Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | История

Глава 14. Подготовка отмены крепостного права. «Положения 19 февраля 1861 г.». Последствия крестьянской реформы. Земская, судебная и военная реформы  Просмотрен 403

  1. Глава 16. Правительственная реакция 1880 -1890-х годов. Общественное и рабочее движение. Распространение марксизма в России
  2. Глава 17. Внешняя политика России в 1860—1870-х годах. Сближение России с Францией. Присоединение Закавказья и Средней Азии
  3. Глава 18. Развитие капитализма в России в конце XIX в. Положение в сельском хозяйстве. Кризис промышленного производства в начале XX в.
  4. Глава 20. Внутренняя политика П.А. Столыпина. III Государственная дума. Борьба с революционным движением. Аграрная реформа
  5. Глава 22. Революционный 1917-й: борьба альтернатив общественного развития. Приход к власти большевиков
  6. Глава 23. Установление Советской власти в стране. Формирование новой государственно-политической системы. Экономическая политика большевиков. Брестский мир
  7. Глава 24. Начало гражданской войны и военной интервенции. Этапы боевых действий. Причины победы большевиков
  8. Глава 25. Переход к нэпу. Экономика, политика и культура в 20-е годы. Образование СССР
  9. Глава 26. Рывок к социализму: индустриализация, коллективизация. Экономика, социальная структура и политическая система СССР в середине 30-х годов
  10. Глава 27. Международное положение СССР в 20 — 30-е годы. Советская дипломатия накануне войны
  11. Глава 28. СССР в годы Великой Отечественной войны: боевые действия, советский тыл, внешняя политика
  12. Глава 29. Последние годы сталинского правления. Апогей советского тоталитаризма

Весь ход и результаты Крымской войны сделали очевидным глубокий кризис, в котором находилась Россия. В самих правящих сферах все ясней осознавалась необходимость коренных преобразований обветшавшего строя. Новый царь Александр II (1855-1881), тяжело переживавший военное поражение России, сумел преодолеть свои консервативные взгляды и стал решительным сторонником отмены крепостного права. Об этом он заявил уже в 1856 г. в речи перед представителями московского дворянства. В 1857 г. был учрежден Секретный комитет для решения крестьянского вопроса. Однако туда вошли откровенные крепостники, стремившиеся замедлить ход преобразований.

Тогда Александр попытался вывести этот вопрос из бюрократических сфер и придать его обсуждению гласный характер. В 1857-1858 гг. царскими рескриптами (предписаниями) во всех губерниях, на которые распространялось крепостное право, были учреждены губернские комитеты из местных помещиков, получивших таким образом возможность высказать свои соображения по поводу предстоящей реформы. В то же время крестьянский вопрос стал широко обсуждаться в печати; правительство проявило интерес к проектам реформы, предлагавшимся общественными деятелями различных направлений. В 1858 г. Секретный комитет был «рассекречен» и переименован в Главный комитет по крестьянскому вопросу, что, впрочем, не изменило его консервативного характера.

В ходе работ губернских дворянских комитетов выяснилось, что подавляющее большинство их членов не способно было подняться над своими узкосословньми интересами. В черноземных губерниях помещики стремились удержать за собой большую и лучшую часть земли; в Нечерноземье же они первостепенное внимание обращали на выкуп, который должен был возместить им потерю крестьянских оброков. В целом проекты губернских комитетов клонились к максимальному соблюдению помещичьих выгод; лишь в немногих из них заметно было стремление хотя бы частично учесть интересы крестьян.

Все эти проекты поступили в Петербург, в Редакционные комиссии — специально созданный в 1859 г. орган, который должен был выработать единые для всей России «Положения» (закон) об отмене крепостного права. Хотя комиссии были учреждены при Главном комитете, они, по сути, действовали независимо от бюрократических структур. В них Александр II собрал лучшие силы либерально настроенной бюрократии, а также ряд видных общественных деятелей.. Во главе комиссий царь поставил свое доверенное лицо — Я.И. Ростовцева; наиболее же заметной фигурой в них был Н.А. Милютин.

