Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Политика

США—квинтэссенция Запада  Просмотрен 258

Ни у кого сегодня нет сомнений, что миром правит единственная оставшаяся полноценной сверхдержава — США. Это не просто самое могущественное в военном отношении государство Запада, это, в не­котором смысле, результат западного пути развития, его пик, его максимальное достижение. США были основаны и построены как искусственно сконструированное образование, лишенное историчес­кой инерции, традиций и т.д. по меркам самых радикальных рецептов, выработанных всем ходом западной цивилизации. Это — вершина этой цивилизации, венец ее становления.

США — сумма Запада, его геополитический, идеологический и религиозный авангард. Только в США принципы либерализма внедре­ны тотально и последовательно, и начиная с некоторого времени и Запад и либерализм стали совершенно правомочно отождествляться именно с США.

Америка является гегемоном современного мира, гигантской гео­политической, стратегической и экономической империей, кото­рая контролирует все важнейшие процессы нашей планеты. При­чем не просто как одно из обычных государств, пусть даже очень мощное и развитое, но именно как идеологическая модель, как путь развития, как судья и пастырь человечества, навязывающий ему определенную систему идеологических, мировоззренческих и поли­тических ценностей. Империя США — империя либерализма, империя капитала, империя постиндустриального общества как выс­шей стадии развития буржуазного строя.

Безусловно, США являются прямыми наследниками Европы и ев­ропейской истории. Но уникальность этого образования заключается в том, что Штаты взяли от Европы только одно, наиболее рафиниро­ванное, очищенное направление цивилизации — либеральный рацио­нализм, теорию "социального контракта", индивидуализм, динамич­ный технологический индустриализм, абсолютизированные концепции "торгового строя". Ранее все эти тенденции концентрировались в про­тестантской Англии.

Британская Империя была первой (если не при­нимать в расчет Древнюю Финикию) моделью построения чисто "тор­говой цивилизации", к которой логически вела западная история. И не случайно, главными теоретиками либерализма были именно англи­чане — Адам Смит, Рикардо и т.д., а философами индивидуализма — Локк, Гоббс, Мандевиль. Макс Вебер и, еще более ярко, Вернер Зомбарт убедительно показали, каким образом западный капитализм родился из протестантской этики, и насколько этно-религиозный фак­тор существенен для возникновения определенных социально-эконо­мических формаций.

От Англии эстафета "торгового строя" постепенно перешла к США, и начиная со второй половины XX века лидерство Америки в общем контексте западной цивилизации стало бесспорным историческим фактом.

США — воплощение Запада, западного капитализма, его центр и ось, его сущность. И теперь, когда США стали единственным хозяи­ном всей планеты, мы можем легко распознать логику истории, схо­дящуюся, как к фокусу, в единую точку (чего не могли по историчес­ким причинам сделать те мыслители, которые не дожили до драмати­ческой развязки геополитического, социального и экономического противостояния "холодной войны").

Итак, вся западная история сходится на США. Собственно За­пад как геополитическое явление возник в период раскола Христианс­кой Церкви на Православие и католичество. Католический ареал и стал базой того, что именуется отныне "Западом", "Западом" в кон­цептуальном смысле. Начиная с этого момента люди католического мира отождествили самих себя с полноценным человечеством, свою историю — с мировой историей, свою цивилизацию — с цивилизацией вообще. Все прочие цивилизации и традиции были презрительно при­равнены к "диким, варварским странам". Показательно, что в такой "недочеловеческий" разряд попадали не только нехристианские наро­ды, но и весь православный мир, который, на самом деле, и был зоной реального, неискаженного, аутентичного христианства. Кстати, имен­но потому, что православные страны — вначале Византия, позже Россия — были христианскими, они вызывали у католиков такое агрессивное неприятие.

Православие давало пример христианства ино­го — универсального, открытого, несектантского, радикально альтер­нативного всему цивилизационному строю, который сложился на За­паде и который до некоторого времени претендовал на единственную форму христианской государственности. В противостоянии католи­чества Православию и следует искать завязь диалектического раз­вития истории цивилизации и геополитических процессов в после­дующие века.

От раскола церквей следует отсчитывать историю Запада. Католи­чество в то время становится во главе сугубо "западных" тенденций. Но через определенный промежуток времени определенные элементы католического учения, доставшиеся ему, кстати, в наследство от пра­вославного единства церквей, входят в противоречие с основной лини­ей развития Запада. Перелом приходится на Реформацию. В этот мо­мент наиболее "западные" тенденции обособляются и концентрируют­ся в протестантском типе. Протестантизм распространяется именно в тех странах и среди тех народов, которые последовательно движутся в направлении, заданном расколом: отчуждение от Востока, высоко­мерное презрение к "диким народам", отождествление себя самих и своего технического развития .с пиком цивилизации, индивидуалисти­ческие и рационалистические тенденции, не довольствующиеся даже католическими рамками (хотя те, в свою очередь, были существенным шагом в том же направлении от совершенно традиционного и верного духу изначального учения Православия).

Протестантские страны — в первую очередь, Англия — стано­вятся на путь "морской цивилизации", тяготеют к абсолютиза­ции либеральной модели, к универсализации "торгового строя". Отныне на самом Западе роль авангарда, роль "Дальнего Запада" на­чинают играть англичане.

Еще позднее именно крайние, наиболее радикальные протестантские английские секты закладывают основу американской цивилиза­ции, проектируют и реализуют США. Они едут туда — на крайний Запад — как в "землю обетованную" строить там совершенное обще­ство, "идеальный Запад", "абсолютный Запад". Соединенные Штаты Америки как государство созданы консенсусом фундаменталистс­ких протестантских сект, и подавляющее большинство полити­ческого класса США до сих пор неизменно остаются представи­телями именно протестантских конфессий. Это, впрочем, вполне логично — страной правят законные идеологические наследники тех, кто ее создал, кто ее организовал, кто привел ее к процветанию и могуществу.

Сами американцы называют это "Manifest Destiny", "Проявленная Судьба" (или "Предначертанная Судьба"). Иными словами, американ­цы видят свою историю как последрвательный восходящий путь к цивилизационному триумфу, к победе той мировоззренческой модели, на которой основана сама американская цивилизация — как квинтэс­сенция всей истории Запада.

Предыдущая статья:Либерализм—тоталитарная идеология Следующая статья:Протестантизм как идеология
page speed (0.02 sec, direct)