Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Право

Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ 3 страница  Просмотрен 361

2. Аффектом принято называть особое психическое состояние человека, которое характеризуется кратковременностью и бурным развитием, сильным и глубоким эмоциональным переживанием, ярким внешним проявлением, сужением сознания и снижением контроля за своими действиями.

Сильное душевное волнение не считается болезненным расстройством психики и не рассматривается как медицинский критерий невменяемости. Поэтому его иногда называют физиологическим аффектом в отличие от патологического аффекта, когда в результате сильного переживания происходит полное отключение сознания, что исключает вменяемость. Физиологический аффект не лишает человека способности сознавать свои действия, но значительно затрудняет самоконтроль и критическую оценку принимаемых решений. Поэтому для применения комментируемой статьи недостаточно сослаться на провоцирующий характер поведения жертвы, необходимо установить, что виновный действительно находился в состоянии аффекта. Многие ошибки судебной практики по данной категории дел связаны с тем, что следственные органы и суды не уделяют внимания оценке состояния виновного и не мотивируют свой вывод о наличии аффекта.

В силу своей профессиональной подготовки и опыта работы судья в достаточной мере владеет знанием психологии, чтобы самостоятельно оценить душевное состояние виновного по обстоятельствам дела. В сложных ситуациях возможно назначение психологической либо (при наличии сомнений относительно вменяемости) комплексной психолого-психиатрической экспертизы <1>. Суд, оценивая выводы экспертизы, может и не согласиться с ними <2>.

--------------------------------

<1> БВС РСФСР. 2002. N 1. С. 20.

<2> БВС РФ. 2003. N 6. С. 15.

 

Как показывает практика, наиболее характерными основаниями для оспаривания заключения экспертизы по поводу сильного душевного волнения являлись следующие: а) противоречие между выводами эксперта и обстоятельствами, изложенными в описательной части акта; б) заключение основывается не на специальных познаниях эксперта, а на ошибочной оценке им юридических признаков состава преступления; в) в заключении эксперта содержатся утверждения, не вытекающие из закона, например о том, что в случае "привычного" насилия или оскорбления аффект невозможен <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2001. N 5. С. 18 - 19.

 

3. Смягчающее значение придается в комментируемой статье только внезапно возникшему сильному душевному волнению, что определяет и внезапность возникновения умысла на убийство, и немедленную реализацию этого умысла. Если же между провоцирующим поступком потерпевшего и причинением ему смерти проходит значительный промежуток времени, в течение которого виновный обдумывает и готовит убийство, то комментируемая статья не может быть применена. Незначительный разрыв во времени между противозаконными действиями потерпевшего и убийством не исключает возможности квалификации содеянного по комментируемой статье.

4. Для квалификации убийства по комментируемой статье необходимо установить, что причиной сильного душевного волнения (аффекта) явились определенные действия потерпевшего. К ним закон относит альтернативно: а) насилие; б) издевательство; в) тяжкое оскорбление; г) иные противоправные или аморальные действия (бездействие) потерпевшего. Существенным нововведением по сравнению со ст. 104 УК РСФСР явилось указание на то, что аффект может быть вызван также д) "длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего". Этим дополнением расширяется представление о механизме образования аффекта.

5. Насилие может заключаться в нанесении ударов, побоев, ранений и тому подобных действий, вызвавших состояние сильного душевного волнения. Если лицо, причиняя смерть нападающему в состоянии аффекта, осуществляет свое право на необходимую оборону, то оно либо освобождается от уголовной ответственности на основании ст. 37 УК, либо отвечает за убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ст. 108 УК).

Поскольку закон не конкретизирует вид насилия, то надо полагать, что аффект может быть вызван и психическим насилием. Практика и доктрина уголовного права исходят из того, что насилие должно носить противоправный характер. Если насильственные действия были применены потерпевшим правомерно, комментируемая статья не может быть применена.

