Всего на сайте:
303 тыс. 117 статей

Главная | Право

Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. 3 страница  Просмотрен 776

--------------------------------

<*> См.: Бобров Р.Л., Малинин С.А., Скакунов Э.И. Некоторые правовые вопросы функционирования ООН // СЕМП. 1975. М., 1977. С. 32.

 

Созданная согласованной волей норма не утрачивает с ней связи и в дальнейшем. Связь формы и содержания сохраняется. Изменения в согласованной воле вносят коррективы в реальное содержание нормы. Благодаря этому содержание нормы адаптируется к меняющимся условиям. Без такой подвижности содержания норма могла бы отстать от жизни и стать чисто формальной.

Это принципиальное положение нашло отражение в международно-правовом акте, регулирующем действие норм международного права, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. Конвенция предусматривает, что при толковании наряду с контекстом договора учитывается последующая практика его применения. При этом речь идет не о любой практике, а о такой, которая "устанавливает согласие участников" (ст. 31). Иными словами, речь идет опять-таки о согласованной воле.

Единство формы и содержания не исключает противоречий между ними. Содержание динамично, а форма стабильна. Содержание может существенно изменяться в рамках данной формы. Но если изменения выходят за эти рамки, то появляется необходимость изменения формы. При этом форма способна открывать больший или меньший простор для изменения содержания, содействовать его развитию или, наоборот, тормозить его. Многое здесь зависит от характера нормы. Нормы общего характера, например принципы или политические нормы, открывают значительные возможности для развития содержания. У конкретных норм такие возможности ограничены.

Значение этих моментов подчеркивается в практике государств. Касаясь Договора о добрососедстве, партнерстве и сотрудничестве между Россией и ФРГ 1999 г., В.В. Путин показал, насколько сторонам удалось реализовать "заложенный в Договоре потенциал". Одновременно он заметил, что "Большой договор" нацелен в будущее. Чтобы в полной мере реализовать заложенный в нем позитивный потенциал, потребуется не один год" <*>.

--------------------------------

<*> Путин В.В. Десять лет "Большому договору" // ДВ. 2000. N 12. С. 9.

 

Для того чтобы регулировать современные международные отношения, нормы должны обеспечить оптимальный баланс динамизма и стабильности. Динамизм - необходимое качество норм, призванное обеспечить стабильное регулирование динамичных отношений. Эти моменты сегодня ощутимо проявляются в международной практике. Генеральные секретари ООН не раз отмечали произошедшие в содержании Устава изменения при неизменности его текста. Еще К. Вальдхайм заявлял, что ООН "уже стала совершенно иной организацией по сравнению с задуманной в Сан-Франциско" <*>.

--------------------------------

<*> Введение к Докладу Генерального секретаря о работе Организации. ООН, 1974. С. 3.

 

Не является в этом плане исключением и международная судебная практика. В решении Европейского суда по правам человека по делу "Лойзиду против Турции" (1995 г.) говорится: "Положение, согласно которому Конвенция является живым актом, который должен толковаться в свете современных условий, прочно утвердилось в практике Суда" <*>.

--------------------------------

<*> ECHR. Vol. 310. Para. 71.

 

Таким образом, своеобразие международного права находит свое выражение в специфике его социального и юридического содержания, а также в форме его воплощения. От степени совершенства нормы как в социальном, так и в юридическом плане зависит ее эффективность. Поэтому рассматриваемые нами вопросы имеют не только теоретическое, но и практическое значение. Неслучайно значение категорий формы и содержания с самого начала проявилось в кодификационной деятельности Комиссии международного права ООН. При этом члены Комиссии отмечали неразрывную связь содержания и формы, а также значение формы <*>. В частности, латиноамериканский юрист Р. Альфаро сказал, что форма, приданная соглашению, имеет жизненно важное значение.

--------------------------------

<*> YBILC. 1950. Vol. I. N.Y., 1958. P. 75.

 

Необходимым качеством международного права является формальная определенность. Она находит свое выражение в том, что в юридической форме определяются:

- сфера отношений, регулируемых международным правом;

- субъекты регулирования, их права и обязанности;

- формы правотворческого процесса;

- правомерная и противоправная деятельность;

- ответственность за правонарушения.

