Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Педагогика

язык внешнего вида учителя  Просмотрен 737

Э. д. необходимо отличать от так называемого свободного диа­лога. Средством различия является наличие грамматических согла­сований в тексте.

Например:

1) У вас есть часы?
Нет (у меня часов).
Да (у меня есть часы).

2) У вас есть часы?

Без пяти минут двенадцать.

Первый диалог является примером грамматического согласова­ния текста. Перед нами вопрос и ответ, т. е. свободный диалог. Вто­рой диалог этикетный, так как в основе его лежит такой речевой акт, как просьба.

Э. д. социален по своей природе. Он отражает социальные роли говорящих: постоянные и переменные, симметричные и асиммет­ричные. Для составления Э. д. актуальны и такие моменты, как:

— выбор уместных языковых средств (при взаимодействии парт­
неров общения);

— учет обстановки общения и характера взаимоотношений об­
щающихся, а также закономерности построения диалогического
единства (имеется в виду вертикальный и горизонтальный разво­
рот реплик диалогов).

В речи говорящих Э. д. принимает характер таких жанров, как извинение, благодарность, просьба,, одобрение, похвала, совет, предложение и др.

Лит.: Арутюнова Н.Д. Истоки, проблемы и категории прагматики // Новое в зарубежной лингвистике. — М., 1985; Арутюнова Н.Д. Некоторые типы диалогических реакций и «почему» — реплики в русском языке // ФН. — 1970. — № 3; Леонтьев А.А. Психологические единицы и порожде­ние речевого высказывания. — М., 1976; Формановская Н.И. Речевой этикет и культура общения. — М., 1989; Формановская Н.И. Русский речевой эти­кет: лингвистический и методический аспекты. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 1984.

А. С. Киселева

Я

ЯЗЫК ВНЕШНЕГО ВИДА УЧИТЕЛЯ - устная речь учителя воспринимается учениками вместе с теми жестами, мимикой, те­лодвижениями, которые сопровождают речь учителя (если учени­ки его видят) и составляют в совокупности понятие Я. в. в. у. Мно-

 

языковая норма

 

гие из них непроизвольны: отражают особенности темперамента учителя, усвоенную им манеру общения. И учитель, и ученик поль­зуются в большей или меньшей мере Я. в. в. у., когда говорят. При этом в педагогическом взаимодействии учителя и ученика этот язык выполняет важные функции.

Выделяются четыре такие основные функции: регулирующая, указательная, изобразительная, реагирующая. Регулирующая фун­кция состоит в том, что жестами, мимикой, телодвижениями учи­тель управляет поведением ученика на уроке (например, палец у губ — требование тишины; движение руки (реже рук) ладонью квер­ху, снизу вверх— знак «встать» при невнимательном слушании ответа и т. д.); указательная функция заключается в том, что дви­жения заменяют набор словесных педагогических клише, связан­ных с организацией деятельности учащихся (например, рука вы­тягивается по направлению одного из учащихся, заменяя слова от­вечай ты, продолжай, а что ты думаешь? и т. п.); изобразительная функция используется с целью дополнить значения слов (напри­мер, движение рук (пальцев), показывающих размер, форму и т. д.); реагирующая функция проявляется тогда, когда движения явля­ются средством установления контакта (например, указательный палец вверх — знак это очень важно!).

Лит.: Ладыженская ТА. Живое слово: устная речь как средство и предмет обучения. — М., 1986.

Л.Е. Тумина

ЯЗЫКОВАЯ НОРМА— совокупность наиболее устойчивых тра­диционных реализаций языковой системы, отобранных и закреп­ленных в процессе общественной коммуникации. Н. как совокуп­ность стабильных и унифицированных языковых средств и правил их употребления, сознательно фиксируемых и культивируемых об­ществом, является специфическим признаком литературного язы­ка национального периода (Н.Н. Семенюк, 1990). Различают следу­ющие виды (типы) структурно-языковых норм:

Я. н. произношения регулируют выбор акустических вариантов фо­немы или чередующихся фонем — на каждом шаге развертывания речи и в каждом слоге отдельного слова. Можно — (зълатой), нель­зя — (золотой); можно — (агарот, усад'ба), нельзя — (агарод, усат 'ба).

