Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Культура, Искусство

Цивилизация Великой Богини: мир Древней Европы  Просмотрен 44

Редакционный совет

серии «Гендерная коллекция - зарубежная классика»:

Бенедиктова Т.Д., Воронина O. A., Гениева Е. Ю., Дубин Б. В., Дробижева Л. Л/., Зверева Г. И., Казавчинская Т.Я., Кон И.С, Кочкина Е. В.,Ливергант А. Я., Петровская Е. В.,Посадская-Вандербек А. И., Садомская Н. Н., Самойло Е. Н., Сорокин А. К., Утешева Н. Т., Федорова Л. Н., Хасбулатова О. А., Чистяков Г. П., Юрьева Н. Ю., Ярыгина Т. В.

Научный редактор О. О. Чугай

Рецензент Е. В. Антонова

Перевод с английского М. С. Неклюдовой

This Russian edition was published by arrangement with the Estate ofMarijaGimbutas

Цивилизация Великой Богини: Мир Древней Европы.- М.: «Российская политическая энциклопе­дия» (РОССПЭН), 2006. . - (Серия «Тендерная коллекция - зарубежная классика»).

 

В данной книге автор исследует способы существования, социальные структуры и верования народов, населявших Европу с VII по III тыс. до н.э. (до прихода индоевропейцев), когда формировались стабильные земледельческие общины, значительно увеличилась численность населения, были созданы богатый художественный язык и сложная символическая система, связанная с различными проявлениями культа Великой Богини. Описываются матрилокальные сообщества культур, существовавшие с 6500 по 3500 г. до н.э., их размещение, хронология, искусство и архитектура, религия, письменность, социальный уклад. В заключительной главе рассказывается об упадке этих культур, о чужаках -носителях иного хозяйственного, социального и идеологического уклада, чей приход изменил мир древней Европы.

Цель книги - привлечь внимание к важнейшим аспектам доисторической Европы, по сей день неизвестным или ранее не рассматривавшимся в общеевропейском масштабе.

 

© 2006 by the Estate of Marija Gimbutas

 

© «Российская политическая энциклопедия», перевод, 2006

© А.Б.Орешина, оформление серии, 2006

 

Предисловие

 

 

Мария Гимбутас принадлежит к блиста­тельной плеяде ученых-гуманитариев XX века, тру­ды которых дали толчок для создания целого ряда работ по истории, этнографии, религиоведению и в гендерной области. Более двадцати монографий вы­шло из-под пера исследовательницы. Начав публи­ковать статьи, посвященные языческим культам в Литве она в дальнейшем расширяет ареал своих ис­следований на Восточную Европу и страны Балтии После выхода в середине пятидесятых годов книги «Доисторическая Восточная Европа» и вскоре дру­гой оаботы «Древнейшие символы r напп.таом игкус-

 

рГикГьттоы ^б^^ч^^о^оиог^, ейогопгаиода сталГзамечаге^ьнаГкнига?<бСи и Богини Древней ЕюопыГко^ега Мши Гимб^ас ппоГессоп ЛжтеЖмпбеп^^ГппепиДовмиТ^ге

ЗгТмиТтЕ

uZZT^lTJ Er«° • р -' Сйевернои I!Zlr^"T^lZT мноаголетнеи работы ста-

™™»™, r^ монографии. «Язык Богинь» и «Ци­вилизация Великой Богини: мир Древней Европы». Эта книга, пишет исследовательница, описывает способы существования, социальные структуры и верования народов, населявших Европу с седьмого по третье тысячелетие до нашей эры. Сенсационные археологические открытия середины двадцатого века в Европе кардинально изменили представления лю­дей об истоках цивилизации. Список древнейших центров мировой культуры пополнился таким огром­ным ареалом, как Южная и Восточная Европа. Еги­пет и Месопотамия уступили пальму первенства Ма­лой Азии и Средиземноморью, а известное еще по раскопкам девятнадцатого века украинское село Три-полье вкупе с румынской деревушкой Кукутень ста­ли центрами великой европейской цивилизации.