Формальная определенность означает также по возможности наиболее полное и точное воплощение в установленной форме достигнутого соглашения. Определенность достигается с помощью как специфически правовых, так и общих средств формализации. К первым относятся правовые понятия, конструкции, терминология, ко вторым - формулы, символы, знаки и др.

Развитие международных отношений ставит в этом плане трудные задачи. Усложнение сотрудничества, распространение его на все новые области влечет за собой усложнение и международно-правового регулирования. Остро ощущается потребность в нормах, обеспечивающих конкретное и достаточно точное регулирование.

В целом это общая закономерность развития права. Сказанное относится и к законам государства. Они, как и договоры, становятся все более объемными, детализированными и сложными. Этот момент не первый год отмечается как в литературе, так и в практике <*>.

--------------------------------

<*> См., напр.: Macdonald R. The Charter of the United Nations and the Development of Fundamental Principles of International Law // Contemporary Problems of International Law. L., 1988. P. 216.

 

Немалые проблемы для формы создает и политика. Международно-правовые акты становятся инструментом воздействия на общественное мнение, в поддержке которого они нуждаются. Поэтому в договоры, прежде всего политические, включается значительное число положений, основная задача которых состоит не столько в регулировании отношений, сколько в обосновании содержания договора, самого факта его заключения.

Некоторые юристы высказывают отрицательное суждение об этом явлении, полагая, что тенденция к политизации содержания договоров снижает их эффективность как правовых актов (Б. Зимма, ФРГ). Подобное суждение не лишено смысла. Следует вместе с тем учитывать, что так называемые политические положения договора как раз и призваны содействовать повышению его авторитета. Нечеткость формы зачастую определяется своеобразной дипломатией оформления договоров, с помощью которой скрываются расхождения в позициях сторон, а порой и подлинное содержание договора.

 

2. Источники международного права

 

Источники международного права - это официально-юридическая форма существования международно-правовых норм, обычай, договор и правотворческое решение международной организации. Они представляют собой внешнюю форму, в которой воплощается нормативное содержание норм.

Понятие "источник" охватывает не только форму существования нормы, но и способ ее создания, например с помощью договора или обычая. Термин "источники международного права" прочно утвердился в теории и практике. Об источниках международного права говорится, например, в преамбуле Устава ООН. Все это, однако, не должно вести к упрощению связанных с источниками вопросов <*>.

--------------------------------

<*> В. Хейсканен (Финляндия): "Концепция источников представляется одной из наиболее устоявшихся и вместе с тем сложных творений международно-правовой доктрины" (Finish YBIL. Helsinki, 1990. P. 162).

 

В литературе высказываются и критические взгляды относительно концепции источников. Некоторые юристы даже пишут о кризисе науки об источниках (Р. Гейгер, Австрия). Предлагают вообще отказаться от этого понятия <*>. Однако оно настолько прочно утвердилось, что отказ от него едва ли возможен. Для этого нет достаточных оснований.

--------------------------------

<*> См.: Доклад рабочей группы Ассоциации международного права // ILA. Report of the 58th Conference. L., 1980. P. 194.

 

Поскольку источники являются методом создания и формой существования норм, то их виды должны быть определены самим международным правом. Согласно последнему общепризнанными источниками общего международного права являются договор и обычай. В этом качестве о них говорится, например, в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

При определении круга источников принято ссылаться прежде всего на ст. 38 Статута Международного Суда ООН. В ней говорится, что, решая споры на основе международного права, Суд применяет конвенции, обычай, общие принципы права, признанные цивилизованными народами. В качестве вспомогательных средств для определения правовых норм могут применяться судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов.

Статья 38 подвергается обоснованной критике <*>. В этом нет ничего удивительного. Она была сформулирована после Первой мировой войны для Постоянной палаты международного правосудия. Нормативный материал того времени был незначителен. Отсюда указание на возможность использования общих принципов права, а также в качестве вспомогательных средств - судебных решений, трудов специалистов.