Члены комиссий пытались отыскать компромиссное решение, которое примирило бы государственные, помещичьи и крестьянские интересы. С этой точки зрения проект «Положений», разработанный в Редакционных комиссиях, был более разумен, чем подавляющее большинство губернских проектов. Но прочные социальные и идейные связи между правящей бюрократией и поместным дворянством, постоянное давление, которое «благородное сословие» оказывало в это время на власть, не могли не сказаться на работе этого органа. Большинство вопросов решалось все же в интересах помещиков, за счет крестьян.

Проект «Положений», выработанных Редакционными комиссиями, в 1860 г. поступил на рассмотрение Главного комитета, а в 1861 — в Государственный Совет. В этих инстанциях он в еще большей степени был сориентирован на удовлетворении помещичьих интересов. 19 февраля 1861 г. «Положения» были подписаны Александром II и приобрели силу закона. В тот же день царь подписал «Манифест», возвещавший об освобождении крестьян.

Крестьяне получали личную свободу и установленный надел земли за выкуп. Они, однако, оставались в поземельной зависимости от помещиков до тех пор, пока не расплатятся за землю полностью. В течение этого периода бывшие крепостные назывались «временнообязанными» и должны были нести прежние повинности — работать на барщине и платить оброк.

Освобождая крестьян от вотчинной власти помещиков, правительство постаралось заменить ее своей собственной. С этой целью крестьянская община была поставлена под жесткий бюрократический контроль: сельские старосты и волостные старшины, избиравшиеся крестьянами на сельских и волостных сходах, были подчинены местной администрации и превратились, по сути, в мелких государственных чиновников.

Но наиболее отчетливо ущемление крестьянских интересов проявилось в решении вопроса о земле и выкупе. Земли крестьяне получили явно недостаточно. Нормы наделов, полагавшиеся им по «Положениям», были, как правило, меньше тех, которые при крепостном праве предоставлял им помещик. В ходе реформы крестьянское землепользование по стране сократилось на одну пятую часть. Во всех губерниях происходила «отрезка» земель от дореформенных крестьянских наделов. В ходе этой операции помещики старались оттягать лучшие, наиболее удобные земли иной раз совершенно необходимые крестьянам для нормального ведения хозяйства. Избавляясь от внеэкономического принуждения, крестьяне неизбежно попадали в экономическую зависимость от помещиков.

Выкуп, который нужно было платить за землю, рассчитывался по формуле «капитализация оброка из б%», т.е. крестьянин оказывался должен помещику такую сумму денег, которая, будучи положенной в банк под 6%, приносила бы ежегодный доход равный дореформенному оброку.

Чтобы помещики могли получить большую часть выкупа единовременно, правительство взяло на себя выплату 80% выкупных сумм, с тем, чтобы затем крестьяне возвратили их казне на протяжении 49 лет в виде ежегодных платежей.

Крестьянскую реформу невозможно оценить однозначно. С одной стороны, отмена крепостного права привела к необратимым переменам во всех сферах русской жизни. В деревне полным ходом пошло расслоение крестьянства: из патриархальной сферы крестьян-общинников выделялись быстро богатевшие хозяева -потенциальные буржуа — и бедняки, превращавшиеся в неимущих пролетариев. В результате фабрики и заводы получили постоянный приток дешевой рабочей силы. Вследствие ускоренного разрушения натурального хозяйства более емким стал всероссийский (Внутренний рынок. Все это, вместе взятое, дало мощный импульс развитию промышленного производства. К началу 1880-х годов в России завершается промышленный переворот. Наряду со старыми, традиционными отраслями промышленности возникают новые — угольная, нефтедобывающая, машиностроение; страна покрывается сетью железных дорог. В завершающую стадию вступает процесс формирования новых классов — буржуазии и пролетариата.

Меняется быт всех слоев населения, иной характер приобретает русская культура.

Таким образом, в 1861 г. был дан толчок развитию новых социально-экономических отношений.