В исторической науке существовали две точки зре­ния на поздний неолит и ранний бронзовый век. Гим­бутас в своей последней книге ставит вопрос о суще­ственном различии этих эпох. Именно при энеолите происходит смена матриархальной формации на пат­риархальную. В советской археологической науке многие исследователи как раз не усматривали суще-

 

ственных различий в этих культурах, поскольку брон­зовые изделия встречались и в слоях, относящихся к неолиту. Они склонялись к выводу о постепенном на­растании бронзовых изделий в культурах новокамен­ного века. Гимбутас пишет о коренном изменении ха-рактера культуры и упадке земледельческих со­обществ которые угасали под натиском вторгшихся с востока кочевых племен. Бронзовые зеркала, брас­леты и фибулы уступили место оружию В коштёктив-ных захоронениях земледельцев встречались предме­ты обихода статуэт^

 

ты*Гмогилахското^лческихм^ей были кони оружие и убитые слуга

Земледельцы не знали колеса как средства пере­движения, но использовали его как сакральный сим­вол небесной богини. Металл и колесо - вот истин­ные признаки культуры кочевников-индоевропей­цев. Не меньшей заслугой Гимбутас стало иное определение цивилизации. Она поставила вопрос о существенной коррекции этого понятия: «Слово "ци­вилизация" нуждается в объяснении. С точки зрения археологов и историков оно подразумевает наличие политической и религиозной иерархии, военного ис-кvcсTBa классов и высокого разделения тп\шя Тако-го рода структуры действительно характерны д.1 я пат-рилокальных сообществ Я не согтасна с тем что по-нятие"цив^ патриархальн^

Высокий уровень жизни города с большой числен­ностью населения, священные письмена, изыс­канные предметы искусства, ремесла, торговля — все это объединяла собой религия Великой Богини с очень сложным пантеоном. Неоспоримое богатство религиозного символизма Центральной Анатолии и Древней Европы - результат непрерывного развития начавшегося в эпоху позднего палеолита. Книга Гим­бутас — научное исследование которое будет востре­бовано отечественными историками археологами культурологами и внесет весомый вклад в совоемен-ные тендер HOCTbSokeн^ гу любомучитателю ^^юшемусТинпо^оГш:-

высокого класса пособие очень

Ольга Чугай

 

*

 

 

Что такое цивилизация?

 

 

Цель этой книги — привлечь внимание к важнейшим аспектам доисторической Европы, по сей день неизвестным или ранее не рассматривав­шимся в общеевропейском масштабе. Собранные в ней данные могут в корне переменить наше представ­ление о прошлом, о потенциале настоящего и буду­щего. Наша общая историческая память должна быть сфокусирована по-новому. Необходимость эта тем более велика, что, как мы видим, путь «прогресса» ведет к уничтожению самих условий существования жизни на земле.

 

Эта книга исследует способы существования, со­циальные структуры и верования народов, населяв­ших Европу с VII по Ш тыс. до н.э.: применительно к этой эпохе я буду использовать термин «Древняя Европа», имея в виду европейский неолит до прихо­да индоевропейцев. В этот период формируются ста­бильные земледельческие общины, значительно уве­личивается численность населения, наши предки создают богатый художественный язык и сложную символическую систему, связанную с различными проявлениями культа Великой Богини.

Убедительные свидетельства существования бы­стро развивавшейся неолитической культуры с сере­дины VII тыс. до н.э. присутствуют в Эгейском ре­гионе, на Балканах, в Центральной и Восточной Ев­ропе. Вторая очаговая зона — центральная часть Средиземноморья. В западных прибрежных районах Средиземноморья окончательный переход от охоты и собирания продуктов питания к земледелию занял все VII тыс. до н.э., а в Западной Европе эта смена произошла лишь в начале VTbic. до н.э.

Первая часть книги посвящена описанию сооб­ществ культур, существовавших с 6500 по 3500 г. до н.э. (в случае Западной и Северной Европы - не­сколько долее 3500 г. до н.э.), их размещению и хро­нологии. Искусство и архитектура этих региональных групп отличались удивительным богатством стилей, изобретательностью и воображением. Далее речь пойдет о религии, письменности и социальных струк­турах. В заключительной главе рассказывается об упадке этих культур, о чужаках, носителях иного хо­зяйственного, социального и идеологического типа, чей приход изменил мир Древней Европы. За этими событиями — не только распад цивилизации Древней Европы, но и переход к патрилокальным и воинст­венным типам общества. Как свидетельствуют меж-

 

дисциплинарные исследования в области архео­логии, лингвистики, мифологии и древнейшей исто­рии, это изменение хронологически совпадаетс ин-доевропеизацией Европы.

