Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Биология, Зоология, Анатомия

Солнечный свет  Просмотрен 604

2H2S + CO2 ¾¾¾¾¾¾¾¾¾¾® (CH2O) + 2S + H2O.

Бактериохлорофилл

Фотогетеротрофный способ питания основывается на восстановлении органического соединения в присутствии света за счет другого органических веществ – являющихся источником электронов. Такой способ питания крайне редок в природе и встречается только у пурпурных несерных бактерий.

Хемоавтотрофный способ питания предполагает фиксацию неорганического углерода (CO2) с использованием энергии, полученной не от солнечного света, а за счет химических реакций. Энергия может быть получена при окислении водорода, сероводорода, серы, железа (II), аммиака, нитритов и других неорганических соединений. Приведем только некоторые примеры возможных реакций.

Железобактерии в присутствии кислорода окисляют двухвалентное железо до трехвалентного

4FeCO3 + O2 + 6H2O ® 4Fe(OH)3 + 4CO2 + Энергия.

Некоторые бесцветные серобактерии окисляют серу

2S + 3O2 + 2H2O ® 2H2SO4 + Энергия.

Нитрифицирующие бактерии – аммиак

2NH3 + 3O2 ® 2HNO2 + 2H2O + Энергия.

При хемогетеротрофном способе питания органическое вещество одновременно является источником энергии и соединений углерода, необходимых для синтеза биомолекул организма. Выживание гетеротрофов прямо или косвенно зависит от синтетической активности автотрофов. Высокое разнообразие гетеротрофов обуславливает чрезвычайно высокое разнообразие способов питания. Различают 4 типа гетеротрофного питания:

Тип питания Характеристика Последовательность процессов
голозойный пища захватывается внутрь тела, где она переваривается поглощение пищи ® переваривание ® всасывание ® ассимиляция ® экскреция
сапрофитный пищеварительные ферменты выделяются на потенциальный продукт питания, располагающийся вне тела организма; пища – мертвое органическое вещество выделение ферментов ® переваривание ® всасывание ® ассимиляция
симбиотический организм хозяина каким-либо образом обеспечивает существование симбиотических организмов, снабжающих его органическим веществом получение вещества ® ассимиляция
паразитический организм-паразит поглощает органические вещества из тела хозяина поглощение (или всасывание) ® ассимиляция
  

Голозойный тип питания имеет несколько разновидностей и способов:

Микрофагия (поглощение в виде мелких частиц) Макрофагия (потребление крупными кусками) Питание жидкой пищей
1. С помощью псевдоподий 2. С помощью ресничек 3. Путем фильтрации 1. С помощью щупалец 2. Путем соскабливания 3. Путем захвата добычи 4. Питание детритом 1. Сосущий способ 2. Колюще-сосущий способ
  

 

Пищевой режим животных чрезвычайно разнообразен. При этом состав пищи зачастую меняется с возрастом. Растущий хищник начинает выбирать все более крупные жертвы. Насекомые с полным превращением могут вести хищный образ жизни на личиночной стадии, а достигнув взрослого состояния, перейти на растительную пищу, и наоборот. Между личинкой и взрослой формой часто нет абсолютно ничего общего. Часто наблюдаются половые различия в спектре питания. У кровососущих комаров сосет кровь исключительно самка. Самка леща, обитающего в Азовском море, питается преимущественно рачком Hypariola kowalewskii, а самец — полихетой Nereis succinea. Считают, что различие в размерах тела двух полов, часто наблюдаемое у хищных птиц, выработано отбором в силу того, что оно позволяет каждому из членов пары эксплуатировать на одной и той же территории два различных пищевых ресурса. Для многих видов характерна сезонность в составе пищи. Примером могут служить птицы: скворцы весной питаются насекомыми, а летом переходят на плоды и зерна по мере их созревания. Клест, обитающий на севере Европы, питается почти исключительно семенами хвойных пород, но оказывает явное предпочтение еловым. Во время перелетов он довольствуется косточками яблок, миндаля и различными зернами. Зерноядные птицы часто выкармливают своих птенцов насекомыми, как это делают зяблики и куропатки.

