Всего на сайте:
183 тыс. 477 статей

Главная | Философия

История философской мысли знала два основных и противопоставляемых друг другу метода философствования: метафизику и диалектику.  Просмотрен 40

Термин «метафизика», по всей видимости, был введен в употребление Аристотелем, который так называл философию и считал ее тем фундаментом, состоящим из первых основных и незыблемых причин и начал, на котором покоится физика.

Метафизическая теория породила и соответствующий метод рассуждения, основывающийся на раз и навсегда данных, незыблемых истинах – постулатах, рассматривающий объекты как неизменные и независимые друг от друга.

Диалектика, противостоящая метафизике как метод рассуждения, базирующийся на признании всеобщей взаимосвязи, изменения и развития был более гибок и практичен.

Диалектика появилась как искусство спора – компромисса между военноначальниками враждебных армий, решавших свои разногласия до сражения мирным путем за «накрытым столом».

Метафизика в качестве теоретико-философского метода процветала на протяжении тысячелетий, прежде всего, в странах и государствах с вековыми устойчивыми традициями (Китай, Афины, Спарта). Метафизика отлично согласовывалась в дальнейшем с желанием правителей удержать полученную власть, с желанием апологетов религии и церкви доказать раз и навсегда данную и неизменную волю бога-творца. Поэтому академическая наука и официальное управление всегда основывались на метафизике.

Диалектика с самых древних времен сосуществовала с метафизикой, но первоначально являлась продуктом, скорее, мистических воззрений, чуждых официальной власти, культивируя элемент нестабильности, изменчивости мира и уравновешивая тот элемент устойчивости, неизменности, вечности, который отстаивала метафизика.

Поэтому совершенно не удивительно, что по мере возрастания темпов общественного прогресса, особенно начиная с эпохи буржуазных промышленных революций, диалектика все прочнее входила в обиход научного и философского знания, показывая связи и изменчивость понятий в идеалистических конструкциях, как, например, у Гегеля, или отражая текучесть, постоянное развитие материального мира в диалектико-материалистической философии Маркса. Учитывая данное обстоятельство, мы уделим основное внимание именно диалектическому методу, параллельно существующему в философских традициях и Запада, и Востока.

Итак, диалектика как философский метод и учение о всеобщей взаимосвязи, движении, развитии необходимо подразумевает отражение и исследование явления процессуальности, проще говоря, рассматривает любой факт бытия или акт познания в качестве процесса. Любой процесс имеет свой источник, начало или условную исходную точку; свое течение, последовательность или развертывание; свою направленность.

Очень схематично можно сказать, что процессуальный исход отражается диалектическим законом единства, борьбы и взаимоперехода противоположностей (в его трактовке в западной философии) или законом единства, взаимопреодоления и взаимопорождения противоположностей (в его восточной интерпретации). Разница, как мы видим, существенная: точка зрения о борющихся противоположностях как источнике развития в западной культуре противостоит точке зрения восточных мыслителей о противоположностях как о взаимопорождаемых и сотрудничающих.

Развертывание, эманацию, ход, течение процесса отражает диалектический закон перехода количественных изменений в качественные и наоборот. Переход этот происходит в точке меры, качественного количества или количественного качества.

Наконец, направленность процесса отражается диалектическим законом отрицания отрицания или законом двойного отрицания, который гласит, что развитие происходит по спирали, что каждое последующее состояние некоего развивающегося объекта отрицает предыдущее, но на следующем витке, на новом уровне происходит отрицание отрицающего и в определенной степени возврат к исходному качеству, состоянию с учетом тех изменений, которые повлекло за собой первое отрицание.

К трем основным законам диалектики примыкают четыре главных диалектических принципа, практически ставших фундаментальной частью философских оснований современной науки. Эти принципы взаимосвязаны и вытекают друг из друга в следующей последовательности: принцип целостности – принцип системности – принцип детерминизма – принцип историзма [Фролов И. Т., Араб-Оглы Э. А., Арефьева Г. С. и [др.], 1989, с. 96-184].

Принцип целостностигласит, что целостность не сводится к простой сумме, набору свойств составляющих ее частей.

Обычно выделяют три типа целостности: структурный (например, кристалл, здание), функциональный (машина, живой организм), генетический (примерами служат эмбрион, растение).

Принцип системностиутверждает, что у системно организованных объектов помимо целостной, устойчивой структуры и состава возникают системные эффекты (системообразующие факторы, интегративные свойства), то есть новые свойства, проявляющиеся только в результате взаимодействия элементов в рамках целого.

Принцип детерминизмапостулирует, что любые реально существующие явления и процессы имеют причинную обусловленность, то есть детерминированы. При этом в качестве причинного основания выступает совокупность всех обстоятельств, при наличии которых наступает данное следствие.

И, наконец, принцип историзма рассматривает объекты как целостные системы, во-первых, возникающие в определенных условиях в результате действия соответствующих причин, во-вторых, подчиняющиеся в своем становлении и развитии законам диалектики.

В философском и общенаучном знании есть и другие диалектические принципы, выделенные и разработанные гениальными мыслителями Гегелем и К. Марксом.

Своеобразной конкретизацией, расшифровкой, пояснением указанных трех законов и четырех принципов диалектики служат диалектические категориальные пары или/и взаимосвязанные парные философские категории (наиболее общие понятия):

• необходимости и случайности;

• необходимости и возможности;

• формы и содержания;

• явления и сущности;

• возможности и действительности;

• общего и частного;

• общего и единичного;

• общего и особенного;

• абсолютного и относительного;

• движения и покоя;

• единства и многообразия;

• причины и следствия;

• эмпирического и теоретического;

• биологического и социального;

• количества и качества.

Если метафизическое мышление привычно жестко противопоставляет эти категории, рассматривая их как совершенно различные и застывшие в своем антагонизме качества, раз и навсегда помещенные на противоположных полюсах, то мышление диалектическое при противопоставлении не забывает и о внутренней связи между этими категориями. Диалектика определяет их друг через друга. Например, из ряда случайностей формируется необходимость, которая, в свою очередь, проявляется в случайностях. В необходимости заложены возможности, а возможность может превратиться в необходимость. В форме отражается содержание, а содержание формализуется. Явление сущностно, а сущность является. В единстве воплощено многообразие, а многообразие подразумевает единство. Общее состоит из единичного, а в единичном проявляется общее. И так далее.

