Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | История

Внутренняя и внешняя политика Николая I в 1826–1855 годах  Просмотрен 588

Реакцией на неудачу реформ Александра I и на выступление декабристов было нарастание консервативных настроений в русском обществе. В области народного просвещения министр (с 1833 до 1849 года) граф С. С. Уваров стремился насаждать «истинное просвещение» на основе «православия, самодержавия и народности», провозглашенных им как исконное начало русской жизни. Новый университетский устав 1835 года передавал руководство делом просвещения в руки попечителей учебных округов (частью назначавшихся из генералов) и ограничивал (но не уничтожал) университетскую автономию. Сам С. С. Уваров был просвещенным человеком, и наука могла жить под его «отеческим» попечением. По мнению ряда современных исследователей, С. С. Уваров стремился не просто пресечь нежелательные тенденции в духовном развитии страны, но и направить его в нужное русло, до известной степени поощряя просвещение. В Московском университете в уваровскую эпоху действовала блестящая плеяда профессоров — Т. Н. Грановский, Н. Д. Кавелин, П. Г. Редкин и др. («золотой век» Московского университета). Рупорами правительственной идеологии были популярные журналисты Ф. В. Булгарин и Н. И. Греч, издававшие газету «Северная пчела». Идейно обосновывали и подробно разрабатывали правительственную концепцию профессора Московского университета М. П. Погодин и С. П. Шевырев. Они противопоставляли Россию «гниющему Западу». Неотъемлемую черту идеологической доктрины «официальной народности» составлял «квасной патриотизм», призванный способствовать максимальному искажению реальной действительности. Апофеозом его служат известные слова шефа жандармов А. Х. Бенкендорфа относительно прошлого и будущего России: «Прошедшее России удивительно, ее настоящее более чем великолепно, что же касается будущего — оно выше всего, что только может представить себе самое пылкое воображение».

В последнее семилетие царствования Николая I реакция усиливается (это время получило название «мрачного»). Европейские революции 1848–1849 годов напугали Николая I и спровоцировали его на ужесточение внутренней политики и обскурантизм.  Министром народного просвещения назначается мрачный реакционер князь Ширинский-Шихматов. Вводится строгий надзор над университетским преподаванием; кафедры философии и других «вредных» наук закрываются, вводится ограничение на количество студентов — до 300 человек на каждом факультете (кроме медицинского). Невыносимым делается гнет цензуры, старающейся не пропустить на страницы книг и журналов западной «заразы». Известный русский историк С. М. Соловьев, современник этих событий, писал: «Фрунтовики воссели на всех правительственных местах, и с ними воцарилось невежество, произвол, грабительство, всевозможные беспорядки. Смотр стал целью общественной и государственной жизни. Всё делалось напоказ, для того, чтобы державный приехал, взглянул и сказал: “Хорошо! Все в порядке!” Отсюда всё потянулось напоказ, во внешность, и внутреннее развитие остановилось».

Для Николая I, вступившего на престол в 1825 году и правившего Россией три десятилетия (1825–1855) идеал государственного устройства — отлаженный механизм армии с ее четко регламентированной уставами жизнью. Николай I образовал комитет (6 декабря 1826 года), который был призван подготовить проекты преобразований по всем частям государственного управления. «Собственная Его величества канцелярия» превратилась в важное правительственное учреждение и была разделена на несколько отделений: 1-е отделение составляло личную канцелярию государя; 2-е отделение должно было произвести кодификацию российского законодательства; 3-е отделение во главе с генералом Бенкендорфом, опираясь на новоучрежденный особый корпус жандармов, должно было ведать политической полицией; 4-е отделение управляло благотворительными и образовательными учреждениями. В 1836 году возникло еще и 5‑е отделение для управления государственными имуществами и казенными крестьянами (затем для этих целей было учреждено особое министерство).

Составление законодательного кодекса было поручено М. М. Сперанскому, который оставил все либеральные идеи и стремления своей молодости. Под руководством М. М. Сперанского 2-е отделение произвело колоссальную кодификационную работу. В 1830 году было закончено «Полное собрание Законов Российской империи», составившее 45 огромных томов (начиная с Соборного Уложения 1649 года до воцарения императора Николая I). Но попытка Николая усовершенствовать государственное управление потерпела неудачу. Сверхцентрализация обернулась тем, что высшие инстанции были буквально затоплены морем бумаг и потеряли реальный контроль за ходом дел на местах. Мелочная регламентация вела к волоките и злоупотреблениям.

При Николае I «завершено было здание русской бюрократии» (В. О. Ключевский). В бумажном море «входящих» и «исходящих» приказов, циркуляров, «отношений», запросов тонули нужды и интересы живых людей. Недаром говорилось, что государством правит не император, а столоначальник.

