Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | История

Глава 27. Международное положение СССР в 20 — 30-е годы. Советская дипломатия накануне войны  Просмотрен 1735

  1. Глава 18. Развитие капитализма в России в конце XIX в. Положение в сельском хозяйстве. Кризис промышленного производства в начале XX в.
  2. Глава 20. Внутренняя политика П.А. Столыпина. III Государственная дума. Борьба с революционным движением. Аграрная реформа
  3. Глава 22. Революционный 1917-й: борьба альтернатив общественного развития. Приход к власти большевиков
  4. Глава 23. Установление Советской власти в стране. Формирование новой государственно-политической системы. Экономическая политика большевиков. Брестский мир
  5. Глава 24. Начало гражданской войны и военной интервенции. Этапы боевых действий. Причины победы большевиков
  6. Глава 25. Переход к нэпу. Экономика, политика и культура в 20-е годы. Образование СССР
  7. Глава 26. Рывок к социализму: индустриализация, коллективизация. Экономика, социальная структура и политическая система СССР в середине 30-х годов
  8. Глава 28. СССР в годы Великой Отечественной войны: боевые действия, советский тыл, внешняя политика
  9. Глава 29. Последние годы сталинского правления. Апогей советского тоталитаризма
  10. Глава 31. Нарастание кризисных явлений в экономике, общественно-политической и культурной жизни советского общества в 1965—1985 гг.
  11. Глава 32. «Перестройка» и ее основные итоги. Распад СССР
  12. Глава 33. Россия на переломе

Внешняя политика Советского государства после окончания периода гражданской войны и интервенции складывалась под воздействием двух противоположных, взаимоисключающих по сути целей, преследуемых большевистским руководством на международной арене. С одной стороны, Москва была заинтересована в налаживании с капиталистическими странами взаимовыгодного политического и делового сотрудничества. С другой — открыто провозглашала свою приверженность принципу «пролетарского интернационализма», оказывала через структуры Коминтерна большую материальную помощь (золотом, валютой, оружием) коммунистическим партиям, стремившимся к дестабилизации политической ситуации в своих странах и захвату власти.

В подобных условиях отношения СССР с зарубежными государствами развивались неровно. И все же главным вектором этого развития было постепенное укрепление позиций Советского Союза на мировой арене, рост его влияния как великой державы. Основных причин тому было две. Во-первых, объективные потребности мировой экономики. На ней отрицательно сказывалось длительное выключение из системы международных хозяйственных связей России, обладавшей неисчерпаемыми природными богатствами и емким внутренним рынком. Во-вторых, ослаблением, по мере угасания надежд на мировую революцию, классово-идеологического компонента во внешней политике СССР, уступавшего с годами место компоненту прагматическому, ориентации на мирное сосуществование государств с различным общественным строем.

С подписанием в конце 1920 — начале 1921 г. мирных договоров с Финляндией, Эстонией, Латвией, Литвой, Польшей Советское государство вышло из международной изоляции. В 1921 г. были нормализованы отношении с южными соседями: Турцией, Ираном, Афганистаном, подписан договор о дружбе с Монголией.

Крупные индустриальные державы воздерживались от установления дипломатических отношений с Советской Россией, требуя в соответствии с нормами международного права выплаты дореволюционных долгов и возмещения потерь от национализации иностранной собственности. Москва решила признать часть долгов, связав это с требованием возмещения ущерба от интервенции, политического признания Советского государства и предоставления ему кредитов.

В 1922 г. с целью обсуждения этих вопросов в Генуе была созвана международная конференция. Ее участники не смогли достичь соглашений. По в ходе работы конференции был подписан советско-германский договор в Рапалло об отказе от взаимных претензий и установлении дипломатических отношений. Таким образом, Германия стала первой великой державой, признавшей Советскую Россию де-юре. Между ними налаживается тесное сотрудничество в экономической и отчасти в военной области (производство вооружения, подготовка военных кадров).

С 1924 г. началась полоса дипломатического признания СССР. В середине 20-х годов он поддерживал официальные отношения с более чем 20 странами мира, в том числе с Англией, Францией, Италией, Японией, Китаем. Из великих держав лишь США оттягивали признание СССР до ноября 1933 г.

Иначе развивались события по второй, неофициальной линии внешней политики СССР.