--------------------------------

<*> См.: Игнатенко Г.В., Малинин С.А. Новые тенденции в международном правотворчестве // СЕМП. 1986. М., 1987. С. 37; Anand R. International Organizations and the Functioning of International Law // Indian YBIL. 1984. P. 52.

 

С другой стороны, не указаны более важные акты - резолюции международных организаций, которым принадлежит сегодня важная роль в общем процессе формирования норм международного права, результаты которого облекаются в форму договора или обычая. Значительна их роль и в толковании существующих норм. Тем не менее эти резолюции редко являются непосредственным источником международного права. В таком качестве они выступают в основном в рамках наднациональных международных объединений, подобных Европейскому союзу.

Договор и обычай являются универсальными источниками, их юридическая сила вытекает из общего международного права. В отличие от этого правотворческие решения организаций считаются специальными источниками. Их юридическая сила определяется учредительным актом соответствующей организации.

 

§ 3. Субъекты международного права

 

1. Понятие и виды субъектов международного права

 

Субъекты международного права - самостоятельные образования, способные непосредственно обладать правами и обязанностями по международному праву, участвовать в создании и осуществлении его норм.

Характерные черты международного права определяются особенностями его субъектов, так как право существует для регулирования отношений между суверенными субъектами, для обслуживания их интересов. Существенная особенность статуса субъектов международного права состоит в том, что они непосредственно участвуют в создании и осуществлении его норм <*>. Только образования, отвечающие указанным требованиям, способны быть субъектами международного права. Поэтому круг субъектов не может произвольно расширяться.

Это следует иметь в виду прежде всего в связи с довольно многочисленными попытками юристов придать статус субъектов международного права физическим и юридическим лицам.

--------------------------------

<*> См.: Международная правосубъектность. Гл. I / Отв. ред. Д.И. Фельдман. М., 1971.

 

Международная правосубъектность есть юридическое выражение членства в международном сообществе. Субъект должен обладать независимым международным статусом и быть подчинен непосредственно международному праву. Если же связь с международным правом опосредована каким-либо иным политико-правовым образованием, то в лучшем случае можно говорить о какой-то особой, производной правосубъектности.

Общепризнанными субъектами международного права являются государства и межгосударственные организации. Не столь явно признана правосубъектность народов, наций, борющихся за создание независимого государства. В порядке исключения существуют нетипичные субъекты - Ватикан, вольный город.

 

2. Государства - основные субъекты международного права

 

Государство - необходимый субъект в социально-политической сфере в целом. Ни одно общество не может существовать вне государства, которое необходимо для организации внутренней и международной жизни. Видный советский юрист Д.Б. Левин подчеркивал, что "суверенное государство является основной формой организации жизни народов" <*>.

--------------------------------

<*> Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. М., 1974. С. 34.

 

Благодаря присущему государствам уникальному качеству - суверенной власти они и только они способны обеспечить функционирование международного права. Суверенные государства являются источником властной энергии этого права. В силу суверенитета они создают нормы международного права, наделяют их юридически обязательной силой, приводят в действие механизм их осуществления. В консультативном заключении о приеме государства в ООН Международный Суд подчеркнул такие качества государства, как способность принимать и осуществлять международные обязательства <*>. Государства - наиболее могущественные и организованные субъекты. Они сосредоточили в своих руках основные средства воздействия на международную жизнь.

--------------------------------

<*> См.: ICJ. Reports. 1948. P. 57.

 

Государство является не только основным, но также первоначальным и универсальным субъектом международного права <*>. Первоначальный означает, что государство становится субъектом в результате самого факта его образования. Иные субъекты наделяются этим статусом государствами. Универсальный означает, что государство вправе участвовать в любых международно-правовых отношениях.

--------------------------------

<*> См.: Курдюков Г.И. Государство в системе международно-правового регулирования. Гл. I. Казань, 1979; Antonowicz L. Pojecie panstwa w prawie miedzynarodowym. Warszawa, 1974; Claude I. States and the Global System. L., 1988.

 

Субъектом международного права является государство в целом, а не представляющие его органы и должностные лица. Об этом следует помнить, встречаясь с такими понятиями, как "межправительственная организация", "межправительственное соглашение". Государство несет полную ответственность за деятельность своих органов.