С другой стороны, реформа сохранила и законсервировала отношения старые, крепостнические. Проводя под давлением обстоятельств отмену крепостного права, подрывавшую традиционное помещичье хозяйство, власть в то же время стремилась сохранить само это хозяйство, максимально компенсировав помещикам неизбежные потери. Причем компенсацию она решила возложить исключительно на освобождающееся крестьянство. В результате помещики сохранили за собой лучшие земли и получили на руки огромные денежные суммы; крестьянство же в массе своей было обезземелено, обложено непомерно тяжелыми платежами, истощавшими их хозяйство. Это усугубляло черты отсталости в деревенской жизни и в конечном счете привело к глубочайшему кризису.

Лишь немногие помещики использовали полученные средства по прямому назначению и попытались перестроить производство зерна на новый, капиталистический лад. Большинство же предпочло действовать по старинке: за куль муки, денежную ссуду, за право пользоваться необходимым участком земли крестьяне на своей лошади и своим инвентарем обрабатывали помещичью пашню, собирали помещичий урожай. Эта, так называемая отработочная, система, получившая самое широкое распространение, почти ничем не отличалась от барщины.

Итак, после реформы значительная часть населения страны продолжала жить в условиях крепостничества, хотя и разлагающегося, обреченного. Оно сковывало развитие новых отношений во всех сферах русской экономики, чрезвычайно осложняло и без того нелегкую жизнь крестьянства, разжигало в нем ненависть к помещикам и к покровительствовавшему им государству. Само же поместное дворянство старого закала, стремившееся сохранить свое господствующее положение в деревне, постоянно вдохновляло и поддерживало все худшие, реакционные устремления самодержавной власти.

Между тем отмена крепостного права поставила перед властью новые серьезные проблемы. Крепостной строй на протяжении веков определял в России организацию системы управления и судопроизводства, принципы комплектования армии и пр. Крушение этого строя диктовало необходимость дальнейших реформ.

В 1864 г. была проведена земская реформа, в ходе которой в России создавалась система органов местного самоуправления на двух территориальных уровнях — в уезде и губернии. Уездные земские собрания избирались раз в три года населением уезда, губернские — формировались из представителей, выдвинутых на уездных собраниях. При этом выборы в уездные земства были организованы таким образом, чтобы обеспечить заметное преимущество дворянам-землевладельцам.

Функции земств были довольно многообразны. В их ведении находились местное хозяйство, народное просвещение, медицина, статистика. Однако всеми этими делами они могли заниматься только в пределах своего уезда или губернии. Никакие проблемы общегосударственного характера земцы не имели права не только решать, но даже ставить на обсуждение. Более того, губернским земствам запрещалось сноситься между собой и координировать свою деятельность даже в таких вопросах, как борьба с голодом, эпидемиями, падежом скота.

Недостатки земской реформы были очевидны: незавершенность структуры земских органов (отсутствие высшего центрального органа), искусственное создание численного преимущества для поместного дворянства, ограниченность сферы деятельности. В то же время эта реформа имела серьезное значение. Важен был сам факт появления в России системы самоуправления, в корне отличной от господствующей бюрократической системы. Выборность земских органов, их относительная независимость от бюрократических структур позволяли рассчитывать на то, что эти органы, при всех своих недостатках, будут исходить из интересов местного населения и приносить ему реальную пользу.

В обществе возникла надежда на дальнейшие шаги в коренном переустройстве государственного строя России. Либеральные деятели, от души приветствовавшие реформу, тешили себя мечтой об «увенчании здания» — создании на земской основе всероссийского представительного органа, что было бы продвижением к конституционной монархии. Но власть пошла по совсем иному пути. Как выяснилось впоследствии, в 1864 г. она дала максимум «самоуправления», который считала возможным. Политика правительства по отношению к земству во второй половине 1860-х -1870-е годы была направлена на лишение его всякой самостоятельности. Губернаторы получили право отказывать в утверждении в должности любому лицу, избранному земством; еще большие права были даны им в отношении «лиц, служащих по найму», -земских врачей, учителей, статистиков: по малейшему поводу их не только изгоняли из земства, но и высылали за пределы губернии. Кроме того, губернатор становился цензором всех печатных изданий земства — отчетов, журналов заседаний, статистических исследований. Центральная и местная власти целенаправленно глушили всякую инициативу земств, в корне пресекали любое поползновение их к независимой деятельности. При возникновении конфликтных ситуаций правительство не останавливалось перед роспуском земских собраний, ссылкой их членов и другими карательными мерами.

