Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Литература

Глава 24, Кэрри провела утомительный день на работе, пакуя свои вещи. В семь..  Просмотрен 186

  1. Глава 12, Несколько дней на работе прошли без происшествий, но пятница оказал..
  2. Глава 13, Когда после обеда вернулась Лана, Кэрри успокоилась. Она все еще зл..
  3. Глава 14, Музыка в клубе была не более чем раздражающими ударами барабанов, к..
  4. Глава 15, Поездка домой с выставки, вытянула из Кэрри всю оставшуюся энергию...
  5. Глава 16, Майкл проснулся от звука сливавшейся в унитазе воды и в панике выпрыгн..
  6. Глава 17, Кэрри была в шоке от того, что теперь у нее было свадебное платье. Его..
  7. Глава 18, – Кэрри, я не хочу, чтобы ты увольнялась. Ты знаешь, что ты мой лучший..
  8. Глава 19, Утром в пятницу брат Майкла и по совместительству его шафер, пришел до..
  9. Глава 20, В шесть часов вечера субботы, надев самое красивое в мире свадебное пл..
  10. Глава 21, Майкл ворвался в женскую уборную, которая была размером со стадион,..
  11. Глава 22, Прошло пять дней ее замужества, а Кэрри снова была в кабинете своег..
  12. Глава 23, – Так что, ты всерьез собираешься просто ее отпустить? – спросил Ше..

 

Кэрри провела утомительный день на работе, пакуя свои вещи. В семь часов вечера, она подъехала к дому Майкла и вздохнула. Среди толпы собравшихся там людей не хватало только ее родителей, но с ними она уже встречалась на этой неделе.

Они молились за нее каждый день. Она не рассказала им, что случилось в колледже, но рассказала всю правду о ребенке, которого потеряла. О том, что она его не хотела, не так как обычно хотят детей. К ее удивлению, они оба просто ее поцеловала и сказали, что с нами происходит то, чему суждено случиться.

Она надеялась, что они были правы, говоря о ее будущем. А также надеялась, что доктор Уитмор была права насчет всего остального.

Посмотрев на свое блондинистое отражение в зеркале заднего вида, она покачала головой. В семье Майкла все так близки, что было невозможно избежать обсуждения с ними сложившейся ситуации. Она просто надеялась, что они не обидятся, когда она попросит их уйти.

Захватив маленькую сумку с основными вещами и туалетными принадлежностями, она воспользовалась своим ключом и вошла внутрь. Она услышала в гостиной голоса и звуки спортивной трансляции.

Остановившись в дверях на кухню, она увидела на патио Майкла, который работал, надев маску, со сварочным аппаратом в руках, от которого разлетались искры. Похоже, он работал над новой скульптурой. Ей очень не хотелось позже его прерывать, но она все же планировала это сделать. По крайней мере, он не услышит как она выпнет его семью, подумала она.

Кэрри бросила свою сумку на смятую, неубранную постель и направилась в гостиную, где глаза всех присутствующих обратились на нее, как только она вошла.

– Привет, – сказала она, встречая их шокированные взгляды. – Меня зовут Кэрри Ларсон и я блондинка. Планирую быть блондинкой до конца своей жизни, так что если кто-то будет шутить в моем присутствии про блондинок, рискует потерять коленную чашечку.

Шейн поднялся со своего места рядом с Брук и подошел, чтобы ее рассмотреть.

– Мне нравится. Теперь ты выглядишь как моя сестра, – сказал Шейн.

– За исключением того, что у тебя волосы длиннее. Тебе нужно постричься, – сказала Кэрри, позволяя себе ухмыльнуться. – Уже нашел свою таинственную женщину, братишка?

– Нет… пока нет, – сказал Шейн.

– Когда я приведу в порядок свою любовную жизнь, обещаю помочь тебе исправить твою, – сказала ему Кэрри. – Когда меня все время не тошнит, и я не кричу, у меня хорошо получается все налаживать.

Шейн обнял ее и поцеловал в обе щеки.

– Ты такой большой, плюшевый медвежонок, – сказала Кэрри. – Перестань быть таким милым. Я все еще периодически плачу.

– Просто рад, что ты вернулась, – сказал Шейн. – Мой брат тоже будет рад. Его морозильник наполнен йогуртными батончиками, у которых скоро истечет срок годности. Мы пришли, чтобы срочно это исправить, но он отказывается с нами делиться.

Он прячется на патио, игнорируя нас и притворяясь, что работает.

– Не волнуйся. Я не позволю Майклу выбросить йогурты, – сказала Кэрри, сильно шмыгая носом. – Черт. Не заставляй меня плакать. Вы можете все уйти?

– Ну, это твой дом, – разумно сказал Шейн. – Если хочешь нас выгнать, валяй.

