Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Изучение языков

Историко-сравнительный метод.  Просмотрен 7810

Данный метод является вариацией сравнительно-исторического метода: его приемы используются для изучения разновременных форм отдельного языка. Если объектом сравнительно-исторического исследования служат два или более родственных языка, то здесь таковым выступают раз­ные периоды развития одного и того же языка.

При этом исследуемые периоды должны находиться в отно­шении генетической общности, как, например, латинский язык и народная латынь; народная латынь и отдельные романские языки (итальянский, французский, испанский, румынский, португаль­ский и др.); современный немецкий язык и древневерхненемец­кий, средневерхненемецкий языки. В отношении исторической преемственности находятся древнерусский и современные вос­точнославянские языки (белорусский, русский и украинский).

Итак, историко-сравнительный метод — это система иссле­довательских приемов, используемых для познания закономер­ностей исторического развития какого-либо языкового явления в пределах одного языка.

В основании историко-сравнительного метода лежит принцип историзма. Основными приемами служат:

а) Прием внутренней реконструкции состоит в установлении этимологически изначальной, первичной формы изучаемой едини­цы путем сопоставления разных ее проявлений на различных этапах развития или разных проявлений форм одной и той же единицы. Так, нередко даже у школьников возникает не­доумение по поводу звуковых несоответствий некоторых личных форм глагола и инфинитива. Ср.: вести, но веду, ведешь, ведет, ведем, ведете, ведут. Почему в инфинитиве корень вес-, а в лич­ных формах вед-? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо ре­конструировать древнейшую форму инфинитива: *ведти. Разли­чают два типа внутренней реконструкции слова — операционный и интерпретационный.

Операционный аспект состоит в разграничении специфичес­ких соотношений в сравниваемом материале. Формальным выра­жением операционного подхода служит формула реконструкции, или форма под астериксом (звездочкой). Ср.: восемь < *osmь; жать 'сдавливать' < *zęti, 1 ед. *zümς. Формула реконструкции — это краткое обобщенное изображение существующих отношений меж­ду сопоставляемыми формами.

Интерпретационный подход состоит в наполнении формул соответствий конкретным смысловым содержанием, когда дают­ся пояснения конкретным историческим изменениям и процес­сам, в результате которых и установились данные соответствия.

б) Прием поэтапной хронологизации языкового явления.

Хронологизация какого-либо периода истории языка осуществляется путем выявления архаизмов и непродуктивных моделей, а также неологизмов и продуктивных моделей, то есть изучения варьирования языковой нормы и исторических трансформаций. Прием хронологизации языковых явлений состоит в том, что языковые факты получают абсолютную и относительную временную характеристику.

При историко-сравнительном изучении абсолютная хронология является датировкой, то есть установлением первой фиксации изучаемого факта или явления в том или ином памятнике письменности.

Открытие, издание и сплошное обследование памятников письменности, создание исторических словарей и монографическое описание отдельных явлений и памятников — все это является непременным условием для точного исторического изучения конкретного языка. Датировка языкового факта или явления может устанавливаться на основе показаний современников. Так, Стародум, персонаж комедии Фонвизина «Недоросль», говорит молодому офицеру про своего отца: «Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы». Это свидетельство может быть использовано для датировки перестройки в русском языке данного компонента семантики личных местоимений 2-го лица. Из воспоминаний одного старого писателя мы узнаем, что в 1910 г. говорили и писали «летун», «летатель», «лётчик», хотя более употребительным было заимствованное слово «авиатор»,— так датируется употребление слов «авиатор» и «лётчик». Если сравнить эти показания с данными современных словарей, то можно заметить, что сейчас более употребительно слово «лётчик», у которого есть синонимы — арх. «авиатор» и спец. «пилот» (слово «летун» стало разговорным и изменило значение, а слово «летатель» исчезло).

При историко-сравнительном изучении конкретного языка используют также прием относительной хронологии. Так, В. А. Богородицкий различие произнесения слов вроде «полёт», «дед», «отец» объяснил тем, что переход [э] в [о] произошел позднее исчезновения [ѣ] и отвердения [ц] (этим и объясняется произношение слов «дед» и «отец» без перехода ударного [э] в [о]). Следовательно, переход [э] в [o] был раньше отвердения [ц] и утраты [ѣ]; эти явления имеют хронологию, разную относительно друг друга.

Хронологизация языковых явлений может быть установлена на основе изучения морфологических процессов, которые претерпело морфологическое строение слова в ходе исторического развития. Так, если мы сравним такие формы как «учители — учителя», «каплет— капает», то легко заметим, что формы «учителя» и «капает» являются более поздними, возникшими по аналогии. Форма множественного числа на -а еще у M. В. Ломоносова употреблялась в ограниченном количестве слов (бока, рога, берега), и лишь во 2-ой половине XIX в. это количество увеличилось, хотя и в современном языке существуют параллельные формы, причем формы на -а являются в ряде случаев разговорными. Учет распространения форм на -а во множественном числе помогает проследить распространение флексии -а и вхождение ее в парадигму существительного современного языка.

