Всего на сайте:
282 тыс. 988 статей

Главная | Финансы, Менеджмент

Шестая страница с моей точки зрения  Просмотрен 329

 

New York Post в этом городе – одна из самых популярных ежедневных газет. Я и сам читаю ее каждый день, как и многие, многие другие. И в ней есть разворот, носящий название «Шестая страница», который находится совершенно не на шестой странице, но является обязательным чтением для миллионов людей. Многие годы ее вел очень талантливый редактор Ричард Джонсон. Он разбирается во всем и знает о том, что происходит в Нью-Йорке, больше кого-либо другого. Не знаю, хорошо это или плохо, но я достаточно часто попадаю на «Шестую страницу» и надеюсь, что день, когда я стану слишком скучным для прессы, чтобы обо мне упоминать, никогда не настанет. А пока – вот моя версия «Шестой страницы» для читателей этой книги, чтобы вы были в курсе последних событий.

Я уверен, все вы слышали об Айвене , моей первой жене, с чьей легкой руки меня начали называть «тот самый Дональд» и которая расточала в мою сторону тысячи снарядов стратегического назначения (я имею в виду улыбки). Ну, я рад доложить, что у нее все в порядке, она обитает в настоящий момент на юге Франции и, надеюсь, весело проводит время. Мы сохранили хорошие отношения и часто созваниваемся. В Нью-Йорке мы с ней по-прежнему соседи и, учитывая, что нас связывают трое прекрасных детей, считаем себя настоящими счастливцами и хорошими друзьями.

Моя вторая жена, Марла , живет в Лос-Анджелесе и не менее красива, чем раньше. Нашей дочери Тиффани исполнилось десять лет, и она продолжает очаровывать все, что находится в радиусе видимости. Увы, я вижусь с ней не так часто, как мне бы хотелось, но когда это удается, каждая минута стоит тысячи.

 

 

С Ричардом Джонсоном, редактором знаменитой «Шестой страницы»

 

 

С изысканной Меланией Кнаусс

 

Последние пять лет я провел с изысканной Меланией Кнаусс , фотомоделью из Словении. Каждый, кому довелось с нею встретиться, вряд ли это забудет. Она так же прекрасна внутренне, как и внешне. Несмотря на потрясающую красоту, она очень спокойный и мягкий человек, который привнес в мою бурную жизнь чувство стабильности. Мне очень повезло, что мы вместе!

Мой старший сын, Дон-младший , поступил на работу в The Trump Organization в сентябре 2001 года и уже доказал, что является ценным членом нашей команды. Он, как и я, закончил Уортонскую школу в Университете Пенсильвании и затем решил присоединиться к семейному бизнесу и посмотреть, чему он может научиться у своего отца. Он хороший человек и может стать удачливым бизнесменом.

Айвенка , моя старшая дочь, в настоящий момент учится в Уортонской школе бизнеса. Она уже сделала успешную карьеру как фотомодель и разбивает сердца направо и налево. Она добьется успеха, чем бы ни решила заняться.

Младший сын, Эрик , успешно учится в Джорджтаунском университете. Мы многого от него ждем, а учитывая, что его рост уже сегодня составляет 198 см, он должен с этим справиться.

Как и Дон-младший, Эрик обожает проводить время на свежем воздухе.

Я сохраняю очень близкие отношения со своим братом Робертом и сестрами Мэриэнн и Элизабет . Все они живут счастливой, успешной и продуктивной жизнью.

Мои родители, Фред и Мэри , скончались в 1999 и 2000 годах соответственно. Пустота в моем сердце, оставшаяся после их ухода, никогда не заполнится. Но то, что каждый из них дал мне, их пример останется со мной до конца моей жизни.

Я люблю свою семью. Они являются для меня основным стимулом. Так было и будет всегда. Везучий ли я человек? Да, очень везучий.

Кроме того, мне повезло с несколькими замечательными друзьями и коллегами по бизнесу.

