Всего на сайте:
248 тыс. 773 статей

Главная | Культура, Искусство

ЛЕКЦИЯ 13 КУЛЬТУРА ЭПОХИ МОСКОВСКОГО ЦАРСТВА  Просмотрен 532

 

ПЛАН

 

1 Формирование тоталитарной государственной власти и православной

идеологии.

2 Особенности миросозерцания и характера русского человека.

 

 

В конце XV века из множества земель и княжеств возникло, к удивлению Европы, новое мощное и единое Русское государство. О Киевской Руси, некогда хорошо известной и Англии, и Франции, уже мало кто из европейцев помнил. Европа открывала далекую и загадочную Московию. Что же больше всего удивляло иностранцев в облике Русского государства?

Обратимся к одному из первых европейских свидетельств о России – запискам С. Герберштейна, австрийского посла, посетившего Россию в 1517 и 1526 годах. В письме императора он писал: о «северной» стране: «…среди земель, просвященных таинством святого крещения, эта страна не мало отличается от нас своими обычаями, учреждениями, религиею и воинскими уставами ». Самым удивительным для него в России казалось могущество Василия III: «Властью, которую он имеет над своими подданными, он далеко превосходит всех монархов целого мира… Всех одинаково гнетет он жестоким рабством… Они называют себя холопами, то есть рабами государя…».1

Действительно, это наблюдение было близко исторической реальности. К этому времени в России сложилась мощная социальная система министериалитета, интенсивно формировавшаяся еще в период зависимости государства от татаро-монгол. Но в XIII-XIV вв. она не охватывала достаточно автономные, разбросанные на огромной лесной территории селения, созданные в ходе крестьянской колонизации.

Подавляющее большинство крестьян жило вдали от княжеского гнета, кровавых княжеских усобиц, от карательных нашествий татарских отрядов и даже от церковного влияния. Если на Западе «воздух города делал человека свободным», то в Северо-Восточной Руси, наоборот, свободным делал человека «дух крестьянского мира».

Но к концу XV века ситуация глубоко меняется: в отношения жестокой зависимости оказываются вовлеченными и бывшие жители лесов, крестьяне. Это обстоятельство явилось следствием двух факторов: во-первых, переходом от разорванности общества и культуры на две части – крестьян-полуязычников, жителей лесов, с одной стороны, и христианско-православного мира: князей, церкви, горожан, крестьян ополий, с другой, - в единое российское общество; во-вторых, в условиях социально-экологического кризиса присвоения государством неограниченных прав по отношению к обществу. Это в значительной степени и определило переход России с эволюционного на мобилизационный, форсированный путь развития. Для последнего характерны внеэкономические факторы государственного хозяйствования, экстенсивное использование природных ресурсов, ставка на принудительный труд, внешнеполитическая экспансия и колонизация, а также форсированный процесс централизации государства, восточно-деспотический характер власти, опирающийся на насилие как главный способ ее функционирования. Немаловажным фактором, обусловившим тоталитарный характер государственной власти в России, явились и особые геополитические условия. По этому поводу известный культуролог Г. Гачев пишет: «Представим эту обширную страну в ее начале, со скудным населением, обитавшим в лесах северо-западной Руси. Чтобы заселить и цивилизовать это пространство путем собственного размножения ее флегматического, инертного народа…понадобились бы десятки тысяч лет. Однако Россия была окружена более динамичными и агрессивными народами…В защиту от соседей понадобилось выстроить Государство. Однако призвание его в России не только милитарное (военное), но и строительное: оно – главный хозяин и предприниматель, толкач цивилизации в этом пространстве лесов, степей, тундр, тайги, льдов Океана и вечной мерзлоты, которые положась на охотку индивида, не освоишь.

