Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Культура, Искусство

ЛЕКЦИЯ 14 РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVII ВЕКА  Просмотрен 747

 

П Л А Н

 

1 Раскол в русской православной церкви и его значение для раз­вития культуры.

2 Искусство XVII века.

 

Значение событий XVII века для развития русской культуры труд­но переоценить. Не зря Н. Бердяев в работе "Русская идея" считает, что XVII век потрясает всю русскую жизнь, меняет народную психику.

Общность тенденций в развитии русской и западноевропейской культуры XVII века не может не обращать внимания. И в Западней Ев­ропе и в России это время становления абсолютистских государств, укрепления централизованной государственной власти, укрепления позиций третьего сословия, появления предпосылок для становления личностной автономии и индивидуализма, эта время назревшей необ­ходимости реорганизации церкви. XVII век как для Европы, так и для России стал временем становления национальных культур, создания условий для превращения народностейв нации.

XVII век стал веком окончания Смутного времени, что создала условия для интенсивного экономического развития страны, привело к возникновению национальных связей. Укрепление экономических связей повлекло за собой создание единого российского национально­го рынка, образование которого означало преодоление замкнутости отдельных территорий и их слияние в единую экономическую систему. Во второй половине XVII века изменился характер ремесла, которая все больше ориентируется на рынок, превращаясь в товарное произ­водство, развиваются кустарные крестьянские промыслы, также сориентированные на рынок. Возникают крупные мануфактуры.

Рост общественного разделения труда сопровождается специа­лизацией отдельных районов страны.

Если в XIV – XVI вв. местные рынки были изолированными, то теперь они оказывались тесно связанными друг с другом или через посредство других рынков. Так, например, Тихвин торговал с 45, Псков - более чем с 50 городами. Возникают торговые ярмарки - Московская, Архангельская, Свенская, Ирбитская, Макарьевская и др. Развитие связей между территориями приводит к изживанию мест­ных диалектов, возникает языковое единство русской нации, скла­дывается единая национальная культура.

Рост торговых связей с другимистранами, а Россия торгу­ет с Англией, Голландией, Данией, Швецией, Польшей, Персией, Китаем, размыкает культурную изолированность страны, делает возможным появлениеновых культурных влияний. Расширение связей с Западней Европой меняет образ жизни, традиционное общественное мировоззрение.

Новая экономическая ситуация, складывание национальной культуры, потребности Новоговремени предъявляют требования к характеру власти. Складывается абсолютистская монархия. Ито­гом завершения этого процесеа становится "Соборное Уложение", которое законодательно закрепило изменение характера государст­венной власти, усилило роль государственных чиновников (дум­ных дьяков и думных дворян). Соборное Уложение окончательно закрепостило крестьян, и содействовала укреплению самодержавия. Появляются труды, теоретически обосновавшие необходимость ста­новления абсолютизма. Ю.Крижанич и С.Полоцкий в своих трудах считают, что только единоличная власть способна навести порядок внутри страны, и обеспечить решение внешнеполитических за­дач.

Реформы, проводимые царем Алексеем Михайловичем, не мог­ли не затронуть оплот духовной жизни России - церковь. Патри­арх Никон, заручившись содействием царя, провел церковно-обрядовую реформу. Он видоизменил некоторые традиционные обряды, а богослужебные книги подверг смелому редактированию, взяв за об­разец греческие.

Следует иметь в виду, восприняв христианство от Византии в Х веке вместе со всеми церковными обрядами, необходимой бо­гослужебной и религиозно-философской книжностью, русская пра­вославная церковь стремилась сохранить это наследие без изме­нений. В книгах в процессе неоднократной переписки накопилось огромное количество ошибок, что конечно, было недопустимо. Цер­ковь несколько раз пыталась провести мероприятия по исправле­нию книг путем сличения их с греческими образцами. Но, нес­мотря на поддержку властей, эти начинания не стали обязатель­ными для всех церквей России. В условиях становления абсолютизма такая практика становилась нетерпимой, так как отсутствие еди­ного управления в церкви делало её неспособной выполнять идео­логические функции по обслуживанию самодержавия. Поэтому рефор­ма ставила своей целью унификацию богослужений по всей стране, Централизацию церковного управления, увеличение налогов, взимае­мых с низшего духовенства, укрепление власти патриарха. Внешнеполитические цели реформы состояли в том, чтобы сблизить российскую церковь с украинской, в связи с воссоединением Левобережной Ук­раины с Россией.

