Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | История

Лето, 1923 год, США, Нью-Йорк  Просмотрен 249

Джоан пришлось задержаться у пациентки, которой она относила лекарство по просьбе доктора Брайанса. Пожилой женщине неожиданно стало хуже, и нужно было провести несколько процедур, да проследить, не последует ли за ними новый приступ. Так, незаметно для себя, Стюарт засиделась в чужом доме до самой ночи.

- Милочка, спасибо тебе за заботу. Что бы я делала без тебя! Но мне уже, Слава Господу, намного лучше. Вы идите, а то я вас итак, наверное, сильно задержала, что самой стыдно. Простите за беспокойство.

- Да что вы, что вы. Это моя работа. Ну, раз стало легче, тогда действительно я пойду. Время пролетает так быстро, что порой и не замечаешь его хода. Мне казалось, сейчас не больше семи вечера, а уже ночь.

- Вот так и жизнь пролетает. Поэтому так важно успеть в этой жизни сказать главные слова, найти то, что всего важнее. Успеть, пока есть время.

- Да… главные слова… вы правы. До свидания.

- До свидания.

Старушка закрыла за Джоан дверь и погрузилась в свои воспоминания, а Стюарт быстрым шагом пошла по тускло освещенной улице окраины Нью-Йорка. Становилось прохладно, несмотря на то, что еще догорали последние летние денечки. Девушка поежилась, сто раз пожалев, что так легко оделась сегодня. Ах, если бы она додумалась захватить с собой какую-нибудь кофтенку, как было бы хорошо, но… Всегда в жизни присутствует какое-то «но». Джоан посмотрела на часы, двенадцатый час. Уже так поздно. Хотя для исповеди и исправления собственной ошибки никогда не бывает поздно.

«Вот только зайду в ночной магазин, куплю что-нибудь горяченькое, чтобы не заболеть и прямиком в клинику. Дмитрий еще должен быть там. Но как найти нужные слова…»

Джоан свернула к круглосуточному магазинчику, которые только начали появляться в этом мегаполисе и становились невероятно популярными. В магазине приятно пахло свежей выпечкой, слышались приглушенные голоса работников заведения.

- Мне один кофе и эту булочку, - указала своим аккуратным пальчиком на нужный стенд Джоан.

- Минутку, - полусонно ответила продавщица, добротная женщина неопределенного возраста.

Она развернулась к другой стойке, чтобы приготовить кофе, Джоан терпеливо ждала. Но вдруг! Дверь со страшным шумом распахнулась, и на пороге появилась группа очень странных людей. По перекошенным лицам и висящим на боку револьверам, не сложно было догадаться, что пришли они сюда не кофе попить.

Тигриным прыжком минув расстояние от двери к кассиру, главарь направил на бедную женщину, сползшую со своего места с тихим стоном ужаса, маузер и прокричал:

- Всю выручку за сегодня, и живо!

- Но…я… но мы…мы же платили вчера… - заикаясь залепетала женщина, не спуская взгляда с дула пистолета.

- Кому вы платили, дуры! Нам? Нет, не нам.

- Я… не знаю, но уже приходили… и тоже грозились… как же нам работать тогда? Неделю назад тоже приходили… и месяц назад…мы зарплату не получаем уже так давно… как же нам жить?..

Бандит презрительно сплюнул на пол и перевел дуло маузеро в лоб кассирше.

- Тебе, курица, дважды надо повторять? Оглохла. Сказал, деньги на стойку и быстро. Третьего раза повторять не стану. Поняла?!

Последнее слово он не просто прокричал, а прорычал громовым голосом, от которого задребезжали стекла. Несчастная кассирша на время оглохла, но едва придя в себя, она кинулась собирать выручку. Не прошло и минуты, как она трясущимися руками подавала мешок с долларами.

- Вот это правильно. За быстроту и понятливость живи, – он оглянулся на своих, довольно ухмыляясь. – Дело сделано, пора сматывать удочки.

- Подожди, – запротестовал его напарник, громила под два с лишним метра в высоту и столько же в ширину. – А ты забыл приказ начальника? Мы же не всё собрали.

- В смысле? – удивился первый.

- Живой товар ему нужен тоже.

- Черт! Совсем из головы вылетело. Но мы же, кажется, уже поставили ему целый автобус?

- Но доехали живыми-то не все.

- Голова, – снова обернувшись к кассирше, а затем, бросив свирепый взгляд по сторонам, пропел он. Рэкетир успел заметить вписавшуюся в стену Джоан, еще четверых покупателей, замерших в немом ужасе и ту продавщицу, которая так и стояла с чашкой кофе в руках, боясь лишним движением обратить гнев нежданных посетителей на себя: – Хотите вы или нет, но вам придется проехать с нами.

Не собираясь терять время на долгие объяснения, бандит выломал дверцу, отделявшую кассиршу от него, и выкинул ее в центр зала. Тоже было сделано с остальными, Джоан оказалась в середине зашуганной группы, мысленно прощаясь с жизнью.

- Пшли вперед, - как овцам на ферме, крикнул главарь и, достав из-за пазухи кнут, стеганул людей.

Взвизгнув от неожиданной боли, люди посеменили к выходу, согнувшись под тяжелейшим грузом полученных унижений и страха. И только Джоан попыталась вставить слово:

- Ребята… да что же вы делаете? Забрали деньги и ладно, но зачем нас то гнать, как скот какой? Отпустите...

- Че? Эй, пацаны, слыхали, что эта курица раскудахталась! А хотя эта курица вполне даже ничего…

Громила вплотную подошел к Джоан, изучая ее, как вещь на рынке.

- Подойдешь для притона. Будешь там, как сыр в масле купаться. Идет?

- Да вы что, с ума посходили что ли! – не выдержала такого хамства Джоан и попыталась вывернуться из цепких лап громилы, держащих ее за подбородок. Вырываясь, она больно оцарапала негодяя своими хорошо наточенными, наманикюренными коготками.

- Тварь! – взревел бандит, но тут же успокоился: – Дикая, это хорошо, клиенты любят диких, с такими интереснее. Но, чтобы поумнела, поработаешь пока в другой сфере. Мозоли наживешь, сама запросишься.

С этими словами подонок швырнул Джоан к остальным заложникам и повел к выходу. У магазинчика стояла повозка, в которую и забросили новоиспеченных рабов под угрозой десятка заряженных пистолетов. Скрепя сердце, Джоан старалась держать себя в руках, чтобы не показать нарастающей паники. Что делать, она не знала, но понимала, что дела ее плохи.

 

119.

 

Предыдущая статья:Лето, 1923 год, США, Чикаго Следующая статья:Осень, 1923 год, Россия
page speed (0.0141 sec, direct)