Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Философия

Через несколько минут Альберт выскакивает и подбегает к старику.  Просмотрен 112

  1. На следующий вечер в лагере поднялся невероятный шум, все солдаты выбежали из своих палаток, вопя и крича.
  2. Красивая девушка обсуждала с психоаналитиком свою проблему.
  3. Восемь дней и ночей Шлоссберг, портной, не мог спать. Ни одно лекарство не помогало, и в отчаянии семья Шлоссбергов пригласила гипнотизера.
  4. Джекобс и Липкин, два израильских коммандо, были взяты арабами в плен и стояли в ожидании расстрела.
  5. Однажды вечером Сабра сидела в машине с парнем, который стал ее страстно целовать, снимая с нее платье. Она начала всхлипывать.
  6. Двух человек отправили определить границу между Россией и Польшей.
  7. Через некоторое время Петр, весь в крови и синяках, снова посмотрел вверх и увидел, что Иисус зовет его.
  8. Ко мне в руки недавно попал сигнальный экземпляр поваренной книги хиппи. Самый яркий рецепт - салат.
  9. Умирая, один очень богатый и очень скупой старик призвал к своей постели трех священнослужителей - раввина, католического священника и протестантского священника.
  10. После долгого молчания священник и аббат спросили раввина, который все это время смотрел в окно, что он думает об их действиях.
  11. Однажды один богатый торговец в Багдаде послал своего слугу на базар купить еду. Но через несколько минут слуга вернулся, охваченный паникой.
  12. Тогда он стал думать, что делать с чашей. Подумав, он забросил чашу в озеро.

- Скорее, Альберт, - просит дедушка дрожащим голосом,

- что сказали врачи?

- Не могу сказать наверняка, - докладывает малыш Альберт. — Я прислушивался, как следует, но они пользовались такими большими словами, что я не запомнил многих из них. Но одну вещь я запомнил.

- Говори! - кричит дедушка. - Что у меня?

- Ну, они сказали: «Мы выясним это на вскрытии!»

 

 

Однажды у Жемчужных Врат Святой Петр открывает дверь и приветствует троих вновь прибывших: миссис Балони, набожную католичку, миссис Бейкер, добрую протестантку, и мамашу Фейгенбаум, еврейку.

- 0'кей, — говорит Петр, приглашая женщин, — сейчас вы вступили на небеса — это место, где все ваши мечты свершаются. Поэтому каждая из вас может сказать мне свое особое желание. - Мое желание, — говорит миссис Балони, католичка, поглядывая на миссис Бейкер, - заключается в том, чтобы вы избавились от всех на свете протестантов! - Боже мой! - восклицает Петр. — Что за странное дело - говорить это здесь на небесах. Что у вас, миссис Бейкер? - Мое желание, - выкрикивает миссис Бейкер, протестантка, яростно глядя на миссис Балони, - уничтожить всех на свете католиков! - Боже милосердный! - вскрикивает Святой Петр. - Это действительно странно.

Потом, обернувшись к миссис Фейгенбаум, Петр спрашивает:

— 0'кей, мамаша, а у вас что?

- Ой, вей! - говорит мамаша Фейгенбаум, размахивая руками. - Что у меня? Ах! У меня ничего - дайте моим подругам то, что они хотят!

 

 

Гусси прожила хорошую жизнь, побывав замужем че­тыре раза. Теперь она стояла перед Жемчужными Вра­тами.

Отец Абрахам сказал ей:

- Ваш первый муж был банкиром, второй актером, третий раввином, а четвертый - гробовщик. Что это за система для почтенной еврейской женщины?

- Отличная система, - ответила Гусси. - Первый для денег, чтобы начать, второй для виду, чтоб продол­жать, третий готовит к жизни иной, а с четвертым - в последний путь земной!

 

 

- У меня есть все, что только может пожелать чело­век, - простонал человек с грустными глазами.

- Деньги, прекрасный дом и любовь красивой и богатой женщины. И вдруг: шарах! Однажды утром входит моя жена!

 

 

Однажды мистер Гинзберг пришел домой из торгово­го квартала, в котором был его бизнес, и сказал, что он должен завести любовницу.

- Почему? - спросила миссис Гинзберг.

