникает особое отношение к ребенку, связанное со стремлением скрыть его недостатки и несовершенства, прикрыть трудности демон-

страциеи мнимых достоинств и достижений. Все это приводит к ослаблению самоконтроля, потере внутренней дисциплины. Отсутствие подлинной близости с родителями формирует эго­истическую направленность личности.

«Семья — третий лишний»

Еще одним примером дисгармоничных отношений может служить семья, к психологической сущности которой подхо­дит название «третий лишний*. Она возникает в тех случаях, когда личностные особенности супругов и стиль их взаимодей­ствия составляют особую значимость, а родительство бессоз­нательно воспринимается как помеха супружескому счастью. Так бывает при психологической незрелости одного или обоих родителей, при неподготовленности их личностного развития к выполнению родительских функций. Так возникает стиль отношений с ребенком по типу скрытого непринятия* В прак­тике семейного консультирования нередко встречаются подоб­ные семьи, имеющие даже несколько детей, но, несмотря на это, эмоционально преувеличенно значимыми остаются суп­ружеские отношения. Часто в контактах с ребенком родители склонны внушать детям чувство неполноценности, без конца фиксируя внимание на недостатках и несовершенствах. Не так уж редки случаи соперничества между еще молодой матерью и подрастающей дочерью, бессознательная борьба за любовь и привязанность отца. Воспитание детей в подобных ситуаци­ях приводит к формированию неуверенности в себе, безыни­циативности, фиксации на слабостях, детям свойственны мучительные переживания собственной неполноценности при усиленной зависимости и подчиняемости родителям. Возник­шая зависимость тяготит взрослых, провоцируется тем самым усиление скрытого отвержения, В таких семьях у детей часто возникают опасения за жизнь и здоровье родителей, они с трудом переносят даже временное разлучение с ними, с тру­дом адаптируются в детских коллективах.

Семья с «кумиром»

Это довольно распространенный тип дисгармоничных се­мей. Отношения между членами семьи приводят к созданию «семейного кумира» тогда, когда воспитание ребенка — един­ственное, что скрепляет супружеские отношения, когда за™

бота о ребенке превращается в единственно силу, способную удержать родителей друг с другом. Оба родителя с преувели­ченным вниманием относятся к своему чаду, перенося свои нереализованные чувства на ребенка. Во имя ребенка творятся чудеса самоотречения и жертвенности, во имя ребенка зату­шевываются все проблемы взрослых людей. Ребенок оказыва­ется центром семьи, становится объектом повышенного вни­мания и опеки, завышенных ожиданий родителей.

Многие его поступки воспринимаются без должной критики, малейшие прихоти немедленно удовлетворяются, преувеличиваются реальные и мнимые достоинства. Желание уберечь ребенка от жизненных трудностей приводит к ограничению самостоятель­ности, чему в значительной степени способствует бессозна­тельная тенденция замедлить взросление ребенка, поскольку уменьшение опеки угрожает разрыву семейной группы. Здесь преувеличивается самое незначительное недомогание и бо­лезнь ребенка* он воспитывается в условиях изнеженности, заласканности, всеобщего восхищения и умиления. Последнее усиливается потребностью получить «вознаграждение» за из­лишние усилия по уходу и заботе о ребенке. При таком воспи­тании дети становятся несамостоятельными, утрачивается активность, ослабляются побуждения. Вместе с этим возрас­тает потребность в позитивных оценках, детям недостает люб­ви; столкновения с внешним миром, общение со сверстника­ми, где ребенок не получает желаемых высоких оценок, становятся источником все новых и новых переживаний. Тре­бование признания любой ценой порождает демонстратив-ность поведения* Критичное осознание собственных личност­ных качеств заменяется негативными оценками других, ощущениями несправедливости и жестокости окружающих.

«Семья-маскарад»

Несогласованность жизненных целей и планов супругов порождает тип семьи, которой можно дать название «маска­рад». Строя свою жизнь вокруг по-разному понимаемых цен­ностей, «служа разным богам», родители ставят ребенка в ситуацию различных требований и несогласованных оценок. Воспитание приобретает черты непоследовательности, и мир для ребенка предстает разными, подчас противоречивыми сто­ронами. Мелькание «масок* повышает чувство тревожности. Несогласованность действий родителей, например повышен-

ная требовательность отца при гиперопске и всепрощении матери вызывает растерянность ребенка и расщепление его самооценки. Завышенные притязания, сочетаясь с недоста­точной способностью к волевым усилиям, порождают внутрен­ний конфликт и застойные очаги нервного перевозбуждения. Описанные типы семейных дисгармоний доказывают слож­ность внутрисемейной жизни и глубокую взаимосвязь всех сторон семейного взаимодействия- Поэтому, если родители обращаются к психологам по поводу состояний ребенка, это вовсе не означает, что «слабым звеном» семейной группы яв­ляется именно ребенок. Часто проблемы ребенка просто более заметны. Помочь детям в таких случаях можно, воздействуя на всю семейную группу, перестраивая неверно сложившиеся стереотипы семейных отношений.