6. Под тяжким оскорблением принято понимать особо грубое унижение чести и достоинства человека, которое можно считать достаточной причиной для возникновения аффекта. При оценке тяжести оскорбления необходимо руководствоваться общепризнанными нормами морали, но учитывать и индивидуальные особенности личности самого виновного, реальное наличие аффекта. Издевательство может выражаться также в насильственных или оскорбительных действиях, отличающихся особым цинизмом или продолжительностью.

7. Длительная психотравмирующая ситуация учитывается как смягчающее обстоятельство, если она была вызвана систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего <1>. Обычно аффект возникает, когда насилие или другие противоправные действия потерпевшего были направлены против виновного или его близких. Однако не исключается возможность такой реакции и на аналогичные действия в отношении других лиц, особенно малолетних.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 2003. N 6. С. 15.

 

8. Комментируемая норма допускает возможность постепенного нагнетания психотравмирующей ситуации, вызванной противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Судебная и экспертная практика и ранее сталкивалась с таким явлением, когда аффект возникал в результате переполнения чаши терпения у лица, длительное время подвергавшегося оскорблениям и издевательствам. Отсутствие прямого указания в законе затрудняло правильное решение вопроса о достаточном поводе для сильного душевного волнения в этих случаях. Некоторые суды ошибочно полагали, что при наличии постоянных и систематических ссор, затяжного конфликта внезапность сильного душевного волнения не может иметь место <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1994. N 6. С. 6.

 

Отсутствие в комментируемой статье указания на то, что противоправные или аморальные действия потерпевшего "могли повлечь тяжкие последствия для виновного или его близких" (ст. 104 УК РСФСР) свидетельствует о том, что законодатель придает более важное значение именно состоянию аффекта у виновного независимо от того, какие и для кого могли наступить последствия от действий потерпевшего.

9. Часть 2 комментируемой статьи впервые устанавливает квалифицированный вид данного преступления - убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта. Эта норма подлежит применению в тех случаях, когда причиной аффекта явилось противоправное поведение двух или более лиц, ставших жертвами убийства.

В иных случаях, когда виновный в состоянии аффекта причиняет смерть не только обидчику, но и другим лицам, содеянное не может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи, поскольку отсутствует такое основание для применения привилегированной нормы, как провоцирующее и противоправное поведение потерпевших.

В отношении других отягчающих обстоятельств, названных в ч. 2 ст. 105 УК, действует разъяснение Пленума ВС РФ, данное в Постановлении от 27.01.1999 N 1, о том, что убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения, не должно квалифицироваться как совершенное при отягчающих обстоятельствах.

 

Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

 

Комментарий к статье 108

 

В комментируемой статье предусмотрена ответственность за два привилегированных вида убийства: убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1), и убийство, совершенное при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2). Понятие необходимой обороны и превышения ее пределов дается в ст. 37 УК (см. коммент. к ней).

2. В силу указаний закона и с учетом судебной практики последних лет по ч. 1 комментируемой статьи может квалифицироваться убийство, лишь когда обороняющийся сознательно прибегнул к защите такими средствами и способами, которые явно не вызывались ни характером нападения, ни реальной обстановкой, и без необходимости умышленно причинил нападающему смерть. Неосторожное причинение смерти посягающему в процессе отражения общественно опасного нападения не может расцениваться как превышение пределов необходимой обороны и не влечет уголовной ответственности.

3. При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие едва ли возможно, ибо для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применив более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшей опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства (количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д.) <1>. Все должно оцениваться в совокупности. В частности, нет оснований ограничивать возможность лишения жизни нападающего только теми ситуациями, когда нападение было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина, защищаясь от группы насильников, применит оружие и причинит смерть кому-либо из нападавших. Действия обороняющегося нельзя рассматривать как совершенные с превышением пределов необходимой обороны и в том случае, когда причиненный вред оказался большим, чем вред предотвращенный и тот, который был достаточен для предотвращения нападения, если при этом не было допущено явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства. Нельзя признать правильной практику, когда причинение посягавшему смерти квалифицируется как убийство при превышении пределов необходимой обороны без указания на то, в чем заключалось превышение.

--------------------------------

<1> БВС РСФСР. 1980. N 8. С. 9; 1990. N 12. С. 3 - 4; БВС РФ. 1992. N 2. С. 5 - 6; N 10. С. 13.