- Видишь ли, - ответил ее муж, - у всех осталь­ных владельцев есть любовницы, а у меня нет, и это плохо для моего бизнеса.

- Ну, если это для бизнеса, тогда все в порядке, - сказала миссис Гинзберг.

Через некоторое время мистер и миссис Гинзберг нас­лаждались вечером в опере, и вдруг мистер Гинзберг сказал:

- Смотри, вон там, в ложе напротив нас, мистер Пинкус со своей любовницей.

Миссис Гинзберг некоторое время пристально изуча­ла пару в бинокль и, наконец, сказала:

- Наша лучше!

 

 

- Я требую объяснений и хочу услышать правду! - закричал взбешенный муж, обнаружив свою жену в пос­тели со своим лучшим другом.

- Реши, что для тебя важнее, Джордж, - спокойно ответила она.

- Ты не можешь получить и то, и дру­гое.

 

 

Джеймс - своей жене: Я в настроении, а ты такая красивая!

Кэтрин: Что заставляет тебя думать, что я красивая?

Джеймс: Когда я в настроении, все красивые!

 

 

Знаменитая максима Мерфи: «Если человек улыбается, когда случается что-то плохое, это значит, что он уже приду­мал, кого можно в этом обвинить».

 

 

- Доктор, вы должны что-то сделать с моим мужем.

- А какая у него проблема?

- Он убежден в том, что он холодильник.

- Это ужасно!

- Вы это мне говорите? - отрубила жена. - Он спит с открытым ртом, и свет не дает мне

спать всю ночь!

 

 

Психиатру позвонила женщина и закричала:

- Доктор, вы должны мне помочь. Мой муж сводит меня с ума. Он упорно утверждает, что он - Моисей.

- Это звучит серьезно, - ответил психиатр. - Я думаю, вам следует привести его завтра ко мне на при­ем.

- О, непременно, - ответила она. - Но до этого времени как мне заставить его перестать раздвигать во­ды, когда я принимаю ванну?

 

 

Дела Блюма шли ужасно, и ему пришлось уволить часть своих помощников. Через месяц ему пришлось уволить еще часть, и все говорили, что это ужасное напряжение стало навязчивой идеей, которая ускорила его смерть, последовавшую через несколько недель.

Когда его тело несли в часовню на отпевание, Блюм внезапно сел в гробу и сказал:

- Сколько человек несет меня?

- Восемь, мистер Блюм, - ответил гробовщик.

- Нужно уволить еще двух, - сказал Блюм и лег снова.

 

 

Зеб и его жена Эдди имели репутацию самой скупой пары на холмах. Несколько лет назад, когда умер Зеб, его родственник был ужасно смущен постоянными жало­бами Эдди на дороговизну похорон. Она даже настояла на том, чтобы гроб был закрыт, потому что тогда ей не нужно было платить гробовщику за комнату для проща­ния.

Через несколько лет Эдди заболела и, похоже, долж­на была вскоре воссоединиться со своим мужем. Эдди позвала свою единственную подругу и взяла с нее обе­щание позаботиться о похоронах.

- Обещай, что похоронишь меня в черном шелковом платье, - сказала она слабым голосом. - Но можешь отрезать заднюю часть юбки. Это хороший материал, и жалко тратить его впустую.

- Но Эдди, - ответила подруга. - Я просто не мо­гу. Когда вы с Зебом войдете в Жемчужные Врата, ко­нечно, тебе будет неловко идти без задней части платья.

- И думать забудь, - ответила Эдди. - Все равно все будут смотреть на Зеба.

- Почему ты так считаешь?

- Потому что я похоронила его без штанов.

 

 

Мэри одна сидела на диване.

Ее мать вошла и вклю­чила свет.

- Что случилось, дорогая? - спросила мать. - По­чему ты сидишь здесь в темноте? Вы что, поссорились с Джоном?

- Нет, ничего подобного, - ответила Мэри. - По сути дела, Джон попросил меня выйти за него замуж.

- Тогда почему ты такая грустная?

- Ах мама, я прямо не знаю, могу ли я выйти замуж за рекламного агента.

- Что плохого в том, чтобы выйти замуж за челове­ка, занимающегося рекламой?

- Как бы ты себя почувствовала, если бы мужчина, который делает тебе предложение, сказал, что это един­ственное и уникальное специальное предложение, кото­рое никогда не повторится?