Попытки вмешательства — в основном через структуры Коминтерна — во внутренние дела зарубежных государств не только не давали результата, но и приводили к серьезным международным осложнениям (разрыв на два года дипломатических отношений с Англией в 1927 г., советско-китайский конфликт в 1929 г.).

В конце 20-х годов И.В. Сталин сделал вывод, что «Европа явным образом вступает в полосу нового революционного подъема». Коминтерн потребовал от коммунистов при подготовке к «решающим боям пролетариата» главный удар наносить по социал-демократии, обвиняя ее в пособничестве фашистам, в том, что она отвлекает трудящихся от революционной борьбы. Итоги коминтерновской кампании против «социал-фашизма» имели трагические последствия. Используя глубокий раскол рабочего класса, а также острое недовольство народных масс в условиях мирового экономического кризиса 1929-1933 гг., германские фашисты при поддержке влиятельных антикоммунистических сил сумели парламентским путем прийти к власти (январь 1933 г.). В центре Европы возник очаг военной напряженности.

К середине 30-х годов в международных делах на первый план выходит проблема отношений с агрессивными фашистскими государствами Европы (Германией и Италией) и милитаристской Японией, развязавшей в 1931 г. войну с Китаем.

Советское правительство в декабре 1933 г. предложило создать систему коллективной безопасности, при которой государство-агрессор должно было встретить сопротивление всех европейских стран. Для пропаганды этой идеи активно использовалась трибуна авторитетной международной организации — Лиги Наций, куда СССР вступил в 1934 г. В 1935 г. Советский Союз подписал» договоры с Францией и Чехословакией, предусматривавшие помощь, в том числе и ограниченную военную, в случае нападения агрессора. Москва осудила фашистскую Италию, начавшую захватническую войну в Абиссинии (современная Эфиопия), оказала помощь антифашистским, силам в Испании, а также Китаю.

Эти факты хорошо известны. Но вплоть до последнего времени мы практически ничего не знали о второй, негласной линии внешнеполитической активности Москвы. В отличие от 20-х — начала 30-х годов эта линия проводилась не через Коминтерн (он в 1935 г. выступил за образование широких антифашистских фронтов с участием социал-демократии и заметно ослабил антиправительственную деятельность в европейских странах), а через особо доверенных лиц И.В. Сталина — сотрудников советских учреждений за рубежом (главным образом через торгпреда и Берлине Л. Канделаки). Она преследовала цель добиться — на случай непреодолимых трудностей по формированию коллективной безопасности — определенных политических соглашений с Германией с тем, чтобы локализовать ее агрессивные устремления в рамках капиталистической системы, отвести огонь разгоравшейся войны от границ СССР.

Еще более энергично использовали средства тайной дипломатии в отношениях с Германией западные демократии, прежде всего Англия. Цель у них была прямо противоположной — направить гитлеровскую военную машину на Восток. Официальная дипломатия Англии и Франции вступила на путь умиротворения агрессора. Венцом этой гибельной политики стал мюнхенский сговор Германии, Италии, Англии и Франции, в результате которого была расчленена Чехословакия (1938 г.).

На рубеже 1938-1939 гг.

в Берлине определили направление дальнейшей экспансии. Планировалось захватить Польшу, а затем, накопив необходимые силы, выступить против Франции и Англии. В отношении же СССР нацисты, по словам А. Гитлера, берут курс на «инсценировку нового рапалльского этапа», намереваясь превратить СССР в своего временного «союзника» и тем самым до поры до времени нейтрализовать его.

Москва с готовностью откликнулась на германские шаги (первые конфиденциальные контакты двух сторон были прерваны в середине 1937г. по инициативе гитлеровского руководства). И.В. Сталин и его окружение по-прежнему не исключали возможности сближения с Германией как альтернативы другого сближения с западными демократиями. Между тем последнее становилось все более проблематичным.

Проходившие в Москве и июле-августе 1939 г. англо-франко-советские переговоры (сначала общеполитические, затем военных миссий) выявили жесткие, бескомпромиссные позиции сторон, почти не скрывавших острого недоверия друг к другу. И основания для недоверия, действительно, были. Сталин располагал сведениями об одновременных тайных переговорах Лондона и Парижа с Берлином, а в западноевропейских столицах знали о негласных контактах советских и германских дипломатов самого высокого ранга (включая наркома иностранных дел В.М. Молотова). В ходе этих контактов, особенно интенсивных с июля 1939 г., представители двух стран довольно быстро нашли общий язык.