В результате вместо движения вперед к представительному правлению власть упорно пятилась назад, стремясь включить земские органы в бюрократическую систему. Это сковывало деятельность земств, подрывало их авторитет. Тем не менее земствам удалось добиться серьезных успехов в своей конкретной работе, особенно в сфере народного просвещения и медицины. Но им так и не суждено было стать полноценными органами самоуправления и послужить основой для строительства конституционного строя.

В том же 1864 г. была проведена судебная реформа, в корне преобразовавшая структуру русского суда и весь процесс судопроизводства. Старые сословные суды упразднялись. Вместо них создавались суд мировой и суд коронный — две независимые друг от друга системы, которые объединились лишь подчинением одному высшему судебному органу — Сенату. Мировой суд с упрощенной процедурой вводился в уездах для разбора дел о мелких правонарушениях и гражданских дел с незначительным иском. Более серьезные дела разбирались в коронном суде, имевшем две инстанции: окружной суд и судебную палату. В случае нарушения законного порядка судопроизводства решения этих органов могли быть обжалованы в Сенате.

От старых судов, которые вели дела сугубо бюрократическим порядком, новые отличались прежде всего тем, что были гласными, т.е. открытыми для публики и прессы. Кроме того, в основу судебной процедуры был положен состязательный процесс, в ходе которого представитель обвинения — прокурор — и защитник подсудимого — адвокат — должны были выяснять все обстоятельства дела, — допрашивая свидетелей, анализируя вещественные доказательства и т.п. Решение по делу принимали присяжные заседатели, избиравшиеся по специальным спискам из лиц разных сословий. Наконец, следователи, готовившие дело к судопроизводству, и судьи, руководившие всей судебной процедурой, хотя и назначались правительством, но были несменяемы. Иными словами, в результате реформы предполагалось создать суд максимально независимый и уберечь его от посторонних влияний, прежде всего от нажима со стороны администрации.

Но как только новые суды продемонстрировали свои лучшие стороны, власть тут же начала подчинять их господствующей бюрократической системе. Во второй половине 1860-х — 1870-е годы была значительно ограничена публичность судебных заседаний и освещение их в печати; усилилась зависимость судебных чиновников от местной администрации: им предписывалось беспрекословно «подчиняться законным требованиям» губернских властей. Подрывался и принцип несменяемости: вместо следователей все чаще назначались «исполняющие должность» следователей, на которых принцип несменяемости не распространялся.

Особенно характерны были нововведения, касающиеся политических дел: следствие по этим делам стали вести не следователи, а жандармы; судопроизводство осуществлялось не судами присяжных, а специально для этой цели созданным Особым присутствием правительствующего Сената. С конца 1870-х годов значительная часть политических дел стала рассматриваться военными судами.

В 1860-х — первой половине 1870-х годов в России была проведена целая серия военных реформ, центральной из которых явилось введение в 1874 г. всеобщей воинской повинности, заменившей дореформенную рекрутчину. Воинская повинность распространялась на все мужское население, достигшее 20-летнего возраста, без различия сословий. Для сухопутных войск устанавливался 6-летний срок действительной службы и 9 лет пребывания в запасе; для флота — 7 лет действительной службы и 3 года в запасе. В мирное время на действительную службу брали не более 25-30% от общего числа призывников. Значительная часть призывников ” освобождалась от службы по семейным льготам (единственный ' сын у родителей, единственный кормилец в семье и т.п.) или по физической непригодности; остальные тянули жребий. Сроки службы сокращались в зависимости от образовательного ценза. Если же получивший образование поступал на действительную службу добровольно (вольноопределяющимся), то срок службы дополнительно сокращался еще вдвое. При этом условии призывники, имевшие среднее образование, служили всего семь месяцев, а высшее — три. Таким образом, для лиц привилегированных сословий солдатская служба если и не превращалась в фикцию, то значительно облегчалась.

