Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | История

Экономическое развитие  Просмотрен 165

 

Негативные для германского хозяйства последствия Крестьянской войны, политических и религиозных конфликтов 30-50-х гг. XVI в. не изменили в целом вектор развития экономики Германии. Росла численность населения, увеличивались объемы производства, до конца XVI в. достаточно высоки были темпы его переориентации на рыночные потребности. Но модернизация германской экономики имела известные пределы. Это обусловливалось сохранением феодальных институтов и традиционных экономических структур, падением роли средиземноморской торговли, вытеснением немецкого купечества представителями английского и нидерландского торгового капитала и т. д. Сдерживали развитие раннекапиталистической промышленности и низкие доходы населения.

В середине XVI в. не утратили свое значение факторы, стимулировавшие экономику германских земель на рубеже XV-XVI вв. В связи с увеличением числа городских жителей и ростом потребностей бюргерства существенно повысилась роль местных рынков. Наблюдался устойчивый рост спроса как на товары широкого употребления, так и на продукцию, предназначенную в основном для элитных групп населения. На характер торговых связей стал оказывать влияние государственный заказ. Несмотря на сокращение экономического влияния североитальянских городов, Германия сохранила свою транзитную роль в поставках товаров с Востока и из Южной Европы. Дефицит сельскохозяйственной продукции в Северо-Западной Европе по-прежнему давал большие возможности для развития экспортного аграрного производства. Динамика цен на продукцию сельского хозяйства и объемы ее перевозок позволяют говорить о том, что европейский рынок зерна продолжал расти вплоть до 30-х гг. XVII в.

Необходимость увеличения объемов выпускаемой продукции вела к совершенствованию технических средств. Ветряные мельницы с середины XVI в. стали применяться для механизации особо трудоемких процессов: измельчения и толчения руды, в кузнечных и прокатных операциях, для шлифовки, бурения, обработки кож и валки сукон. Со второй половины XVI в. в употребление входят токарный станок и технологии отливки винтов из латуни. Печатный винтовой пресс, впервые использованный около 1550 г. в Нюрнберге, существенно повышал качество оттиска и производительность печатного станка. С середины XVI в. получил распространение новый метод денежной чеканки в Аугсбурге. В шахтах по добыче серебра и меди часто стали употреблять откачивающие воду помпы, стали использоваться двигавшиеся по деревянным рельсам вагонетки для доставки руды.

Возросло значение технической информации и средств передачи опыта, прежде всего, через книги. Больше всего изданий было посвящено горному делу, металлургии, металлообработке, механизмам. Передовым в техническом отношении было шелкоделие, носившее с первых шагов экспортный характер и связанное с купеческим предпринимательским капиталом. Потребность в роскоши стала мощным стимулом развития этой отрасли.

В XVI в. шелкоделие утверждается в Кёльне, Регенсбурге, расцвело производство пряжи с серебряной и золотой нитью (Вупперталь, Нюрнберг).

В течение всего XVI — начала XVII в. происходила бурная капитализация текстильной отрасли. Купеческие капиталы с успехом преобразовывали старые экономические структуры, прежде всего цеховые, и создавали новые, раннекапиталистические. Например, в Урахе (Вюртемберг) в 1600 г. компания торговцев холстом, скупая по заниженным ценам продукцию местных ткачей, подчинила себе все производство полотна, включая и его отбелку. Широкое распространение получили «коллективные договоры» цехов с купцами о поставках сырья, красителей, полуфабриката. Такие договоры часто вели к образованию слоя мастеров, постоянно работавших на купца-поставщика. На основе раздаточной системы с купцом-предпринимателем во главе развиваются «домашние индустрии» в сельской местности. Купец, поставляя необходимое сырье крестьянам-надомникам, обеспечивал сбыт продукции и постепенно подчинял себе все большее количество производителей. Такое было особенно частым в очагах развития нового сукноделия, производства хлопчатобумажных тканей, полотна (деревни вокруг Меммингена, Кёльна, Нюрнберга). В сельской местности создавались целые районы, где крестьянское население сочетало сельскохозяйственные занятия с работой на скупщика.