И вот у Народа и Государства разные темпоритмы во Времени. Народ тяготеет к натуральному развитию медленным шагом времени. Но соседство с Западом и вплетенность в историю Европы подстегивало, и к страданию для Народа и жизни индивида… мера, скажем, волка («аршин обший») навязывались нашему мамонту-медведю…

А если не поспевал, подгоняли его кнутом и насилием… Так сложилось веками, что русский народ свыкся трудиться не столько движимый своей охотой к зажиточности (он привык довольствоваться малым, как и свойственно мудрому – Сократу, Декарту и Ивану-«дураку»), но исполняя наряд организующей воли Державы… Так что «командно-административная система» есть… работающий костяк-остов, присущий Космосу России…»1

Г. Д. Гачев исходит из того, что любая национальная культура есть единство местной природы (Космос), характера народа (Психея), и склада мышления (Логос).

В Космо-Психо-Логосе эти три элемента национальной целостности находятся в отношении и соответствия (тождества), и дополнительности (противоположности и уравновешения), друг с другом. Попытаемся разобраться в том, как эти компоненты взаимодополняют и взаимоопределяют друг друга в русской культуре исследуемого периода.

Итак, геополитические условия России (обширные населенные пространства, промежуточное положение между Востоком и Западом, несущими потенциальную и реальную угрозу самостоятельному существованию нашему отечеству) определили гипертрофированную роль государства в истории ее культуры.

Последнее обстоятельство обусловило особое положение православной церкви и характер религиозности русского человека. Уже в Киевской Руси церковь развивалась прежде всего как социально-нормативный институт, используемый князями как «инструмент» для государственного строительства. Духовно-нравственно-мистическое сути христианства уделялось гораздо меньше внимания. Не случайно в сознании русских людей долгие столетия существовало двоеверие, то есть соединение православной веры с языческой мифологией и поэзией. Перемена веры расценивалась внутренне не как смена убеждений, а как перемена формы обрядности и замена имен божеств. Буквально до XIV века деревня просто продолжала свою прадедовскую религиозную жизнь, числясь крещенной, а город и княжеско-боярские круги, приняв много из церковной сферы и широко пользуясь социальной стороной христианства, не только не забывали своего язычества, с его богатой мифологией, укоренившимися обрядами и жизнерадостными карнавалами-игрищами с их танцами, музыкой гусляров, пением, но и поднимали свои старые религиозные верования на более высокий уровень.

Как известно, разгром Золотой Орды укрепил позиции и православной церкви и самого православного мировоззрения, которые сплачивали русских людей в борьбе с татаро-монгольским игом и превращались в духовный стержень нации. Но в условиях Московского царства огромный потенциал христианства оказываются маловостребованными, в силу еще более, чем раньше, гипертрофированного развития православия в качество государственной идеологии.

Ситуация переломила для судьбы православия в России складывается в начале XVI века. Она связана, с толкованием двух направлений в древнерусской церкви, одно из которых во главе с Нилом Сорским получило название нестяжателей, и другие по имени ее основателя – иосифлян.

В центре споров между иосифлянами и нестяжателями был вопрос в монастырском землевладении, расцвет которого приходился на XV век, К середине следующего столетия насчитывалось 150 монастырей- вотчинников, располагающих землями в разных княжествах. Это порождало конфликты между светскими и духовными феодалами, вносило расслоение в церковную среду. Монастыри –вотчинники, стремясь сохранить свое существование, начали искать сближения с великокняжеской властью. Последняя, в свою очередь довольно скоро осознала всю выгоду существования междуудельной собственностью монастырей для усиление собственных политических позиций в различных княжествах. Так, в один причудливый узел сплелись к «стяжанию», обогащению, с одной стороны, и трезвый политический расчет, ориентация «собирания Руси» - с другой стороны. Обе эти тенденции получили последовательное воплощение и идеологии иосифлянства.Основатель течения – Иосиф был игуменом Болоцкого монастыря. Он превратил свою обитель в крупную хозяйственную вотчину, обладавшую большим количеством сел и деревень с зависимыми от монастыря крестьянами. Среди его постриженников было много» добрых людей от князей до бояр». Иосиф, создавал свой монастырь, старался содержать подражать порядкам, которые ему приходилось наблюдать в великокняжеском дворце. В качестве верного «богомольца» Василия III Иосиф разработал целую политическую теорию, обосновывавшую право московских князей на абсолютное «самодержавие».Московский государь, писал он, лишь естеством подобен человеку, «властию сана же ярко от Бога».Бог вручил ему все высшее – «милость и суд, и церковное, и монастырское, и всего православного христианства власть и попечение. Более того, московский государь, доказывал Иосиф, является главой «всея русским государем», и удельным князьям надлежит оказывать ему «должная покорения и послушания».