Одновременно для упорядочения системы военного управления была создана стройная, строго централизованная структура. Россия разделялась на 15 военных округов, непосредственно подчиненных военному министерству. Серьезное значение имели и преобразования в сфере военного образования: вместо закрытых военных корпусов учреждались военные гимназии, близкие по программе к средней школе и открывавшие путь в любое высшее учебное заведение. Те, кто желал продолжить военное образование, поступали в специализированные юнкерские училища — артиллерийские, кавалерийские, военно-инженерные. Высшее военное образование давали академии — Генерального штаба, артиллерийская, военно-медицинская и пр.

В целом военные реформы проводились весьма последовательно и значительно повысили боеспособность русской армии.

Подводя итог реформаторской деятельности правительства, следует отметить, что по своим установкам она вполне отвечала духу времени: власть трезво оценила назревшие проблемы и попыталась решить их таким образом, чтобы обеспечить стране возможность нормально развиваться, идти в ногу с другими великими державами. Однако как только выяснилось, что на этом пути правящей бюрократии придется поступиться какой-то долей своей неограниченной власти, она начала сворачивать реформы. В результате жизненно важные проблемы, поставленные перед Россией всем ходом ее исторического развития, так и не были разрешены.

Глава 15. Общественное движение в конце 1850-х — начале 1860-х годов. Разночинная интеллигенция. Нигилизм. Идеология и практика революционного народничества. «Конституция» М.Т. Лорис-Меликова

Преобразовательные устремления власти поначалу встретили в русском обществе широкое понимание. Журналы, занимавшие различные общественно-политические позиции, — западнически-либеральный «Русский вестник», славянофильская «Русская беседа» и даже радикальный «Современник» — в 1856-1857 гг. выступали за тесное взаимодействие всех общественных сил, за совместную поддержку реформаторских намерений правительства.,

Однако по мере того как прояснялся характер готовившейся крестьянской реформы, общественное движение теряло свое единство. Если либералы, критикуя власть по частным вопросам, в целом продолжали поддерживать ее, то публицисты «Современника» — Н.Г. Чернышевский и Н.А.Добролюбов — все резче обличали и правительство, и либералов, обвиняя их в стремлении решать все вопросы за крестьянский счет. Особую позицию занял А.И. Герцен, эмигрировавший в 1847 г. В своих заграничных изданиях, которые пользовались огромной популярностью в России (особенно газета «Колокол»), Герцен во всю силу своего таланта разоблачал реакционные устремления некоторых высших сановников, критиковал правительство за нерешительность, непоследовательность и т.п. Эта критика звучала гораздо резче, чем осторожные намеки и замечания на страницах либеральных изданий. И все же в эти годы Герцен был ближе именно к либералам, чем к «Современнику»: как и они, издатель «Колокола» продолжал надеяться на благополучный исход реформы.

После отмены крепостного права раскол в общественном движении стал еще глубже. Правда, реформа вызвала разочарование и в либеральной среде. Ярким, хотя и нетипичным проявлением дворянско-либеральной фронды стал демарш Тверского дворянского собрания. В принятом им в начале 1862 г. постановлении заявлялось, что правящая бюрократия неспособна провести последовательные реформы, а для решения назревших вопросов необходимо созвать «собрание выборных от всего народа без различия сословий». На основе постановления был составлен адрес на имя Александра II, который подписали 13 человек. Все они были арестованы и отданы под суд.