Постоянное внимание и интерес императора привлекал вопрос о быте крестьян. Интерес этот поддерживался частыми волнениями крестьян. В царствование Николая I насчитывалось свыше 500 случаев крестьянских волнений. Несколько раз Николай I учреждал секретные («негласные») комитеты по крестьянскому делу. Они собирали сведения и материалы, писали докладные записки, составляли проекты, но всё это бумажное производство оставалось лежать «под сукном», ибо сам Николай I не мог решиться на серьезную ломку существующего порядка. При обсуждении в Государственном Совете законопроекта об «обязанных крестьянах» (в 1842 году) император заявил: «Нет сомнения, что крепостное право в нынешнем его положении есть зло, для всех ощутительное и очевидное; но прикасаться к оному теперь — было бы злом, конечно, еще более гибельным». «Закон об обязанных крестьянах» предоставлял помещикам добровольно заключать с крестьянами соглашения о прекращении личной крепостной зависимости. Таким образом, указ 1842 года «Об обязанных крестьянах» модернизировал указ 1803 года с его разрешением помещикам отпускать крестьян на волю с землей.

В 1837–1838 годах для управления «государственными имуществами» (включая казенных крестьян) было учреждено особое Министерство государственных имуществ, министром которого был назначен граф П. Д. Киселев («гуманный генерал»). Он настойчиво стремился к всестороннему улучшению положения крестьян. Волостное и сельское управление были построены на начале крестьянского самоуправления. Министерство во главе с П. Д. Киселевым заботилось об удовлетворении хозяйственных и бытовых нужд крестьян: производило размежевание земель, отводило дополнительные наделы для малоземельных, устраивало ссудо-сберегательные кассы, школы и больницы. Реформа государственной деревни, проведенная П. Д. Киселевым, новая форма организации казенных крестьян (в т. ч. введение самоуправления) послужила образцом для проведения освобождения помещичьих крестьян от крепостной зависимости.

Из внутренних мероприятий Николаевского царствования следует упомянуть финансовую реформу графа Канкрина. В 1839–1843 годах граф Канкрин произвел формальную девальвацию (официальное уменьшение золотого содержания денежной единицы или понижение курса национальной валюты по отношению к золоту и серебру) ассигнаций (бумажные деньги), установив, что 350 руб. ассигнациями равняются 100 руб. серебром, а затем выпустил новые бумажные деньги — «кредитные билеты», ценность которых обеспечивалась собранным им металлическим разменным фондом.

Экономические преобразования в условиях закостенения внутренней политики не могло остановить политического взросления общества. Восстание декабристов окончилось неудачей, но русское освободительное движение продолжало жить. Под непосредственным влиянием восстания декабристов два видных русских революционера-демократа А. И. Герцен и Н. П. Огарев дали в 1826 году на Воробьевых горах в Москве клятву бороться с самодержавием за волю, за освобождение народа (позднее Герцен писал, что «…декабристам на Сенатской площади не хватало народа»). Покинув Россию и поселившись в Англии, Герцен и Огарев стали первыми политическими эмигрантами. В начале 50-х годов XIX века они основали в Лондоне «Вольную русскую типографию». Издаваемые ими газета «Колокол», журнал «Полярная звезда» с большим интересом читались передовыми людьми России.

В 30-е годы XIX века в Московском университете существовал ряд революционных кружков — Сунгурова, Станкевича, братьев Критских. Третье отделение во главе с генералом А. Х. Бенкендорфом, занимавшееся политическим сыском, разгромило революционные кружки. Но тем не менее именно в 30-50-е годы сформировались свободолюбивые идеи, ставшие в дальнейшем основой идеологии реформаторов России.

А. И. Герцен был первым, кто в русском общественном движении воспринял идеи популярного в 30-40-е годы XIX века западноевропейского утопического социализма. Опираясь на существование в России крестьянской общины, полагая, что она уже сама по себе есть зачаток социализма, он создал теорию русского общинного социализма, дав мощный толчок развитию социалистической мысли в России.

Особое место в общественном и освободительном движении тех лет занимал кружок петрашевцев, получивший свое название по имени его руководителя — М. В. Буташевича-Петрашевского. Члены кружка находились под влиянием идей современного французского социализма — идей Фурье — и обсуждали на своих собраниях социальные вопросы. Сам Петрашевский называл себя «старейшим пропагатором социализма». Все участники кружка (в т. ч. и великий русский писатель Ф. М. Достоевский) были арестованы и приговорены к расстрелу, но затем помилованы и сосланы на каторгу в Сибирь.