 

4. Если для виновного было очевидно, что нападение прекращено, то ч. 1 комментируемой статьи не может быть применена. Причинение смерти в таком случае, в зависимости от обстоятельств дела, может быть квалифицировано либо как убийство из мести, либо как убийство в состоянии аффекта, либо по ч. 2 комментируемой статьи. Для разграничения этих преступлений важно установить не только сам факт прекращения посягательства, но и осознание этого обстоятельства обороняющимся, который в силу обстановки нападения и своего психического состояния может и неправильно определить этот момент.

По смыслу закона состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом посягательства и когда для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства <1>.

--------------------------------

<1> БВС РСФСР. 1990. N 6. С. 4 - 5; БВС РФ. 1992. N 10. С. 13 - 14; 1993. N 5. С. 14; 1995. N 8. С. 9 - 10.

 

5. Причинение смерти при мнимой обороне, когда лицо добросовестно заблуждалось, полагая, что оно подвергается нападению, хотя нападения в действительности не было либо оно прекращено, по общим правилам об ошибке не должно влечь ответственности.

Однако если при этом лицо превысило пределы защиты, допустимой в условиях соответствующего реального посягательства, оно подлежит ответственности по ч. 1 комментируемой статьи.

6. В ч. 2 комментируемой статьи впервые установлена ответственность за убийство при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Условия правомерности причинения вреда задержанному и понятие превышения мер, необходимых для задержания, установлены в ст. 38 УК (см. коммент. к ней).

Если задержание происходит, когда лицо продолжает начатое посягательство или оказывает сопротивление, то причинение ему смерти является либо необходимой обороной, либо превышением ее пределов. Задержание лица после окончания преступного посягательства с его стороны либо в иной ситуации (например, при побеге) необходимой обороной не является.

7. Убийство лица при его задержании следует отграничивать от убийства из мести, которое представляет собой акт самочинной расправы. Самоуправное лишение жизни человека, даже совершившего тяжкое или особо тяжкое преступление, противоречит ст. 20 Конституции.

Одной из целей задержания, как видно из текста ст. 38 УК, является доставление лица, совершившего преступление, органам власти. Убийство задерживаемого исключает возможность достижения данной цели. Поэтому такое убийство может квалифицироваться по ч. 2 комментируемой статьи лишь в случае совершения его с косвенным умыслом, когда виновный не желал, но сознательно допускал причинение смерти задерживаемому.

Другой легальной целью причинения вреда задерживаемому согласно ст. 38 УК является "пресечение возможности совершения им новых преступлений". Вывод о возможности совершения новых преступлений должен основываться на реальных фактах, а не на предположениях. Какова бы ни была цель задержания, причинение вреда задерживаемому не является обстоятельством, исключающим преступность деяния, если имелась возможность задержать лицо иными средствами. Об этом прямо говорится в ч. 1 ст. 38 УК. При наличии такой возможности причинение смерти задерживаемому является неправомерным и не может рассматриваться как превышение мер, необходимых для задерживания. Если лицо не оказывает сопротивления и не пытается скрыться, причинение ему смерти недопустимо и должно квалифицироваться либо как убийство по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК, либо как убийство, совершенное в состоянии аффекта, - по ст. 107 УК.

 

Статья 109. Причинение смерти по неосторожности

 

Комментарий к статье 109

 

1. Объектом преступления является жизнь человека, как и в убийстве (ст. ст. 105 - 108 УК). Однако причинение смерти по неосторожности по УК не считается убийством. Употребление более широкого понятия в комментируемой статье позволяет свободно оперировать этой нормой в случаях неосторожного лишения жизни потерпевшего в процессе осуществления виновным профессиональной деятельности при нарушении каких-либо правил безопасности (если отсутствует специальная норма в УК).