Обычно же до конфликтов с властью дело у либералов не доходило. Критика велась весьма осторожно. В 1860-е годы большинство либералов продолжали рассчитывать на добрую волю и реформаторские возможности самодержавия, стремясь лишь подтолкнуть его в нужном направлении, оказать поддержку. После земской реформы немало сил либеральной оппозиции -поглотила деятельность в органах местного самоуправления.

Значительную часть образованного общества захватили революционные настроения. В известной степени это было вызвано серьезными изменениями в его социальном составе: оно быстро теряло свой сословно-дворянский характер. Границы между сословиями разрушались. Реформы в области просвещения открыли выходцам из всех сословий путь к высшему образованию. Дети крестьян, мещан, духовенства, оскуделого дворянства быстро теряли социальные связи с породившей их средой, превращаясь в стенах высших учебных заведений в интеллигентов-разночинцев, стоящих вне сословий, живущих своей, особой жизнью. Разрыв с сословной структурой порождал ощущение исключительности своего положения. В то же время, расставаясь так решительно со своим прошлым, интеллигенты новой формации быстро теряли всякое уважение к устоям, традициям. Более того, они воспринимали их как нечто себе враждебное — ведь большинству разночинцев приходилось прорываться «в люди» с боем, преодолевая множество препятствий, терпя лишения.

Ощущение органичности, постепенности исторического развития было редкостью в этой среде, зато революционные идеи прививались здесь с удивительной легкостью. Стремление изменить «проклятую русскую жизнь» как можно скорее и радикальнее было присуще многим интеллигентам-разночинцам, которые к тому же искренне верили в то, что это им по силам. Именно разночинная интеллигенция стала основной базой революционного движения в пореформенной России.

Реформа 1861 г. ни в коей мере не удовлетворила радикально настроенную общественность. Ее кумиром и вдохновителем становится Н.Г. Чернышевский — революционер-демократ. Очевидно, он был главным организатором «прокламационной кампании» 1861 г. Прокламации и воззвания, распространявшиеся в Петербурге, Москве и других городах, подвергли крестьянскую реформу самой резкой критике. В них содержались требования более решительных и последовательных преобразований, подкрепленные угрозой народного восстания. В ответ власть в 1861-1862 гг. произвела целый ряд арестов; многие деятели революционного движения, в том числе и сам Чернышевский, были осуждены на каторжные работы.

На протяжении 1860-х годов радикально настроенная интеллигенция несколько раз пыталась создать сильную организацию. Однако таковой не смогли стать ни группа «Земля и Воля» (1862-1864), ни кружок Н.А. Ишутина (член которого Л.В. Каракозов в 1866 г. стрелял в Александра II), ни «Народная расправа» (1869) под руководством С.Г. Нечаева.

В идейном плане б0-е годы прошли для разночинной интеллигенции под знаком нигилизма. Нигилизм, наиболее ярким и талантливым представителем которого был публицист журнала «Русское слово» Д.И. Писарев, ставил прежде всего задачу личного освобождения — от семейных и бытовых предрассудков, от слепого поклонения авторитетам, от груза вековых традиций во всех сферах жизни. От нигилиста требовалось развивать свой интеллект, постигая естественные науки, стремиться к свободной, разумной, приносящей практическую пользу деятельности, устраивать свою жизнь и жизнь близких людей на разумных, взаимовыгодных основаниях. Это течение общественной мысли сыграло чрезвычайно важную роль в формировании интеллигента-разночинца, со всеми характерными особенностями его духовного облика, образа действий, манеры поведения.

Нигилизм во многом подготовил появление на рубеже 1860-х -1870-х годов идеологии революционного народничества. Зачатки ее можно обнаружить еще в трудах Герцена и Чернышевского, а свое законченное выражение она обрела в работах М.А. Бакунина, П.Л. Лаврова, П.Н. Ткачева. Твердо убежденные в том, что человечество в своем развитии неизбежно должно прийти к социализму, теоретики народничества возлагали особые надежды на Россию. С их точки зрения, Россия сохранила сокровище, давно утраченное буржуазной Европой, — крестьянскую общину. Периодические переделы земли, взаимная поддержка членами общины друг друга, решение жизненно важных вопросов сообща, «всем миром» — все эти черты позволяли рассматривать общину как зародыш социализма, как залог относительно быстрого и безболезненного перехода к новому идеальному строю. Народников особенно привлекала возможность достичь социализма, минуя капитализм, избежав пролетаризации крестьянства и образования класса буржуа-эксплуататоров. Для того чтобы решить поставленную задачу, считали народники, достаточно освободить общину от социально-экономического и политического гнета: передать крестьянам все пахотные земли и другие угодья, избавить их от непосильных налогов, освободить от контроля со стороны административно-полицейских органов.