Существенные различия наблюдаются между животными по ширине пищевого спектра. Принято различать организмы с широким спектром питания – полифагов, олигофагов – спектр питания которых достаточно широк, но предпочтение отдается одному из типов корма, и монофагов – питающихся исключительно одним типом пищи. Например, утка (полифаг) питается всевозможными мелкими водными животными — моллюсками, головастиками, червяками, насекомыми, а также листьями, зернами и корнями водных растений. Колорадский картофельный жук (олигофаг) может питаться на всех растениях семейства пасленовых, но явное предпочтение отдает картофелю. Самым любопытным примером монофагии среди птиц может служить коршун-слизнеед, обитающий в штате Флорида (США), единственную пищу которого составляют улитки Pomatia caliginosa.

 

Питательная ценность растений и животных

Тело зеленого растения как «упаковка» ресурсов очень сильно отличается от тела животного. Различия эти сильнейшим образом сказываются на потенциальной пищевой ценности этих ресурсов. Важнейшее отличие растений от животных состоит в том, что растительные клетки окружены клеточными стенками, состоящими из целлюлозы, лигнина и(или) других «стройматериалов». Именно из-за этих клеточных стенок в растительной массе столь высоко содержание волокон. Наличие клеточных стенок является также основной причиной высокого содержания в растительных тканях связанного углерода и высокого значения отношения содержания углерода к содержанию других биологически важных элементов. Например, соотношение С:N в растительных тканях колеблется в пределах от 20:1 до 40:1, а вот у бактерий, грибов, животных-детритофагов, растительноядных и плотоядных животных оно совсем иное: 8:1 или 10:1. Ткани животных, в отличие от растительных, не содержат ни структурных углеводов, ни волокнистых материалов, зато богаты жиром и особенно белком. Резкие различия между растениями и их консументами по составу тела отражены на рис. 1.

 

Рис. Состав различных частей растений и тел животных.

 

Как растительноядные животные, потребляющие живые растения, так и бактерии, грибы и детритофаги, потребляющие отмершие растения, используют пищевой ресурс, изобилующий углеродом, но бедный белком. Переход от растений к поедающим их организмам связан с понижением соотношения С:N и предполагает массовое «сжигание» углерода, поэтому основные конечные продукты метаболизма и не переваренные остатки у растительноядных организмов — это соединения и материалы, богатые углеродом (CO2 и волокна). А вот растительноядные животные и поедающие их хищники, напротив, обнаруживают замечательное сходство по химическому составу тела. Большая часть энергетических потребностей плотоядных организмов удовлетворяется за счет содержащихся в их добыче белков и жиров, поэтому основные продукты выделения плотоядных — это соединения азота.

Обилие связанного углерода в растительной массе означает, что она — потенциальный источник больших количеств энергии; большая часть этой энергии, однако, фитофагам недоступна (по крайней мере прямо). Чтобы использовать энергетические ресурсы растений в полной мере, нужно обладать ферментами, способными расщеплять целлюлозу и лигнины. Целлюлазы есть у некоторых бактерий и у многих грибов; некоторые простейшие (например, Vampyrella) могут растворять целлюлозные клеточные стенки водорослей, проделывать в них ходы и добираться до содержимого. Богатый источник целлюлаз — слюнные железы улиток и слизней; полагают, что целлюлазами обладают и некоторые другие животные. И все же подавляющее большинство представителей как животного, так и растительного царства столь необходимых ферментов лишено. По этой причине ни растениям, ни фитофагам основной энергоноситель большинства растительных тканей в качестве непосредственного источника энергии недоступен.