Барбара Коркоран – прекрасная женщина, проделавшая огромную работу по созданию Corcoran Group. Затем она очень выгодно ее продала и с тех пор продолжает движение от успеха к успеху. Но меня ее достижения не удивляют. Недавно мой знакомый прислал мне статью о Барбаре, в которой ее спросили о моем влиянии на жилищный рынок. Она ответила: «Дональд Трамп оказал ни с чем не сравнимое влияние на манхэттенский рынок недвижимости класса люкс хотя бы за счет того, что напор его маркетинга в корне изменил наше представление о том, как можно жить на Манхэттене». Всегда приятно получить похвалу из уст профессионала, а Барабара – профессионал высокого уровня.

 

 

С дочерью Айвенкой и сыном Эриком в Джорджтаунском университете.

 

 

С Доном-младшим и Эриком в клубе Mar-a-Lago в Палм-Бич, Флорида.

 

Еще один хороший друг – это Мохаммед аль-Файед , председатель правления компании Harrods в Найтсбридже, Лондон. В последние несколько лет на его долю выпало немало переживаний: его сын, Доди аль-Файед, был любовником принцессы Дианы. Многим из нас казалось, что, возможно, в не столь далеком будущем они поженятся, но их жизни оборвала трагическая автокатастрофа в Париже. Мохаммед – исключительно преданный отец, неустанно сражавшийся за своего сына и светлую память о нем. Мне бы хотелось, чтобы люди смогли понять его лучше. Он действительно очень хороший человек.

Джек Уэлч [41]– один из наиболее любимых мною друзей. Он сейчас пишет книгу, и я буду первым в очереди, чтобы ее купить. Не много найдется людей, которые лучше его справлялись с руководством корпорацией.

Я всегда с удовольствием встречаюсь с Джорджем Штайнбреннером . Нет, честно, таких, как он, больше нет, и его никогда не ценили по достоинству. Я помню Yankee в те времена, когда они не могли выиграть ни единой игры, когда народ избегал ходить на Yankee Stadium, а команда была в ужасающем состоянии. Джордж каждый год выводит на поле чемпионский состав и делает все, чтобы его команда победила, не оглядываясь на то, нравится это людям или нет.

Когда мы снимали программу The Apprentice , я сказал NBC, что хотел бы, чтобы Джордж прочитал кандидатам лекцию об искусстве побеждать.

Они посмотрели на меня как на сумасшедшего, потому что программа должна была сниматься прямо сегодня, а на следующий день начинался розыгрыш мирового чемпионата. Однако, зная, какой Джордж хороший друг, я был уверен, что он мне поможет, и, когда я позвонил ему прямо на стадион, он тут же снял трубку и дал свое согласие. Буквально через тридцать минут мы уже были на Yankee Stadium, и даже ведущих профессионалов NBC это впечатлило. Ребята вошли в легендарный кабинет с развешанными на стенах фотографиями Бейба Рута, Джо ди Маджио, Микки Мантла и многих других великих игроков, и глаза молодых «подмастерьев» были широко распахнуты, как будто они никогда в жизни не видели ничего подобного. Джордж был исключительно добр. Он долго беседовал с молодежью, пока, в конце концов, мне не пришлось взять на себя обязанность сказать: «Джордж, ты ведь чертовски занят, позволь мне увести их». Он действительно прекрасный человек. Увы, Джорджа Штайнбреннера, вероятно, оценят только тогда, когда его не станет и Yankee будут трепыхаться где-нибудь на последних местах.

Еще один владелец спортивной команды, являющийся победителем по натуре, – это Боб Крафт , который помог привести New England Patriots ко второй победе в Суперкубке. Я познакомился с Бобом в последние два года, и он – образец джентльмена. И он сам, и его жена Майра – оба отличаются исключительной скромностью. Вместе с сыновьями Боб, методично и успешно работая, превратил команду New England, которая до появления Крафта была в полном упадке, в солидное предприятие. Том Брейди – лучший полузащитник в американском футболе. Есть и другие полузащитники, результаты которых весьма впечатляющи, но если вам нужен игрок, способный забросить четыре-пять завершающих ударов на последних минутах матча, лучше Тома никого не найти. Учитывая те контракты, которые планируется заключить, и первоклассных футболистов, уже играющих в команде, в ближайшие годы она будет становиться только лучше и лучше.