В XVI в. шло освоение новых технологий, новых видов сырья и типов тканей, состоявших из льна и хлопка (итальянский «фустан», швабский «бархен») или шерсти и хлопка. Аугсбург и Нюрнберг стали центрами производства новых дорогих сортов тканей — бархата, атласа, парчи. Изготовляли также легкое и дешевое, пользовавшееся массовым спросом, сукно. Главные районы производства льняной пряжи и полотна были расположены в Швабии, Вестфалии, Нижней Саксонии. Основные центры сукноделия находились на Среднем Рейне, в Веттерау, Альтмарке, Лаузице. Поставщиками тяжелых сукон были Верхняя Германия, районы Нижней Баварии, легких и дешевых — области между Средним Рейном и Гессеном. Освоение новых видов производства сопровождалось также возвышением новых центров и областей в противовес прежним. В немецких землях заметный с XVI в. упадок сукноделия на Среднем и Нижнем Рейне, в Вестфалии и Нижней Саксонии, в районе Аахена, Кёльна был уравновешен подъемом новых центров сукноделия в Южной Германии, Эльзасе.

Развивались горнодобывающая промышленность и металлообработка. Возникают предприятия, где кооперировались кузнечное и литейное производства. Самыми значительными центрами обработки меди были Нюрнберг, Аахен, округа Данцига, Гамбург и Любек. На Среднем Рейне и Гарце, в Тюрингии и Саксонии развернулась добыча железа. Чугун и сталь все больше вытесняли медь в одной из главных сфер ее применения — вооружении. Предприятия по отливке орудий из более дешевого чугуна появились в Вестфалии. В производстве железа и металлоизделий Германия сохраняла превосходство над своими конкурентами — Швецией, Испанией, Англией — и в начале XVII в.

Двойственный характер носила деятельность крупных торгово-промышленных компаний. Вкладывая средства в переоборудование рудников или в строительство зейгерных плавилен, представители Фуггеров или Вельзеров выступали как предприниматели. Но основная масса капиталов инвестировалась и приносила прибыль в торговой, посреднической и кредитно-финансовой сферах, инвестиции в промышленность были гораздо скромнее. Это подчеркивает преобладание в раннем капитализме торгового содержания над производственным.

Показательна скупка торговыми монополистами земельных участков. Быстрое удорожание земли в XVI в. делало популярным перепродажу земли, а не ее хозяйственное использование.

Крупные города играли главную роль в хозяйственной жизни и быстро превращались в торгово-промышленные центры нового типа. В течение XVI в. продолжался стремительный рост Аугсбурга, ставшего центром мирового значения. Здесь были самые значительные в Европе банкирские дома, финансировавшие не только крупные торговые операции, но и европейских монархов. В западной части германских земель Франкфурт-на-Майне стал центром общегерманских и международных ярмарок. На востоке в крупный экономический центр вырос Лейпциг. Среди новых форм организации торговли необходимо выделить магазинную и розничную торговлю вразнос, особенно в сельской местности. Развитие этих видов региональной торговли — один из характерных симптомов ее общей переориентации на товары широкого потребления.

Постепенная переориентация европейской торговли на атлантический рынок, изменение характера морской торговли, в которой стали преобладать предметы первой необходимости и сырье, — все это предъявляло новые требования к кораблестроению. Меняется тип судов, увеличиваются их скорость, надежность, грузоподъемность. В судостроении рано утвердился купеческий капитал, получили распространение предпринимательство и рассеянная мануфактура. На верфях Гамбурга, Любека и Данцига — крупнейших в XVI в. на севере Европы — совершенствовалось такелажное и парусное оснащение судов, осваивалась конструкция небольших и маневренных бойеров. Среди германских центров морской торговли по-прежнему ведущая роль принадлежала Ганзе, которую, однако, в последние десятилетия XVI в. на Балтике потеснили английские и голландские торговые компании. Несмотря на постепенный упадок Ганзы как торгового союза, ряд крупных ганзейских городов, имевших прочные континентальные экономические связи (например, Гамбург), переживали подъем.

Развитию сухопутных средств коммуникаций способствовали замена дискового колеса более легким, с металлическими спицами, и изменение системы упряжи, позволявшей теперь перенести нагрузку с шеи животного на его плечи, что увеличивало силу тяги втрое. К организации фрахта обращаются купеческие фирмы, которые обеспечивали, в частности, движение грузов из Северной Италии через альпийские перевалы в Германию и дальше. На большинстве освоенных торговых путей были многочисленные постоялые дворы с огромным штатом людей, обслуживавших купцов и возчиков товаров.