Диалектика выделяет в каждой понятийной паре главное, определяющее понятие в зависимости от точки зрения, от ракурса рассмотрения, от цели исследования, то есть относительно, подчеркивая, что причина и следствие могут меняться местами.

Она никогда не останавливается на признании жесткого и абсолютного противоречия (антагонизма) между парными категориями, а «снимает» это противоречие указанием на факт внутренней связи и взаимопорождения, взаимополагания парных категорий.

Известный философ науки Карл Поппер, постулируя, что критерием научности того или иного положения, утверждения, теории выступает постоянно существующая возможность их фактического опровержения, «фальсификации», отказывал в научном статусе философскому психоанализу Зигмунда Фрейда и материалистической диалектике Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Он полагал, что не может быть научным сугубо субъективный анализ, и удивлялся тому, что научным признается диалектический метод, отрицающий сам себя. Ведь, по утверждению классиков диалектического материализма, для диалектики нет ничего святого, раз и навсегда данного, кроме бесконечного процесса всеобщего изменения и развития. Тем самым, даже столь выдающийся представитель современной сциентистской философии, путаясь в категориях абсолютного и относительного, мыслил метафизически, хотя и предложил в целом диалектическую концепцию фальсификации научного знания, сняв односторонность концепции верификации, представители которой настаивали на обязательном предварительном использовании новых фактов как (заведомо) положительных аргументов в пользу истинности уже существующих традиционных теорий. Данный пример свидетельствует, что метафизическое и диалектическое мышление до сих пор сосуществуют, и любое не до конца последовательное диалектическое рассуждение содержит в себе угрозу, возможность «оборачивания» метода и соскальзывания от гибкой диалектики к твердолобой метафизике.

Философия науки в качестве раздела философского знания также имеет свой предмет. Но прежде чем перейти к его определению, необходимо выделить несколько различных смыслов понимания словосочетания «философия науки».

В истории философской мысли встречалась рациональная и иррациональная, светская и религиозная философия. Поэтому в самом широком смысле под философией науки можно понимать научную философию вообще, иными словами, философию, построенную на рационально-логических принципах и/или на эмпирической основе и ориентированную на естественные природные и общественные начала познания, на человеческие познавательные способности.

Выделение и отделение такой научной философии есть вопрос колоссальной сложности, так как мировоззренческое ядро любой философской доктрины стремится к целостности, к системности, в той или иной степени сочетая в себе и религиозные, и научные воззрения. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к краткому анализу истории философской мысли, которая оказывается гораздо сложнее и богаче любых классификационных, систематизаторских, в том числе и научных представлений о ней.

Базируясь в основном на западноевропейской философской традиции, история философии как современная учебная дисциплина весьма самонадеянно расправляется с древнеиндийской и древнекитайской философией, полагая, что они характеризуются неполной выделенностью из предфилософии, что для первой характерна религиозно-мифологическая направленность, а во второй преобладает обыденное сознание, так называемая житейская мудрость. Также привычно постулируются их слабые связи с зарождающимся научным знанием, традиционализм, признание авторитета древних письменных источников.

Очень странно, что западная история философии, во-первых, видит в этом лишь слабую сторону, а во-вторых, не замечает точно такой же особенности в древнегреческой или в средневековой философии, но факт есть факт, и нам приходится с ним считаться. Поэтому мы здесь также ограничимся простым перечислением основных школ и направлений древневосточной философии, которая в эпоху средневековья, да и гораздо позже, в силу традиционализма культуры Востока сохранила практически все эти основные направления, породив в дополнение к этому еще и разнообразные синтетические мировоззренческие системы.

Считается, что древнеиндийская философия насчитывает несколько основных философских школ (даршан). К даршанам относятся:

• Веданта.

• Миманса.

• Йога.

• Чарвака (локаята).

• Философский аспект джайнизма и буддизма.

Для древнекитайской философии характерны шесть философских школ:

• Конфуцианство.

• Даосизм.

• Моизм.

• Легизм (школа закона).

• Школа «инь-ян».

• Школа имен.

В дальнейшем на Востоке особую роль приобрел также китаизицированный вариант буддизма – школа чань (дзэн) – буддизма или школа медитации.

Традиционно предполагается, что свои классические формы древняя философия приобрела во времена Античности (Древняя Греция и Рим с VI века до н. э. и до IV века н. э.). К философии Античности относятся следующие историко-философские блоки:

1. Ионийская философия, представленная Милетской школой (Фалес, Анаксимандр, Анаксимен) и философией Гераклита.

2. Италийская философия, развиваемая Пифагорейским союзом, школой элеатов (Ксенофан, Парменид, Зенон, Мелисс).

3. Философия Демокрита.

4. Философия софистов (Протагор, Горгий, Продик), Сократа и сократических школ киников, киренаиков, мегариков.

5. Философия Платона и Аристотеля.

6. Философия эллинизма, включающая перипатетиков (Теофант, Андроник Родосский), академиков (последователей Платона), эпикурейцев (Тит Лукреций Кар), стоиков (Сенека. Эпиктет, Марк Аврелий), скептиков (Секст Эмпирик).

7. Позднеимперская философия неоплатонизма.

Общая динамика развития античной философии соответствует принципу «солнце всходит и заходит», то есть период ее расцвета и упадка в целом совпадает с расцветом и упадком греко-римской цивилизации. Что, впрочем, характерно и для других цивилизационных историко-философских блоков.

Тематика античной философии претерпевает изменения, укладывающиеся в основное русло ее динамики. Ионийцев, итальянцев и Демокрита преимущественно интересуют вопросы онтологии и космологии. Софистов, Сократа и сократические школы уже в большей степени привлекают не природа и космос, а антропологическая проблематика (смысл человеческой жизни, природа получаемых человеком знаний). Энциклопедическое и системное оформление античная философия получает у Платона и Аристотеля. В философии эллинизма начинается эпоха повторения, комментирования великих классиков с акцентом на этическую проблематику.