 

Слово «цивилизация» нуждается в объяснении. С точки зрения археологов и историков, оно подразу­мевает наличие политической и религиозной иерар­хии, военного искусства, классов и высокого уровня разделения труда. Такого рода структуры действи­тельно характерны для патрилокальных сообществ, в том числе и для индоевропейского, в отличие от описываемых в этой книге матрилокальных культур. Цивилизация, существовавшая в Древней Европе между 6500 и 3500 гг. до н.э., а на Крите — вплоть до 1450 г. до н.э., знала долгий период ничем не потре­воженного мира,благодаря чему был создан художе -ственный язык удивительной красоты и изящества — верный признак того что для нее было характерно более высокое качество жизни нежели для многих патрилокальных и классовых типов общества.

Я не согласна с тем, что понятие «цивилизация» приложимо исключительно к патриархальным и во­инственным сообществам. Генерирующие способ­ности любой цивилизации определяются уровнем творческих и эстетических достижений, наличием нематериальных ценностей и свободы, делающей существование осмысленным и радостным, а еще — сбалансированным распределением отношений ме­жду полами. Европейский неолит не был периодом «доцивилизационным» (какего окрестил Колин Рен-фрю в своей книге «До цивилизации: радиоуглерод­ная революция и доисторическая Европа», 1973 г.). Напротив, это была цивилизация в самом лучшем и истинном смысле слова. В Vи вначале IV тыс. до н.э., на излете ее существования в Центральной и Восточ­ной Европе, у древних европейцев были города, объ­единявшие значительную часть населения, святили­ща высотой в несколько этажей, священные письме­на просторные жилища из четырех-пяти комнат профессиональные керамисты, ткачи, медники, зо-лотых дел мнетера и другие ремесленники, чья про-дукция отличалась сложностью и разнообразием Благодаря существованию сети торговых путей такие товары как обсидиан раковины мрамоо медь и соль, могли перемещаться на сотни километров

Конечно, все это не возникло на пустом месте. Ря­дом, в анатолийском поселении Чатал-Хююк, много-

 

Что такое цивилизация':

 

 

 

 

 

 

 

 

 

численные святилища были украшены по­разительно богатыми и искусными стенны­ми росписями еще за тысячу лет до того, как Европа достигла высокого уровня в архи­тектуре, фресках, скульптуре и керамике. А Чатал-Хююку предшествовал трехтысяче-летний эволюционный переход к земледе­лию и оседлым формам существования. Не­оспоримое богатство религиозного симво­лизма Центральной Анатолии и Древней Европы — результат непрерывного развития, начавшегося в эпоху позднего палеолита.

 

Серьезное заблуждение считать, что не­отъемлемой частью человеческого состоя­ния является война. Действительно, начи­ная с бронзового века и до нынешнего вре­мени жизнь людей нередко сопровождалась боевыми схватками и возведением укреп­лений. Однако это не так в случае палеоли­та и неолита. Среди пещерных рисунков эпохи палеолита нет изображений боевого оружия (то есть оружия, направленного против себе подобных), как нет и свиде­тельств его существования в эпоху древне-европейского неолита. Ни один из при­мерно 150 дошедших до нас рисунков из Чатал-Хююка не запечатлел конфликты, сражения, войны или пытки.

Местоположения древнеевропейских поселений не слишком выгодны с точки зрения обороны: как правило, их выбор обусловлен соображениями удобства, на­личием хорошей воды, плодородной зем­ли и пастбищ для скота. Древняя Европа не знала ни труднодоступных укреплений на возвышенностях, ни кинжалов, копий или алебард. Неолитические поселения порой бывали окружены рвом и очень ред­ко-деревянной или каменной изгородью. Земляные укрепления и другие оборони­тельные сооружения появились в эпоху позднего неолита и в медном веке, когда возникла необходимость защиты от набе­гов чужаков. В Центральной Европе эти изменения стали заметны лишь к концу V и в IVтыс. до н.э.

Это исследование сфокусировано на религии, и этот выбор сам по себе значим. В книгах по европейскому неолиту неред­ко рассматриваются жилища, инструмен­тарий, керамика, торговый обмен и про­блемы окружающей среды, однако они не касаются «второстепенного» вопроса — религии. Такой подход трудно объясним, поскольку в рассматриваемую эпоху по­вседневная и религиозная жизнь были не­раздельны. Упуская из виду сакральную

 

Глиняная статуэтка (столбообразная) культуры хаманджия из могильника Чернаводэ, ок. 4800 г. до н. э.