Начатое Иосифом идеологическое возвышение самодержавной власти было нормой русской политической мысли XVI-XVII вв. Решительным почитателем Волоцкого Игумена был сам Иван Грозный, призвавший его «Просветителя» своей настоящей книгой.

Во главе заволжских старцев, или нестяжателей, стоял Нил Сорский, которого уже современники назвали «великим старцем», «мужем силы духовной».

В основе учения Нила Сорского лежал принцип «рукоделия», физического труда. Всякий инок, считал старец, должен добывать себе дневную пищу и прочие нужные потребы «от праведных трудов». Ему не возбраняется принимать милостыни, но лишь в случае крайней необходимости.

Сущность нестяжания составлял также отказ от украшения церквей. Золото и серебро в церкви – только «ловитва» дьявола, «бесовское насеянье». Богу не нужны лишь чистая молитва и скорбящее сердце.

Русский философ Н.А. Бердяев подчеркивает, что «Иосиф Волоцкой и Нил Сорский являются символическими образами в истории русского христианства…»1 Различие их типов гораздо глубже, нежели разные

отношения к монастырской собственности. Иосиф Волоцкой – представитель православия, обосновавшего и освящавшего Московское царство, православия государственного, потом ставшего императорским православием, сторонник христианства жестокого, почти садического, властолюбивого, защитник розыска и казни еретиков, враг всякой свободы, Нил Сорский – сторонник более духовного, мистического понимания христианства. Его интересовали проблемы нравственного самосовершенствования, «духовного подвига».Он много рассуждал об «умном делании» и «страстях души». Излюбленной стихией Нила до конца его дней оставались отшельничество, мистика. Глубокое влияние его мировоззрение сказали идеи исихизма. После смерти самого Нила, а позже и его талантливого ученика Вассиана Патрикеевича сошло на нет нестяжательство. Торжество иосифлян было полное.

Идеи Иосифа стимулировали возникновение теории псковского инока Филофея «Москва- третий Рим». После падения Константинополя Москва стала главным средоточием православного христианства. Русский царь, говорит старец Филофей, «един-то во всей поднебесной христианский царь». Два Рима, т.е. античный Рим – родина Христианства, а также Константинополь пали, третий (Москва) стоит, а четвертого не дано.

Победа иосифдянского типа православия в Московском само­державном царстве, его логическое продолжение в идеях Филофея Псковского вомногом определили специфику самосознания, образа мышления и характера русских людей.

Люди Московского царства считали себя избранниц народом. У них сформировалось двойственное мессианское сознание. В чем была двойственность идеи "Москва - третий Рим"? Миссия России быть носительницей и хранительницей истинного христианства, православия. Это призвание религиозное. "Русские определяются православием". Россия единственное православное царство и я этом смысле царство вселенское, подобно первому и второму Риму. На этой почве происходила острая национализация православней церкви. Православие оказалось русской верой. Не в то же самое время русское религиозное призвание, призвание исключительное, связывалось с силой и величием русского государства, с исклю­чительным значением русского царя. Особенно сильно воспылали вселенские настроения в "третьем Риме" после принятия Иваном Грозным царского титула. Империалистический соблазн входил в мессианское сознание. Духовный провал идеи "Москвы - третьего Рима" балименно в том, что Третий Рим представлялся, как про­явление царского могущества, мощи государства, сложился как Московское царство, потом как империя и, наконец, как третий Интернационал... Царь был признан наместником Бога на Земле.