В середине августа 1939 г. Сталин сделал свой выбор. 23 августа, когда еще вяло тянулись военные переговоры с Англией и Францией, В.М. Молотов и министр иностранных дел Германии А. Риббентроп подписали в Москве пакт о ненападении и секретные дополнительные протоколы к нему о разделе сфер влияния в Восточной Европе.

Через неделю после подписания пакта Германия напала на Польшу. Началась вторая мировая война.

Главным выигрышем от советско-германского пакта о ненападении Сталин считал стратегическую паузу, полученную СССР на Западе и Востоке. С его точки зрения, отход Москвы от активной европейской политики придавал мировой войне чисто империалистический характер, в которой классовые противники Советского государства взаимно истощали свои силы, а само оно получало возможность передвинуть на Запад собственные границы (в соответствии с секретным протоколом к пакту Риббентропа — Молотова) и выигрывало время для укрепления военно-экономического потенциала. Кроме того, с заключением пакта появлялась возможность воздействовать через ось Берлин-Токио на восточного соседа — Японию.

За последние годы агрессивная политика Японии уже привела к двум крупным военным конфликтам с СССР (на озере Хасан в 1938 г. и на реке Халхин-Гол в 1939 г.) и грозила новыми, еще более масштабными столкновениями.

17 сентября 1939 г. на восточные земли Польского государства, гибнущего под ударами вермахта, вводятся советские войска. К СССР были присоединены Западная Украина и Западная Белоруссия. В следующем году по разработанному в Москве плану «советизируются» и включаются в состав СССР Латвия, Литва, Эстония и бывшие российские земли, захваченные в 1918 г. Румынией (Бессарабия и Северная Буковина).

Подобный замысел вынашивался и против Финляндии. В ноябре 1939 г. СССР спровоцировал военный конфликт с ней. Боевые действия сопровождались большими потерями Красной Армии, что сорвало «советизацию» этой страны. Но все же се правительство в соответствии с условиями мирного договора (март 1940 г.) уступило СССР часть территории.

Сталин не забывал и о стратегической своей задаче — сохранить нейтралитет страны на максимально длительный срок. Добиться этого, по его мнению, можно было лишь при одном условии: если фашистская Германия будет уверена, что пакт о ненападении обеспечивает ей надежный тыл на Востоке Европы, исключающий в обозримой перспективе войну на два фронта. Созданию такой уверенности у нацистской верхушки были подчинены: договор о «дружбе и границе» между СССР и Германией от 28 сентября 1939 г.; ряд торговых соглашений, обеспечивавших огромные поставки советского стратегического сырья и продовольствия в Германию; содействие, под прикрытием нейтралитета, боевым операциям немецкого флота.

Однако судьбы мира решались тогда не в Москве, а в Берлине. К осени 1940 г. Германия оккупировала большую часть Западной Европы, включая Францию, и оказалась один на один с островной Англией. Берлин развернул при помощи Москвы пропагандистское наступление, предлагая Лондону заключить мир. Оно сопровождалось налетами германской авиации на британские города. Но Англия не сдавалась.

Стремление добиться в кратчайший срок полного господства над Европой привело Гитлера к решению напасть на СССР. До тех пор, пока существует это мощное государство, считали нацистские стратеги, Англия не капитулирует. В июле 1940 г. в Берлине началось обсуждение перспектив войны против СССР, а к началу 1941 г. уже имелся и детально проработанный план («Барбаросса»).

Итак, в напряженной дипломатической борьбе предвоенного периода Берлин одержал внушительную победу. Умело играя на тайных струнах внешней политики своих потенциальных жертв, на их стремлении договориться с агрессором за спиной друг друга или, в лучшем случае, прощупать почву для такого договора, нацистской дипломатии удалось не допустить создания единого антигерманского блока, а затем в нужный для себя момент вывести Советский Союз из игры.

В преддверии фашистской агрессии СССР оказался один, без союзников, да еще с такими лидерами, которые твердо уверовали — с помощью той же нацистской дипломатии — в то, что пакт о ненападении и договор о дружбе с Германией надежно гарантируют страну от втягивания в обозримом будущем в огонь мировой войны.

Предыдущая статья:Глава 26. Рывок к социализму: индустриализация, коллективизация. Экономика, социальная структура и политическая система СССР в середине 30-х годов Следующая статья:Глава 28. СССР в годы Великой Отечественной войны: боевые действия, советский тыл, внешняя политика
page speed (0.0155 sec, direct)