В литературе существуют самые разнообразные определения государства. Что же касается международной практики, включая судебную, то она выделяет три основных признака государства: население, территорию, суверенную власть.

Из сказанного следует, что государства являются необходимыми субъектами международного права. Поэтому отрицание их международной правосубъектности равносильно отрицанию самого международного права. Между тем сторонники такого отрицания реально существуют даже среди авторитетных юристов <*>.

--------------------------------

<*> Классик французской юриспруденции Ж. Ссель писал: "Только индивид является субъектом международного публичного права" (Scelle J. Precis de droit des gens. P., 1932. P. 42). По мнению британского ученого Д. Брайерли, государства не являются субъектами международного права (Brierly J. The Law of Nations. Oxford, 1955. P. 55 - 56). Показательно, что при решении практических проблем в рамках Комиссии международного права Ж. Ссель вынужден был отказаться от своей концепции и признать правосубъектность государства (YBILC. 1959. Vol. I. P.

10).

 

В последнее время получили распространение взгляды, согласно которым происходит снижение роли государств, идет деэтатизация международных отношений и международного права. Действительно, существенное развитие получили международные связи административно-территориальных частей государства, включая города. Едва ли можно отрицать растущую роль в международной жизни различного рода общественных, религиозных организаций и движений, политических партий. Особо отметим роль транснациональных корпораций, которые в значительной мере контролируют мировую экономику и оказывают растущее влияние на политику.

Обосновывая снижение роли государств, зачастую ссылаются на внимание, уделяемое международным правом правам человека. Соответствующее мнение высказывают и государственные деятели, правда, в более сдержанной, чем юристы-теоретики, форме, не признавая за индивидом статуса субъекта международного права <*>.

--------------------------------

<*> Спикер Палаты общин британского парламента Дж. Хау: "Уменьшение роли государства как клиента или субъекта международного права совпадает, как мне кажется, с ростом значения отдельных граждан как бенефициариев, которым предназначена вся наша деятельность" (ILA. Report of the 64th Conference, 1990. Sydney, 1991. P. 113).

 

Практика не подтверждает взгляды о снижении роли государств, о деэтатизации международного права. Государства - главные субъекты управленческой деятельности во всей системе международных связей. Они контролируют деятельность иных участников международных связей - административно-территориальных единиц государства, неправительственных организаций, физических и юридических лиц.

Расширение негосударственных связей в международной жизни усложняет задачу управления ими. В результате роль государства не снижается, а возрастает. При этом, правда, эта роль несколько меняется. Государства уделяют все большее внимание обеспечению интересов участников упомянутых связей, что не может не находить отражения и в международном праве. Наличие тенденции к деэтатизации отрицается авторитетными юристами.

Будучи Генеральным секретарем ООН, Б. Бутрос Гали подчеркивал "важность и незаменимость суверенного государства как основного субъекта международного права" <*>. Известный британский профессор Я. Броунли пишет: "Международное право по существу является правом между государствами, и это остается верным, несмотря на появление различного рода международных организаций и значение стандартов в области прав человека" <**>.

--------------------------------

<*> Гали Бутрос Б. Повестка дня для мира. Декларация Генерального секретаря ООН // Вестник МИД РФ. 1992. N 13 - 14. С. 46.

<**> RdC. 1995. T. 255. P. 33. См. также: Anand R. International Law and the Developing Countries. N. Delhi, 1986. P. 78.

 

В последние годы получили распространение концепции, авторы которых, ссылаясь на развивающийся процесс глобализации, утверждают, будто происходит упадок роли государства, а некоторые даже констатируют конец национального государства <*>. Пишут о том, что государства вытесняются транснациональными корпорациями, которые способны лучше обеспечить мировой порядок.

--------------------------------

<*> Ali Khan. The Extinction of Nation-State. The Hague, 1996; Guйheno J. The End of the Nation-State. Minneapolis, 1995.

 

Глобализация действительно усложняет управление международной системой, а также национальным обществом. Государствам приходится совместно решать не только международные проблемы, но и задачи, которые еще вчера были чисто внутренними. Все больший объем общественных отношений выходит за пределы государственных границ, и их регулирование возможно лишь путем взаимодействия государств <*>.