Рассматривая растения в качестве объектов питания, клеточные стенки можно исключить. Но даже в этом случае соотношение С:N в теле зеленого растения остается высоким по сравнению с другими организмами. Наглядный пример предоставляет способ питания тлей. Тли получают непосредственный доступ к содержимому клеток, вонзая свои стилеты в проводящую систему растения и высасывая сок, содержащий много растворимых сахаров, непосредственно из флоэмы. Тля использует лишь часть этого энергетического ресурса, а остальное выделяет в виде углевода меллибиозы, входящего в состав медвяной росы. По-видимому, для большинства фитофагов и деструкторов тело растения представляет собой чрезмерно обильный источник энергии и углерода; лимитирующими скорее всего являются другие компоненты их рациона (например, азот).

У большинства животных целлюлаз нет, поэтому материал клеточных стенок растений препятствует доступу пищеварительных ферментов к клеточному содержимому. Пережевывание пищи травоядными млекопитающими и перетирание ее в мускульных желудках птиц — это совершенно необходимые операции, предшествующие пищеварению: они нарушают целостность клеток растительного корма. Плотоядное же животное, напротив, может без особого опасения заглотать свою добычу, не жуя ее.

Те организмы, которые обладают целлюлазами, получают доступ к такому пищевому ресурсу, за который они конкурируют исключительно между собой. Их жизнедеятельность вносит очень заметный и неожиданный вклад в повышение доступности пищевых ресурсов для других организмов. Вклад этот двоякого рода.

1) В пищеварительном тракте травоядного животного может сложиться миниатюрная экосистема, в которой доступ целлюлолитических бактерий к материалу клеточных стенок особенно облегчен. Рубец или слепая кишка теплокровных животных — это своего рода культуральная камера с регулируемой температурой, в которую непрерывно поступают заранее измельченные клеточные стенки. Микробные целлюлазы — ферменты по преимуществу поверхностные, и тесное соприкосновение бактерий с пережеванной пищевой массой ускоряет расщепление материала клеточных стенок. У жвачных животных часть побочных продуктов этой бактериальной ферментации всасывается организмом хозяина.

2) При разложении частей растения их масса, содержащая много углерода, преобразуется в микробные клетки, содержащие сравнительно мало углерода: рост и размножение микроорганизмов лимитируются не углеродом, а другими ресурсами.

Размножаясь на гниющих растительных остатках, микробы извлекают из окружающей среды азот и другие минеральные ресурсы и включают их в состав своих собственных клеток. Поэтому, а также потому, что микробные клетки легче переварить и усвоить, животные-детритофаги, вообще говоря, предпочитают поедать растительный детрит, обильно заселенный микроорганизмами. Но вот «с точки зрения» живого растения жизнедеятельность микроорганизмов в прилегающих участках почвы, наоборот, может возыметь последствия неблагоприятные. Включение в микробные клетки минеральных веществ приводит к тому, что доступность этих веществ понижается, и высшие растения, растущие по соседству, могут пострадать от минерального голодания. Явление это можно наблюдать после запахивания в •почву соломы: почвенный азот становится недоступен посевам, и у них появляются признаки азотного голодания.

Скопления растительных клеток объединяются в ткани (состоящие примерно из одинаковых клеток) и в органы (состоящие из совершенно разнородных клеточных скоплений). Концентрации азота и других элементов минерального питания наиболее высоки в точках роста, в пазушных почках и в семенах, а углеводов — в ситовидных трубках флоэмы и в запасающих органах, например в клубнях и некоторых семенах. Самые высокие концентрации целлюлозы и лигнина наблюдаются в старых и в отмерших тканях, например в древесине и в коре. Различные ткани и органы растений настолько неодинаковы по своей питательной ценности, что не приходится удивляться тому, что мелкие фитофаги — как правило, специалисты. Специализируются они не только на растениях определенных видов и групп, но и на совершенно определенных частях тела растений: меристемах, листьях, корнях, стеблях и т.д. Чем мельче фитофаг, тем меньше и масштаб неоднородностей, на которых он может специализироваться.