Семья в психологическом рентгене

Отношения всех членов семьи, и взрослых и детей, стро­ятся по типу своеобразного круга, подчиняются законам взаимопричинности. Характер взаимодействия, стиль обще­ния взрослых и детей, а также формирующиеся не только у детей, но и у взрослых личностные особенности образуют замк­нутый, в некоторых аспектах воспроизводящийся комплекс­ный цикл. Поэтому неверно рассматривать поведение родите­лей по отношению к детям отдельно от сложной системы всех, в том числе супружеских, отношений в семье.

Однако, несмотря на очевидность связи между супру­жескими отношениями и особенностями воспитания ребен­ка, многие родители, обращаясь в семейную консультацию по поводу поведения детей, удивляются, если психолог за­трагивает проблемы супружеских отношений. И вовсе не слу­чайно, что родителям вначале легко обсуждать трудности об­щения с детьми, И только после длительного контакта с психологом появляется возможность свободнее говорить об отношениях в семье в целом, о затруднениях в сфере супру­жеских отношений. Это объясняется многими причинами. Здесь и привычная свобода, с которой мы говорим о детях даже тогда, когда что-то в отношениях с ними складывается не так, как хотелось бы, и привычная скованность в обсуждении проблем взрослой семейной жизни...

Трудность анализа супружеских отношений связана еще и с тем, что супруги не всегда могут самостоятельно осознать

внутреннюю сущность семейного неблагополучия, понять ис­точники кризиса супружеских отношений. Для оказания помо­щи по осознанию и перестройке семейных отношении исполь­зуются специальные психологические приемы, позволяющие изучать различные стороны супружеских отношений. Возмож­но, читатели будут удивлены: неужели психологическому исследованию доступна и столь интимная, индивидуально-неповторимая сфера отношений между людьми, какой явля­ется сфера семейных отношений, сфера любви? Действитель­но, в арсенале психологического исследования уже накоплено немалое количество интереснейших методов для изучения раз­личных сторон супружеских отношений. Познакомимся с не­которыми из них.

Все используемые в настоящее время методы исследова­ния супружеских отношений делятся на три категории; био­графические, опросники и тесты, а также экспериментально-моделирующие приемы,

К первой категории относится длительное психологическое изучение семьи с момента ее образования, подробное описание «биографии и автобиографии семейной жизни» — своеобразная «анатомия любви». Психолог получает массу жизненной инфор­мации из наблюдений, бесед с супругами, знакомится с пись­мами, сочинениями, дневниками, разумеется, при согласии на это их авторов. Весь этот жизненный материал подвергается за­тем психологической обработке и анализу. Анализируется текст и подтекст взаимных одобрений и неодобрений супругами друг друга, самих себя, своих детей, своей семейной жизни в целом. Биографический метод [используется] при описании «семейных портретов» <„>. На основании семейно-биографического мето­да советские и зарубежные психологи разрабатывают так назы­ваемую семейную типологию. Биографический метод позволяет вычленять наиболее существенные значимые факторы, обуслов­ливающие гармонию супружеских отношений или, наоборот, влияющие на возникновение семейных дисгармоний. На основе психологического анализа семейно-биографических данных изу­чаются внутренние закономерности и движущие силы семей­ных отношений.

В психологических моделях любви психологи выделяют различные аспекты.

Прежде всего, это эмоциональный спектр, где полюс любви противостоит полюсу ненависти. Одновре­менно отношения между супругами оценивают по роли «до­минирование—подчинение». Предполагается, что чувства суп-

ругов друг к другу могут быть измерены и соответственно мо­гут изменяться от любви деспотической до любви жертвенной. Два других варианта (ненависть при доминировании и нена­висть при подчинении) могут описывать позиции супругов в дисгармоничных союзах или распадающихся семьях.

Более детальный анализ составляющих эмоционально цен­ностного отношения супругов друг к другу позволил психо­логу В.В.Столину предложить изучение любви не в двух, а в трех аспектах, Любовь супругов друг к другу может быть опи­сана в следующих понятиях: симпатия—антипатия, уважение— презрение, близость—дальность. Собственно эмоциональный аспект отношений описывается шкалой «симпатии—антипа­тии». Однако симпатия к человеку не предполагает уважения, а любовь, по-видимому, следует измерять в шкале «уважение-презрение». Действительно, любовь одного человека к другому обязательно предполагает и уважение. На таком понимании любви основывается, в частности, советское брачное законо­дательство, узаконивая равные права супругов и требуя их взаимного уважения.