Сходясь в основных теоретических установках, ведущие идеологи народничества предлагали различные средства для их претворения в жизнь. М.А. Бакунин видел такое средство в крестьянской революции, которую, по его мнению, нужно было начать как можно скорее. Крестьяне, считал Бакунин, к этой революции совершенно готовы и ждут только толчка, который должна им дать революционная интеллигенция. Сторонники взглядов Бакунина составили бунтарское направление в революционном народничестве.

П.Л. Лавров также поддерживал идею крестьянской революции и рассматривал интеллигентов-революционеров как силу, способную возбудить к ней народные массы. Но он, в отличие от Бакунина, считал, что потребуется достаточно длительный период для того, чтобы интеллигенция смогла найти общий язык с крестьянством, — период напряженной пропагандистской работы. Сторонники Лаврова соответственно составили пропагандистское направление.

И наконец, П.Н. Ткачев, главный теоретик заговорщического направления, исходил из того, что разрыв между народом и интеллигенцией слишком значителен и, по существу, непреодолим. В условиях самодержавно-бюрократического строя, говорил он, поднять крестьян на сознательное революционное движение невозможно. Общину должна освободить интеллигенция, полагаясь на собственные силы: организовать заговор, захватить путем вооруженного переворота государственную власть и сверху провести необходимые преобразования.

В конце 1860-х — начале 1870-х годов в России в молодежной, студенческой среде возник целый ряд кружков, находившихся под влиянием идеологии революционного народничества. В 1874 г. эта молодежь начинает массовое «хождение в народ» под бакунистскими, бунтарскими лозунгами. Однако поднять крестьян на революцию «бунтарям» не удалось; все их призывы встречали в крестьянской среде самое недоверчивое, а нередко и враждебное отношение. К тому же это движение было стихийным, плохо организованным. Местные власти и политическая полиция легко разгромили его, совершив несколько сотен арестов.

С 1875 г. революционеры начинают вести более планомерную и продуманную пропаганду в деревне. Они организуют свои сельскохозяйственные колонии, устраиваются на работу в земства, в волостные правления, пытаются установить личный контакт с крестьянами, завоевать их уважение и доверие. В 1876 г.

возникает «Земля и Воля» — организация, игравшая в этой пропагандистской деятельности роль координационного центра. Отказавшись от идеи спонтанного, стихийного бунта, народники стремились создать в деревне опорные пункты для организованного восстания. Однако никаких серьезных результатов они не достигли.

Постоянные неудачи заставляли революционную интеллигенцию искать новые пути. В 1879 г. происходит идейный, а затем и организационный раскол «Земли и Воли». Она распадается на две новые организации — «Черный передел» и «Народную волю». «Черный передел», лидером которого был Г.В. Плеханов, остался на старых, «землевольческих» позициях, пытаясь путем пропаганды подготовить крестьянскую революцию. Деятельность этой организации оказалась совершенно бесплодной. «Народная воля» на первый план выдвинула политическую борьбу — борьбу за преобразование государства. С точки зрения народовольцев, предшествующие неудачи обусловливались деспотическим характером государственного строя, тем, что отсутствие свободы слова, печати, собраний, беззаконные репрессии со стороны власти делали невозможной организацию планомерной социалистической пропаганды. Следовательно, делали они вывод, прежде всего нужно добиться свержения самодержавия. При этом народовольцы не отказывались от поиска опоры в массах и по-прежнему придавали большое значение пропаганде своих идей среди крестьянства, рабочих, в армии. Однако очень скоро главным средством их борьбы с властью стал индивидуальный террор, с помощью которого они надеялись дестабилизировать, развалить существующий строй.

