Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Участие сотрудника полиции в судебном разбирательстве. Допрос сотрудника полиции в качестве свидетеля в суде. Права и обязанности свидетеля  Просмотрен 10791

 

Законодатель не устанавливает свидетельский иммунитет должностных лиц, производящих следственные и иные процессуальные действия в ходе производства по уголовному делу. При этом следует помнить, что данное лицо не может быть лично причастен к обстоятельствам уголовного дела, иначе он подлежит отводу. Допрос дознавателя имеет место, как правило, при возникновении сомнений в достаточности или достоверности доказательств, в связи с изменением показаний подсудимых и свидетелей, для удостоверения процессуального порядка произведенных действий и т. д.

Решение вопроса о возможности допроса должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, должно напрямую зависеть от предмета их свидетельских показаний:

1. Допрос следователя (оперативного работника, участкового уполномоченного и др.) с целью получения (восполнения) доказательств по уголовному делу.

Указанное основание для допроса дознавателя является обоснованным лишь в исключительных случаях, когда иными процессуальными средствами невозможно установление искомых обстоятельств, при обязательном наличии совокупности иных доказательств по уголовному делу. Альтернативной такому допросу дознавателя является допрос лиц, присутствовавших либо участвовавших при его производстве (понятые, потерпевший, родственники, иные лица и т. д.). Если же речь идет о показаниях дознавателя при отсутствии иных доказательств по делу, то таковой допрос является категорически недопустимым, поскольку дознавателя является лицом профессионально заинтересованным в исходе уголовного дела, и, как следствие, объективность и беспристрастность разрешения уголовного дела должна быть подвергнута сомнению.

Особо недопустима ситуация, когда должностное лицо допрашивается с целью восстановления показаний преследуемого лица (например, в случае последующего изменения их содержания). С одной стороны, Конституционный Суд РФ по этому поводу указал, что «положения ч.5 ст.246 и ч.3 ст.278 УПК Российской Федерации… и ч.3 ст.56 УПК, определяющая круг лиц, которые не могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключают возможность допроса дознавателя и следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей, в том числе об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий», с другой стороны, он отметил: «вместе с тем эти положения… не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний…»[1]. Таким образом, Конституционный Суд РФ признал допрос следователя об обстоятельствах производства процессуальных действий юридически допустимым, но установил обоснованный запрет на допрос этих участников на предмет воспроизведения показаний обвиняемого (подозреваемого), данных им в ходе досудебного производства в случае последующего отказа от них в судебном заседании[2].

2. Допрос дознавателя (следователя, оперативного работника и др.) на предмет производства следственных и иных процессуальных действий по делу.

В ходе расследования уголовного дела нередко имеет место следующая ситуация. Оперативный работник в ходе предварительного расследования изымает у лица предмет, имеющий значение по уголовному делу, документально оформляя такое действие рапортом или соответствующим актом. Дальнейший механизм статусной легализации изъятого предмета представляет собой производство следователем ряда следственных действий, включающих выемку указанного предмета у оперативного работника и допрос последнего об обстоятельствах, при которых он изъял данный предмет. Только в результате производства указанных действий, в том числе допроса соответствующего должностного лица, этот предмет приобретает статус вещественного доказательства.

С одной стороны, изначальные действия оперативного работника по изъятию искомого предмета не являются профессионально грамотными, поскольку при указанном способе «введения» предмета в уголовное дело утрачивается «первоначальность» такого доказательства, то есть в процессуальной цепочке «предмет – уголовное дело – вещественное доказательство» появляются дополнительные звенья, которых можно было избежать, – это последующая выемка искомого предмета у оперативного работника и его допрос. Чем более продолжителен временной промежуток между действием первоначальным (изъятие) и действием конечным (выемка и допрос должностного лица), тем больше вероятности того, что часть доказательственной информации утратится. При этом производство дополнительных действий требует дополнительного времени, сил и средств со стороны следователя, что, в первую очередь, сказывается на качестве предварительного расследования.

С другой стороны, существуют ситуации, когда в силу объективных причин следователю не остается ничего другого как прибегнуть к допросу того же оперативного работника. Например, когда лицо, у которого оперативный работник произвел изъятие предмета, отсутствует (умер, уехал, местонахождение неизвестно и т. д.). Допрос должностного лица в таком случае является необходимым, поскольку только это действие может процессуально «связать» изъятый предмет и обстоятельства уголовного дела.