Следующим крупным историко-философским блоком выступает средневековая философия. Она охватывает период от VII до XV века н. э.

Средневековая философия тесно связана с религией, теоцентрична. Ее основные вопросы – это идея творения в онтологии и идея откровения в гносеологии. Философия средневековья включает:

1. Период становления, который, в свою очередь, делится на период апологетики (важнейший представитель – Квинт Тертуллиан) и период патристики (Иоанн Златоуст, Аврелий Августин).

2. Период ранней схоластики (Иоанн Скот Эриугена, Альсельм Кентерберийский, Пьер Абеляр).

3. Период зрелой схоластики (Фома Аквинский).

4. Позднюю схоластику (Иоанн Дунс Скот, Ульям Оккам, аль-Канди, аль-Фаради, Авиценна).

Динамика средневековой философии такова: апологетика (с греческого «апология» - защита) вела борьбу с языческими и еретическими заблуждениями за чистоту христианского вероучения, патристика занималась проблемой систематизации христианского вероучения как идеологии веры, схоластика (от греческого «школьный», «ученый») занималась приспособлением догматов христианства к рационалистической методике их изложения и обоснования (отсюда интерес к формально-логической проблематике). Если первоначально средневековая философия в большей степени стояла на позициях эллинизма, в частности, неоплатоников, то в период зрелой схоластики платоновские идеи вытесняются аристотелевскими концепциями. Если в период апологетики поборники чистой веры отстаивали безусловный примат веры над разумом, а в период ранней схоластики – их гармонию, то для поздней схоластики уже более характерна концепция «двойственности истины».

Очередным крупным блоком в историко-философском здании стала философия эпохи Возрождения (XV – начало XVII вв. н. э.). Философская традиция в эпоху Возрождения явила собой действие диалектического закона двойного отрицания: в своей резкой полемике со средневековой схоластикой она ратовала за возрождение классической античной философии, хотя и не разрывала связь, например, со средневековым неоплатонизмом. Вместе с тем, философская традиция в этот период утратила такие дисциплины, как формальная логика. Философия Возрождения стояла на ярко выраженных позициях антропоцентризма: в центре ее проблематики снова оказался земной человек в качестве главного звена всей цепи космического бытия. Культ гуманизма, то есть признание самоценности человека, его безграничных возможностей пронизывает творчество таких философов, как Данте Альгери, Франческо Петрарка, Лоренцо Вала. Гуманизм философии Возрождения возвращает ей социальную ориентацию (Николо Макиавелли, Жан Боден, Гуго Гроций, Томас Мор, Томмазо Кампанелла) и нацеливает на разработку теории естественного (а не божественного) права, а также различного рода утопических учений.

В период Ренессанса (эпоха Возрождения) развивается философия природы и естествознание (Николай Кузанский, Джордано Бруно, Леонардо да Винчи, Иоганн Кеплер, Галилео Галилей, Николай Коперник).

В целом период Ренессанса обычно рассматривается как переход к философской традиции Нового времени (XVII век). Философия Нового времени в очень большой степени была ориентирована на развивающуюся науку и связанную с ней онтологическую и методологическую проблематику. Основной проблемой становится проблема субстанции.

В понимании субстанции обозначились два подхода: онтологический (Фрэнсис Бекон, Рене Декарт, Томас Гоббс, Готфрид Лейбниц, Бенедикт Спиноза) и гносеологический (Джон Локк, Джордж Беркли, Давид Юм). Первый подход основывался на признании одной (монизм), двух (дуализм) или многих реально существующих материальных или нематериальных субстанций. Второй подход в определенной степени ставил под сомнение, частично или полностью отвергал реальное существование материальной и духовной субстанций.

Второй по значению философской проблемой Нового времени был вопрос о достоверности получаемых знаний. Этот вопрос решался эмпирически и рационалистически. Эмпиризм утверждал идею главенства чувственного опыта как источника познания и индукции как научного метода (Фрэнсис Бекон, Томас Гоббс, Джон Локк). Рационализм отдавал предпочтение не человеческим чувствам, а человеческому разуму, полагая всеобщность и необходимость логическими признаками достоверного знания (Рене Декарт, Готфрид Лейбниц, Бенедикт Спиноза). Рационализм основывался на таких методах познания как дедукция и интеллектуальная интуиция.

Именно в Новое время так называемый «основной вопрос философии», который в Античности разрабатывался «линией Демокрита» и «линией Платона», оформился мощно и окончательно в единстве своей онтологической и гносеологической сторон. Четко выделились и противопоставились друг другу материализм, субъективный и объективный идеализм.

Третьим, хотя и не столь ведущим направлением философствования в Новое время стали социально-философские концепции, а точнее концепции «естественного права» и «общественного договора» (Томас Гоббс, Джон Локк, Бенедикт Спиноза).

Очередным крупным блоком в истории философской мысли стала философия Просвещения (XVIII век). Философские произведения начинают писаться уже не на латыни, а на национальных языках. Философия эпохи Просвещения продолжает развивать материалистическую и идеалистическую традицию. Просветительская философия была представлена английской и французской традиций. Англичане были более умерены и ограничены, хотя среди них встречались и материалисты (Толанд, Коллинз, Гартли, Пристли), и идеалисты (Шефстбери, Мандевиль). И те, и другие, однако, основывались на религиозно-философской доктрине деизма (бог признается в качестве первопричины мира, дающей ему первотолчок и позволяющей далее развиваться по своим собственным законам).

Французское Просвещение было гораздо более радикально. Выражая интерес третьего сословия (буржуазия), французские философы-просветители активно боролись против религиозных суеверий, возвышали роль разума и научного познания. Но некоторые из них делали это с позиции деистского материализма (Вольтер, Руссо, Монтескье), а другие – с позиции материалистического естествознания, то есть мировоззрения, очень близкого к атеизму (Мелье, Дидро, Гольбах, Гельвеций, Ламерти). Французское Просвещение представляло собой идеологическую подготовку Великой французской революции, а потому в своей социальной философии выражало буржуазные воззрения на общественное устройство.