«Народная воля» собрала в свои ряды ярких, незаурядных людей — А.И. Желябова, А.Д. Михайлова, Н.А. Морозова, С.Л. Перовскую, В.Н. Фигнер и др. Им удалось создать немногочисленную, но очень сильную, дисциплинированную, великолепно законспирированную организацию. Предприняв ряд террористических актов против различных представителей власти, народовольцы постепенно все свои силы сконцентрировали на одной, главной, с их точки зрения, задаче — убийстве царя. В 1879-1880 гг. они совершили ряд неудачных покушений на Александра II, в том числе взрыв в Зимнем дворце 5 февраля 1880 г.

На протяжении 1870-х годов правительство реагировало на рост революционного движения однозначно: не идя ни на малейшие уступки, оно постоянно усиливало репрессивные меры. В ходе судебных процессов выносились самые суровые приговоры. Власть начала прибегать к смертной казни. С 1871 г. в России была введена административная ссылка: подозреваемых в революционной деятельности стали ссылать без какого бы то ни было судебного разбирательства. Однако против «Народной воли» все эти меры не срабатывали. К тому же репрессивная политика правительства, ломавшая судьбы сотен людей, нередко имевших лишь самое косвенное отношение к революционной деятельности, озлобляла общество и создавала благоприятную атмосферу для деятельности подполья.

В конце 1870-х годов оживляется и либеральная оппозиция. На страницах либеральных изданий появляются призывы к совершенствованию государственного строя, к продолжению преобразований. Аналогичные пожелания выражаются и в целом ряде «адресов», которые подают на высочайшее имя земские либералы.

В этих условиях власть вынужденно прибегает к экстраординарным мерам. 12 февраля 1880 г. была образована «Верховная распорядительная комиссия по охране государственного порядка и общественного спокойствия». Во главе ее был поставлен М.Т. Лорис-Меликов, который попытался вести более гибкую политику. С одной стороны, он продолжил беспощадную борьбу с революционным подпольем, причем благодаря реформе политического сыска добился в этом деле серьезных успехов: во второй половине 1880 — начале 1881 г. были арестованы лидеры «Народной воли». В то же время Лорис-Меликов счел нужным пойти на некоторые уступки обществу, с тем чтобы привлечь на сторону правительства его «благомыслящую часть». Он провел ряд мер, смягчавших цензуру печати и произвол местной администрации в отношении земских органов. Самое же главное, Лорис-Меликов представил царю проект, в котором предлагал создать «подготовительные комиссии» для разработки законопроектов по наиболее важным экономическим, финансовым, административным вопросам. В комиссиях наряду с чиновниками должны были заседать и выборные от земств.

Этот проект, получивший впоследствии название «конституции» Лорис-Меликова, был с восторгом встречен либералами, которые видели в нем попытку сделать серьезный шаг к ограничению самодержавия представительными органами. Народовольцев же деятельность Лорис-Меликова не удовлетворяла ни в малейшей степени. Напрягая последние силы, они организовали очередное покушение на Александра II. 1 марта 1881 г. царь был убит. К власти пришел его сын и наследник Александр III. 29 апреля он обнародовал манифест «О незыблемости самодержавия», свидетельствовавший о стремлении нового царя отказаться от реформаторского курса. «Конституция» Лорис-Меликова была отклонена, сам он ушел в отставку. В стране воцарилась реакция.

Предыдущая статья:Глава 13. Войны России с наполеоновской Францией в 1805-1807 гг. Отечественная война 1812 г. Европейская политика России в 1820-1840-х годах. Восточный вопрос и Крымская война Следующая статья:Глава 16. Правительственная реакция 1880 -1890-х годов. Общественное и рабочее движение. Распространение марксизма в России
page speed (0.0161 sec, direct)