2. Причинение смерти по неосторожности возможно как по легкомыслию, так и по небрежности. Причинение смерти по неосторожности следует отличать от невиновного причинения смерти, когда лицо: а) не предвидело возможности наступления смерти потерпевшего от своих действий (бездействия) и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть; б) хотя и предвидело возможность причинения смерти, но не могло этого предотвратить в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Вывод о том, было ли причинение смерти неосторожным или случайным, должен строиться на основе тщательного анализа действий лица и всей ситуации <1>.

--------------------------------

<1> БВС РФ. 1994. N 4. С. 3 - 4.

 

3. Причинение смерти по неосторожности необходимо отграничивать и от умышленного убийства. Особенные трудности возникают в судебной практике при отграничении убийства косвенным умыслом от причинения смерти по легкомыслию. И в том, и в другом случае виновный предвидит возможность наступления смерти потерпевшего в результате своих действий. И в том, и в другом случае он не желает наступления такого результата, не стремится к нему. Но при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление смерти, часто относится к этому безразлично, не предпринимает никаких действий, направленных на предотвращение такого результата. При неосторожности в форме легкомыслия (по терминологии УК РСФСР - преступной самонадеянности) виновный не относится к смерти потерпевшего безразлично, он рассчитывает на свои силы, умение, ловкость, профессиональное мастерство, на то, что в результате принятых им мер либо в результате действий других лиц или каких-либо иных конкретных факторов удастся избежать смертельного исхода. Однако в силу того, что виновный в этих случаях не проявляет должной предусмотрительности, недостаточно учитывает свои возможности или возможности других лиц, смертельный результат все же наступает.

4. В комментируемой статье предусмотрены квалифицирующие признаки рассматриваемого преступления: причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2); причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3).

В первом случае ответственность повышается, поскольку объектом преступления является не только жизнь человека, но и общественные отношения в сфере выполнения лицом своих профессиональных обязанностей. Имеет значение также наличие у виновного профессиональной подготовки, знание им специальных правил безопасности. Данная норма не применяется, если причинение смерти по неосторожности в результате нарушения специальных правил предусмотрено другими статьями УК (например, ст. ст. 215, 215.1, 216, 217, 219, 235, 238, 247, 248, 250 - 252, 263, 264, 266 и др.). По ч. 2 комментируемой статьи могут быть привлечены к ответственности медицинские работники, воспитатели детских учреждений и другие лица, причинившие смерть по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей.

Причинение смерти по неосторожности двум или более лицам также отягчает ответственность ввиду наступления более тяжких последствий.

5.

Субъектом неосторожного причинения смерти по УК может быть только лицо, достигшее 16 лет (по УК РСФСР - 14 лет).

 

Статья 110. Доведение до самоубийства

 

Комментарий к статье 110

 

1. Объективная сторона преступления состоит в совершении виновным вполне определенных действий, толкающих потерпевшего на самоубийство. По УК РСФСР к таким действиям относились только жестокое обращение и систематическое унижение личного достоинства. Теперь к способам доведения до самоубийства добавлены угрозы. По своему содержанию они могут быть различными. Для квалификации содеянного как доведения до самоубийства не имеет значения, чем угрожает виновный: причинением смерти или вреда здоровью; разглашением сведений, которые потерпевший желал сохранить в тайне; увольнением с работы; разводом; отобранием ребенка; выселением; лишением средств к существованию; поджогом дома или уничтожением другого имущества и т.д. Для признания угрозы способом доведения до самоубийства имеет значение не только ее содержание, но и повторяемость, продолжительность. Даже незначительная угроза может довести потерпевшего до самоубийства, если принимает характер травли. С другой стороны, не всякая угроза, однократно высказанная, даже серьезная по содержанию, может рассматриваться как способ доведения до самоубийства. Не случайно в комментируемой статье говорится об угрозах во множественном числе. Для наличия состава преступления не имеет значения форма, в которой выражаются угрозы: устно или письменно, открыто или анонимно.

2. Жестокое обращение может выражаться как в совершении действий, образующих самостоятельный состав преступления (например, умышленное причинение вреда здоровью, истязание), так и в иных действиях. Жестоким обращением могут быть признаны, в частности, незаконное лишение свободы, незаконное помещение в психиатрический стационар, понуждение к действиям сексуального характера, лишение пищи, жилья, работы, ущемление иных прав потерпевшего. Закон не требует систематичности этих действий, однако важно установить, что они были направлены на доведение потерпевшего до самоубийства.