Я. н. ударения регулируют выбор вариантов размещения и дви­жения ударного слога среди неударных. Можно — (квартал), нель­зя — (квартал). Н. русского современного ударения в литературном языке тесно связаны с морфологическими свойствами частей речи и оказываются одним из их формальных показателей. Подвижность и разноместность современного русского ударения делает его труд-

294

 

языковая норма

 

ным для усвоения, в особенности лицами, для которых русский язык неродной и усваивается ими не в раннем детстве, что приво­дит к «накладыванию» новых акцентологических Я. н. на старые, уже усвоенные в родном языке.

Я. н. лексические регулируют словоупотребление — не допуска­ют нарушения традиционно закрепленной соотнесенности наиме­нования с определенным предметом, явлением реального мира. Так, например, воспрещается называть булкой буханку белого или чер­ного хлеба, потому что слово булка имеет традиционно закреплен­ную соотнесенность с иным предметом: булкой называют изделие из пшеничной муки, имеющее круглую или овальную форму. Лек­сические Я. н. обусловливают воспроизводимость в литературных текстах и в устных формах общения определенного слова из ряда возможных, имеющих ту же предметную отнесенность в различ­ных формах существования русского языка. Так, например, первое слово указанных рядов является литературно-нормированным, хо­тя все слова этого ряда обозначают тот же предмет или то же явле­ние: вчера, намедни; глаза, гляделки, зенки, буркалы, бельма, шары; по­щечина, оплеуха; спасибо, спасибочко; холод, стужа, стынь; щедрый, то­роватый и т. п. Фразеологические Я. н. регулируют употребление оборотов речи, традиционно связанных с характеристикой опре­деленных явлений. Так, например, кодифицированным признает­ся выражение мурашки по коже бегают как образная характеристи­ка состояния человека, ощущающего приступ некоторого озноба или дрожи, но считается недопустимым выражение мурашки по телу прыгают (или ползают).

Я. н. словообразовательные не допускают употребления в литера­турных текстах слов, структура которых нарушает принципы соче­тания морфем. Следовательно, эти Я. н. сдерживают приток в состав литературной лексики слов, не соответствующих словообразова­тельной структуре моделей.

Я. н. морфологические определяют литературный статус определен­ных словоформ и не допускают употребления других словоформ, хо­тя они и являются речевым средством в различных видах «говорения». Так, например, литературными, правильными признаны такие сло­воформы: офицеры (не офицера), инженеры (не инженера), выборы (не выбора), профессора (не профессоры), шурья (не шурины), деверья (не девери), звонче (не звончее), слаще (не слаже), пара носков (не носок), пара чулок (не чулков), чашечка кофе (не кофию) и т. п.

Я. н. синтаксические требуют соблюдения правил согласования: большой кенгуру, большое бра (но не большое кенгуру и не большая бра), управления: смеяться сквозь слезы (но не сквозь слез), правил расположения слов в структуре предложения, выражения различ­ных отношений между частями сложного предложения и т. п.

295

 

языковая норма

 

Я. н.

стилистические охватывают те или иные стороны (особен­ности) употребления речевых средств в различных сферах литера-турно-нормированного общения: они предопределяют прикреплен-ность того или иного средства речи к определенной сфере речевой деятельности, т. е. применение слов, выражений, словоформ, спо­соба сочетания слов, типов синтаксических конструкций в опре­деленных контекстах и речевых ситуациях.

Различаются Я. н. императивные и диспозитивные. Императив­ные (т. е. строго обязательные) Я. н. — это такие, нарушение кото­рых расценивается как слабое владение языком (например, нару­шение норм склонения, спряжения или принадлежности к грам­матическому роду). Такие Я. н. не допускают вариантов (невариативные Я. н.), и любые другие реализации расценивают­ся как неправильные, недопустимые, например: алфавит (не ал­фавит), принял (не принял), курица (не кура), благодаря чему (не благодаря чего). В отличие от императивных Я. н., диспозитивные (т. е. восполнительные, не строго обязательные) допускают вари­анты — стилистически различающиеся или вполне нейтральные (вариативные Я. н.), например: баржа и баржа, в отпуске (нейтр.) — в отпуску (разг.), компас — у моряков: компас. Литературная нор­ма может быть фактом кодификации или же находиться в стадии реализации кодификационных возможностей, а также выступать в виде потенции нормализаторских тенденций в сфере общения. Именно поэтому исследователи считают необходимым акценти­ровать внимание на динамическом характере литературной нор­мы, на диалектичности самого процесса кодификации средств об­щения.