в) Прием диалектографии применяется в диалектологии, лингвогеографии и ареальных исследованиях. Это прием сбора, обработ­ки и интерпретации диалектного материала. Диалектография вклю­чает методики диалектологических, лингвогеографических и аре­альных исследований. Это методика изоглосс, анкетирования и филологического анализа.

Изоглоссы (< греч. isos — 'равный, одинаковый, подоб­ный' + glossa — 'язык, речь') — линии на географической карте, показывающие границы распространения того или иного языко­вого явления; специфические родственные явления в диалектах. Это основное понятие картографирования диалектного материала.

Картографируются различные элементы языковой системы (фонетические, лексические, грамматические), отличающиеся (и даже противопоставляемые) друг от друга на разных территориях [петух — кочет, вода — въда, делать — делаеть — делая (3 л. ед. ч.)].

Измаил Иванович Срезневский (1812-1880)

Возникло картографирование в Западной Европе как вспомога­тельное, иллюстративное средство. Вскоре картографирование стали использовать и отечественные ученые Измаил Иванович Срезневский, Евгений Федорович Будде, Hиколай Hиколаевич Дурново, Дмитрий Константинович Зеленин, Борис Михайлович Ляпунов. Со временем результаты картографирования становятся предметом глубокой научной интерпретации; из вспомогательного средства оно превращается в особую отрасль язы­кознания — лингвистическую географию с одноименным част­ным методом.

Метод лингвистической географии включает в себя несколько приемов:

1) сбор диалектного материала, в том числе и путем интервьюирования и анкетирования;

Будде Евгений Федорович (1859-1931)

2) картографирование собранного материала: проведение изоглосс, устанавливающих границы территориального распространения того или иного языкового явления;

3) объединение в один пучок изоглосс сходных по очертанию и проходящих в одном направлении.

Само по себе простое сопоставление изоглосс с историчес­ким картографированием изучаемого материала не может служить достаточным основанием для установления достоверного соотно­шения разных проявлений данного языкового явления опреде­ленной эпохи на обследуемой территории. Поэтому в качестве зак­лючительного приема следует использовать лингвогенетическую интерпретацию языкового явления, предварительно рассмотрев его внутреннюю историю.

г) Прием культурно-исторической интерпретации отражает связь истории языка с

Николай Николаевич Дурново́ (1876-1937)

историей народа – носителя языка, с историей его материальной и духовной культуры. Он опирается на использование данных этнографии и археологии. Процедурными шагами при этнографической интерпретации являются:

1) этнографическая группировка языковых явлений. Языковые данные наиболее тесно связаны с этнографическими -и демографическими данными. Этнические и языковые об-щности людей взаимосвязаны, поэтому уточнение методики исследования этой взаимосвязи, этнографическая интерпретация языковых явлений имеют прямое отношение к методам лингвистики. Этно-графическая группировка языков и языковых явлений чаще всего связана с диа-лектной лексикой.

2) выделение и описание этнографизмов — слов и фразеологизмов, указывающих на этнографическую специфику данного языка;

3) сопоставление изучаемого языкового явления с археологическими данными о его проявлениях в надписях на предметах материальной культуры;

4) осмысление результатов сопоставления в соответствующем культурно-историческом контексте.

Дмитрий Константинович Зеле́нин (1878-1954), этнограф

Примером культурно-исторической интерпретации является социологическая периодизация истории литературного языка и установление связи истории литературно-письменного языка с историей дело-вой письменности и языком художественной литературы. Особенно -распространены прием жанровой интерпретации лексических, синтаксических и морфологических явлений языка и прием стилистической характеристики, возникшие в связи с появлением нормативных грамматик и толковых словарей.

Методика истории отдельных слов состоит в том, что история значений какого-либо слова современного языка прослеживается в связи с историей обозначаемых им реалий и историей словарно состава языка. Например, в современном русском литературном язык-прилагательное «красный» многозначно. Основные его значения связаны с обозначением цвета и принадлежности креволюции; устаревшим и поэтическим является значение «хороший, красивый, светлый». В древнерусском языке, напротив, основное значение слова «красный» — -«красивый», «радостный» (ср., например, в плаче Ярославны: Все тепло и красно еси); это значение известно и другим славянским языкам. Для обозначения красного цвета в древнерусском, как и в других славянских языках, использовалось прилагательное, образованное от существительного «червь»