Среди идейных течений николаевского времени наиболее яркими и интересными были две системы оппозиционных взглядов, столкнувшиеся между собой — учения западников (историки Т. Н. Грановский, П. Н. Кудрявцев, юрист и философ К.

Д. Кавелин, литераторы В. П. Боткин, П. В. Анненков, В. Ф. Корш и др.) и славянофилов (А. С. Хомяков, братья И. В. и П. В. Киреевские, братья К. С. и И. С. Аксаковы, Ю. Ф. Самарин).

В 1836 году П. Я. Чаадаев опубликовал «Философическое письмо», где заявил, что все беды России происходят от «ее отлученности от всемирного воспитания человеческого рода», от национального самодовольства и связанного с ним духовного застоя: «России нечем гордиться перед Западом, напротив, она не внесла никакого вклада в мировую культуру, осталась непричастной к важнейшим процессам в истории человечества». Виной отставания России, считал П. Я. Чаадаев, был отрыв России от Европы и, в особенности, православное мировоззрение. На всех «виновников» письма обрушились репрессии. Журнал «Телескоп» был закрыт, его редактор Н. И. Надеждин сослан. П. Я. Чаадаев, по повелению царя Николая I, объявлен сумасшедшим и посажен под домашний арест. Однако именно с «Философического письма» началось формирование течения «западников». Назвали их так потому, что они считали неизбежным повторение Россией пути Западной Европы и призывали учиться у нее. Россия вступила на европейский путь — единственно возможный для цивилизованной страны — только в начале XVIII века как результат реформ Петра Великого. Естественно, что по уровню развития она значительно отставала от передовых стран Западной Европы. Однако движение «в западном направлении», по мнению западников, неизбежно должно привести к таким же переменам в русской жизни, какие в свое время пережили эти страны,— «к замене подневольного, крепостного труда свободным и преобразованию деспотического государственного устройства в конституционное. Задача России — как можно скорее изжить свою косность и азиатчину и примкнуть к европейскому Западу, слиться с ним в одну общечеловеческую культурную семью». В основе идей западников лежала философия Гегеля. Они были сторонниками прогресса, свободы личности; индивидуализм противопоставляли общинности и соборности славянофилов. Западники считали, что основная задача «образованного меньшинства» — подготовить русское общество к мысли о необходимости преобразований и воздействовать «в должном духе на власть». Именно в живом сотрудничестве власть и общество должны были подготовить и провести хорошо продуманные, последовательные реформы, с помощью которых будет ликвидирован разрыв между Россией и Западной Европой. Поначалу идеи западников проповедовали: Т. Н. Грановский — с кафедры Московского университета, В. Г. Белинский — на страницах журнала «Отечественные записки» и «Современник», А. И. Герцен и Н. П. Огарев в литературных салонах.

В конце 1830-х — начале 1840-х годов они разделяли основные идеи западников. Однако со временем, будучи полностью согласными с тем, что Россия идет по западному, европейскому пути, они как более радикально настроенные не были склонны идеализировать современную Европу и подвергали буржуазный строй самой резкой критике. С их точки зрения, Россия в своем развитии не только должна догнать западные европейские страны, но и сделать вместе с ними решительный шаг к новому строю — социализму. Если представители буржуазно-либерального течения (Т. Н.

Грановский, В. П. Корин, Н. Д. Кавелин) уповали на реформы, то сторонники революционно-демократического течения (А. И. Герцен, Н. П. Огарев и В. Г. Белинский) верили в реальность насильственного революционного переворота.

В то же время славянофилы считали необходимым вернуться к идеалам допетровской Руси. Московское царство, по мнению славянофилов, гораздо более соответствовало духу и характеру русского народа, чем петербургская бюрократическая монархия, построенная Петром Великим по европейским образцам. Славянофилы считали, что для России исконными идейными началами являются православная вера и связанные с нею принципы внутренней правды и духовной свободы, воплощением этих начал в жизни является община, крестьянский мир как добровольный союз для взаимной помощи и поддержки. По мнению славянофилов, ни западные принципы, ни западные организационные формы не нужны и неприемлемы для России. Их политическим идеалом была патриархальная монархия, опирающаяся на добровольную поддержку народа. «Сила мнения» народа должна выражаться в совещательном земском соборе, который царь должен был бы созывать по примеру царей московских.

При всех идейных разногласиях славянофилы и западники сходились в отрицательном отношении к крепостному праву и к современному им бюрократически-полицейскому строю государственного управления. Оба течения требовали свободы слова и печати, и в глазах правительства оба являлись политически вредными.