 

 

 

Гимбутас М. Циви.<шзация Великой Богини

 

 

 

 

 

 

составляющую жизни эпохи неолита, мы рискуем не понять культуру в целом. Но археологам не удастся до бесконечности прятаться за научный материа­лизм, открещиваясь от многодисциплинарного под­хода. Лишь при комплексном использовании архео­логических, мифологических, лингвистических и исторических данных мы сможем прийти к пони­манию и материальных, и духовных реалий доисто­рических культур. Кроме того, социальная органи­зация неолитического общества была неразрывным образом связана с религией: они взаимно друг друга отражали.

 

Последние полвека археологию раздирают проти­воположные тенденции. Как утверждает Джеймс Мелларт: «Необходима сбалансированная амальгама лучших элементов обеих школ (то есть, с одной сто­роны, раскопок "мусора", с другой- святилищ), которая бы препятствовала сектантским раздорам между разными направлениями археологии, ориен­тированными на "искусство" или на "науку"»1.

В силу определяющей роли материнства искон­ное божество наших палеолитических и неолитиче­ских предков было женским. Не известно ни одно изображение Бога-отца, которое можно было бы да­тировать доисторическим периодом. Палеолитиче­ские и неолитические символы и образы связаны с самозарождающейся Богиней и с ее основными функциями Дарительницы жизни и смерти, Источ­ника плодородия. Это символическая система, пред­ставляющая циклическое, нелинейное, мифологиче­ское время.

Культ Богини - отражение общественного укла­да, характерного для большей части древнего чело­вечества, где первенствующее положение принадле­жало матери и родственным связям по материнской линии. Это не обязательно «матриархат», если ис­толковывать его в ложном смысле как женское «правление», зеркальную реплику патриархата. Мат-рилокальная традиция была мвойстве,на ртоним земледельческим сообществам Европы, Анатолии,

 

Ближнего Востока и Крита минойского периода. В отличие от культур патриархальных, стремивших­ся к господству, культуры этого типа были в первую очередь направлены на развитие знаний, способст­вовавших поддержанию человеческой жизни.

 

Древнеевропейская структура общества была пря­мо противоположна сменившей ее индоевропейской. Как свидетельствуют археологические, исторические, лингвистические и религиозные данные, ядром древнеевропейского общества была теократическая храмовая община, управляемая главной жрицей, ее братом или дядей и женским советом, имевшим функ­ции руководящего органа. Однако, несмотря на то, что в рамках религиозного бытия статус женщины был сакрализирован, судя по раскопкам захоронений V и большей части IV тыс. до н.э., в отношениях между полами не было ни диспропорции, ни подчинения одного пола ADvrOMv Напротив они предполагают взаимоуважение И женский и мужской погребаль­ный инвентарь символически связан с сакральным ЦИКЛОМ смерти и возрождения, и в тоже время он ОТ-озжает личные достижения в искусствах ремесла.х торговле и других сферах деятельности.

Древнссвропейское общество не знало централи­зованной организации индоевропейского типа, во главе которой стоял вождь. Однако неверно было бы утверждать, что на всем протяжении неолита и мед­ного века оно представляло собой не более чем конг­ломерат мелких разрозненных сообществ. РРнненео-литическое общество Древней Европы действитель­но складывалось из небольших земледельческих общин, но в V тыс. до н.э. в него уже входили значи­тельные по размеру и сложные объединения. Цен-тральноевропейские и восточноевропейские поселе­ния много больше самых внушительных протоурба-нистических теллей Ближнего Востока. Когда примерно в 4000—3500 гг. до н.э. позднекукутенская культура достигла урбанистического этапа развития, в ее городах окруженных средними и мелкими посе-лениями, могло жить до десяти тысяч человек*.

 

 

 

 

* В настоящем исследовании используется датирование по радиоуглероду, выверенное по счету древесных колец (так назы­ваемые калиброванные даты). Хронологические данные, связанные с культурными сообществами VII—III тыс. до н.э., пред­ставлены в приложении («до н.э.» обозначает точные даты, «до н.э.» - относительные, а «до н.в.» - количество лет, предшест­вующих нашему времени).

 

 

ГЛАВА I

 

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАСПРОСТРАНЕНИЕ ЗЕМЛЕДЕЛИЯ

*

 

Конец последнего ледникового периода принес потепление климата на всем земном шаре, спо­собствовавшее как изобилию дикой растительности и процветанию животного мира, так и росту численно­сти населения. Примерно между 9000 и 6500 гг. до н.э. происходит постепенный переход от охоты и собира­тельства к оседлости, одомашниванию животных и окультуриванию растений. Более мягкие климатиче­ские условия, сложившиеся примерно в VIII тыс. до н.э. во время бореального периода и приведшие к зна­чительному повышению уровня моря кардинально повлияли на пищевые ресурсы людей и животных. В прибрежных областях и вokdvt внуттленних озер обра­зовались болотистые и торфяные местности, идеаль-ные места обитания для рыбы, моллюсков ракообраз-ных и водяных птиц. Наличие подобных пищевых ис­точников и расгшостранение лиственных — дубовых — лесов обусловили переход человека к более оседлому образу жизни В Средиземноморье начинается выра­щивание овощей и фруктов.