На уровне речевой деятельности различаются такиеЯ. н., как воп­лощенная, или реализованная, и невоплощенная, потенциальная, реализуемая. Реализованная Я. н. состоит из двух частей: 1) актуализи­рованная часть (современная, продуктивная, активно действующая, хорошо осознаваемая и практически кодифицированная), 2) неак-туализированная часть (в нее включаются архаизмы, устаревающие варианты Я. н., а также редкие в употреблении варианты, дублеты и т. п.). РеализуемаяЯ. н. также распадается на две части: 1) становящие­ся Я. н. — неологизмы и новообразования на разных уровнях языка и 2) принципиально некодируемая область речевой деятельности (ин­дивидуальные, окказиональные, создаваемые к случаю и т. п., но необходимые в процессе общения образования). Общелитературная Я. н. может по-разному варьироваться, т. е. выступать в виде вариантов как следствие функционально-динамического существования средств общения. Так, в акцентологическом состоянии современного литера­турного языка намечается конкурирующая активность вариантов с ударением, перемещаемым к началу слова {бондарь вм. бондарь, обух

296

 

языковая политика

 

вм. обух, планер вм. планёр, родился вм. родился), а также вариантов с ударением, передвигающимся к концу слова (нужда вм. нужда, лыж-няви.ль'окня, пётаявм.пёт/ш,заводскдйвм.завддский,удйтьвм.удить).

Всферу морфологического варьирования втягиваются значительные группы слов. Это обусловлено целым рядом факторов: наличием со­норных звуков в исходе основы имен существительных (баклажанви. баклажанов, косуль вм. косулей, сходен вм. сходней, яселъ вм. яслей), пере­мещение ударения (ветров вм. ветров, баржа вм. баржа) и т. п. Возра­стание вариативности в сфере литературного нормированного обще­ния представляет собой сложный и многосторонний процесс, свя­занный с развитием литературного языка и его ролью в обществе; это может быть следствием эволюционных преобразований структуры язы­ка, старения однихЯ. н. и зарождения других, взаимодействия устной (разговорной) и письменной (книжной) форм речи, конкурирова­ния системных возможностей того или иного средства общения в пре­делах литературного языка. И тем не менее тенденция к целесообраз­ности в актах речевой деятельности предопределяет направление струк­турно-языковой предпочтительности речевого варианта, что находит свое выражение в развитии и кодификации литературных норм (вза­имодействие и взаимопроникновение функционально-речевых вари­антов, расширение объема нормативной весомости варианта, нейт­рализация функционально-речевой отмеченности как следствие сбли­жения варианта устной и письменной речи, нормализация вариантов как факта стилистической дифференциации).

Лит.: Головин Б.Н. Основы культуры речи.— М., 1980; Горбаче-вич К.С. Вариантность слова и языковая норма. — Л., 1978; Его же. Нормы современного русского литературного языка. — М., 1978; Семенюк Н.Н. Норма языковая // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990; Скворцов Л.И. Теоретические основы культуры речи. — М., 1980.

Л.Е. Тумина

ЯЗЫКОВАЯ ОБЩНОСТЬ— это искусственно выделяемая на основании какого-либо социального или социодемографического признака группа, использующая в качестве средства коммуника­ции один и тот же язык.

Лит.: Швейцер А.Д. Вопросы социологии языка в современной аме­риканской лингвистике. — Л., 1971; Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Вве­дение в социолингвистику.— М., 1978.

Н.П. Шумарова

ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА—совокупность идеологических принципов и практических мероприятий по решению языковых

297

 

языковое обустройство

 

проблем в социуме, государство (ЛЭС). Я. п. является частью наци­ональной политики и связана с сознательным воздействием обще­ства на язык. Некоторые ученые различают Я. п. и языковое строи­тельство, понимая языковое строительство как практическое осу­ществление Я. п.

Лит.: Белл Р.Т. Социолингвистика: Цели, методы, проблемы.— М., 1980; Гак В.Г. К типологии форм языковой политики // ВЯ. — 1989. — № 5. — С. 104—133; Лингвистический энциклопедический сло­варь. — М., 1990; Межъязыковые отношения и языковая политика: ка­питалистические страны и страны «третьего мира». — Киев, 1988; Швей­цер А.Д. Вопросы социологии языка в современной американской лин­гвистике. — Л., 1971; Его же.

Социолингвистика: Теория, проблемы, методы. — М., 1976.