Очень важным, с точки зрения всей историко-философской науки, этапом развития мировой философской мысли стала немецкая классическая философия (80-е гг. XVIII века – 70-е гг. XIX века). Многие философы полагают даже, что истинная системная философия только и началась с представителей данного классического направления. Кант, Фихте, Шеллинг, Гегель и Фейербах оказали на мировую философию просто громадное влияние. Поэтому, чтобы понять, что есть философия, целесообразно хотя бы, вкратце познакомиться с некоторыми из их теорий.

Имануил Кант. Главными произведениями, написанными им в критический период его творчества, являются «Критика чистого разума», «Критика практического разума», «Критика способности суждения». Главный вопрос Канта – это вопрос об источниках и границах знания. Кант полагал, что любой объект можно представить двояко: как «явление» (феномен) и как «вещь в себе» (ноумен) (см. рис. 2).

 

  
 

 

 


Рис. 2. Кантовское представление об объекте

 

Мы в состоянии познавать предметы, процессы только так и постольку, как и поскольку они нам являются в нашем опыте взаимодействия с ними, то есть апостериори.

По Канту, «вещи в себе» трансцендентны, то есть существуют вне сознания и не доступны ему. Познать предмет как «вещь в себе», сущностно невозможно, хотя в нас и заложено некое до- и внеопытное, то есть априорное знание.

У человека есть три основные способности познания: чувственность, рассудок, разум. С помощью чувств мы получаем первичную информацию о предметах, процессах. Эта информация поступает (порождается) в виде ощущений цвета, запаха, вкуса, формы и прочее.

С помощью рассудка мы познаем предмет, процесс в форме понятий (категорий) и суждений.

Давайте на минуту отвлечемся, чтобы пояснить сказанное.

1. В форме понятий отражается связь существенных признаков, отличающих предмет, процесс.

2. В форме суждения отражается связь между понятиями, выраженная через утверждение или отрицание. Например, «яблоко» - это понятие. Его можно определить через существенные признаки: быть плодом, быть питательной средой для семени, быть приятной и полезной пищей. «Мама дала яблоко сыну» - это уже суждение, связывающее понятия «мама», «яблоко», «сын» и утверждающее акт передачи яблока.

3. Категории – это наиболее общие понятия. Например, категория «материи», «движения», «пространства», «времени».

Теперь снова вернемся к Канту.

Рассудок оперирует категориями, которые он имеет априори. Но чтобы возникло истинное знание, по мнению Канта, нужно соединить чувственное созерцание с категориями рассудка.

Кант полагал, что главными видами знания выступает математика, теоретическое естествознание и метафизика (философия).

В основе математики лежит чувственное созерцание пространства и времени, которые и обусловливают всеобщность и необходимость математических истин.

В основе теоретического естествознания лежат двенадцать категорий рассудка, сгруппированных в четыре группы:

• количество;

• качество;

• отношение;

• модальность.

На уровне метафизики встает вопрос о синтетических суждениях. Для решения этого вопроса подключается разум как способность познания. Поскольку предметом метафизики являются Бог, природа и бессмертие души, то разделы метафизики (теология, космология и психология) пытаются, собственно, обосновать суждения, типа «Бог существует» или «Бог не существует». Но такие тезисы и антитезисы аргументируются одинаково хорошо, потому что заложенная в каждом из них противоположная посылка аксиоматична, то есть заранее предполагает доказательство тезиса или антитезиса. Разум, справляющийся с менее всеобщими суждениями, «спотыкается» на синтетических суждениях, приходит к противоречиям – антиномиям, указывающим границы разумного (научного) познания. Отсюда, по Канту, начинаются проблемы, являющиеся предметом веры.

Именно вера в Бога примиряет требования нравственного сознания с фактами зла, существующими в человеческом обществе. Именно вера в Бога, в конечном счете, заставляет человека подчиняться нравственному идеалу, сформулированному Кантом в виде следующего категорического императива: «Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства».

Вершиной немецкой классической философии по праву считается философская система Гегеля, изложенная в его работах «Феноменология духа», «Наука логики», «Энциклопедия философских наук», «Философия права». По Гегелю, весь мир есть постепенное развертывание творческого замысла «мирового разума» или Абсолютной идеи.

Сначала Абсолютная идея выступает как чистая мысль, существующая до субъекта и объекта, как чистое логическое мышление. На этом этапе Идея развертывает свое содержание через систему взаимосвязанных и переходящих друг в друга логических категорий бытия, сущего и т. д. При саморазвертывании Абсолютная идея использует ряд диалектических принципов и законов:

• принцип логического и исторического;

• принцип единства логики, диалектики и гносеологии;

• принцип восхождения от абстрактного к конкретному;

• закон перехода количественных изменений в качественные;

• закон единства и борьбы противоположностей;

• закон отрицания отрицания.

На втором этапе своего развития Абсолютная идея «отчуждает» себя в лоно Природы (философия природы), где создает внешние проявления саморазвивающихся логических категорий. В Природе развитие идет от механического к химическому и далее, к организменному.

На третьем этапе ранее отчужденная Абсолютная идея воплощает свое развитие в мышлении и истории, то есть «в духе» (философия духа). Познавшая свое «инобытие», Абсолютная идея вновь возвращается к себе самой через постижение себя в различных видах человеческого сознания и деятельности. Через человека она осознает себя как субъективный дух. Через абстрактное право, мораль, семью, гражданское общество, государство, всемирную историю восходит к себе как объективный дух. В искусстве, религии и философии она раскрывает себя как Абсолютный дух. Отчужденная Идея воссоединяется сама с собой, до конца познает самое себя.

Система Гегеля построена по принципу триады. Тезис – антитезис – синтез, что придает ей необычайную логическую стройность. Все категории не постулируются, а выводятся одна из другой.

Первым в истории немецкой философии идеи Гегеля подверг критике Л. Фейербах.