Внешняя политика России в 1826–1856 годах. В 1826–1828 годах Россия с успехом воевала с Персией. В 1828 году был заключен мир, по которому Персия уступила России земли по левому берегу р. Аракс (ханство Эриванское и ханство Нахичеванское) и обязалась уплатить военную контрибуцию.

Османская империя в первой половине XIX века переживала тяжелый кризис из-за подъема национально-освободительного движения входивших в нее народов. Россия, преследуя собственные цели на юге, поддержала героическую борьбу греков за независимость и, в связи с тем, что турецкий султан отказывался предоставить Греции автономию, в 1828 году объявила Турции войну. Русско-турецкая война 1828–1829 годов была также успешной для России. В 1829 году генерал Дибач перешел Балканские горы и взял Адрианополь. В Азиатской Турции генерал Паскевич захватил турецкие крепости Карс и Эрзерум. По условиям заключенного в сентябре 1829 года в Адрианополе мира Россия получила во владения устье Дуная и Черноморское побережье Кавказа от Анапы до Батума.

Стремление царизма распространить свою власть на народы Северного Кавказа (Дагестан, Чечня, Адыгея) встретило с их стороны жестокое сопротивление и привело к затяжной Кавказской войне (1817–1864 годы). Русские войска (долгое время командующим кавказской армией был генерал Ермолов) с большими потерями и медленно продвигались в горные районы Кавказа. В 1834 году национально-освободительное движение горцев Кавказа возглавил имам Шамиль. У созданного им государства-имамата (теократическое, исламское) армия составляла 20 тыс. бойцов. Только 1 апреля 1859 года русским войскам удалось штурмом взять «столицу» Шамиля — аул Ведено. 26 августа 1859 года в ауле Гуниб Шамиль был вынужден сдаться в плен русскому главнокомандующему князю Барятинскому. Кавказ стал территорией России.

На западном направлении источником напряженности была Польша. Французская революция 1830 года дала толчок польскому национально-освободительному движению. В конце года в Варшаве вспыхнуло восстание, к которому присоединилась вся польская армия. Великий князь Константин с небольшим русским гарнизоном с трудом успел выбраться из Варшавы. Польский сейм лишил династию Романовых польского престола и установил временное революционное правительство. Но сил у польской революционной армии для реальной и успешной борьбы с русскими войсками было недостаточно. В 1831 году польское восстание было жестоко подавлено.

Дипломатическая победа России в 1833 году, когда она, воспользовавшись восстанием против Турции в Египте, подписала Ункяр-Искелессийский союзный договор, по которому турецкий султан обязался закрыть Босфор и Дарданеллы для прохода в случае войны военных судов всех иностранных держав, кроме России, обострила отношения с Англией и Францией.

Революционные волнения во Франции в 1848–1849 годах на время отвлекла внимание европейской дипломатии от восточного вопроса, но дальнейшие события грозили ущемлением политических интересов Англии и Франции. Угроза разрушения Австро-Венгерской монархии в результате буржуазно-освободительного движения заставила австрийского императора Франца-Иосифа обратиться к Николаю I за помощью. Русский император послал в Венгрию 150-тысячную армию во главе с генералом Паскевичем. Русские войска подавили восстание венгров и восстановили в Венгрии австрийскую власть. Вмешательство России в европейские дела, ее защита старого порядка, вызвали возмущение в либеральных кругах многих стран (в т. ч. и в самой России). Николая I называли «жандармом Европы».

В середине XIX века вновь обострились, на этот раз из-за Балкан, отношения России и Турции.

«Восточный вопрос» стал узловым вопросом международных отношений из-за столкновения интересов России и стран Западной Европы. Передовые европейские страны стремились к разделу турецких владений (на Балканах и на Ближнем Востоке) и самой Турции в целях расширения рынков сбыта. России нужен был свободный выход в Средиземное море через проливы Босфор и Дарданеллы. Царская дипломатия была не удовлетворена политической гарантией режима черноморских проливов, зафиксированной в Лондонских конвенциях (1840 и 1841 годов) и вновь вернулась к политике «свободных рук» на Ближнем Востоке. Необходимость нового пересмотра правового режима проливов в пользу России стала одним из источников конфликта между николаевской Россией, Турцией и западноевропейскими державами в 1853 году. Николай I мечтал о новых завоеваниях за счет ослабевшей Османской империи. Он хотел, по словам Энгельса, «шовинистическим угаром затуманить умы своих подданных». Однако ни одна из европейских стран не пожелала остаться в стороне от назревавшего конфликта и отказаться от участия в дележе добычи. Руками Турции Англия надеялась укрепить свое влияние в Малой Азии и на Кавказе, оттеснить Россию от морских путей. Французский император Наполеон III искал возможность показать себя на деле, утвердить авторитет своего трона. Австрийская империя, обязанная России спокойствием после подавления Венгерской революции, не могла не вмешаться в судьбу Балкан, на территорию которой сама рассчитывала. С другой стороны, Турция, опираясь на поддержку западноевропейских стран, вынашивала против России широкие захватнические планы.