3. Систематическое унижение человеческого достоинства может заключаться в постоянных оскорблениях, клевете, издевательствах, циничном высмеивании физических недостатков жертвы и т.п.

4. Обязательным признаком объективной стороны данного преступления является самоубийство (причинение смерти самому себе) или покушение на самоубийство потерпевшего. Только с этого момента преступление признается оконченным. Одно лишь высказывание намерения покончить с собой, приготовление к самоубийству, составление предсмертной записки не образует еще состава преступления, предусмотренного комментируемой статьей. Необходимо также наличие причинной связи между действиями виновного и наступившими последствиями в виде самоубийства или покушения на самоубийство. Состав рассматриваемого преступления будет иметь место только в том случае, если самоубийство или покушение на самоубийство явились результатом угроз, жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его человеческого достоинства.

Если потерпевший совершает самоубийство в ответ на правомерные действия лица (например, при угрозе привлечения к ответственности, разоблачения преступной деятельности), то состав преступления отсутствует.

5. С субъективной стороны доведение до самоубийства может быть совершено с любой формой умысла. При прямом умысле виновный предвидит возможность самоубийства потерпевшего и желает этого, а при косвенном - сознательно допускает тот же результат. Существует мнение, что при наличии прямого умысла на доведение до самоубийства потерпевшего содеянное является убийством, которое должно квалифицироваться по ст. 105 УК. Такое мнение ошибочно. Сторонники его упускают из виду различия в объективной стороне убийства и доведения до самоубийства. При совершении преступления, предусмотренного комментируемой статьей, в отличие от убийства виновный не совершает действий, непосредственно приводящих к смерти потерпевшего. Потерпевший принимает решение расстаться с жизнью и сам же приводит его в исполнение, руководимый своими сознанием и волей. В принципе возможно и неосторожное доведение лица до самоубийства. Однако в силу ч. 2 ст. 24 УК ответственность в этом случае исключается.

6. Склонение к самоубийству малолетнего ребенка или невменяемого следует рассматривать как убийство путем опосредованного причинения смерти и квалифицировать по ч. ч. 1 или 2 ст. 105 УК. Возможно также физическое принуждение лица к самоубийству, когда жертва лишается возможности проявить свою волю. Такие действия виновного также представляют собой убийство.

7. Ответственность за доведение до самоубийства наступает по достижении 16-летнего возраста. Субъектом преступления может быть лицо, от которого потерпевший находится в служебной, материальной или иной зависимости, а также любое другое лицо. Если доведение до самоубийства совершено должностным лицом, его действия квалифицируются как совокупность преступлений, предусмотренных комментируемой статьей и п. "в" ч. 3 ст. 286 УК (превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий). В п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 16.10.2009 N 19 отмечено, что самоубийство или покушение на самоубийство потерпевшего следует понимать как одно из тяжких последствий преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 285 и п. "в" ч. 3 ст. 286 УК.

8. Доведение до самоубийства или покушение на него путем совершения действий, образующих самостоятельный состав преступления (побои, истязание, причинение тяжкого или иного вреда здоровью, незаконное лишение свободы, изнасилование, вымогательство, уничтожение имущества и т.д.), требует квалификации по совокупности указанных преступлений и по комментируемой статье.

 

Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

 

Комментарий к статье 111

 

1. Среди преступлений против личности посягательства на здоровье человека по своему значению примыкают к преступлениям против жизни и объединены с ними в одной гл. 16 УК.

Объектом преступлений, предусмотренных ст. ст. 111 - 125 УК, является здоровье как фактическое состояние организма человека на момент совершения преступления.

Уголовный закон охраняет от преступных посягательств здоровье каждого человека независимо от его возраста, жизнеспособности, болезненного состояния. Здоровье ребенка может быть объектом посягательства уже в процессе родов.