 

 

Директор известного сумасшедшего дома после дол­гих лет службы решил оставить свой пост. Это привлек­ло к нему внимание местной прессы.

- Скажите, доктор, какие у вас планы? Займетесь ли вы снова частной практикой?

- Я раздумываю об этом, - ответил доктор. - Я могу вернуться к частной практике, но, с другой сторо­ны, я могу стать и заварочным чайником.

 

 

Состоятельный вдовец со своей дочерью путешество­вал в Европу на американском теплоходе. Девочка упа­ла за борт. Берман, которому было семьдесят семь лет, бросился в воду и спас ее. Когда оба они были достав­лены на борт, вдовец заключил Бермана в объятия.

- Вы спасли жизнь моей дочери! - воскликнул он. - Я богат. Я дам вам все что угодно - стоит толь­ко спросить!

- Я хочу спросить лишь об одном, - сказал Бер­ман. - Кто меня толкнул?

 

 

На выставке собак в Париже были представлены все виды собак. Была и пара русских собак, и они разгова­ривали с французскими. Французская собака сказала:

- Как дела в России?

- Все прекрасно, - сказали они, - просто прекрас­но! Вы не можете себе представить, как там хорошо. Превосходная еда, превосходное медицинское обслужи­вание; все, чего только может пожелать собака, испол­няется.

Мы претворили в жизнь утопию.

Французские собаки почувствовали большую зависть, но когда пришло время русским собакам уезжать, они спросили французских собак:

- Не можем ли мы отказаться от русского гражданс­тва? Нельзя ли нам остаться во Франции?

- Но почему? - спросили французские собаки. - Вы наслаждаетесь утопией. Почему вы хотите здесь ос­таться? Зачем?

- Только по одной причине: иногда мы хотим лаять, но там лаять не разрешается. Нет свободы слова! Иног­да нам хочется полаять, и ради этого мы готовы риск­нуть всем.

 

 

Извозчик сказал своему другу, что вся его прибыль уходит на корм для лошади. Друг предложил постепен­но уменьшать рацион лошади по одной соломинке в день.

Через некоторое время он снова встретил своего дру­га.

- Как дела, Эйб?

- Ужасно! - воскликнул Эйб. - Я, в конце концов, приучил лошадь есть по одной соломинке в день, но она неожиданно умерла!

 

 

Бекки Гольдберг говорит мужу:

- Ты прекрасный любовник!

- Но ты мне никогда об этом не говорила. Я все ждал, что мне кто-нибудь об этом скажет, но потом перестал надеяться, потому что сам стал сомневаться в этом.

- Что ты! Ты прекрасный любовник, и я много раз хотела тебе сказать об этом, но ты всегда отсутствовал!

Хорошенькая молодая девушка легла на кушетку пси­хоаналитика.

- Я просто не могу удержаться, доктор. Как бы я ни пыталась удержаться, каждый вечер я привожу к себе в спальню пять или шесть мужчин. Прошлым вечером их было десять. Я так несчастна! Просто не знаю, как мне быть.

Доктор сочувственно промычал:

- Я знаю, я знаю, милочка.

- Да? - сказала удивленная девушка. - Так вы то­же вчера там были?

 

 

Человек, перенесший сложную операцию, постоянно жаловался на шишку на голове и ужасную головную боль. Поскольку операция была на брюшной полости, для головной боли не могло быть никакой естественной причины. В конце концов, сестра, опасаясь, что у него может быть послеоперационный шок, решила перегово­рить с врачом.

- Ни о чем не беспокойтесь, сестра, - заверил ее врач. - У него действительно шишка на голове. При­мерно в середине операции у нас кончился анестетик.

 

 

- Полиция? - сказал голос в трубке. - Я хочу зая­вить, что грабитель попался и заперт в

спальне у од­ной старой девы!

Предыдущая статья:Третья муха была выпущена, и третий фехтовальщик взмахнул своим мечом, а люди начали смеяться, потому что муха улетела прочь, совсем не разрубленная. Следующая статья:На следующий вечер в лагере поднялся невероятный шум, все солдаты выбежали из своих палаток, вопя и крича.
page speed (0.0153 sec, direct)