В практику немецкого купечества внедряются сложившиеся в Италии методы ведения торгового предприятия и организации кредитного дела, прежде всего «двойной бухгалтерии» — разносторонней и всеобъемлющей системы бухгалтерского учета и руководства делом. В течение XVI в. они совершенствовались, появились приходно-расходные, вексельные, процентные книги; развивалась система факторий, контор в ярмарочных центрах не только в своей стране, но и за ее пределами, формы безналичного расчета (вексель). В XVI в. немецкие купцы по образцу антверпенских, практиковали специальные встречи для обмена товарами (первые «товарные биржи»): с 1553 г. — в Кёльне и в Гамбурге, с 1559 г. — во Франкфурте-на-Майне. В Гамбурге (1618) и Нюрнберге (1621) появляются первые банки депозитно-обменного характера.

Сельское хозяйство, за исключением некоторого спада производства в отдельных районах Германии в 40-50-х и 80-90-х гг. XVI в., развивалось в условиях благоприятной конъюнктуры: цены на зерно, технические и огородные культуры, вино, пиво росли вплоть до 1640 г. За 120 лет (XVI — начало XVII в.) цены на рожь увеличились в 3,5 раза. Несмотря на то что рабочий инвентарь и методы агрикультуры не претерпели серьезных изменений в период с 1500 по 1650 г., структура выращиваемых культур существенно изменилась под влиянием потребительских импульсов. Довольно значительным оставался традиционный сектор, включавший неспециализированные и не связанные с рынком крестьянские хозяйства, а также имения феодалов, в которых рента оставалась основным экономическим инструментом.

Однако в целом развитие рыночных связей, изменившиеся стандарты жизни, инфляция (1-1,5 % в год) при фиксированной сумме крестьянских платежей постоянно снижали доходы феодалов и вели к внедрению новых форм поземельных отношений.

В восточногерманских землях основной акцент по-прежнему делался на выращивании зерновых. В XVI в. в Мекленбурге, Бранденбурге, Померании, Пруссии сложилась система фольварков — барщинных хозяйств, основанных на труде зависимых крестьян и ориентированных на экспортное производство зерна. При средней урожайности «сам 3-4» преобладали экстенсивные способы ведения хозяйства. Объемы выращиваемой продукции постоянно росли. Только через остзейские города в конце XVI в. ежегодно вывозили около 130 тыс. тонн зерна. Помимо Заэльбья, экспортной торговлей зерном занимались в Вестфалии, Нижней Саксонии и отдельных районах Вюртемберга, откуда хлеб поставлялся преимущественно в Нидерланды. Кроме того, много зерна и другой сельскохозяйственной продукции сбывалось и в немецкие города. В домениальных хозяйствах Западной и Центральной Германии в основном применялся наемный труд или аренда, а объемы барщины были незначительны. Арендаторами были зажиточные крестьяне или горожане. Полноценному развитию этих хозяйств по капиталистическому пути мешали строгие предписания, которыми регламентировалось, сколько продуктов данное хозяйство должно было поставлять на стол собственника, какой инвентарь должен быть в хозяйстве, как следует содержать жилые и хозяйственные сооружения и т. п.

В западных и юго-восточных частях Германии центральная усадьба сеньора сдавалась в аренду мейеру вместе с правом сбора всех видов ренты и платежей с крестьян. Мейер, таким образом, выступал и как откупщик ренты. Крестьяне вносили ему соответствующую плату и выполняли на арендованной им земле барщинные работы или уплачивали соответствующий выкуп. На юге Нижней Саксонии мейеры обязывались отдавать сеньорам от одной до двух третей урожая, также несли в пользу князя военно-гужевую и строительную повинности, платили налоги. В таких условиях переход к фермерскому хозяйству был затруднен.

Несмотря на преграды, стоявшие на пути капитализма в сельском хозяйстве, в некоторых районах Западной Германии встречались довольно крупные мейерские хозяйства с расширенным производством. В отдельных из них было сосредоточено до 100-150 га арендованной и собственной земли; зерновое производство сочеталось с овцеводством, выращиванием крупного рогатого скота на продажу, мельничным, винодельческим, пивоваренным, извозным промыслом. Опираясь — частично или полностью — на наемный труд, эти хозяйства поставляли на рынок зерно, мясо, молочные продукты, вино, пиво, сырье и т. д. По своему характеру они приближались к капиталистическим.