 

Приручение различных животных и окультурива­ние растений происходили далеко не одновременно и зачастую в разных географических точках. Так, в Центральной Европе домашняя собака обособилась от волка уже в мадленскую эпоху позднего палеоли­та1. Овца стала домашним животным еще до 7000 г. до н.э. на горных склонах Загроса (Иран, Ирак) и Тавра (Турция), где ранее охотились на ее диких пред­ков. Крупный рогатый скот и свиньи были одомаш­нены в Анатолии между 7500 и 6500 гг. до н.э.; этот процесс продолжался в разных частях Европы с 6500 по 5500 гг. до н.э.2. Домашняя лошадь не появится ни на Ближнем Востоке, ни в Центральной и Восточной Европе вплоть до конца VтblC. до н.э.

Первобытное земледельческое хозяйство основы­валось на освоении трех зерновых культур: пшени­цы-однозернянки или полбы (Triticum monococcum), пшеницы-двузернянки или эммера (Triticum dicoc-cum) и двурядного ячменя (Hordeum vulgare ssp. distichum). Эти злаки были окультурены в VIII и VII тыс. до н.э. на территориях между Юго-Восточ­ной Европой и Афганистаном. По сей день пшени­ца, как полба, так и эммер, произрастает в диком виде между Грецией и Афганистаном, адикий ячмень мож­но встретить между Эгейским морем и Балхом (Се­верный Афганистан)3.

 

Переход к оседлой жизни также происходил по­степенно. Предшественниками оседлых землепаш­цев были полуоседлые собиратели, жившие за не­сколько тысячелетий до того, как началось развитие земледелия: их можно рассматривать как промежу­точное звено между поздним палеолитом и неолитом. Таковы натуфийцы, которые населяли восточное по­бережье Средиземного моря в 10 000 - 8000 гг. до н.э. и обитали не только в пещерах, но и на открытых пространствах.

 

С антропологической точки зрения, натуфийцы не отличались от современного человека, они походи­ли на нынешний средиземноморский тип4; их жизнь зависела от урожаев дикой пшеницы и ячменя. В мес­тах их поселений археологи находят ступки и камни для растирания зерна и семян, равно как кремневые зубчатые вкладыши для серпов. Встречаются тут и костяные орудия: шилья, иглы, лопатки, жатвенные ножи, рыболовные крючки и гарпуны - набор, ко­торый на протяжении тысячелетий будет представ­лять типичный неолитической инструментарий. О продолжении позднепалеолитических традиций го­ворят натуфийские костяные изображения живот­ных, а наличие раковин денталиум (Dentaiium) с бе­регов Средиземного и Красного морей, из которых изготовлялись бусы, — о существовании морского сообщения с отдаленными регионами. Натуфийцы охотились на газелей, оленей и свиней; у них были прирученные собаки но более никакой другой до­машней живности. ,

К 8000 г. до н.э. в Восточном Средиземноморье про­исходит окончательное окультуривание злаков, и здесь, как и в Анатолии, натуфийская культура сме­няется докерамическим неолитом (культурой, знако­мой с производством продуктов питания, но еще не знавшей глиняной посуды). К 7000-6500 гг. до н.э. Ближний Восток и Юго-Восточная Европа обладали полноценной земледельческой системой; обитатели их поселений могли прокормить себя благодаря разно­образию и многочисленности злаков, овощей (гороха и чечевицы), а также поголовью овец, коз, свиней и крупного рогатого скота. В этот период возникает ис­кусство керамики. А поскольку глиняные изделия не поддаются полному разрушению, то именно они — наиболее часто встречающиеся остатки неолитической культуры, о каком бы из ее периодов ни шла речь.

 

*

 

 

Гимбутас М. Цивилизацяя Великой Богини

 

 

 

 

 

Распространение земледелия в Европе

 

Предыдущая статья:Нормативность науки и культуры. Следующая статья:Некоторые теории
page speed (0.0211 sec, direct)