Поэтому в случае, когда допрос должностного лица содействует установлению истины по уголовному делу, его следует признать оправданным. Аналогичная оценка должна быть дана и допросу должностного лица на предмет обращения к нему граждан и лиц с сообщением о преступных действиях, об основаниях задержания подозреваемого и т. д.

Однако необходимо понимать, что как только в деле появится протокол допроса дознавателя, в соответствии с п. 1 ч.

1 ст. 61 УПК РФ, дознаватель лишается дальнейшей возможности участия в данном процессуальном статусе в рамках производства по делу, и, в случае направления уголовного дела на дополнительное расследование, его производство будет поручено другому дознавателю, что не всегда является тактически оправданным. В практической деятельности до настоящего времени имеют место ситуации, когда следователь для того, чтобы не ставить себя в положение свидетеля, оформляет имеющуюся у него информацию об обстоятельствах производства им следственного или иного процессуального действия, рапортом или иным актом, не имеющим процессуального характера.

 

Процессуальный статус свидетеля

 

Свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний.

Вызов и допрос свидетелей осуществляются в порядке, установленном ст.ст.187 - 191 УПК РФ.

Не подлежат допросу в качестве свидетелей:

1) судья, присяжный заседатель - об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу;

2) адвокат, защитник подозреваемого, обвиняемого - об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием;

3) адвокат - об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи;

4) священнослужитель - об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди;

5) член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без их согласия - об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением ими своих полномочий.

Свидетель вправе:

1) отказаться свидетельствовать против самого себя, своего супруга (своей супруги) и других близких родственников, круг которых определен п.4 ст.5 УПК РФ. При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний;

2) давать показания на родном языке или языке, которым он владеет;

3) пользоваться помощью переводчика бесплатно;

4) заявлять отвод переводчику, участвующему в его допросе;

5) заявлять ходатайства и приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора и суда;

6) являться на допрос с адвокатом в соответствии с ч.5 ст.189 УПК РФ;

7) ходатайствовать о применении мер безопасности, предусмотренных ч.3 ст.11 УПК РФ.

Свидетель не может быть принудительно подвергнут судебной экспертизе или освидетельствованию, за исключением случаев, предусмотренных ч.1 ст.179 УПК РФ.

Свидетель не вправе:

1) уклоняться от явки по вызовам дознавателя, следователя или в суд;

2) давать заведомо ложные показания либо отказываться от дачи показаний;

3) разглашать данные предварительного расследования, ставшие ему известными в связи с участием в производстве по уголовному делу, если он был об этом заранее предупрежден в порядке, установленном ст.161 УПК РФ.

В случае уклонения от явки без уважительных причин свидетель может быть подвергнут приводу.

За дачу заведомо ложных показаний либо отказ от дачи показаний свидетель несет ответственность в соответствии со ст.ст. 307 и 308 УК РФ.

За разглашение данных предварительного расследования свидетель несет ответственность в соответствии со ст.310 УК РФ.

 

Вывод: Таким образом, допрос должностного лица, производившего в рамках уголовного дела процессуальные и следственные действия, в качестве свидетеля должен являться исключительной мерой, к которой следует прибегать в случае необходимости установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, при условии, что иными процессуальными средствами такие обстоятельства установить невозможно.

Заключение:Уголовно-процессуальная деятельность строго регламентирована УПК РФ: осуществляется в определенном порядке с соблюдением установленной процедуры (процесса). Данный порядок обязателен для всех участников уголовного судопроизводства, он обеспечивает соблюдение законности при производстве по делу, прав, интересов и свобод лиц, участвующих в производстве, создает гарантии обоснованности и справедливости принимаемых решений.

Сотрудник полиции, принимая участие в уголовном судопроизводстве, выступает в качестве его участника, процессуальный статус которого зависит от того, какие функции выполняет сотрудник.

 


[1] По жалобе гражданина Демьяненко В. Н. на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 44-О // URL: http://www.consultant.ru.

[2] Положение, содержащееся в ч. 3 ст. 56 УПК Российской Федерации в его конституционно-правовом истолковании, не может служить основанием для воспроизведения в ходе судебного разбирательства содержания показаний подозреваемого, обвиняемого, данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, путем допроса в качестве свидетеля, дознавателя или следователя, производившего дознание или предварительное следствие / По жалобе гражданина Демьяненко В. Н. на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. № 44-О // URL: http://www.consultant.ru.

Предыдущая статья:Судебное разбирательство: общая характеристика Следующая статья:Уголовный кодекс РФ и его структура. Понятие преступления и его признаки
page speed (0.0226 sec, direct)