Академик Д.С.Лихачев так оценивает церковную реформу XVII ве­ка: " Скороспелые и легкомысленно задуманные церковные реформы царя Алексея Михайловича и патриарха Никона привели к расколу рус­ской культуры, единством которой было пожертвовано ради церковного, чисто обрядового единения России с Украиной и Белорусией"1.

Значительная часть крестьян, ремесленников, купцов, казаков, стрельцов, а также некоторые аристократы восприняли реформу как крушение русской истинной старой веры, как новую ересь. Особенно чувствительным и неприемлемым для всех противников реформы было изменение традиционного греко-византийского двоеперстного крестного знамения, обряда, сохраняющегося на Руси со времени её крещения, на троеперстное знамение по образцу, введенномув самой греческой церкви в более позднеевремя. Возник церковный раскол.

Идейным лидером раскола стал протопоп Аввакум. Сторонники реформы стали на­зывать его врагов раскольниками, а те их никонианами. Раскол ока­зал огромное влияние на русскую культуру, меняя отношение к власти и церкви. В 1174 г старообрядцы, недовольные церковной реформой и методами её проведения, разорвали связи с государством, перестали молиться за царя, объявили официальную власть властью антихриста. "Раскольники почуяли измену в церкви и государстве, они перестали верить в святость иерархической власти в русском царстве. Сознание богооставленности царства было главным движущим мотивом раскола"2. Для католика такое отношение к власти невозможно, так как католи­ческое мировоззрение не отождествляет светскую власть ни с областью сверхъестественного, благодатного, ни с преисподней областью про­тивоестественного. Она часть естественного мира, который до поры до времени живёт по своим законам, хотя и под властью бога. Видеть в ней устроение дьявола может только еретик, но и нельзя государст­венную власть неумеренно сакрализовать. В отличие от западной ментальности "русская духовность делит мир не на три, а на два - удел света и удел мрака; и ни в чем это не ощущается так резко, как в вопросе о власти. Божье и антихристово подходят друг к другу вплотную, без всякой буферной территории между ними; все, что кажется землей и земным - на самом деле рай или ад, и носи­тель власти стоит точно на границе обоих царств. То есть это не просто значит, что он несет перед богом особую ответст­венность - такая тривиальная истина известна всем. Нет, сама по себе власть, по крайней мере власть самодержавная, - это нечто, находящееся либо выше человеческого мира, либо ниже его, но во всяком случае в него как бы и не входящее.1 Рус­ское сознание бинарно: если не свято, то от дьявола. Усомнив­шись в святости власти, объявив государственную власть влас­тью антихриста, поправшего истинную веру, раскол создает идеологическое обоснование для сопротивления власти. Раскол не мог оказать влияние на сознание руководителей крестьянс­ких восстаний, многие из которых вышли из раскольничьей сре­ды. Бороться с властью активно или пассивно, уходя в пустошь, становится возможным, т.к. эта власть, власть царя и патриар­ха, не от бога, а от дьявола.