Борис Михайлович Ляпунов (1862-1943), славист

(червленыи и червеный), так как в сред-ние века красная краска добывалась из червеца. Во второй половине XVII в. появляется прилагательное «красивый»;слово «красны» специализирует свое значение для обозначения цвета, вытесняя «червлёный». Старое значение слова «красный»сохраняется лишь в качестве постоянного эпитета (красная девица, красный молодец, красное солнце), в составных терминах (красная верба, красная рыба) и топонимических названиях (Красное Село, Красная площадь).В конце XVIII — начале XIX в. прилагательное «красный» приобрело значение «революционный» — под влиянием французской буржуазной революции, когда красный цвет стал символом революционной бор бы, революционных идей. Особенно популярным это значение слова «красный» стало после Великой Октябрьской социалистической революции, когда оно уточнилось как обозначение всего связанного с революционной деятельностью, социализмом.

д) Текстологический прием направлен на изучение истории ана­лизируемого текста, разграничение основного текста и отдельных его списков, редакций, установление авторства и хронологи­зации основного текста и его списков. Применяемые методы за­висят от времени и сохранности текста; это — филологическая критика, археография, герменевтика, экзегетика (греч. ехegetikos «объясняющий, толкующий») и др.

Начало текстологических исследований относится к далекому прошлому, особенно к александрийской эпохе, когда ученые восстанавливали текст гомеровских поэм. Русская текстология началась с расшифровки «темных мест» «Слова о полку Игореве», впервые изданного в 1800 г.

С течением времени менялись цели издания текстов, менялись задачи и приемы и даже название текстологии (филологическая критика, археография, герменевтика, экзегетика). Методика текстологической работы зависит от времени и сохранности памятника. Так, например, памятники древности и средневековья сохранились в ряде случаев в позднейших списках, и текстолог вынужден использовать приемы коньюктуры, восстанавливая испорченные места или расшифровывая текст. Текстолог нового времени имеет в своем распоряжении печатные издания, в том числе последние прижизненные издания, и рукописи (черновые и беловые, автографы, авторизованные копии и списки), поэтому их историко-сравнительное изучение является важнейшим этапом в работе текстолога-редактора. Текстолог не только регистратор и классификатор, он в то же время историк широкого профиля.

Текстологическое исследование предполагает использование историко-сравнительного метода в особом его применении — при изучении списков и изданий одного и того же текста (или родственных текстов). Основными текстологическими приемами являются критика (рецензирование), атрибуция и интерпретация текста, а также классификация текстов (рукописей, изданий). Текстологические исследования требуют комплексного использования исторических, литературоведческих и лингвистических знаний.

Текстологическая интерпретация комплексная и сводится в итоге к установлению основного (канонизированного) текста и классификации списков или редакций. Практическим результатом текстологических разысканий является публикация произведения. Следует, однако, отметить, что издание исторических памятников и художественных произведений нового времени не учитывает в должной мере требований сохранения и воспроизведения всех языковых особенностей памятников, поэтому возникает потребность в разработке специального, лингвистического источниковедения.

Предмет лингвистического источниковедения — выявление, аннотирование и систематизация источников с точки зрения их лингвистической содержательности и информативности и разработка принципов и методики их подготовки к изданию. Расширение круга источников, доведенных до исследователей языка, расширяет и углубляет эмпирическую базу лингвистики, делает теоретические построения фактически более доказательными.

В целом историко-сравнительный метод — основа лингвисти­ческой дисциплины, названной акад. Алексеем Александровичем Шахматовым историей языка, в рамках которой объединились историческая грамматика и диалектология. Историческая грамматика занимается сравнени­ем синхронных срезов в сфере фонетики и фонологии, морфоло­гии и синтаксиса с целью выявления законов, действовавших в определенном языке на разных этапах его развития. Включение в историческую грамматику исторической фонетики на первый взгляд кажется некорректным, хотя и объяснимо. Без данных ис­торической фонетики нельзя вразумительно разъяснить многие грамматические явления, которые обусловливались главным обра­зом фонетическими процессами. Историческая морфология рассмат­ривает вопросы развития морфологической системы путем сопос­тавления парадигм склонения и спряжения на разных этапах исто­рии языка. Исторический синтаксис прослеживает изменения порядка слов и средств выражения грамматических отношений между словами. В последние годы историко-сравнительный метод применяется при изучении динамики словообразовательных мо­делей (их состава, количественных и качественных изменений).

Из истории языка как лингвистической дисциплины выделилась история литературного языка, где сравниваются разные формы литературной речи, рассматривается их эволюция. Каждая из упомянутых дисциплин своим возникновением обязана особо­му предмету и специфическому применению к его исследованию историко-сравнительного метода.

Предыдущая статья:МЕТОДЫ ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Следующая статья:Сопоставительный метод.
page speed (0.0188 sec, direct)