Исходное положение философии Гегеля – это тождество бытия и мышления, то есть понимание реального мира как проявления духа Идеи. Для Фейербаха вопрос о соотношении бытия и мышления решался через абстрактного человеческого индивида, через человека как существо биологическое. Антропологический материализм Фейербаха особенно рельефно проявился в его критике религии. Фейербах считал, что бессильный перед лицом Природы, зависимый от ее капризов биологический человек специально породил религию как средство утешения и надежды. Бог, по Фейербаху, есть не что иное, как проекция, отчуждение, объективирование человеческого духа во вне и над человеком. Отчужденный человеческий дух в образе Бога возносится на небеса и выступает затем объектом поклонения. Вот она – проблема отчуждения: чем сильнее Бог, тем слабее человек.

Вместе с тем, религия, по Фейербаху, необходима. Но «истинная» религия – это любовь не к Богу, а к человеку, пробуждающая его лучшие качества. Стремление к счастью влечет за собой и осознание нравственного долга, так как «Я» не может быть счастливо без «Ты», т. е. без другого человека. Итак, собственное счастье – это вопрос человеческого единения.

Общая динамика развития немецкой классической философии, таким образом, исходит из непоследовательности Канта (материализм в учении о чувственности, идеализм в учении о рассудке и разуме). Через философию Фихте и Шеллинга данная традиция восходит к завершенному объективному идеализму Гегеля. Завершенность системы Гегеля, между прочим, также делает непоследовательной его диалектику. Принцип вечного становления, постоянной изменчивости оказывается ограниченным.

Данную непоследовательность и противоречивость немецкой школы своим антропологическим материализмом «снимает» Фейербах, делая это, однако, абстрактно, без учета социально-исторической природы человека.

Такая философская эволюция просто не могла не найти своего логического разрешения, что в итоге и произошло благодаря диалектическому и историческому материализму и материалистической диалектике К. Маркса и Ф. Энгельса.

Проблема подробного изложения философской теории ставит нас перед необходимостью избрания какого-то одного, но зато наиболее разработанного и влиятельного теоретического источника. Таким источником, сумевшим энциклопедически полно, системно и достаточно непротиворечиво, творчески и оригинально объединить крупнейшие достижения философской мысли, стала философия Карла Маркса и Фридриха Энгельса. Диалектический и исторический материализм в качестве теории и материалистическая диалектика в качестве метода философии марксизмаразрабатывались в следующих работах:

• «Экономическо-философские рукописи 1844 года» (К. Маркс).

• «Нищета философии» (К. Маркс).

• «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» (К. Маркс).

• «Капитал» (К. Маркс).

• «Анти-Дюринг» (Ф. Энгельс).

• «Диалектика природы» (Ф. Энгельс).

• «Людвиг Фейербах и конец немецкой философии» (Ф. Энгельс).

Примечание: при подготовке тем, связанных с диалектико- и историко-материалистической философской системой К. Маркса и Ф. Энгельса использовались разные источники, но в качестве наиболее фундаментального, органично вписывающегося в общую логику изложения материала рассматривался учебник для вузов «Ведение в философию» [Фролов И. Т., Араб-Оглы Э. А., Арефьева Г. С. и др., 1989].

Апелляций к марксистской философской системе мы подводим черту под кратким анализом истории мировой философии до середины XIX века. Напоминаем, что данный анализ использовался с целью формирования целостного представления о предмете философии науки или научной философии в самом широком смысле.

__________

Обращением к той же марксистской философии, по указанным выше причинам, мы начинаем исследование предмета философии науки в менее широком, так сказать, в промежуточном смысле, в смысле философской рефлексии, отражения социо-культурного феномена науки, в смысле философского размышления над феноменом науки.

С точки зрения философии, наука выступает основной формой человеческого познания, поэтому философская рефлексия науки посвящена анализу того, что есть наука, как она устроена и развивается, что она может, а что ей недоступно.

Социальные функции науки не есть нечто раз и навсегда заданное. Они исторически развиваются, как и сама наука, представляя собой важную сторону развития науки. Можно выделить три группы выполняемых наукой социальных функций:

• культурно-мировоззренческие;

• как непосредственной производительной силы;

• как социальной силы.

Коперниковским переворотом, начавшимся четыре с половиной века назад, наука впервые оспорила у теологии ее право монопольно определять формирование мировоззрения. Это стало первым актом внедрения научного знания и мышления в структуру деятельности человека и общества.

Но требовалось много времени для того, чтобы наука стала основой общественного образования и самостоятельной сферой человеческой деятельности, то есть социальным институтом.

Процесс превращения науки в непосредственную производительную силу впервые был зафиксирован и проанализирован Марксом в середине XIX столетия, когда синтез науки, техники и производства был не столько реальностью, сколько перспективой. Первоначально технические проблемы развивали науку, но сама наука мало что давала практике (промышленности, сельскому хозяйству, медицине). Однако, со временем наука превращается в мощный катализатор производства и решающим образом начинает ориентироваться на практику, быстро став ее революционирующей силой. Как таковая наука в корне меняет облик и характер производства.

Имея определяющее влияние на производство, наука в современных условиях непосредственно включается через него в процессы социального развития, становится основой для разработки масштабных планов и программ социально-экономического характера. Наука в качестве социальной силы оказывает комплексное воздействие на общественную жизнь, особенно интенсивно затрагивая технико-экономическое развитие, социальное управление, социальные институты, участвующие в формировании мировоззрения.

В чем состоит специфика науки как области, сферы знания?

1. Наука ориентирована на предметное и объективное исследование действительности. Эта особенность отделяет науку от других форм познавательной деятельности. Например, в процессе художественного освоения действительности объекты, включенные в человеческую деятельность, не отделяются от субъективных факторов, а берутся в своеобразной смычке с ними. Художественный образ – это такое отражение объекта, которое содержит отпечаток человеческой личности, ценностного отношения, ориентации человека.