Русская культура в XVII веке испытывает потребность в ак­тивной, независимой личности. Такая личность может сформиро­ваться только при условии признаний права личности на автоном­ность. Вся западноевропейская духовность пронизана обосновани­ем права индивида не автономность. Индивиды - "падшие", греш­ные, потому им нужно защитить друг от друга; вокруг каждого должна быть зона дистанции, создаваемая вежливостью, а их отно­шения регулируются договором. В католических книгах по моральной теологии подробно оговариваются права ближнего на свои личные секреты, не подлежащие разглашению под страхом греха, и тому подобные загородочки вокруг территории индивидуального бытия. Российская духовность не признает права личности на автономию, деспотический характер государственной власти не признает это­го права ни за группами, ни за личностями. Только выход из го­сударственной жизни мог в условиях России сформировав независимую личность. Раскол выводит за пределы официальной госу­дарственной жизни часть людей, что позволяет создать предпо­сылки для формирования гражданского общества, заставляя искать духовный идеал именно в гражданском обществе. Меняются приори­теты духовной жизни: нельзя найти идеалы в государственной сфере, ведь государство - это сфера антихриста, поэтому доми­нантой общественной жизни может стать напряженное стремление верующего старообрядца к нравственному совершенству. Государст­во - враг, на него нельзя полагаться, опору можно найти только в самом себе. Эта покинутость государством перемещает актив­ность старообрядчества на достижение мирского благополучия, по­вышает их активность и деловитость. Обретение спасения возмож­но только за пределами официальной церкви и государства, а зна­чит этот путь лежит через активную трудовую деятельность.

Эта "деловитость от покинутости" (Г. Флоровский) формирует активную независимую личность, отвечая на потребности Нового времени.

В среде раскольников складываются совершенно новые эти­ческие нормы, особый характер отношения к труду, утверждается значимость личного успеха. И хотя конкретные формы развития протестантской и старообрядческой этики были различны, но следст­вия их сходны. Главным в них является неистовое трудолюбие и принципиальная честность. Материальное обогащение перестает быть грехом, оно результат постоянного труда. Приобретение денег становится благим делом, так как только материальное укрепле­ние старообрядческой общины могло обеспечить ей автономию госу­дарства. Поэтому для старообрядческих общин, особенно для старообрядцев-беспоповцев, развитие хозяйственной деятельности поз­волило утвердить свою самостоятельность и выступить по отноше­нию к государству независимой силой, с которой власть должна была считаться. Именно из старообрядцев-федосеевцев вышли осно­ватели знаменитых купеческих династий: Морозовы, Прохоровы, Рябушинские. Впоследствии именно на старообрядцев, вынужденных ос­ваивать необжитые земли, опирался Петр I, страстно ненавидев­ший раскольников, при создании металлургии на севере страны.

Сам факт противопоставления " большого мира" нечестия и зла малому миру старообрядческой общины делало её экономически и духовно независимой частью общества, способного заявить о себе как о самостоятельной силе. Невозможность для раскольников рассчитывать на протекционизм со стороны государства превраща­ло старообрядческие общины в костяк свободного предпринимательст­ва.

Все это создает новые нормы отношений как в сфере предпринимательства, так и в бытовой жизни людей. Чест­ность, столь несвойственная купечеству XVII в., является одной из важнейших добродетелей раскольников. Государство свои­ми поборами, произволом чиновников, откровенно разори­тельными повинностями провоцировало купечество прибегать к обману. Только старообрядчество позволило вернуться к прежним кормам, восстановить значимость купеческого слова.

Старообрядчество существенно скорректировало идеал трудовой деятельности в русской культуре. Раскольники со своей потребностью в постоянном труде, как средстве спа­сения души, были ближе к ровному, умеренному, постоянному труду, отвечающему потребности нарождающегося фабричного производства.

Таким образом, несмотря на завесу традиционализма, под знаменем сохранения старой, истинной веры формируется гражданское общество, новый характер отношений, соответст­вующий возникшим потребностям Нового времени.

Развитие национального рынка, интенсификация связи с другими странами способствуют усилению светских элемен­тов в культуре XVII в. Несмотря на страх перед чрезмерным проникновением "латинства", в России распространяется об­разование. Развитие городов, рост чиновничьего аппарата, расширение международных связей ставили на повестку дня вопрос о распространении просвещения. Потребность в обра­зовании могла быть удовлетворена за счет того, что в Москву приехало достаточно много образованных людей из Украины и Белоруссии.

Они переводили иностранные книги, обучали иностран­ным языкам. Повысился уровень грамотности населения. Так, соседи помещиков уровень грамотности составил 65%, среди купечества - 96%, среди посадских людей - 40%. Как ни ост­ро стоял вопрос о том, опасно ли приобщаться к европейской культуре, не вредит ли она благочестию, тем не менее про­цессы общественного развития требовали расширения школ, в которых обучали и иностранным языкам. Киев, являвшийся в то время центром просвещения, направил в Москву ученых монахов для организации школ.