2. Преступление против здоровья можно определить как противоправное, умышленное или неосторожное причинение вреда здоровью другого человека. Правомерное причинение вреда здоровью потерпевшего (при необходимой обороне, крайней необходимости и т.д.) не может рассматриваться как преступление против здоровья.

3. Объектом преступления является здоровье другого человека. Причинение вреда собственному здоровью рассматривается как преступление только в случае, когда оно является способом посягательства на другой объект. Например, членовредительство с целью уклонения от исполнения обязанностей военной службы является преступлением против военной службы (ст. 339 УК). В период полного запрещения абортов существовала уголовная ответственность для женщины, самостоятельно сделавшей себе аборт (ст. 140.б УК РСФСР 1926 г., отмененная 2 сентября 1954 г.).

Согласие потерпевшего на причинение вреда его здоровью, как правило, не освобождает виновного от ответственности, за исключением легального аборта и особо регулируемого законом изъятия органов или тканей для трансплантации <1>. Причинение вреда здоровью одним участником спортивных соревнований другому нельзя рассматривать как противоправное, если соревнования были заведомо связаны с обоюдным риском и не были нарушены установленные для этого вида спорта обязательные правила. Однако причинение травмы сопернику в результате нарушения установленных правил соревнований является противоправным и при наличии вины влечет уголовную ответственность на общих основаниях.

--------------------------------

<1> См.: Закон РФ от 22.12.1992 N 4180-1 "О трансплантации органов и (или) тканей человека" (в ред. от 29.11.2007) // Ведомости РФ. 1993. N 2. Ст. 62; 2000. N 26. Ст. 2738; 2006. N 43. Ст. 4412; 2007. N 7. Ст. 836; N 49. Ст. 6040.

 

4. Под вредом, причиненном здоровью человека, понимается нарушение анатомической целости его органов и тканей или их физиологических функций в результате воздействия различных факторов внешней среды: физических, химических, биологических, психогенных.

5. Уголовная ответственность дифференцируется прежде всего в зависимости от тяжести вреда, причиненного здоровью. Уголовный кодекс предусматривает четыре категории вреда здоровью по степени тяжести: 1) тяжкий вред здоровью (его признаки даны в комментируемой статье); 2) средней тяжести (ст. 112 УК); 3) легкий (ст. 115); 4) побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК (ст. 116 УК). Определяя степень тяжести вреда здоровью, УК руководствуется следующими критериями:

1) опасность для жизни; по этому признаку тяжкий вред здоровью отличается от иных видов вреда;

2) наступление конкретных последствий, непосредственно названных в тексте нормы; данный критерий используется только в комментируемой статье;

3) размер и характер стойкой утраты трудоспособности: а) значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на 1/3 (ст. 111 УК); б) заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности (ст. 111 УК); в) значительная стойкая утрата общей трудоспособности менее чем на 1/3 (ст. 112 УК); г) незначительная стойкая утрата общей трудоспособности (ст. 115 УК);

4) продолжительность временного расстройства здоровья: а) длительное расстройство здоровья (ст. 112 УК); б) кратковременное расстройство здоровья (ст. 115 УК).

6. Для установления степени тяжести вреда здоровью, причиненного конкретным преступлением, требуются специальные знания, поэтому назначается судебно-медицинская экспертиза. В своих выводах эксперты руководствуются данными медицинской науки, собственным опытом, а также ведомственными правилами и инструкциями, разработанными на основе обобщения экспертной практики.

Постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 N 522 утверждены Правила определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (в ред. от 17.11.2011) <1>. Этим же Постановлением предписано Минздравсоцразвития России утвердить медицинские критерии определения тяжести вреда, причиненного здоровью человека; давать необходимые разъяснения по применению настоящих Правил. Во исполнение Постановления Правительства РФ Минздравсоцразвития России разработало Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденные Приказом Министерства от 24.04.2008 N 194н (в ред. от 18.01.1012) <2>.

--------------------------------

<1> РГ. 2007. N 185; СЗ РФ. 2011. N 14. Ст. 1931; N 47. Ст. 6664.

Предыдущая статья:Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ 2 страница Следующая статья:Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ 4 страница
page speed (0.0237 sec, direct)