– Да. Идите, – сказала Кэрри, кивая и боясь сказать что-то еще. Родители Майкл пошли на выход, но по дороге остановились, чтобы поцеловать ее в щеку и обнять.

– Если у тех йогуртных батончиков скоро истечет срок годности, мы с Уиллом могли бы взять коробку домой, – предложила Джессика, от чего Уилл покраснел и ругнулся на нее.

– Ну, я тоже ненавижу, когда продукты пропадают. Поэтому и мы с Люком возьмем коробку, – сказала Эллен, толкая локтем рассмеявшуюся Джессику.

Люк схватил Эллен за руку и дернул ее к двери.

– Я тебя умоляю. Я, черт возьми, адвокат и мы можем позволить себе купить свои собственные. Какой вкус тебе нравится?

Уилл и Джессика смеясь, вышли за дверь вслед за ними.

Шейн помахал Брук.

– Давай, Рыжая. Я подвезу тебя до дома твоей матери, так чтобы тебе не пришлось идти туда пешком.

– Нет… я что кажусь такой тупой? – спросила Брук. – Ближайшие час или два, маме с Уиллом я там буду не нужна. Либо отвези меня поужинать, либо подбрось до моей машины.

– Тогда ужин, – сказал Шейн.

Брук обняла Кэрри.

– Когда ты исправишь любовную жизнь Шейна, поработаешь над моей после этого?

Кэрри рассмеялась.

– Конечно. Прямо сейчас я безработная. И пока я ищу место, чтобы открыть галерею, у меня полно времени.

Брук похлопала ее по щеке и вышла вместе с Шейном за дверь.

Кэрри вздохнула, когда, наконец, наступила благословенная тишина. А затем вернулась в спальню и достала документы на развод.

 

***

 

Сквозь шум сварки, Майкл услышал, как отъехала дверь на патио, однако так и не повернулся и даже не поднял маску. Его голос был приглушенным, но все равно в нем чувствовался гнев и он надеялся, что его брат был достаточно умным, чтобы понять намек и не стать его боксерской грушей.

– Если ты еще раз подразнишь меня этими йогуртными батончиками, то я определенно надеру тебе задницу, – сказал Майкл.

– А зачем мне тебя ими дразнить? Если я захочу, то сама возьму. Я здесь тоже живу, знаешь ли, – ответила ему Кэрри.

Услышав ее голос, мужчина в маске повернулся и она, притворно испугавшись, отшатнулась.

– Черт возьми… ладно, Майкл. Я ни одного не съем, пока ты не скажешь. Ты такой любитель покомандовать, – прокричала Кэрри, чтобы не рассмеяться над его шоком.

Майкл отложил инструменты и снял маску.

– Кэрри… ты вернулась, – сказал он, закрывая глаза. – Я подумал, что это был Шейн.

Кэрри театрально вздохнула.

– Ага, думаю, что теперь ты часто будешь нас путать, поскольку я вернулась к своему естественному цвету волос.

– Ты покрасила волосы, – только заметив, сказал Майкл. – Ты блондинка. Ты… ты потрясающая блондинка. Теперь я определенно понимаю, почему выбрал тебя в колледже.

– Ты меня помнишь? – спросила, изучая его взгляд в поисках какого-нибудь знака, что воспоминания вернулись.

– Нет… прости, – сказал Майкл, глядя в сторону и отходя от нее.

– Это всегда будет проблемой, да?

– Ты бы предпочел, чтобы я снова перекрасилась в темный цвет? – спросила Кэрри.

Майкл покачал головой.

– Нет. Я бы предпочел, чтобы ты была самой собой и позволила мне быть с тем человеком, даже если она всегда будет меня немного ненавидеть. Думаю, что со временем я смогу достаточно ее полюбить, чтобы сбалансировать плохие воспоминания многими, многими хорошими.

Кэрри кивнула.

– Ладно… договорились.

– Договорились? – спросил Майкл, наморщив лоб. – Что ты имеешь в виду?

– Я имею в виду, что не знаю, смогу ли когда-нибудь полностью преодолеть прошлое. Я не простила ни тебя, ни себя, Майкл. Ты видел, каково это было потерять ребенка по естественным причинам. Что говорить о том, когда добровольно выбираешь аборт. И, несмотря на то, что это чертовски тяжело сделать, я все равно это сделала. Никто не представляет, как будет сожалеть, пока этого не сделает. Но я так же должна сказать, что при тех же обстоятельствах, снова бы сделала то же самое. Ты не знал меня. И я по-настоящему не знала тебя. Когда два незнакомца занимаются сексом, они не должны создавать ребенка, который никому не нужен, – сказала Кэрри. – Из-за этого решения я в течение многих лет чувствовала себя плохим человеком. От того, что я также не хотела и нашего второго ребенка, первый раз кажется еще ужасней.