Светские начала в культуре проявились и в появлении но­вых литературных жанров,таких, как: повесть, сатира. Новая литература дала о себе знать проявлением интереса к пережи­ваниям человека, попыткой проникнуть во внутренний мир геро­ев. Такие бытовые повести, как: "Повесть о Горе-злосчастьи", "Повесть о Савве Грудцыне", разительно отличались от средне­вековой литературы вниманием к человеку и его жизни.

Подвергается изменению и традиционный средневековый жанр житийственной литературы. Особое место в этом ряду за­нимает "Житие протопопа Аввакума". Аввакум прекрасно был зна­ком с агиографиями святых, жанром широко распространенным на Руси. Целью этой литературы было прославление христианских подвижников, о которых писали благочестивые монахи с трепетом в душе. Но Аввакум сам пишет свое житие, не зря современни­кам "Житие" было воспринято как "гордость", сурово осуждае­мая христианством. Несмотря на традиционность формы, во мно­гом придерживаясь агиографической традиции, Аввакум в то же время наполняет её каноны новым содержанием.

Вместо созда­ния образа идеального святого, Аввакум создает реальный об­раз, наполняя его четкими характеристиками, он честно и откро­венно описывает обстоятельства своей жизни и быта. Искрен­ность автора, его честность, подкупающая откровенность род­нят это произведение с более поздними литературными исповедя­ми. "Житием" восхищались И.С.Тургенев, Л.Н.Толстой. Бердяев называл Аввакума "величайшим русским писателем допетровской эпохи".

Можно считать, что с протопопа Аввакума начинается рус­ская публицистика. Полемика мятежного протопопа выходит за пределы богословия, обретая социальный характер. "Обличитель вам буду всегда", - грозился протопоп в адрес своих идей­ных противников.

Интерес к развитию светской культуры проявился и в создании придворного театра при дворе царя Алексея Михайло­вича. Первые театральные представления состоялись 1672 г. Источником первых драматургических произведений были биб­лейские и античные сюжеты... Основоположником русской дра­матургии был С. Полоцкий. Его пьесы "Комедия притчи о блуд­ном сыне", "Трагедия о Навуходоносоре царе" поднимали важные вопросы политики и нравственности. Комедия "Блудный сын" была направлена против молодых людей, которых родители посылали учиться за границу, а они кутили и растрачивали отцовские день­ги. С 1660 г. стали приглашать в Москву немецких актеров, ор­ганизация спектаклей была поручена Грегори, который поставил комедию "Эсфирь". Все пьесы придворного театра носили полити­ческий характер - призывали боярство к смирению, подчинению царю и будили патриотические чувства.

Основные культурные тенденции XVII в : усиление светских элементов в культуре, знакомство с искусством Западной Европы -не могли не найти отражения в живописи России. Живопись этого времени, как и вся культура XVII века, - борьба традиционализ­ма и новаторства. Вплоть до середины XVII в. для изобразитель­ного искусства характерна борьба двух живописных направлений, унаследованных от предшествующей эпохи. Это противостояние "годуновской" и "строгановской" школ. Годуновская школа тяго­тела к монументальным традициям прошлого и была попыткой воз­родить дух великого искусства путем ортодоксального следова­ния древнему канону. Строгановская икона тяготеет к декоратив­ности, наряду с религиозно-символической функцией она несет усиленное эстетическое начало. Выдающимся мастером Строгановской школы был П.Чиркин, иконам которого свойственны особая мягкость колорита, пластичность, изящество поз.

Но время выдвигает на первый план не идеального, совер­шенного Рублевского человека, а конкретного, эмансипированно­го, живущего активной жизнью. Такая задача не могла быть быст­ро решена, так как для выражения новых идеалов нужно было най­ти новые средства.

