Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | История

Профессор Морозов  Просмотрен 617

Вторым моим "недругом" оказался заведующий кафедрой нейрохирургии Владимир Васильевич Морозов. Однажды, под конец рабочего дня, он приехал самостоятельно, а, возможно, кто-то, поза моей спиной, его пригласил. Он, как хозяин, вошел в мой кабинет, и уселся за мой стол. Вид у него был неряшливый. Был жаркий летний день.... На его "несвежей" мятой рубашке с короткими рукавами, под мышками просвечивались огромные желтые пятна пота, издающие на расстоянии едкий зловонный смрад. У него было много слов-паразитов, и он начал свою косноязычную, ужасно неприятную речь. Удивляюсь, как с такой "риторикой" он мог читать студентам лекции.

- Ну, Вы, "это самое"..., - затараторил он, - Не должны тут у себя, "это самое"..., оперировать опухоли мозга, и, "это самое"... грыжи дисков. Вы "это самое"..., таких, "это самое", больных, "это самое", должны направлять, "это самое", в нашу клинику!

Я попросил его пересесть на диван, а сам сел за свой стол.

- Это почему же я должен так поступить? Чье такое распоряжение?

- Это такое, "это самое", мнение сотрудников нашей клиники и моё, "это самое", - личное!

- Оставьте, Владимир Васильевич, "это самое", ваше мнение при себе. Я здесь буду заниматься тем, чем мне велено по праву, и, чем успешно занимаюсь последние пятнадцать лет. Уверяю Вас, если такое скажет мне наш академик Андрей Петрович Ромаданов, то я прислушаюсь к его словам.

Но, зная мои хирургические способности, он никогда даже не подумает, чтобы запретить мне оперировать ту нейрохирургическую патологию, которую я хорошо знаю. Владимир Васильевич! Приезжайте к нам в гости лишь с добрыми намерениями! Давайте, лучше будем друзьями. Честь имею!

Он остался недоволен нашим разговором и уехал.

А после случилась, вообще, невероятная история, которая окончательно превратила меня в "злейшего" врага для Морозова. В различные органы МВД поступало много писем. В одних авторы писали, что они незаслуженно отбывают срок "от пяти до восьми лет" в "местах не столь отдаленных" за, якобы, причиненные ими тяжкие телесные повреждения, которых они не совершали. Термин "места не столь отдаленные" - выражение чиновников, взятое из "Уложения о наказаниях" царской России, согласно которому, ссылка делилась на две категории: "отдаленные" и "не столь отдаленные места Сибири". А в других, - речь шла о том, что в курортный сезон врачи Крыма выдают слишком много "липовых" больничных листков. Все эти письма сосредоточились в Министерстве Внутренних Дел, и было принято решение: "Обратиться к директору НИИ нейрохирургии академику Ромаданову А.П. с просьбой назначить комиссию для экспертизы изъятых прокуратурой в Ливадийской больнице 1200 историй болезни с диагнозом: "Сотрясение головного мозга".

За год до этого мною опубликована в журнале "Судебно-медицинская экспертиза" большая статья под названием "Спорные вопросы диагностики сотрясения головного мозга", которая вызвала широкий отклик читателей среди судебно-медицинских экспертов, нейрохирургов и травматологом. Поэтому Андрей Петрович назначил меня председателем комиссии, членами которой были профессора и доценты Крымского мединститута, и председатель ВКК областной Симферопольской областной больницы им Н.А. Семашко. Отказаться от предложения Андрея Петровича я не мог. Уж очень я его уважал и был предан ему.

Мы проживали в Ялтинской гостинице, и в течение двух недель работали по 12 часов в сутки.

Результаты нашей работы были ошеломляющими: из 1200 историй болезни, в 1050-ти мы не подтвердили диагноз "Сотрясение головного мозга". А в одной истории болезни уличили подделку нейрохирурга, работающего на 0.5 ставки в отделении. Он, якобы перенес тяжелое травматическое субарахноидальное кровоизлияние и завел на себя историю болезни. Такая травма давала ему право на получение из средств Госстраха минимум тысячи рублей. Но, специалисту, знающему динамику изменения крови в субарахноидальном пространстве при такой травме, ничего не стоит легко разоблачить подделку. В итоге мы составили большой акт в нескольких экземплярах, один из которых я направил Андрею Петровичу. После в Ялте происходило громкое судебное заседание. Досталось тогда многим врачам, и даже самому профессору Морозову. Ему - как руководителю крымской нейрохирургии, за низкий уровень знания травмы нервной системы у его нейрохирургов.

Этого он мне не простил до конца своей жизни. Он жестоко отомстил мне, а после, осенью 1988 года, умер. Хотя он считал меня своим "заклятым" врагом, мне искренне жаль, что он умер так рано. Ему бы еще - жить, да жить. Поглядел бы он, во что, с его помощью, превратилась севастопольская нейрохирургия. А там, гляди, и покаялся бы....

А, может надо верить, что на небе действительно есть Господь Бог, и Он никогда нам не прощает тяжких грехов?!

Nur enolto imaneli! - Ничто не остаётся безнаказанным! - гласит древнее латинское изречение.

 

Предыдущая статья:Профессор Лесницкая и её ученики Следующая статья:Геннадий Смирнов
page speed (0.0376 sec, direct)