– Я женился на тебе не только из-за ребенка. Когда я увидел тебя три года назад, я сразу же тебя захотел, – сказал Майкл, снова подходя к ней ближе. – Не только хотел, но у меня было чувство, что ты предназначена для меня. И я от всего сердца жалею, чтобы этого не случилось, когда мы впервые встретились.

Кэрри подняла к его лицу руку и вздохнула, когда Майкл закрыл глаза и прикоснулся к ее ладони. Это любовь, подумала она. Споры и ссоры. Попытка во всем разобраться. Попытка предложить утешение, вместо того, чтобы причинить кому-то больший вред.

– Ну, я не хочу, чтобы наше прошлое исчезло, даже его плохие части, – сказала Кэрри, так шокируя этим Майкла, что его глаза распахнулись. – Если все это изменить, то должны измениться и те недели, что мы прожили вместе, когда ты обо мне заботился. Именно тогда, я начала искренне тебя любить и научилась тебя ценить.

На глазах у Майкла появились слезы, и Кэрри вытерла их большими пальцами.

– Изменить прошлое, значит изменить момент, когда я сказала себе «пошло все к черту» и решила, что намного больше хочу иметь будущее с тобой, чем эмоциональные доспехи, которые я надела, защищаясь от страданий.

Как бы трудно это не было, я принимаю детей, что мы создали и потеряли. Я принимаю своих предыдущих мужей и твоих женщин, просто как то, что случилось, когда мы старались как можно лучше прожить свои жизни. Я принимаю все, что мне придется сделать, чтобы полностью стать самой собой и иметь возможность сказать тебе – я действительно хочу быть твоей женой.

– О Боже, ты уверена в этом? – спросил Майкл, задыхаясь от слез облегчения. – Не думаю, что смогу тебя отпустить, после таких слов, но, тем не менее… я дам тебе последний шанс сбежать. А затем я собираюсь привязать тебя к кровати на всю оставшуюся жизнь.

Кэрри обвила его руками и крепко обняла.

– Самая долговременная цепь между людьми – это семья. Мы готовы стать семьей? – спросил Майкл, позволяя своим рукам медленно ее обнять. Он хотел запомнить этот момент, момент, когда, наконец, получил любовь Кэрри, всю ее любовь.

Кэрри поцеловала его. Она привстала на цыпочки и расцеловала все лицо Майкла, куда могла дотянуться.

– Следующего ребенка, мы создадим в огне, который горит между нами. И он будет ребенком, чьи родители будут так сильно его любить, что совершенно избалуют его еще до того, как он выйдет из материнского чрева. Просто мне придется немного подождать, прежде чем мы сможем об этом поговорить.

– Мы можем подождать, пока ты не будешь готова… действительно готова, – сказал Майкл, наклоняя голову к ее шее. – И говоря о семье, полагаю, ты заметила, что вся моя семья снова здесь.

– Нет, они ушли. Я их выпнула, – сказала Кэрри, откидываясь назад.

– Ты выпнула мою семью? И что ты им сказала? – улыбаясь, спросил Майкл.

– Уходите. Оставьте нас, – улыбнувшись, сказала Кэрри.

– Могу поспорить, что все прошло хорошо. Они разозлились?

– Знаешь, у тебя слабость к твоей семье. Ты беспокоишься о них больше, чем о большинстве вещей в своей жизни, – подразнила Кэрри.

– Наверное, – сказал Майкл, закатывая глаза. – Я люблю мою семью. Они бесспорно сумасшедшие, впрочем, и я такой же.

– Они не разозлились, потому что не дураки. Все меня расцеловали и обняли, прежде чем уйти, – сказала Кэрри. – Моя семья тоже больше не тупит. Ну… за исключением Кевина. Не уверена, что в его отношении есть какая-то надежда.

– Можно я надеру ему задницу в следующий раз, как мы встретимся? – спросил Майкл.

Кэрри рассмеялась.

– Мне придется поговорить с доктором Уитмор, почему мысль о том что ты поколотишь Кевина так сильно меня волнует. Хочу, чтобы мы оба перестали истреблять драконов. И говоря о драконах… мне нужно немного огня.

Майкл странно на нее посмотрел.

– Хорошо. Я очень стараюсь не спрашивать не сошла ли ты с ума, потому что понимаю это плохой вопрос, пока ты на терапии.

Кэрри закатила глаза и оттолкнула Майкла.

– Могу тебя заверить, что я совершенно в своем уме. Где твоя паяльная лампа? – потребовала Кэрри.

– Рядом с клейкой лентой, которую я положил в спальне, пока тебя не было, – качая головой, ответил Майкл, глядя, как она положила кулаки на бедра и вопросительно на него посмотрела.

– Хорошо, – сказал Майкл.