21 июня 1853 года под предлогом защиты православного населения Османской империи русские войска заняли Дунайские княжества. Осенью 1853 года Турция, побуждаемая западными державами, объявила России войну, которая получила название «Крымская война».

Выделяют три периода Крымской войны.

Первый период (октябрь 1853 года — март 1854 года).

Столкновения русских и турецких войск на Дунайском и Закавказском фронтах. В ноябре 1853 года русская черноморская эскадра (под командой адмирала П. С. Нахимова) уничтожила турецкий флот в бухте г. Синопа (в Малой Азии), и вскоре западные державы, опасаясь разгрома Турции, открыто выступили против России. Австрия ультимативно потребовала от России очищения Молдавии и Валахии, когда же русские войска отступили, княжества были заняты австрийскими войсками.

Второй период войны (март—август 1854 года). В марте 1854 года Англия и Франция (а позже Сардинское королевство) вступили в войну с Россией на стороне Турции. С марта по август 1854 года действия союзников ограничились атаками с моря русских портов на Алданских островах, Одессы, Соловецкого монастыря, Петропавловска-Камчатского. Но попытки союзников блокировать русское побережье не увенчались успехом.

Третий период войны (сентябрь 1854 года — август 1855 года). В сентябре 1854 года 60-тысячный десант союзников высадился на Крымский полуостров (у Евпатории) с целью захвата Севастополя — главной базы Черноморского флота России. Первое сражение на территории Крыма, на р. Альма, в сентябре 1854 года закончилось отступлением русской армии (командующий князь Меншиков). Союзники приступили к осаде Севастополя. По приказу П. С. Нахимова русский парусный флот, который не мог оказать серьезного сопротивления паровому флоту союзников, был затоплен в севастопольской бухте (чтобы затруднить вторжение в нее с моря). Тем не менее 13 сентября 1854 года Севастополь был осажден. Героическая оборона города продолжалась 11 месяцев (349 дней). Оборону возглавляли адмиралы В. А. Корнилов, П. С. Нахимов, В. И. Истомин (все погибли во время осады). Особый героизм проявили военный инженер Э. И. Тотлебен, генерал С. А. Хрулёв, матросы П. Кошка, И. Шевченко, солдат А. Елисеев и многие другие. Участниками обороны Севастополя были писатель Л. Н. Толстой («Севастопольские рассказы» посвящены этим событиям), хирург Н. И. Пирогов. В декабре 1854 года произошло сражение под Инкерманом, которое было неудачным для русских войск. В августе 1855 года состоялось кровопролитное сражение на р. Черной. Русская армия, руководимая Горчаковым, была вынуждена отступить. 27 августа 1855 года союзники захватили Малахов курган — главную опору обороны Севастополя. Даже захват русскими войсками турецкой крепости Карс в ноябре 1855 года уже не могло исправить положение. Главная задача Англии и Франции — подрыв русского военного могущества в Черноморском бассейне — была ими выполнена.

Причины поражения России в Крымской войне обусловлены экономической отсталостью феодально-крепостнической России. Гладкоствольное оружие русской армии уступало дальнобойному нарезному, парусный флот — паровому броненосному. Сказалось отсутствие удобных путей сообщения, недостатки материально-технического обеспечения армии, злоупотребления во всех звеньях военной и гражданской администрации. Был и политический просчет: Николай I не ожидал столкнуться почти со всей Европой. В самый разгар севастопольской кампании, в феврале 1855 года, Николай I умер. На престол вступил его сын Александр II, который видел необходимость коренных реформ в России. Война была закончена мирным договором в Париже (март 1856 года). Россия теряла Южную часть Бессарабии, Турция получала Карс в обмен на Севастополь. Россия лишалась права покровительства Дунайским княжествам и Сербии. Черное море было объявлено «нейтральным», т. е. Россия и Турция лишались права иметь здесь военный флот, а на его берегах — военные крепости и арсеналы. Крымская война оказала исключительное влияние на дальнейшее развитие России.

Предыдущая статья:Россия в первой четверти XIX века. Александр I. «Эра либерализма». Отечественная война 1812 года. Восстание декабристов Следующая статья:Культура России в первой половине XIX века
page speed (0.056 sec, direct)