В самом деле, желание изобразить всю полноту жизни - красочные исторические события, баталии, архитектуру, бытовые сцены, пейзажи - могло найти применение в любом жанре, кроме персонального. И в иконописи художник XVII в. не мог не чувст­вовать несоответствия старых средств новым задачам.

Переоценка ценностей началась задолго до того, как поя­вились первые эстетические трактаты, обосновывающие новый под­ход к живописи. Немалое значение имел украинский и белорус­ский портрет, опередивший поиски русских художников в этом нап­равлении. К середине XVII в. появились первые парсуны царя Федора Иоановича Скопина-Шуйского.

Живопись постепенно освобождалась от догм, осваивала прие­мы гуманистической культуры Запада.

К середине XVII века резко возрос интерес к портрету. И. Владимиров и С. Ушаков обосновывали новый подход к писанию ликов. Их взгляды нашли отражение в трак­татах, посвященных вопросам теории искусства ("Послание Иосифа Владимирова Симону Ушакову"). Царские изографы Ушаков и Влади­миров основным условием высокого искусства считали соответствие правде жизни. Но и у них шла речь об индивидуализации лица. Тем не менее портретная живопись активно развивалась. Ее пропаганди­ровал С.Полоцкий. Портретные тенденции XVII века привели к тому, что во второй половине века этот жанр занял суверенное место сре­ди других жанров искусства.

Почти сразу после окончания смутного времени общий подъем страны вызвал интенсивное строительство, преимущественно в посадс­ком жанре, рядом с которым стала набирать силу и гражданская (па­латная) архитектура. Именно в этих жанрах появилась тяга к архитектурно-декоративной пластике фасадов. При этом и в культовом и гражданском зодчестве архитекторы руководствовались общими эстетическими принципами, так что главным признаком храма стали купола, апсиды и колокольни. Вообще же архитектурно-художественный язык храмов, боярско-княжесяих, купеческих и архирейских па­лат был единым.

Существенными эстетическими качествами этого языка было по­нимание главного архитектурного объёма как кубической клети, к которой могут механически примыкать несколько других клетей по принципу деревянного зодчества.

Дальнейшее функциональное разделение архитектуры совершалось добавлением к храмовому объёму глав, апсид и колоколен. Но последующая затем декоративно-пластическая "одежда" построек в вице различного рода колонок, карнизов, кирпичных кладок и окрас­ки стен как бы стилистически уравнивала все виды архитектуры. Но это не главное.

Главное состоит в том, что и в сочетании архитектурных объемов, и в архитектурно-пластическом декоре полностью господствовал принцип дифференцированности и слагаемостн. Архитектурный об­лик слагался из множества отдельных крупных и мелких частей, но не за счет их взаимослияния, а за счет того, что каждый элемент этой архитектуры может быть вычленен и рассмотрен отдельно, изолированно от другого. Характерные памятники этого типа широко представлены архитектурой Москвы (храмы в Путинках, Хамовниках, Никитниках, Останкине), а также тех городов, которые в XVII веке выдвинулись на первый план благодаря торговле (Ярославль. Кост­рома, Муром). Этот архитектурный стиль, сложившийся в XVII в, называют "московским барокко".

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1 Бердяев Н.А. Русская идея.// Вопросы философии.-1990.-№1.

2 Вагнер Г.К., Владышевская Т.Ф. Искусство древней Руси. - М.:

Искусство, 1993.

3 Житие Аввакума и другие его сочинения. - М.: Сов. Россия,1991.

4 Зезина М.Р., Кошман Л.В., Шульгин В.С. История русской куль­туры. - М.: Просвещение, 1990.

5 Лазарев В.Н. Русская иконопись от истоков до начала XVII в. -М.: Искусство, 1983.

6 Очерки русской культуры XVII в. - М.: МГПИ,1979. Ч.1-2.

 

 

Предыдущая статья:ЛЕКЦИЯ 13 КУЛЬТУРА ЭПОХИ МОСКОВСКОГО ЦАРСТВА Следующая статья:ЛЕКЦИЯ 15 КУЛЬТУРА РОССИИ В XVIII ВЕКЕ
page speed (0.0216 sec, direct)