Крайние примеры такой специализации можно обнаружить среди личинок дубовых галлиц: личинки одних видов специализируются на питании молодыми листьями, личинки других — на питании старыми листьями; личинки некоторых видов кормятся исключительно вегетативными почками, личинки других видов — исключительно мужскими цветками, а третьих — тканями корня.

Наиболее полноценные в питательном отношении части тела растений — это семена. Они представляют собой богатейший источник углеводов, жиров, белков и минеральных веществ и тем самым обеспечивают пищей самых разнообразных фитофагов.

По ресурсам, которые они предлагают возможным потребителям, различные растения и различные их части иной раз очень сильно отличаются друг от друга, но вот состав тела различных фитофагов поразительно однообразен. Более того, по составу тела (в смысле содержания тех или иных элементов- питания) травоядное животное мало отличается от плотоядного. Если дело только за тем, сколько в грамме корма содержится белка, углеводов, жиров, воды и минеральных солей, то выбор между гусеницами, треской, земляными червями, креветками и олениной очень и очень неширок. Пусть эти блюда по-разному оформлены, пусть они разнятся на вкус — но пища-то в них, по сути дела, одна и та же. Особых сложностей с пищеварением у плотоядных, стало быть, нет, да и по строению своего пищеварительного аппарата они различаются довольно мало; их заботит скорее то, как добычу отыскать, изловить, умертвить и съесть.

 

Вопрос 2. Классификация ресурсов по Тилману.

 

Для завершения жизненного цикла каждое растение нуждается в 20-30 отдельных ресурсах. Каждый из ресурсов приходится добывать независимо от других, причем зачастую своим, совершенно особым способом: один - в виде ионов (К+), а другой - в виде молекул (С02), один - в растворенном состоянии, другой - в газообразном. Углерод невозможно заменить азотом, а фосфор - калием. Лишь очень немногие из необходимых высшим растениям ресурсов можно заменить целиком или частично. Большинство растений способны усваивать азот и в нитратной, и в аммонийной форме (т.е. в составе соответствующих ионов), но сам азот заменить нечем. Изучая пищевые ресурсы плотоядных животных, мы обнаруживаем картину совершенно противоположную:почти любую поедаемую ими добычу можно с полным успехом заменить едва ли не любой другой добычей примерно такого же размера. Таким образом, .ресурсам, каждый из которых для организманезаменим, противостоят ресурсывзаимозаменяемые. На этом противопоставлении можно построить классификацию совместно (попарно) потребляемых ресурсов (рис. 1), разработанную Тилманом (Tilman).

При построении такой классификации концентрация или количество одного из ресурсов откладывается по оси абсцисс, другого - по оси ординат. Мы знаем, что различные сочетания количеств обоих ресурсов обычно обусловливают различные скорости роста изучаемых организмов (будь то рост отдельной особи или рост популяции, складывающийся из выживания и воспроизводства). Стало быть можно соединить точки (т.е. сочетания количеств ресурсов), соответствующие одному и тому же значению скорости роста, и получить тем самым линии (изолинииодинакового роста, или «изоклины»). Так изоклина В - это во всех случаях изоклина нулевого «чистого» роста, что означает, что организм не может ни увеличиваться, ни уменьшаться, а может лишь сохранять прежние размеры. Соответственно, изоклины А, проходящие через зону меньшей ресурсообеспеченности, чем изоклины В, соединяют такие точки (сочетания количеств ресурсов), которым соответствует одна и та жеотрицательная скорость роста. В свою очередь изоклины С, проходящие через зону большей ресурсообеспеченности, чем изоклины В, соединяют такие точки, которым соответствует одна и та же положительная скорость роста. В зависимости от свойств попарно взаимодействующих ресурсов эти изоклины изменяют свою форму.

