Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | История

Декабристы  Просмотрен 225

 

Слухи и доносы о деятельности неких тайных обществ серьезно беспокоили Александра I и его окружение. Особенно подозрительными казались властям масонские ложи с их таинственной, мистической, но на самом деле вполне безобидной символикой. В 1822 году последовал строжайший указ о запрете всех тайных обществ, включая масонские ложи. А тайных обществ тогда возникло немало, и для объединения в них мыслящих людей были серьезные причины. Вообще же, источник декабризма – в сложных общественных процессах, порожденных влиянием идей Просве щения, Французской революции, впечатлениями от заграничного похода русской армии в 1813–1814 годах. Российскую действительность с ее крепостничеством, жестокой цензурой, самовластием болезненно воспринимали вернувшиеся из загра ничного похода молодые русские офицеры. Добавим к этому и явную неспособность и нежелание самодержавия к продолжению реформирования общества и государства уже с учетом новых условий жизни в послевоенную эпоху. Учтем и романтизм, искреннее желание истинных сынов Отечества послужить России во имя ее благоденствия в будущем, а также честолюбивые устремления дворянской молодежи, составлявшей большую часть тайных обществ.

 

Заметки на полях

Вообще, в существовании и успехе таких людей, как Аракчеев, есть своя тайна. Аракчеевы всегда нужны обществу. Это особая, непрерывно возобновляющаяся порода людей, служи они хоть чиновниками, хоть военными, учителями, профессорами, журналистами. Они – апологеты полицейского начала, единомыслия, слепого повиновения начальству, а порой и ксенофобии. Такие люди позарез нужны каждой власти. И не личные дарования, не талант, а именно этот зов власти делает их карьеры успешными.

Благодаря этому они становятся страшными не только для смутьянов, вольнодумцев, но и для самых обыкновенных людей…

 

 

М. Добужинский. В военном поселении.

 

Заглянем в источник

Цивилизовать «диких» крестьян, воспитать в них любовь к порядку и труду, организованность, трезвость, бережливость оказалось непросто. Воспитывались эти качества драконовскими методами. Всех поражала редкая даже для того времени жестокость Аракчеева. «…Правду о нем надобно писать не чернилами, а кровью», – писал священник села Грузино (розги в их селе постоянно хранились в рассоле). Это была не жестокость садиста, наслаждавшегося мучениями жертвы. Это была неумолимая жестокость сторонника порядка, дисциплины. Без вины не наказывали, а наказывали точно по уставу. Особенно жестокими были наказания шпицрутенами, «хождение по зеленой улице», которую составляли десятки солдат, стоящие в два ряда с длинными прутами в руках. Когда мимо вели наказуемого, участник экзекуции должен был нанести удар со всей силы. Солдат Новгородского военного поселения вспоминал:

«Коли мало ударов, да парень попадется фарсистый, пожалуй, и всю улицу на ногах пройдет, а то зачастую, половину пройдя, свалится и его не то на скрещенных ружьях привязанного понесут (носилки не запомню, чтобы употреблялись), а не то один солдат на своей спине до конца наказания протащит. Бывало и так:

коли невмоготу, так отнесут в лазарет, да как залечится спина, опять выведут доканчивать, только это редко потому, что хороший командир каждого солдата натуру знает, сколько кто ударов вытерпит, а коли кому определит их не в меру – значит, тому смерть, мертвого на салазках протащить велит, а что кому ассигновано, так тому и быть! Да и наказывать‑то не легко было: взмахивать (розгой) нужно игриво, попасть метко и розгу держать не так, чтобы в руке свободна была, а большим перстом придерживать, чтобы в ударе форс был.

Товарищу тот поволить не приходилось, да и не до жалости, как знаешь, что за шеренгами фельдфебель с мелком ходит: взмах ли нехорош, розга ли не придержана, удар ли короток пришелся – разом на спину мелком крест поставит. Бывало, всем, кажись, угодил начальству, а кончится секуция, обернешься спиною к соседу, спросишь: “Крест есть?” – “Есть”, скажет: ну, и знаешь, что самому наказания не миновать.

Бывали командиры лютые. Помню такого – большой был шутник: вздумал фельдфебель почеловеколюбствовать, идет за шеренгой, да ни за какую промашку креста и не ставит, а того и не чует, что командир‑то за ним крадучись, сам с мелком идет: кончилась секуция – смотрим: у нас никого крестов нет, думали уж расходиться, только командует командир: “Стой!” – Фельдфебель обернись! Как обернулся, а у него вся спина в крестах, тут же его, сердечного, разложили, да и наказали‑то так, что прямо пришлось свести в лазарет. Как выписали его оттуда, похаркал он с месяц не то с два кровью, да вскоре Богу душу и отдал, а все за свою глупость – значит, не добродушничай, а нарови делать, как начальством приказано!»

 

Первое тайное общество, «Союз спасения» (или Общество истинных и верных сынов Отечества), возникло в 1816 году. Во главе его стояли молодые офицеры Александр Муравьев, Сергей Трубецкой, Никита Муравьев и другие. В 1818 году они же основали новое, более многочисленное общество – «Союз благоденствия», в которое входило не менее двухсот членов. «Союз благоденствия» имел руководящий орган – Коренную управу. В 1821 году Коренная управа объявила о самороспуске Союза, хотя его руководители не намеревались прекращать революционную деятельность, а лишь стремились таким образом избавиться от ненадежных и случайных членов Союза.

Характерной чертой созданной вскоре новой тайной организации было структурное деление ее на две части: Северное общество, опиравшееся на столичные воинские части, и Южное общество, основой которого стали полки 2‑й армии, стоявшей на Украине. Другой особенностью нового этапа движения будущих декабристов стала разработка программы действий на будущее, естественно, при условии победы восставших. Сразу же обнаружились разногласия в том, какой должна быть Россия. «Русская правда» – программа признанного лидера Южного общества полковника П. И. Пестеля – предусматривала установление диктатуры Временного верховного революционного правления типа военной хунты, причем Пестель явно отводил себе роль верховного диктатора. Новый орган власти вводил конституцию, согласно которой Россия становилась унитарной республикой с однопалатным законодательным собранием – Народным вечем, и Державной думой – своеобразным советом, каждый из пяти членов которого выполнял функции главы государства и правительства в течение одного года. Контрольные пожизненные функции принадлежали Верховному собору, надзиравшему за соблюдением конституции.

 

Предыдущая статья:Военные поселения Следующая статья:Большой Государственный Герб
page speed (0.0189 sec, direct)