Царю принадлежали заботы не только об интересах царства, не и в спасении души. На этом особенно настаивал Иван Грозный. Соборы созывались по повелению царей. Церковь была подчинена го­сударству не только ее времен Петра 1, но и Московской Руси. Понимание христианства было рабским. Древнерусское православие по сути дела уклонилось от духовного универсализма христианства, его общечеловеческих идеалов. Как писал русский известный фило­соф В.С. Соловьёв, "наши предки, сами того не подозревая, отрек­лись от самой сущности христианства".1 С таким изуродованным представлением в христианстве воспитывались и вырастали на Руси "целые поколения узких фанатиков", враждебных светским наукам, философии.

Вышеуказанные причины обусловли формирование такого важ­ного элемента характера и стиля мышления русского человека, как традиционализм, который воплощался в 2-х формах - религиозной и общинной.

Религиозный – отрицал всякие нововведения, любое про­явление независимости мысли. Традиционализм общинный выражал­ся в идентификации отдельной личности с обществом. Человек не отделял свои интересы от интересов общества, а интересы общест­ва делал своими. Поэтому единство такого общества - это не внеш­ний закон, провозглашенный государством, а внутренняя социокультурная установка его членов. Нормы поведения человека в традиционном обществе определялись в соответствии с корпоратив­но-общинными, а не общечеловеческими ценностями.

Одной из таких ценностей стали "чинность" и "урядство", составлявшие в одну из характерных особенностей личной жизни русского человека исследуемого периода. То есть жизнь каждо­го человека строго регламентировалась "порядком", правилами, ритуалом, которые соблюдались с момента рождения до самой смер­ти. Согласно этим правилам, каждый человек должен был занимать своё отведенное ему место в общем ряду, т.е. порядке общества. Соблюдение порядка, "чина" -основа "красоты и удивления", на­рушение -проявление "безобразия".

Традиционализм русскогосознания и поведения во всех конк­ретныхособенностях его проявления воплотился в удивительном, вызывавшем впоследствии жаркие споры,произведении XIV века-"Домостроя". Появился даже нарицательный термин "домостроевщина", которым обозначалось все отжившее в быту, реакционное. Тем не менее никто не мог отрицать важные значения этих текстов в жизни Российского общества. "Домострой" - не только памятник культуры своего времени. Он возник, вбирая в себя наследие бе­лее древних пластов русской жизни, и в этом смысле он лишь зве­но в цепи развития культуры. Той отечественной культуры, которая в наше сложное время явится нитью Ариадны, выводящей нас из со­циальных тупиков и бездуховности.

В основе текста "Домостроя" лежат традиционные для средне­вековой Руси своды правил поведения, которые формировались под влиянием религиозно-нравственной, назидательней литературы то­го времени, народной мудрости, аккумулированной в русской бы­товой культуре. Написан "Домострой" сжатым, лаконичным языком, 1 форме афоризмов, которые удобны для запоминания. По своему духу наставления "Домостроя" носят непререкаемый характер» это наставления старшего хозяина, государя, которые следует бесп­рекословно выполнять и повиноваться.

Важной частью этого произведения является раздел о "мирс­ком строении, как жить с женами, детьмии домочадцами". В целом домоустройство повторяло устройство государства, где царь был безраздельно владыкой своих подданных, муж был господином своей семьи. Глава семьи нес перед Богом и государем ответственность за воспитание сыновей - подданных, верных слуг государства.

Воспитание детей в соответствии ее средневековыми мерками было сурово.

Вот почему со страниц "Домострая" звучат советы отцам вооружиться розгою (жезлом). "Наказывай сына своего в юности его, и успокоит он тебя в старости твоей..." Этот жесткий свод правил советовал не даватьвласти жене над мужем, предписывая главе семейства поучать уму-разуму и свою жену, на которой, од­нако, лежали основные обязанности по ведениюдома.