Таким образом, любовь обязательно предполагает некую сумму реальных «вкладов* от двух осей: симпатии—антипатии и уважения—презрения. Однако, продолжает свой анализ В.В.Столин, в анализе любви необходимо выделить еще один аспект. Этот аспект был описан как «любовь к ближнему» и «любовь к дальнему». О первой С.Л.Рубинштейн писал так: «Здесь снимается вопрос о том, к чему и к кому, какого мо­рального облика человеку возникает любовь, снимается при-вержением к родственным, семейным привязанностям, для которого всякие этические оценки, качества остаются по ту сторону добра и зла. Здесь происходит отказ от всякой избира­тельности: кто мне близок, тот и хорош». Во втором случае — «любовь к дальнему» — происходит утверждение сущест­венности только «образа человека, абстракции, идеала, про­тивопоставленного самому реальному человеку». По С. Л.Ру­бинштейну, истинная гармония любви позволяет «в ближнем увидеть идеал в его конкретности». Итак, предлагается «тре­тье» измерение любви — переживание дистанции с близким человеком.

Любовь при максимуме симпатии и уважения существует в том смысле этого чувства, в котором оно воспето поэтами, ког­да предполагается не только крайняя степень симпатии к объек­ту чувства, но и уважение облика любимого человека в целом,

признание высокой ценности его индивидуальных качеств, су­ществующих или предполагаемых достоинств. Стремление к бли­зости, совместности, чувство общности и единства (которому не всегда соответствует общность взглядов, идеалов, представ­лений) — необходимый компонент любви. Он будет максималь­но выражен в половой любви, хотя присутствует, как и два пре­дыдущих компонента, во всех других видах любви. Смыслу любви при отрицательном значении оси «близость—дальность*, когда любовь предполагает большую межличностную дистанцию, со­ответствует ситуация однонаправленной любви, например к киноактерам, спортсменам. Блестящее описание любви при от­рицательном значении близости дано в повести А,И,Куприна «Гранатовый браслет», таинственное очарование этого чувства подчеркнуто отдаленностью и недоступностью объекта любви. Подобное чувство принято описывать как платоническую лю­бовь, оно воплощено, например, в чувстве Петрарки к Лауре и других примерах обожествления, одухотворения объекта любви.

Таким образом, представленная модель психологического анализа любви позволила В. В. Стол и ну дать описание восьми типов супружеских позиций, или, иначе, типов любви.

Действенная любовь (симпатия, уважение, близость) харак­теризует наиболее оптимальные, гармоничные супружеские отношения. Кроме непосредственного влечения к другому чело­веку (симпатия) уважаются права и достоинства супруга, его интересы, склонности, особенности, даже «чудачества»; от­ветственность за поддержание оптимальных отношений при­знается равной своей собственной ответственности. Близость с супругом приобретает множественный смысл, предполагая как интимную близость при взаимной удовлетворенности сек­суальными отношениями, так и духовную близость, понима­емую как способность чувствовать и понимать духовный мир, внутреннюю логику чувств и поступков супруга.

Отстраненная любовь (симпатия, уважение, но с недостатком близости) может возникнуть в ситуации неудовлетворенности интимной жизнью, когда недостаток интимной близости пере­ходит в дефект близости психологической. Такая модель семей­ной дисгармонии подробно анализируется в исследованиях сек­сологов. В подобных случаях у женщин возникает утрата чувства любви к мужу, появляется раздражительность, придирчивость, провоцирующие и обостряющие внутрисемейные конфликты.

Любовь по типу действенной жалости (симпатия, близость, отсутствие уважения) может характеризовать супружеские

отношения, отражающиеся в восприятии одного или обоих супругов как мезальянс. Такие отношения можно наблюдать, когда культурный и образовательный уровень мужа ниже уров­ня жены и она переживает это. В таких семьях вполне возмож­но сильное эмоциональное притяжение супругов, счастливая интимная жизнь и полноценная близость.

Любовь по типу снисходительного отстранения (симпатия, неуважение, большая межличностная дистанция) наблюдается иногда в семейных союзах средней продолжительности, в си­туации «разочарования» в супруге, при не слишком удачной, но и не слишком значимой интимной жизни. Часто такие от­ношения строятся по типу «опекун—опекаемый*, «родитель— дитя» и предполагают доминирование одного из супругов.

Четыре других типа эмоциональных отношений, как под­черкивает В.В.Столин, включающие в качестве своего обяза­тельного компонента антипатию, описывают распадающиеся браки или распавшиеся семейные отношения в ситуации ост­рых конфликтов. В сочетании с близостью, которая нередко приобретает извращенный характер, такие отношения могут довольно-таки длительное время сохраняться, поскольку се­мейные ссоры, демонстрация антипатии и неуважения усили­вают все еще сохраняющеся чувство взаимной связи супругов. При отсутствии близости антипатичные отношения преобра­зуются в «военные действия», если сохраняется уважение друг к другу хотя бы в форме признания возможности другого на «ответный удар», либо при отсутствии уважения приводят к полному игнорированию супруга, к окончательному распаду семейных связей.

Предыдущая статья:Метод наблюдения и беседы в психологии 28 страница Следующая статья:Метод наблюдения и беседы в психологии 30 страница
page speed (0.0922 sec, direct)