Н.П. Шумарова

ЯЗЫКОВОЕ ОБУСТРОЙСТВО— термин зарубежной линг­вистики, адекватный термину языковое регулирование. Вотечест­венной социолингвистике активно используется В.Г. Гаком, точно отражает процесс активного поиска форм сосуществования язы­ков; важно при этом, что термин Я. о. не несет на себе идеологиче­ской окраски, присущей термину языковая политика.

Лит. см. лит. к статье Языковая политика.

Н.П. Шумарова

ЯЗЫКОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ— пакеты законов, постанов­лений, распоряжений администрации, касающиеся использования языка или языков в сфере производства, культуры, образования, науки и т. д.

Я. р., сознаваемое как гуманистическая потребность общества, в многонациональном государстве заключается в обеспечении об­щего средства коммуникации при одновременном сохранении и развитии каждого языка в соответствии с желанием его носителей (В.Г. Гак).

Сохранить равноправный статус языков при этом оказывается чрезвычайно трудно, так как практическая реализация конкрет­ных мер нарушает равновесие и активизирует унифицирующие тен­денции, способствующие укреплению одного (общего) языка, а тем самым и вытеснению других.

Вытеснение родного языка в сфере просвещения, средств массовой информации, а также в армии, юриспруденции, ад­министративной деятельности оставляет ему как поле бытия только семейно-бытовую область. Стремление к социальной

298

 

языковой коллектив

 

адаптации заставляет его носителей переходить на более пре­стижный язык, тот, который способен удовлетворить все соц­иокультурные потребности личности. В результате возникает чув­ство отчуждения от родного языка, от своей культуры, своей национальной памяти. Противостоять этому процессу призвано Я. р., «построенное» на плюралистической основе, способству­ющей поддержанию, укреплению и развитию языков этниче­ских меньшинств либо языков, более слабых в функциональ­ном отношении. Работа эта требует больших материальных за­трат на издание учебников, словарей на языках этнических меньшинств, на подготовку учителей, поддержание соответст­вующей кадровой политики, дублирование документации, пе­реводы и т. п. Нередко она сопровождается рядом отрицатель­ных социопсихологических явлений, в частности чувством язы­кового эгоизма, проявляемого и представителями этнического большинства, и представителями меньшинства. Например, из­вестно, что проживающие в Каталонии представители испано-язычного населения не желают изучать каталанский язык, по­скольку каталонцы владеют испанским.

Отзвуки языкового эгоизма могут иметь не только социокуль­турные, но и социоэкономические последствия, связанные прежде всего с оттоком населения из региона, где сталкивают­ся два вида языковых интересов. Так, после принятия закона 101, поддерживающего национально-языковые права франко­язычного населения Квебека (Канада) в 70-е годы, из провин­ции стало уезжать англоязычное население, что сказалось на экономической ситуации и привело к политическому разобще­нию частей страны.

Я. р. — неотъемлемая часть общественной жизни любого мно­гоязычного государства. Поэтому, несмотря на все его недочеты, оно как государственная акция имеет большое значение для созда­ния и поддержания стабильности в обществе, способствует сохра­нению национально-культурных, а тем самым и общечеловеческих ценностей.

Лит. см. лит. к статье Языковая политика.

Н.П. Шумарова

ЯЗЫКОВОЙ КОЛЛЕКТИВ— совокупность социально взаи­модействующих индивидов, обнаруживающих определенное един­ство языковых признаков («украинско-русское двуязычие»). Я. к. яв­ляется, например, коллектив носителей говора, диалекта, литера­турного языка. Один язык отличается от другого наличием особых, различных языковых систем или подсистем. Поэтому можно гово-

299

 

языковой коллектив

 

рить, что если в двух селах функционируют два разных диалекта, то каждый из них является Я. к., поскольку они отличаются языко­выми подсистемами. В объективной действительности этим поня­тиям можно поставить в соответствие производственные коллекти­вы различной степени величины, племена, кланы и даже нации. Что касается государственной общности, то в большинстве случа­ев она соответствует не одному, а нескольким Я. к. (Канада, Ин­дия, Украина и многие другие), поскольку на их территории фун­кционирует не один, а два или более языков.

Лит.: Швейцер АЛ- Вопросы социологии языка в современной аме­риканской лингвистике. — Л., 1971; Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Вве­дение в социолингвистику. — М., 1978; Украинско-русское двуязычие. — Киев, 1988.

Н.П. Шумарова

Предыдущая статья:Эмпатия Следующая статья:Социально-экономические потребности общества в подготов­ке подрастающих поколений к жизни как объективная предпо­сылка возникновения и развития педагогической теории
page speed (0.0869 sec, direct)