Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Философия

Всегда найдутся аргументы  Просмотрен 154

Всегда найдутся веские аргументы и доказатель­ства тому, чтобы вынести себе окончательный приго­вор о том, что моя жизнь не уда­лась, что я всё равно ничего не смогу добиться в этом мире, что все мои усилия бесполезны, что для меня в этой жиз­ни всё кончено и больше ничего хорошего не будет.

Я буду абсолютно прав, если это будет касаться моей прошлой жизни, когда я, по сути, только и делал, что ждал от судьбы чего-то лучшего, а не действовал по жесткой программе.

Теперь я могу и должен найти противоположные аргу­менты. И самое важное то, что они есть! Я отменяю вынесенный выше самому себе приговор и принимаю новые ут­верждения о себе и своей жизни, кото­рые кладу в основание нового сознания:

· во-первых, моя жизнь не так уж и не удалась, как кажется, — я приобрел грандиозный опыт!

· во-вторых, кто сказал, что я не могу ничего добиться в этом мире? Если я буду отныне действовать целенаправ­ленно, методично, последовательно, а главное, не эмоционально и расчетливо, то разве я не добьюсь успеха?!

· в-третьих, мои усилия были бесплод­ны потому, что я слишком многого ожи­дал от судьбы, от доброй воли людей, от сознательности общества. Теперь я став­лю точку на таком подходе к жизни и начинаю отсчет иного, творимого мною бытия, а это значит, что мои новые усилия будут неизбежно плодотворны и продуктивны!

Так что, моя жизнь не кончена, она толь­ко начинается; если что и завершилось, так это мое прошлое, негативное отно­шение к себе, людям и обстоятельствам.

Как привык я низвергать себя в пропасти отча­яния, безнадежности и уныния! Насколько срослись с моей плотью убеждения, что моя жизнь не удалась и во всём виноваты судьба, злой рок, родители, близкие, плохие люди, неблагоприятные обстоятельства и т.д.

Я всегда выискивал против себя обвинения в несосто­ятельности своих надежд, планов, усилий и находил их. Я был прокурором для самого себя, отныне я буду для себя адвокатом.

Как только я спотыкался, так тут же впадал в состояние безысходности, погружался в атмосферу бессилия, невозможности что-либо изменить. Мир представлялся мне океаном зла, который хочет погло­тить или утопить меня.

А я лишь жалкая, ничтожная Щепка, которая борется с бушующими волнами и ничего не может сделать. Сколько ненависти я испы­тывал к себе, какими только судами я не судил себя, какие казни не приуготовлял себе в воображении!

Довольно! Такое отношение к себе — болезнь. Я больше не буду любить боль, которую я доставляю, приношу сам себе.

В юности я увлёкся буддизмом. Первая благород­ная истина Будды о том, что жизнь — есть страдание, отзывалась в моей душе, была близка моему миро­воззрению. Это понятие вошло в мою плоть и кровь, в мой разум и сердце.

К сожалению (или к счастью), такое отношение к жизни руководило моими мыс­лями, поступками и делами. Постоянно присутствова­ло чувство, что чтобы я ни делал, чем бы ни зани­мался, к чему бы ни стремился — ничто, в конечном счете, не имеет смысла и всё это кончится ничем.

Так стоит ли суетиться и пытаться что-нибудь делать?! Каждый совершенный мною шаг на этой земле был двойствен, я сомневался во всём и подвергал анализу любое свое действие, и потому это походило на топ­тание на месте. Это ужасно.

Не хочу ставить под сомнение путь Будды, т.е. отречение от действительности, уход от людей в пус­тыню, где можно предаться небесным медитациям.

Может быть, такой путь кому-то действительно под­ходит.

Однако, как ни пытался я уйти от жизни, она везде и всегда доставала меня, причем самым бесцере­монным образом. Конечно, есть подвижники, которым Господь изначально определил путь отшельничества и полного отречения от мира, но таких — единицы, и то, что подходит единицам, совершенно не подходит другим.

Напротив, попытка подражать кому бы то ни было, крайне вредна и наносит порой непоправимый ущерб и моральному, и физическому здоровью.