--------------------------------

<*> См.: Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, XXI век. М., 2000.

 

Сказанное находит отражение в практике государств и международных организаций.

Генеральный секретарь ООН К. Аннан пишет: "На национальном уровне мы должны управлять лучше, а на международном уровне мы должны научиться управлять лучше совместно. Эффективным государствам принадлежит первостепенная роль в решении обеих задач, и их способности в обоих аспектах должны расширяться" <*>.

--------------------------------

<*> Annan K. We the Peoples. U.N., 2000. P. 7.

 

Учитывая, что низкий уровень государственного управления ведет к деградации общества и служит одной из причин внутренних вооруженных конфликтов, ООН предпринимает усилия по упрочению и восстановлению государственности. О них можно судить по регулярно принимаемым Генеральной Ассамблеей ООН резолюциям о поддержке системой ООН усилий правительств по развитию, укреплению или восстановлению демократии.

В сложившихся условиях международное сообщество берет на себя осуществление новой функции поддержания демократической государственности и верховенства права. Это связано с тем, что некоторые пути развития государства рассматриваются международным сообществом как патологические. Сюда относятся апартеид, крайний национализм, расизм, разжигание вооруженных конфликтов, массовые нарушения прав человека. Государство, не способное обеспечить необходимый уровень управления обществом, представляет угрозу для международного сообщества.

Сегодня государство несет двойную ответственность - ответственность за положение дел в стране и в международном сообществе. Ни одно другое образование не в состоянии заменить государство в этом качестве. Это принципиальное положение нашло отражение во многих документах ООН.

Генеральный секретарь ООН К. Аннан говорит, что "государства должны прочно осознать свою двойную роль в нашем глобальном мире. В дополнение к своей самостоятельной ответственности, которую каждое государство несет в отношении своего общества, государства совместно являются гарантами нашей общей жизни на этой планете...

Нет ни одного образования, способного конкурировать или заменить государство" <*>.

--------------------------------

<*> Annan K. We the Peoples. U.N., 2000. P. 13.

 

Еще недавно были весьма популярны идеи создания сверхгосударств или даже мирового государства. Не забыты они и сегодня. Однако реальное развитие событий делает все более очевидной их необоснованность. Достаточно посмотреть, с каким трудом идет развитие Европейского союза, для которого, казалось бы, существуют оптимальные условия. Управление социальными процессами становится все более сложным делом по мере усложнения самого объекта управления. Выход видится в дальнейшем развитии двух тенденций. Первая состоит в расширении полномочий в международной области территориальных подразделений государства, что дает возможность полнее учитывать их особые интересы и тем самым не только повысить уровень управляемости, но и ослабить центробежные тенденции. Вторая тенденция - углубление международного взаимодействия государств, ведущее к росту роли и расширению полномочий международных организаций. Обе тенденции явно просматриваются в развитии Европейского союза.

В наше время особое развитие получает интеграция на региональном уровне. Однако для решения глобальных проблем необходимо обеспечить достаточно высокий уровень управления мировой системой в целом. Отсюда неизбежность роста роли всеобщих международных организаций, расширения их полномочий и повышения эффективности деятельности. ООН подчеркивает, что "многосторонние механизмы должны играть уникальную роль в отношении вызовов и возможностей, порождаемых глобализацией" <*>.

--------------------------------

<*> Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 4 декабря 2000 г. 55/102 "Глобализация и ее влияние на полное пользование правами человека" // СПС.

 

Центральное положение занимает ООН и ее специализированные учреждения. В Декларации тысячелетия ООН 2000 г. выражено намерение не жалеть усилий для того, чтобы сделать ООН более эффективным инструментом решения проблем, стоящих перед народами мира. Все это определяет тенденцию к росту роли международного права как на региональном, так и на универсальном уровне.

Из сказанного следует, что развитие глобального управления идет не государственно-правовым, а международно-правовым путем. Задача состоит не в преобразовании международного права в нечто подобное праву государства, а в совершенствовании специфических международно-правовых механизмов.