Он подошел к ящику с инструментом, вытащил паяльную лампу и зажег ее.

– Вот, – сказал он, передавая ей так, чтобы им обоим не обжечься.

– Спасибо, – радостно сказала Кэрри, подходя к столу, на котором она оставила документы на развод, когда вышла во двор.

Она взяла бумаги, подошла к очагу Майкла и подожгла их. И когда они достаточно разгорелись, она позволила им упасть. Глядя, как они горят, она продолжала направлять на них пламя горелки, пока от бумаги остался только пепел.

Скрестив руки на груди и нахмурившись, Майкл наблюдал за тем, что она делала.

– Что? – спросила Кэрри, увидев его обеспокоенный взгляд, и отключила горелку.

– Мне не хотелось тебя останавливать. Будучи художником, я действительно ценю их символическое сожжение, но я чертовски надеюсь, что чек, который я тебе отправил, не был к ним прикреплен, – сказал он.

– Упс, – сказала Кэрри, хихикая и наслаждаясь растущей паникой Майкла. А затем наконец сдалась и расхохоталась в полный голос. У них обоих было озорное чувство юмора, и вероятно они будут мучить друг друга до конца их жизней.

– Ах, черт, – сказал Майкл, глядя на золу. – И как мы объясним это банку. В следующий раз они не дадут нам кредит.

– Ты действительно думаешь, что я сожгла чек на такую большую сумму? Я только что ушла с работы, а мой муж заложил свой дом, – сказала Кэрри, скрестив руки и смеясь. – Я все-таки бизнес вуман.

– Откуда ты знаешь, что я заложил дом? – спросил Майкл. – Может я настолько богатый, что у меня деньги лежат на разных сберегательных счетах.

Кэрри посмотрела на него.

– Майкл… я люблю тебя, и я выходила за тебя замуж не из-за твоих денег. И я так же не собираюсь обналичивать чек, пока мы, по крайней мере, не обсудим все другие варианты, для финансирования моей художественной галереи.

– Ну, если ты вышла за меня не из-за денег, то ради чего? – спросил Майкл, притворяясь обиженным и надеясь, что она скажет из-за любви.

– Я вышла за тебя из-за секса, – твердо ответила Кэрри, отводя взгляд, чтобы снова не рассмеяться над его удивлением. – Я знаю, что это ужасно, но я обещала своему терапевту, что теперь буду честна перед собой. Я жестко настроена на супружеский секс, а ты намного лучше, чем два моих первых мужа.

Смирившись, Майкл громко выдохнул.

– Ну, тогда я надеюсь, что позже ты не разочаруешься. Теперь, когда ты блондинка, это будет словно начать отношения с новой женщиной. И мне потребуется какое-то время, чтобы всему научиться. Кроме того, я долгое время не был с настоящей блондинкой. Так, что не уверен, что мне вообще нравится этот тип. Возможно, я даже не заинтересуюсь.

– Хорошо, – сказала Кэрри, борясь с раздражением и желанием сказать, что он блефует. – Я все понимаю.

Она волновалась из-за волос, и только Майкл мог нажать на ее тревожную кнопку в тот момент, когда между ними все наладилось. Но ему придется полюбить этот цвет, потому что с этого момента она собиралась оставить натуральный цвет волос.

– Если у тебя не встает на блондинок, думаю, я позвоню твоим родителям и Шейну. Мне просто следовало отдать им эти чертовы батончики, когда они их просили. Нет никакой причины их оставить и позволить испортиться, потому что нам они не понадобятся, – сказала Кэрри, сердито глядя на прищурившегося Майкла.

Кэрри взвизгнула, когда Майкл ее поднял. Он грубо накрыл ее рот своими губами и, схватив за спину, прижал к своей явной эрекции.

– Знаешь, я забыл, какими горячими были блондинки, – сказал он, прерывая поцелуй и позволяя Кэрри встать на ноги. – В конце концов, думаю, мне понравится.

– Да, но вероятно не тот факт, что тебе придется ненадолго использовать презервативы, пока не начнет работать мое противозачаточное средство, – смеясь, сказала Кэрри.

– О, не беспокойся, – сказал Майкл, беря ее за руку и входя в дом. – Я знаю множество других вещей, которыми мы можем заняться. Я даже поменяю простыни после этого.

– Придется мне полюбить мужчину, который будет менять простыни, – смеясь, согласилась Кэрри, в то время как Майкл открывал морозильник.

 

 

Предыдущая статья:Глава 23, – Так что, ты всерьез собираешься просто ее отпустить? – спросил Ше.. Следующая статья:ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБОРУДОВАНИЕ, МЕХАНИЗАЦИЯ И АГРЕГАТИРОВАНИЕ В ТЕРМИЧЕСКИХ ЦЕХАХ
page speed (0.0659 sec, direct)