У Будды свой путь, он мог отказаться от мира, а я не могу. И более того, уходить от жизни, значит оставлять мир в его невежестве и несовершенстве.

Легко достигнуть покоя и гармонии вдали от суеты, тревог и волнений, где-нибудь на вершинах велико­лепных и живописных гор, но счастье нужно находить на самом дне жизни. Свет наших душ должен быть низведен во тьму, чтобы тьма стала светлее.

Я сумел поверить, что моя жизнь — это мучение, переживание и несение креста. Поэтому, я восприни­мал бытие через эту призму и рассматривал эволюцию своей жизни, как переход от одного страдания к другому.

Всё, в конечном счете, теряло смысл, и такой взгляд на жизнь взрыхлял фундамент моих замыслов раньше, чем я начинал на нём что-либо возводить.

Я поднимал ногу, чтобы сделать шаг, а внутренний «мудрец» предостерегал: «А нужно ли это? Может быть, повернуть назад? А может быть вообще ничего не делать? Да и зачем дергаться, если всё равно жизнь не имеет смысла!»

Я загнал себя в тупик, я ненавидел себя. Я считал себя недоделанным, неудачником, неспособным и обреченным на существование, подоб­ное черепахе, которая ползет по земле и тащит свой хвост по грязи.

Я не видел своего места в поднебесной, не представлял, какая может быть от меня польза, раз люди не слышат и не понимают меня? Как я могу найти себя в жизни, коли общество не способно представить, к каким вершинам возносится дух мой, если людям нет до этого никакого дела?

Можно ли было чего-либо добиться в жизни при таких настроениях?

Если я думаю, что жизнь — страдание, то она действительно становится страданием, ибо я ей задаю свою программу, модель.

Чтобы отказаться от таких воззрений, нужно отречься почти полностью от себя, ибо во мне слишком много этого «страдания». Но иного пути нет, и я должен сбросить эту старую, изно­шенную одежду обиды и ненависти, как к самому себе, так и ко всему миру.

Мне надлежит сорвать со своих глаз вуаль безнадежности любых моих усилий на этой земле, их обреченности на поражение и провал.

Теперь я говорю себе, что жизнь создана для радости и любви, для счастья и гармонии!

Жизнь — это то, что я чувствую. А это значит, что я могу, переменив чувства, изменить свою жизнь — это в моей власти, и это право дано мне свыше.

Я всегда думал, что всё лучшее у меня где-то впереди, а сегодня надо потерпеть и помучаться. И таким обра­зом, я превратил свою жизнь в непрерывное пре­бывание во тьме, в ожидании грядущего света. И посему мое счастье ускользало от меня и постоянно пряталось где-то за горизонтом, за горами, за моря­ми.

Я никогда, по сути, не жил сегодняшним днём, напротив, я стремился быстрее его прожить, а вернее, просуществовать в нем, чтобы дождаться счастливого завтра. А назавтра повторялось то же самое, и так в течение сорока двух лет.

Теперь я буду жить и быть сейчас. Если сегодня я не стану счастливым, то я не буду счастлив никогда! Я больше не последую за «морковкой» — надеждой, которую сам же подвесил перед своим носом, я буду каждый день «съедать эту морковку» и, если сегодня я ее не «скушал», значит, я потерял один день своей жизни, он ушел бесследно и навсегда.

Я должен получать благодать от жизни каждый день. Нужно быть радостным не тогда, когда все меня признают, поймут и примут, а сегодня, когда я никому не нужен, когда никто обо мне не знает, и знать не хочет.

Я могу и должен быть счастлив только в данную минуту, в данное мгновение — тогда вся моя жизнь будет счастьем.

 

q Благословляю себя навсегда отречься от самообвинений, самоунижений и самобичевании!

q Благословляю в себе неутомимого адвоката, который в любой ситуации, при любых обстоятельствах, что бы я ни сделал, оправдает и мои ошибки, и заблуждения, и падения!

q Благословляю себя каждый день получать от жизни благодать!

Предыдущая статья:Будущее может быть Следующая статья:Грузы прошлых неудач
page speed (0.0124 sec, direct)