 

3. Международные (межгосударственные) организации

 

Международные (межгосударственные) организации - производные, специальные субъекты международного права.

Их правосубъектность производна от правосубъектности государств, которые в силу своей суверенной власти предоставляют организации соответствующий статус. Правосубъектность организаций носит специальный характер, поскольку ограничена целями и полномочиями, необходимыми для решения поставленных перед ними задач и закрепленными в их учредительных актах.

Взаимодействие государств достигло такого уровня, что оно нуждается в регулировании на постоянной организационной основе. Для решения этой задачи государства создают организации и наделяют их международной правосубъектностью, необходимой для выполнения ими своих функций.

Несмотря на неизбежные противоречия между ее членами, организация является носителем определенных общих интересов и призвана их защищать. В результате она обладает автономией воли, т.е. волей, которая отлична от суммы воль государств-членов, хотя и производна от них. Эта воля и находит выражение в процессе реализации правосубъектности.

Международная правосубъектность межгосударственных организаций является общепризнанной. Она закреплена во многих международных актах и стала институтом общего международного права. В преамбуле Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями 1986 г. говорится: "Международная организация обладает такой правоспособностью заключать договоры, которая необходима для выполнения ее функций и достижения ее целей". И далее: "Практика международных организаций при заключении договоров с государствами или между собой должна соответствовать их учредительным актам".

Правосубъектность организаций подтверждена и решениями Международного Суда ООН. При этом были отмечены характерные черты этой правосубъектности. Будучи самостоятельным субъектом международного права, организация тем не менее связана обязательствами, вытекающими из норм общего международного права <*>. Это значит, что для организации могут быть обязательны и такие нормы, которые созданы государствами без ее участия.

--------------------------------

<*> Консультативное заключение Суда. О толковании Соглашения от 25 марта 1951 г. между ВОЗ и Египтом // ICJ. Reports. 1980. P. 89 - 90.

 

Далее, Суд определил, что ничто в характере международных организаций не дает оснований рассматривать их как некую форму "сверхгосударства" <*>. Организация - орган сотрудничества государств, а не надгосударственная власть. Генеральная Ассамблея ООН не раз подтверждала, что сила Организации зависит от сотрудничества входящих в ее состав государств.

--------------------------------

<*> Консультативное заключение Суда. Возмещение пострадавшему на службе ООН // Ibid. 1949. P. 179.

 

4. Международная правосубъектность народа, нации, борющихся за создание независимого государства

 

Концепция такой правосубъектности была выдвинута социалистическими и развивающимися странами. Постепенно она нашла определенное признание. В документах ООН в таких случаях используется выражение "национально-освободительное движение". Представляется, что такое выражение более точно. Вопрос об особом статусе борющейся нации возникает, лишь когда борьба достигает уровня национально-освободительного движения. В таких случаях имеются органы власти, осуществляющие контроль на определенной территории. По существу, речь идет о государстве в процессе становления.

Правосубъектность в этом случае носит временный и ограниченный характер. Ее задача сделать возможными правоотношения с властью, контролирующей определенную территорию. Другая задача - поставить движение под покровительство международного права, прежде всего международного гуманитарного права. Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г., принятый в 1977 г. и касающийся жертв международных (межгосударственных) вооруженных конфликтов, определил, что этим понятием охватываются и конфликты, в которых "народы ведут борьбу против колониального господства и иностранной оккупации и против расистских режимов в осуществление своего права на самоопределение" (ст. 1). Это значит, что на такие конфликты международное гуманитарное право распространяется в той же мере, как и на конфликты между государствами.

Проявлением ограниченной правосубъектности рассматриваемых движений является то, что в общих международных организациях они обладают статусом наблюдателей, а не полноправных членов <*>. Это обстоятельство не мешает им в некоторых случаях быть полноправными членами в региональных организациях. Так, Организация освобождения Палестины (ООП) является членом таких региональных организаций, как Лига арабских государств и Организация африканского единства. Заметим, что такое членство имеет значение для получения статуса наблюдателя в ООН и других универсальных организациях <**>.

Предыдущая статья:Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. 2 страница Следующая статья:Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. 4 страница
page speed (0.0543 sec, direct)