"Домострой" представляет собой первую энциклопедию домаш­него хозяйства зажиточной русской семьи. Он практически полностью регламентировал повседневный быт людей.

Это произведение русской культуры ХVI века являлась однов­ременно и воплощением традиционализма и действенным инструмен­том формирования традиционного стиля мышления и поведения. Ос­новным его догматом являлось убеждение в том, что все таково, каким оно есть и было всегда и, следовательно, по-другому быть не может. Главная задача мышления в этом случае - не спорить с действительностью, а находить способы примирения с существующим положением вещей, а отсюда - смирение, покорность, конформизм в практике поведения.

Специфические геополитические условия Руси (Космос) через механизм теократической тоталитарной государственной власти способствовали формированию традиционализма мышления (Логоса) и кон­формизма национального характера (Психеи), но в то же самое вре­мя они провоцировали развитие противоположных качеств. В своей работе "Характер русского народа" Н.О. Лосский отмечает в качест­ве фундаментальных особенностей русского человека свободолюбие, могучую силу воли. доброту и талантливость.

В качестве ценности свободолюбие вырабатывалось русской культурой в обстановке постоянной внешней опасности. Татаро-монгольское завоевание, польско-шведская интервенция в начале XVII века и т.д. грозили потерей независимости русскому народу. Му­жественная борьба с интервентами воспитывала у населения страны патриотизм и свободолюбие.

Последнее в русском народе развивалось и под влиянием внут­ренних факторов.Самодержавие и крепостное право не превратили русского крестьянинав раба. Казачество возникло как результат бегства смелых, предприимчивых людей, ищущих свободы от помещика

и государства. Вольнолюбивые русские люди с XVII века начинают осваивать суровые земли Сибири и Севера России.

Суровая жизнь русского человека воспитала в нем глубокое уважение к сильной воле, упорству в достижении цели и бурным эмоциональным переживаниям.

Ключевский отмечает, что условия жизни убедили русского, что "надобно дорожить ясным летним рабочимднем, что природа отпускает ему мало удобного времени для земледельческого труда и что короткое великорусское лето умеет укорачиваться безвре­менным нежданным ненастьем. Это заставляет великорусского крес­тьянина спешить, усиленно работать, чтобы сделать много в короткое время… Так великоросс приучался к чрезмерному кратковремен­ному напряжению сил, привыкая работать скоро, лихорадочно и спо­ро, а потом отдыхать в продолжение вынужденного осеннего и зим­него безделья."1

"К числу привычных, основных свойств русского народа принад­лежит выдающаяся доброта его. Она поддерживается и углубляется исканием абсолютного добра и связанной с ним религиозностью на­рода."2

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1 Бердяев Н.А. Русская идея.// Вопросы философии.-1990.-№1,2.

2 История отечества: люди,идеи, решения. - М.Политиздат,1991.

3 Гачев Г.Д. Национальный космо-психо-логос.// Вопросы филосо­фии.-1994.-№12.

4 Замалеев А.Ф., Овчинникова Е.А., Еретики и ортодоксы. Очерки древнерусской духовности.-Л.: Лениздат, 1991.

5 Культурология. Уч. пособие для студентов вузов.// Под ред. Драча Г.В. - Ростов-на-Дону: Феникс, 1995.

6 Лосский Н.0. Условия абсолютного добра. - М.:Наука, 1991.

7 0 России и русской философской культуре. - М.: Наука, 1990.

 

 

Предыдущая статья:ЛЕКЦИЯ 12 РУССКАЯ КУЛЬТУРА ПЕРИОДА ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОГО ЗАВОЕВАНИЯ Следующая статья:ЛЕКЦИЯ 14 РУССКАЯ КУЛЬТУРА XVII ВЕКА
page speed (0.049 sec, direct)