 

Рис. 1. Модели совокупного влияния пар ресурсов на численность популяции.

 

Незаменимые ресурсы

Два ресурса называются незаменимыми, когда ни один из них не в состоянии заменить другой. При этом скорость роста, которой можно достигнуть при снабжении организмов ресурсом 1, бывает жестко ограничена имеющимся количеством ресурса 2. На рис. 1 это обстоятельство отображено изоклинами, ветви которых параллельны координатным осям. Такой вид диаграммы объясняется тем, что наличное количество одного из ресурсов задает ту максимальную возможную скорость роста, которая может быть достигнута при произвольном изменении количества другого ресурса. Именно так обычно обстоит дело с такими необходимыми для роста зеленых растений ресурсами, как азот и калий; то же относится и к двум облигатным хозяевам паразита или патогенного микроба, вынужденного менять хозяев по ходу своего жизненного цикла. Для бабочек Helicotiius ресурсом 1 могут оказаться листья лианы Passiflora определенного вида (ими кормятся гусеницы), а ресурсом 2 обычно бывает цветочная пыльца тыквенного растения Gurania (на котором кормятся взрослые бабочки).

 

Взаимозаменяемые ресурсы

Два ресурса называются полностью взаимозаменяемыми, если любой из них можно целиком заменить другим. У большинства зеленых растений именно так соотносятся два источника азотного питания – нитрат ионы и ионы аммония. Точно так же соотносятся пшеница и ячмень в рационе деревенского цыпленка, а зебры и газели - в рационе льва. При этом как правило ресурсы не являются равноценными. Так, нитрат-ионы как источник азота обойдутся растению дороже, чем ионы аммония: азот включается в состав белка в аммонийной форме, а на восстановление нитратного азота до аммонийного растению придется израсходовать полученную в результате обменных процессов энергию. Эта особенность пары ресурсов (полная взаимозаменяемость, но вовсе не обязательно равноценность) отражена на рис. 1,Б: наклон изоклин таков, что любая из них пересекает координатные оси на различных расстояниях от начала координат. Из чего следует, что в отсутствие ресурса 2 организмам требуется сравнительно небольшое количество ресурса 1, зато в отсутствие ресурса 1 - сравнительно большое количество ресурса 2.

Взаимозаменяемые ресурсы именуютсявзаимодополняющими, если изоклины на диаграмме прогнуты «вовнутрь» - по направлению к началу координат (рис. 1В). Такая форма изоклины означает, что при совместном потреблении организмами данного вида обоих ресурсов их в совокупности требуется меньше, чем при раздельном потреблении. Когда люди вместе с рисом употребляют в пищу семена некоторых бобовых, они могут на 40% повысить содержание в своем рационе усвояемого белка. Бобы богаты лизином - незаменимой аминокислотой, которой очень мало в рисе, тогда как рис обогащен серосодержащими аминокислотами, которых совсем немного в бобах.

Два взаимозаменяемых ресурса называютантагонистическими, если изоклины на диаграмме выгнуты «наружу» - по направлению от начала координат (рис. 1Г). Такая форма изоклин указывает на то, что при совместном потреблении обоих ресурсов на поддержание заданной скорости роста организмов данного вида этих ресурсов расходуется больше, чем при раздельном их потребления. Такая ситуация может возникнуть, например, тогда, когда различные пищевые ресурсы содержат различные же токсичные соединения, оказывающие па потребителя обоих ресурсов синергическое (т.е. превышающее результат простого суммирования) действие. Так, в опытах Джензена D,L-пипеколиновая и дженколиновая кислоты («вторичные метаболиты», содержащиеся в некоторых семенах и выполняющие, как полагают, защитную роль) при раздельном потреблении не оказывали сколько-нибудь существенного влияния на рост семеноядной личинки жука-зерновки, но при кормлении личинок смесью из этих семян наблюдается угнетение их роста.