2. Научное познание отражает объекты природы не в форме созерцания, а в форме практики. Поэтому данный процесс обусловлен не только особенностями изучаемого объекта, но и факторами социокультурного характера, создающих некоторую избыточность проблематики и нацеленность науки на изучение будущей практики. Отсюда предсказательная функция науки.

3. Следующие особенности науки отличают ее от обыденного познания:

• наука имеет дело с особым набором объектов реальности, не сводимых к объектам обыденного опыта;

• наука создает свои понятия и определения, свой искусственный

специальный язык;

• наука нуждается в особой системе специальных орудий, в научной аппаратуре (измерительные инструменты, приборы), позволяющей выявлять возможные состояния и условия существования объекта, контролируемые субъектом, то есть позволяющей создавать экспериментальные условия;

• наука формирует специфические способы обоснования истинности знания, то есть экспериментальный контроль, выводимость одних знаний из других, истинность которых уже доказана;

• наука разрабатывает процедуры выводимости научного знания (доказательство, опровержение), усиливающие ее внутреннюю взаимосвязь, слитность, организуя ее в систему. Отсюда системность и обоснованность научного знания;

• наука формирует новый способ построения знаний. Он заключается в построении идеальных объектов без непосредственного обращения к практике – в построении гипотетических схем предметных связей действительности, которые затем прямо или косвенно обосновываются практикой и превращаются в особый тип знания – теорию;

• наука отличается и методами познавательной деятельности, даже, вернее сказать, осознанием специфики своих методов. Наука формирует знание о методах научной деятельности – методологию, призванную направлять научный поиск;

• наука сопровождается созданием отряда специалистов, отличающихся наличием определенной системы ценностных ориентаций и целевых установок на постоянный рост знания, получение нового знания. Речь идет о научных кадрах.

Строение науки сложное. Оно имеет два основных уровня и несколько подуровней. В структуре научного знания двумя уровнями выступают эмпирический и теоретический. Не следует их путать с чувственной и рациональной ступенями познания.

Эмпирический уровень научного познания не сводится к данным наблюдений. Он предполагает еще и формирование особого типа знаний – научного факта, как результата рациональной обработки данных наблюдений. Эта обработка включает следующие процедуры: осмысление, понимание, интерпретация. Любой научный факт есть сплав, взаимодействие чувственного и рационального.

Теоретический уровень научного знания также представляет собой сплав, переплетение чувственного и рационального: формы рационального познания (понятия, суждения, умозаключения) доминируют в процессе теоретического освоения действительности, но при построении теории используются также и наглядные модельные представления (то есть формы чувственного познания, живого созерцания). Идеализированные теоретические объекты (идеальный маятник, абсолютно твердое тело, идеальный товар) являются наглядными модельными образами (чувственными обобщениями), с которыми производятся мысленные эксперименты. То есть, теория всегда содержит чувственно-наглядные компоненты.

Теоретический уровень отличается от эмпирического следующими критериями:

1. По характеру предмета исследования.

2. По типу применяемых средств исследования.

3. По особенностям метода исследования.

Эмпирическое исследование ориентировано на изучение явлений и зависимостей между ними. Сущностные связи здесь только высвечиваются, намечаются.

Теоретическое исследование выделяет сущностные связи в чистом виде, в виде законов.

Эмпирическая зависимость есть результат индуктивного обобщения опыта, вероятностно-истинное знание. Теоретический закон есть всегда знание достоверное. Эмпирическое исследование базируется на непосредственном практическом взаимодействии исследователя с изучаемым объектом. Оно предполагает осуществление наблюдений и экспериментальную деятельность. Поэтому средства такого исследования включает в себя приборы, приборные установки и другие средства реального наблюдения и эксперимента.

В теоретическом исследовании нет непосредственного практического взаимодействия с объектами. Здесь объект изучается опосредованно в мысленном эксперименте. В качестве основного средства теоретического исследования выступают теоретические идеальные объекты (идеализированные, абстрактные конструкции). Это особые абстракции, в которых заключен смысл теоретических терминов. Эти объекты могут нести признаки, которых нет в реальности. Например, материальную точку определяют как тело, лишенного размера, но сосредоточивающую в себе всю массу тела.

Основными методами эмпирического исследования являются реальный эксперимент, реальное наблюдение и эмпирическое описание. Методами теоретического исследования являются: идеализация (метод построения идеализированного объекта), мысленный эксперимент с такими объектами, методы построения теории (восхождения от абстрактного к конкретному, анализа и синтеза, исторического и логического, аксиологический и гипотетико-дедуктивный).

Эмпирический и теоретический уровни имеют свои подуровни. Эмпирический – подуровень наблюдения и подуровень эмпирических фактов. Подуровнями теоретического уровня являются частные теоретические модели и законы (относятся к ограниченной области явлений, например, закон движения тел по наклонной плоскости) и подуровень развитой теории (обобщения частных законов и моделей, то есть обобщающие теоретические модели, охватывающие все частные случаи. Например, ньютоновская механика).

Взаимодействие эмпирических подуровней происходит следующим образом:

• наблюдения дают первичную информацию, они протоколируются, описываются в языковой форме;

• переход от наблюдений к эмпирическому факту происходит через познавательные операции:

1. Рациональной обработки данных наблюдения и поиск в них устойчивого, инвариантного содержания на основе сравнения данных.

2. Истолкования выявляемого инвариантного содержания (интерпретации и сравнения с другим знанием).

Взаимодействие теоретических подуровней предполагает переход от частных моделей и законов к общим фундаментальным законам и принципам путем теоретических обобщений, подтверждаемых экспериментальным исследованием. Но бывает и так, что сразу строится развитая теория, которая дает новое объяснение, заставляет по-новому интерпретировать известные факты.

Помимо эмпирического и теоретического уровней структура научного знания имеет еще основания научного знания, определяющие стратегию научного поиска. Это идеалы и нормы исследования, научная картина мира и философские основания.

Идеалы и нормы выражают ценностные и целевые установки (доказательность и обоснованность, ясность и предметность знания, объяснения и описания, процедуры и правила построения, способы организации знания).