Среди других замечательных руководителей команд – Джерри Джонс , владелец Dallas Cowboys, и Боб Тиш , владелец New York City Giants. Тиш достиг успеха во всех своих начинаниях и в мире бизнеса, и в мире спорта. Ему сейчас около семидесяти, но настрой у него как у двадцати-, тридцати– или сорокалетнего.

Ларри Сильверстайн, создатель комплекса Всемирного торгового центра, мой хороший друг, но мне решительно не нравится то, что сейчас планируется сделать на этом месте. Это похоже на оживший скелет, и я не могу поверить, что Ларри действительно хотел создать именно такое впечатление. В сущности, он сейчас вынужден делать такие вещи, которых не стал бы делать при обычных обстоятельствах, ему приходится следовать общему течению. Тем не менее я уверен: Ларри выполнит свою работу на высоком уровне.

И, наконец, поскольку «Шестая страница» нередко высказывает критические замечания о своих героях, немного критики и от меня.

Дэн Разер не относится к числу моих любимцев. Несколько лет назад он хотел сделать обо мне краткий очерк для программы 60 Minutes . Мы побывали в Mar-a-Lago и в Trump International Golf Club во Флориде, и он вел себя донельзя мило и уважительно.

Я был уверен, что интервью пройдет гладко.

Однако, когда оно вышло в эфир, все было преподнесено так, что хуже не придумаешь. Он показал меня произносящим речь перед полупустым залом на плохо спланированном мероприятии, в то время как буквально вчера я произнес эту же самую речь перед толпой людей, в зале, где для вместительности оставили только стоячие места. Но в 60 Minutes эту речь показывать не стали. Они просто хотели, чтобы я выглядел как можно хуже.

Дэн Разер для меня загадка. У него нет абсолютно никакого таланта, харизмы или личного обаяния, и все же год за годом CBS приносит извинения за его ужасающий рейтинг. Я мог бы взять любого человека с улицы, дать ему прочесть новости на CBS, и, уверен, его рейтинг и то был бы выше, чем у Дэна. Когда я встречаю Разера на играх Yankee, стараюсь держаться подальше. Однако могу сказать о нем и одну хорошую вещь: недавно он должен был быть конферансье на проводимом Police Athletic League ужине в честь окружного прокурора Роберта Моргентау3, одного из величайших людей в истории Нью-Йорка. Дэн позвонил мне и сказал, что будет чувствовать себя очень неудобно, выступая в качестве конферансье на ужине, председательствовать на котором буду я. Я ответил, что благодарен за звонок и совершенно не возражаю, если он будет вести этот вечер. На этот раз Дэн хорошо справился со своим делом, но я не могу забыть, как он тогда поступил со мной в программе 60 Minutes . Люди, как тигры, своих полосок не меняют.

Я хочу завершить эту главу историей о Говарде Коуселле , выдающемся спортивном обозревателе, с которым я познакомился в последнее десятилетие его жизни. Окружающие либо любили Коуселла, либо ненавидели, среднего просто не существовало, но в своей работе он, безусловно, был лучшим. Однако, по мере того как он становился старше, его язвительность возрастала, даже по отношению к людям, которые искренне любили его и помогли ему добиться успеха. Говард всегда считал, что для него недостаточно быть лишь спортивным обозревателем, ему хотелось выставить свою кандидатуру на выборы в сенат.

Говард мог сидеть на трибуне с героями спорта, которых не видел уже лет тридцать, и цитировать по памяти их спортивные результаты. Память у него была феноменальная. А потом он написал свою последнюю книгу, в которой пнул буквально каждого, кого знал, – от Руна Арледжа4 до Фрэнка Гиффорда5, одного из прекраснейших людей на свете. Это принесло ему немало вреда, потому что все его друзья от него отвернулись. Я помню, как сказал ему: «Говард, ты можешь пнуть двадцать процентов людей, может быть, двадцать пять или тридцать, но нельзя пинать всех. В твоей книге ты не сказал доброго слова ни об одном человеке. Это неправильно. Я знаю, что иногда можно и нужно кого-нибудь пнуть. Но набрасываться на всех сразу – просто нельзя».

Вот правило, которому я стараюсь следовать в этой книге и в жизни вообще.

 

Предыдущая статья:Сплетни Следующая статья:Понедельник
page speed (0.0448 sec, direct)