Наконец, рис. 1Д поясняет (на примере пары незаменимых ресурсов) наблюдаемое при высокой ресурсообеспеченности явлениеингибирования. Примеры ресурсов, являющихся незаменимыми, но в чрезмерных количествах становящихся токсичными (или «повреждающими»), отыскать не так уж трудно. И двуокись углерода, и вода, и элементы минерального питания (такие, например, как железо) - все они необходимы для фотосинтеза, но в чрезмерном количестве любой из этих ресурсов оказывает летальное действие. То же самое можно утверждать и в отношении освещенности: повышение освещенности влечет за собою и повышение скорости роста растений, но до определенного предела - очень высокая освещенность затормозит рост. Во всех подобных случаях при очень высокой ресурсообеспеченности дальнейшее ее повышение приводит к замедлению роста, и поэтому изоклины превращаются в замкнутые кривые. Это тот самый случай, когда то, что на одном количественном уровне представляет собойресурс, на другом уровне превращается в лимитирующееусловие.

 

Вопрос 3. Адаптации: явление, формы, относительность. Понятие абаптации.

 

Организмы демонстрируют удивительную приспособленность к среде своего обитания. Набор морфологических, анатомических, физиологических и поведенческих приспособлений каждого организма слагает понятие адаптированности вида к среде. Это тем более удивительно, что окружающий мир постоянно ставит «проблемы», которые организм должен «решать». Адаптация как процесс, это эволюционное изменение, путем которого организм обеспечивает все «решение» поставленной перед ним «проблемы». Конечным результатом это процесса является состояние адаптированности организма к окружающей среде. С другой стороны, термин «адаптация»понимают как результат приспособления. В этом случае адаптация– это морфофизиологические, этологические и прочие особенности группы организмов, обеспечивающие возможность существования и воспроизведения данной группы в определенных условиях среды.

Проблема адаптации осложняется тем, что организмы относятся к окружающей среде не пассивно: они сами создают среду, в которой живут, оказывая на нее разнообразные воздействия. Деревья изменяют почву и параметры климата. Травоядные животные изменяют видовой состав растительного покрова, выедая определенные виды, внося в почву экскременты и физически нарушая ее структуру. Организм и среда непрерывно взаимодействуют друг с другом, а поэтому, несмотря на то, что естественный отбор адаптирует организм к определенному комплексу условий среды, эти условия изменяются под влиянием эволюции самого организма.

Одним из способов устранения парадокса недостижимости конечного результата в процессе адаптации служит «гипотеза Черной Королевы», названная так Леем Ван Валеном (Leigh Van Valen) в честь одного из персонажей «Алисы в Зазеркалье» - королевы, которая должна была все время бежать, чтобы оставаться на том же самом месте. Теория Ван Валена состоит в том, что среда, если ее рассматривать с позиций существующих в ней организмов, непрерывно разрушается, так что действие естественного отбора сводится главным образом к тому, чтобы дать организмам возможность поддерживать свое состояние адаптированности, а не совершенствовать его. Иными словами, адаптация в конечном счете, не повышает шансы вида на выживание, а просто дает ему возможность идти в ногу с постоянно изменяющейся средой.

Для того чтобы вид мог продолжать существовать в условиях непрерывно изменяющейся среды, он должен обладать достаточным запасом наследственной изменчивости соответствующего типа, который бы создавал возможность для приспособительных изменений. Например, когда климат какой-либо области становится все суше вследствие все усиливающихся изменений в количестве выпадающих осадков, растения могут реагировать на это развитием более мощной корневой системы или более толстой кутикулы на листьях, но лишь в том случае, если в их генофонде имеется генетическая изменчивость по длине корней или толщине кутикулы, и процесс этот окажется успешным лишь при наличии достаточного запаса изменчивости, позволяющего данному виду изменяться с такой же скоростью, с какой изменяется среда. В отсутствие соответствующей генетической изменчивости вид вымирает. Генетическая изменчивость вида не безгранична, и наступает период, когда имевшийся полиморфизм вида исчерпан, а вновь возникающий не успевает за изменениями в окружающей среде. неизбежным последствием сокращения изменчивости явится вымирание таксона.