Научная картина мира складывается в результате синтеза знаний от различных наук. Она обеспечивает систематизацию знаний и одновременно функционирует как исследовательская программа, ставящая задачи научного поиска и определяющая выбор средств их решения.

Философские идеи и принципы обосновывают идеалы, нормы, научную картину мира, обеспечивают включение научного знания в культуру. Именно философские основания выполняют эвристическую функцию, участвуют в построении новых теорий, научных структур и картин реальности. Философия и определяет избыточность содержания и проблематики науки ее новые горизонты.

Философские основания науки изменялись как минимум дважды:

• на первом этапе основной философской установкой была идея абсолютной суверенности онтологических законов, их независимости от познающего субъекта;

• на втором этапе победило понимание относительности онтологии, зависимости ее от методов и идеалов исследования;

• на третьем этапе осмысливается относительность уже самой методологии, норм и идеалов, допустимость аксиологических (ценностных) факторов, зависимость науки от социальных условий ее бытия, от социальных запросов различных исторических эпох. Но чтобы понять данный факт нам впоследствии придется обратиться к философии общества, к социальной философии, поскольку философия является рефлексией над основаниями всей культуры.

__________

На этом мы заканчиваем исследование предмета философии науки в менее широком, промежуточном смысле и переходим к ещё более узкому смыслу трактовки этого предмета. В узком смысле философию науки следует понимать как некое комплексное направление новой и новейшей философии XIX – XXI веков, получившее название позитивизма и прошедшее в своем развитии несколько этапов, начиная от «первого позитивизма» и кончая постпозитивизмом.

Правильно понять и верно оценить это философское направление само по себе, вне общего процесса эволюции мировой философии принципиально невозможно. Изолированное рассмотрение позитивизма, до сих пор практикуемое многими авторами, совершенно некорректно, с точки зрения диалектической науки и философии, напоминает тщательное изучение одного из этажей многоэтажного здания, не дающее адекватного представления ни о здании в целом, ни о назначении данного этажа, в частности. Мы пойдем по другому пути, а именно по пути системного изложения, находящего свое высшее проявление в диалектическом принципе историзма.

Как мы уже отмечали, марксистская философия явилась наиболее совершенной (для своего времени) моделью энциклопедически полного теоретического обобщения и систематизации накопленного достоверного и даже вероятностного знания, а также непревзойденной по сегодняшний день, научно-философской методологией. Однако, время не стоит на месте, суммарное знание человечества постоянно изменяется, совершенствуется. Развивается и мировая философия.

В XIX-XXI веках новая и новейшая философия характеризуется богатством и разноплановостью философских систем и направлений, которые можно с той или иной степенью достоверности относить либо к философии науки, либо к философии о человеке, либо к философии о боге. Таким образом, основными объектами философствования стали выступать наука, человек, бог. На самом же деле, или, как говорится, при более глубоком рассмотрении все перечисленные направления философствования имеют некое сущностное единство, взаимоотношение. Выражается это единство в следующем: новая и новейшая философия развивается в мире, познавшем ужасы Первой и Второй мировых войн, разочарование в традиционных политических государственных системах и нравственно-идеологических доктринах разума и справедливости. От веры и апологии социального и рационального философия испытала крен в сторону иррационализма, теологизма.

Мыслители стали искать убежище и панацею в обращении к богу или к внутреннему миру человеческой личности, частенько экстраполируя их друг на друга, смешивая между собой.

Мыслители современности стали искать пути к сохранению внутренней свободы, как это делали их далекие предшественники – стоики во времена разгула деспотизма и произвола императоров Древнего Рима.

По той же причине в современной философии расцветают иррационалистические тенденции, истолкованные, интерпретированные опять же в терминах, связанных с личностью, психикой, существованием и рефлексией конкретного человека: интуицией, волей, симпатией, экзистенцией. При глубинном рассмотрении иррациональное предстает в них в виде отчужденных (особо отметим и отложим в памяти термин «отчуждение») сущностных характеристик человека, создающего, творящего свой мир – спутник, свою жизнь, жизненный контекст, свою духовно, личностно наполненную науку и культуру. По большому счету, современная философия за резким исключением пессимистична, она отражает трагедию обманутой и обобранной социумом личности, утверждающей свое право на существование и самоценность.

Проинтерпретируем сказанное на примере нескольких особо выдающихся направлений новой и новейшей философии: позитивизма и философии науки, иррационализма, экзистенциализма, а так же, как бы это не казалось парадоксальным, на примере эволюции философии прагматизма.

Позитивизм, как позиция, методологическое направление в научной и философской мысли (так называемая позитивная философия) был основан в XIX веке Огюстом Контом и развит Дж. Ст. Миллем и Г. Спенсером. В истории философии это направление закрепилось как «первый позитивизм», зарождение которого, с одной стороны, было обусловлено бурным развитием научного знания, а с другой – разочарованием в философии как метафизике, то есть науке всех наук или «матери» всех наук, состоящей из многочисленных постулатов, не поддающихся непосредственному научному анализу и апеллирующих к авторитету создавших их мыслителей. Претензии философии на определение стратегии в решении всех проблем познания не были реализованы из-за довольно кардинального разделения философов XVIII-XIX веков по основанию предлагаемого им и решения основного вопроса философии. Четкое выделение материалистического, объективно-идеалистического и субъективно-идеалистического лагерей заставило философию погрязнуть во внутренних распрях и спорах, мешающих мыслителям развивать ее как всеобщую методологию познавательного процесса. Эйфория и самонадеятельность развивающихся наук, в свою очередь, заронили у их последователей мысль о беспомощности и необязательности философской метафизической методологии, имеющей слишком абстрактный и слишком обобщенный характер.

Позитивизм, в частности, выступал против метафизичности философии, за ее сугубо позитивный характер и эмпирическую направленность, что якобы позволяло преодолеть противоположность идеализма и материализма, обойти решение основного вопроса философии применительно к науке, понимаемой в большей степени как эмпирическое знание.

Такая ориентация позитивной философии реально превращало ее в описательную дисциплину, часть естественно-научной фактологии и косвенно, неявно загоняло в лагерь субъективного идеализма, что и проявилось в дальнейшем развитии со всей очевидностью.