В течение XVI в. усложняется районная специализация, более прочными становятся надрегиональные хозяйственные связи. В Вестфалии, Нижней Саксонии, Тюрингии, Гессене, Швабии вайда, лен, огородные культуры продолжали теснить зерновые. В Заэльбье наряду с выращиванием зерновых возникают зоны товарного производства льна. Лен из Пруссии и Вестфалии считался лучшим. Крупные промышленные центры стимулировали возделывание огородных культур и фруктовых деревьев в ущерб зерновым. Стали выращивать вывезенные из Италии спаржу, артишоки, цветную капусту, американскую зеленую фасоль, картофель и т. д. По-прежнему важнейшим продуктом питания широких слоев сельского и городского населения оставались зерновые, прежде всего рожь, ячмень и просо.

В целом для Германии в XVI — начале XVII в. характерен рост урожайности, что не исключало локальных и региональных кризисов.

Со второй половины XVI в. откорм скота для боен стал одной из специализаций Бранденбурга. Цены на крупный рогатый скот к 20-м гг. XVII в. поднялись в 5,5 раза по сравнению с началом XVI в. В Кёльне и Гамбурге средняя цена убойного быка равнялись в 1501-1510 гг. 185,78 г серебра, а в 1621-1630 — 937,75 г серебра. Мясная торговля привела к образованию специализированных европейских рынков: Будштадт в Тюрингии, куда перегонялись стада из Поморья и Бранденбурга; Ведель близ Гамбурга, куда поступал скот из Шлезвиг-Гольштейна и Дании. Однако преобладающим было самообеспечение городов и деревни мясной продукцией. Спрос на мясо, молочные продукты и шерсть стимулировал товарное скотоводство, особенно овцеводство вблизи крупных городов в Рейнской области, по Майну, Дунаю, Эльбе.

С XVI в. растет потребление легких алкогольных напитков, что стимулировало выращивание хмеля и ячменя и производство пива. В Германии пиво варилось в домохозяйствах крестьян. В регионах, которые перешли на пивную специализацию (Бавария, Франкония, Саксония), появились профессиональные пивовары. Немецкое пивоварение стало ведущим в Европе. В этот же период началось и товарное производство крепких спиртных напитков. В Северной Германии на основе зернового спирта 33-34 % делали «шнапс». Стали производиться и новые сорта виноградных вин, лучшего качества и более крепкие: майнцские, мозельские, рейнские, верхнедунайские. Свои напитки были в областях фруктового садоводства: в Швабии молодое вино из яблок (апфельмост), в Баварии — из груш (бирненмост), в Хильдесхайме — из вишен.

Таким образом, состояние экономики Германии в середине XVI — начале XVII в. в целом характеризовалось достаточно высокими темпами развития. Особенно динамично многоукладная экономика росла в середине — второй половине XVI в. Определенная стагнация в горнодобывающей и текстильной промышленности была вызвана целым рядом причин: постоянное с 20-х гг. XVI в. снижение цен на серебро и медь вследствие ввоза драгоценных металлов с американского континента; ограниченные возможности европейского рынка; удорожание рабочей силы, особенно в передовых областях производства; медленные темпы капитализации крупных компаний, господствовавших в горном деле и не заинтересованных в свободной конкуренции. В сокращении объемов производства, особенно в сукноделии Вестфалии и на Среднем Рейне, можно видеть и элементы структурной перестройки: происходила модернизация старых и создание новых производственных линий, поиск рынков сбыта, перекачка денег в другие сферы производства. Стагнация не затронула металлообработку, литейное производство, шелководство, сукноделие в большинстве районов Германии. В сельском хозяйстве наращивались объемы производства. Несомненно, что степень капитализации была намного выше в торговле, ремесле и мануфактурной промышленности. Аграрная же экономика, несмотря на обращенность к рынку, внедрение арендных отношений, использование в отдельных хозяйствах наемного труда и т. д., во многом оставалась переходной. Для ее дальнейшей модернизации требовалось более интенсивное развитие промышленного сектора.

 

Предыдущая статья:Процесс территоризации и начало становления княжеского абсолютизма Следующая статья:Социальная и демографическая структура германского общества
page speed (0.033 sec, direct)