 

Классификация адаптации

Адаптации на уровне отдельной особи,связаны с онтогенезом - упорядоченными во времени и пространстве процессами реализации наследственной информации. Здесь мы встречаем коадаптации - взаимные приспособления. Например, лопатка и тазовая кость подвижно сочленены с головкой плечевой и бедренной костей. Кости, подвижно прикрепленные друг к другу, имеют взаимные приспособления для обеспечения нормальной работы. В основе коадаптации лежат различные корреляции, которые и регулируют онтогенетические дифференцировки. На онтогенетическом уровне разнообразны комплексные адаптации физиолого-биохимического характера. В условиях повышенной температуры и недостатка воды нормализация жизнедеятельности растений достигается накоплением в клетках осмотически активных веществ, закрытием устьиц. Повреждающее влияние солей на сильно засоленных почвах нейтрализуется накоплением специфических белков, усилением синтеза органических кислот и т.д.

Популяционные адаптациипроявляются во взаимодействии особей в пределах популяций и вида в целом: половой процесс, гетерозиготность, мобилизационный резерв наследственной изменчивости, определенная плотность популяций и т.д. Для обозначения ряда специальных внутривидовых адаптации существует термин «конгруэнции» (С. Северцов). Конгруэнции - взаимоприспособления, особей, возникающие в результате внутривидовых отношений.Они выражаются в соответствии строения и функции органов матери и детеныша, аппаратов размножения самцов и самок, в наличии приспособлений для отыскания особей противоположного пола, системы сигнализации и разделения труда между особями в стадах, колониях, семьях и т.д.

Чрезвычайно разнообразны способы взаимодействия видов в биогеоценозах. Растения воздействуют друг на друга через изменения не только условий освещенности и влажности, но и выделяя специальные активные вещества, способствующие вытеснению одних и размножению других видов (аллелопатия).

 

По масштабу адаптации делятся на специализированные, пригодные в узколокальных условиях жизни вида (например, строение языка у муравьедов в связи с питанием муравьями, приспособления хамелеона к древесному образу жизни и т.п.), и общие, пригодные в широком спектре условий среды и характерные для больших таксонов. К последней группе относятся, например, крупные изменения в кровеносной, дыхательной и нервной системах у позвоночных, механизмы фотосинтеза и аэробного дыхания, семенное размножение и редукция гаметофита у высших растений, обеспечивающие проникновение их в новые адаптивные зоны. Первоначально общие адаптации возникают как специализированные, они смогут выводить определенные виды на путь широкой адаптивной радиации. Перспективные общие адаптации обычно затрагивают не одну, а многие системы органов.

 

Относительный характер адаптации

Совершенство всякого приспособления определяется внешней средой, поэтому приспособление всегда относительно. Приспособленное к одним условиям, к одному уровню организации, оно перестает быть таковым в других условиях, на других уровнях. Панцирь наземных черепах - надежная защита от многих врагов, но не эффективен против хищных птиц, которые в когтях поднимают их в воздух и сбрасывают на землю.

В разных условиях степень совершенства конкретных приспособлений всегда оказывается неодинаковой. В этом проявляется отсутствие «стремления» к совершенству, приписывающегося природе некоторыми ранними эволюционными гипотезами. Приспособление в конкретных условиях всегда достигает лишь той степени, которая достаточна сравнительно с приспособлениями конкурирующих форм. Относительность приспособлений выступает не только в пространстве, но и во времени.

 

Предыдущая статья:Ресурсы, адаптации и концепция экологической ниши Следующая статья:Фізіологічна, харчова і технологічназначимість соусів
page speed (0.0136 sec, direct)