Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | История

Одесский медицинский институт  Просмотрен 607

Слово "педиатр", к большому моему стыду, я впервые узнал в 1954 году только после поступления в медицинский институт. В то время у меня были примитивные деревенские представления о медицине. Лечебный факультет, как мне представлялось тогда, готовит лечебников, т.е. тех врачей, которые работают с аускультативной трубкой или фонендоскопом и назначают различные лекарства. Санитарно-гигиенический факультет - врачей, которые проводят дезинфекцию, хлорирование воды и пр. А вот слово "педиатрический" было для меня загадочным. Но в приемной комиссии я постеснялся проявить мою неосведомленность, и не стал выяснять его значение. Поэтому в заявлении смело написал: "Прошу допустить меня к сдаче вступительных экзаменов на педиатрический факультет". Может "незнание этого термина" и спасло меня, поскольку набрал семнадцать баллов, а на педфак проходной балл - был шестнадцать баллов.

 

 

Вступительные экзамены в институт сдавал по четырем предметам: украинскому языку (письменно и устно), русскому языку (письменно и устно), химии и физике. Русский язык и химию сдал на "отлично", украинский - "хорошо", а на последнем экзамене по физике - получил "трояк". Какая досада(!) - не знал формулу гидравлических прессов.

Какое же замечательное это высшее учебное заведение - Одесский Государственный медицинский институт им. Н.И. Пирогова!

По сей день помню фамилии, имена и отчества прекрасных моих учителей: ассистентов, доцентов, профессоров и академиков. Они были высококультурными и интеллигентными людьми, и такие качества постоянно прививали нам - будущим служителям самой гуманной в мире профессии.

А мы, как губка, впитывали в себя преподаваемые ими знания, манеру их общения с коллегами, студентами и больными, стилистику речи и изложения их мыслей. Нам было, у кого и чему учиться.

Из-за тяжёлого материального положения, родители не могли мне помогать в финансовом отношении, поэтому довелось пять лет работать на городской станции скорой помощи, и там пройти все ступени медицинского работника: санитара, фельдшера, диспетчера, а на последнем курсе - самостоятельно выезжал как врач.

 

"Скорая помощь" была для меня очень трудной школой. Многие сотрудники из штата младшего и среднего персонала, за исключением нас - студентов мединститута, напоминали мне "обитателей" "горьковского дна". Повседневно доводилось работать и общаться с наркоманами, алкоголиками, картежными шулерами, барыгами и другими "отбросами" человеческого общества. Порой было очень трудно. Но мне - деревенскому парню надо было устоять, чтобы не увязнуть в том "болоте", и остаться неподверженным, ни одному пороку. Тогда единственной целью моей жизни было: "Выжить при любых условиях, и стать врачом"! Поэтому не поддавался ни на какие "соблазны". За все время работы на "скорой", ни разу не "уколол" себе наркотик, и не выпил глотка предназначенного для работы спирта, хотя и того и другого у меня было достаточно, и их всегда можно было легко списать. Я - устоял!

"Скорая" научила меня многому полезному, и я ей благодарен. Работая с очень грамотными врачами, перенимал их методику обследования больных, клинического мышления, дифференциальной диагностики и тактику лечения. А, выезжая на вызовы с малоопытными и недостаточно грамотными врачами (чаще это были демобилизованные военные врачи), подсказывал им, как надо поступать в той или иной ситуации, поскольку тогда знал гораздо больше их. Годы работы на "скорой" воспитали во мне смелого и решительного врача. В дальнейшей моей практике спокойно и уверенно действовал в любой экстремальной ситуации: тяжелой травме, шоке, инфаркте, инсульте, отеке легких и пр.

У нас - студентов в то время не было никакой проблемы с одеждой. Все было максимально просто: почти каждый из нас имел лишь одни брюки и куртку-бобочку, на левой половине груди, которой, обязательно красовались комсомольский значок вместе со значками спортсмена-разрядника.

На моей "бобочке" кроме комсомольского значка были еще значки "Первый разряд по стрельбе", "Второй разряд по гимнастике", третий разряд по шахматам и "Альпинист СССР I-й степени". В то время, спортивные значки считались честью и достоинством. Парней со значками "Первый спортивный разряд", "Кандидат в мастера спорта" и "Мастер спорта СССР" - везде уважали.

Из всех изучаемых в институте предметов мне трудно давались только идеологические дисциплины: "История ВКПБ", "Марксизм-ленинизм", "Научный коммунизм" и "Политэкономия". Например, зачет по "Истории ВКПБ" преподаватель Блюменталь Любовь Абрамовна поставила мне только за седьмым "заходом". И то, помог случай: у здания института меня ждала машина, поскольку наша группа уезжала на уборку помидор в бывшую немецкую деревню "Петросталь" Беляевского района, что неподалёку от Днестра. Зато клинические и другие дисциплины давались легко.

М не очень хотелось стать хирургом. Работать в дальнейшем педиатром у меня не было никакого желания. Поэтому на старших курсах, помимо работы на скорой, проводил дни и ночи в лучшей в то время в Одессе хирургической клинике профессора Павла Алексеевича Наливкина. Доценты и ассистенты клиники, видя мою страстную влюбленность в хирургию, стали доверять, самостоятельно, выполнять "самую легкую", а, порой, "самую сложную" операцию в абдоминальной хирургии - аппендэктомию. Там же научился проводить эфирно-кислородный наркоз, вначале с помощью масок Эсмарха и Омбредана, а позже аппаратом "Красногвардеец".

Когда намечалась длительная и сложная операция, меня часто приглашали "давать" больному наркоз. Хирурги заметили, что после того, как только я снимал маску с больного, он тут же - просыпался, что являлось показателем идеально проведенного наркоза. На шестом курсе в наш институт приехали "покупатели" - представители областных отделов здравоохранения Украины и других союзных республик, и "разобрали" всех нас. Мы уже четко знали, кто, куда и кем уедет работать.

Наше постоянное желание: "Поскорее бы окончить институт", стало постепенно сменяться чувством грусти о том, что, совсем скоро настанет час прощания с нашими любимыми учителями и стенами самого прекрасного Одесского Государственного медицинского института им. Н.И. Пирогова - нашей "Alma Mater".

Я уехал работать хирургом в Мало-Висковскую районную больницу Кировоградской области

 

 

Предыдущая статья:Детство и школьные годы Следующая статья:Кировоградская областная больница
page speed (0.0126 sec, direct)