Первый позитивизм исходил из того, что частные науки нуждаются лишь в определенном упорядочении, систематизации своих понятий, координации результатов. В частности, О. Конт полагал, что задачей позитивной философии является разработка целостного представления о науках как о различных описаниях и обобщениях эмпирических фактов; изучение отношений и связей наук между собой. Поэтому не удивительно, что по мере теоретизации научного знания, оно все меньше нуждалось в каком-то внешнем регуляторе – систематизаторе, и, следовательно, роль позитивной философии все больше и больше ограничивалась, «обуживалась». А сама позитивная философия, накопив свой «личный багаж», снова стала заниматься своими «метафизическими проблемами», чтобы четко позиционировать себя среди других философских концепций и направлений.

В таком контексте в конце XIX века возникает «второй позитивизм» в лице таких своих представителей, как Э. Мах, А. Пуанкаре, Р. Авенариус, К. Пирсон. Сторонники второго позитивизма уже в гораздо более явном виде тяготели к субъективному идеализму и отказывали философии в статусе самостоятельной науки. Они утверждали, что удел философии как научного мышления – разработка систем общих понятий, достаточно нейтральных, чтобы претендовать на роль «третьей» линии в философии, стоящей вне материализма и идеализма, над ними. Постулируемая «нейтральность» как бы базировалась на принципиальной координации, на нерасторжимом единстве субъекта и объекта познания, на стремлении к максимальной научности, под которой понимался принцип экономности мышления.

Так родились ассоциации, сравнивающие философию с королем Лиром, который все свои богатства разделил среди дочерей, а сам оказался бездомным бродягой.

Третьей формой позитивизма, возникшей в 20-е годы XX века, считаются результаты деятельности членов Венского кружка: М. Шлика, Р. Карнапа, Л. Витгеншейна и др. Именно ими была сформулирована концепция «неопозитивизма».

Неопозитивисты (как и позитивисты) исходили из противопоставления друг другу науки и метафизической философии, были убеждены в бессмысленности метафизичного знания и проблематики. Они основывались на традициях эмпирических частных наук, применительно к которым полагали единственно возможным специальное, описательное, позитивное (фактически обоснованное) научное знание.

Однако, в отличие от первого и второго позитивизма, неопозитивизм все свое внимание сосредоточил уже на раскрытии сути философии как методологии и логики анализа языка научного познания, а основными проблемами позитивной науки заявлял проблемы (принципы) верификации, математизации и формализации научного знания.

Принцип верификации гласил, что научное утверждение истинно лишь при возможности эмпирической проверки, при условии эмпирического подтверждения выдвигаемого научного постулата. Таким образом, считалось, будто бы любое научное положение должно подтверждаться эмпирическими фактами, а, учитывая, что эмпиризм базируется на чувственной ступени познания, нетрудно догадаться о субъективизме неопозитивистской позиции вообще.

Тяга неопозитивистов к сведению философии именно к деятельности по анализу языковых форм была обусловлена самой историей новой философии, породившей в XIX веке герменевтику, концепцию искусства и теории истолкования текстов, исходившую из «объективных» (значения слов, выражений) и субъективных (намерения авторов) оснований, то есть исходя из этимологии языка и авторского замысла. Герменевтика в качестве искусства интерпретации была известна еще в древности, но как философскую проблему ее разрабатывали в XIX веке Ф. Шлейермахер и В. Дильтей. Как самостоятельное направление оперативного философского анализа герменевтика в XX веке воплотилась в концепции Х. Г. Гадамера.

Задачей герменевтики было обнаружение смысла текста в процессе его грамматической и этимологической интерпретации (Шлейермахер), проникновения в духовный мир автора (Дильтей), раскрытия предметного содержания (Гадамар). Раскрытие смысла текста трактовалось как его истинное понимание. Поэтому в целом герменевтику можно назвать философией понимания.

Между тем, неопозитивизм привлек внимание к тому, что, во-первых, выявилась принципиальная невозможность исключения метафизических понятий и суждений из философии и науки; во-вторых, проявилась невозможность в полной мере формализовать язык науки или до конца последовательно провести принцип верификации. Все эти проблемы привели к соскальзыванию позитивизма в середине XX века с анализа языка науки к анализу естественного языка или языка обычного национального общения. Философские проблемы стали рассматриваться как результат неправильного употребления слов и выражений естественного языка общения. Такое видение было характерно для так называемой «аналитической философии», к которой относились «поздний» Витгенштейн, Остин, Райл.

На смену позитивизму пришел разношерстно представленный постпозитивизм(К. Поппер, Т. Кун, И. Лакатос и др.).

Все постпозитивистские концепции уже довольно четко можно объединить понятием «философия науки». И это объединение формирует самый узкий смысл понимания предмета философии науки. Например, К. Поппер в противовес принципу верификации разработал свой принцип фальсификации. Он полагал, что любая научная гипотеза имеет право на существование только в том случае, если она может быть эмпирически опровергнута. Даже более того, любой новый артефакт (т. е. факт, не вписывающийся в традиционную теорию) должен восприниматься как факт ее опровергающий, а не подтверждающий. И только если попытка опровержения не удалась, то данный факт можно зачислить в актив теории (гипотезы).

Наука, по Попперу, есть то, что имеет свою область применения и рано или поздно должно выйти за рамки соответствия развивающейся научной практике. Научность есть возможность перспективной фальсификации. С этой точки зрения, ни психоанализ, ни материалистическая диалектика, по мнению Поппера, не имеют статуса научности, ибо, ни мир неврозов, ни отрицающие сами себя законы диалектики не подпадают под процедуру фальсификации. Поппер считал, что ненаучна и процедура верификации, которая позволяет до конца держаться за давно отжившую, устаревшую теорию за счет субъективного замалчивания одних артефактов или неверного описания и объяснения других.

Не менее разгромный для традиционного позитивизма характер имели концепция научных революций Куна и концепция научно-исследовательских программ Лакатоса. Например, Кун поднял и обосновал проблему периодической коренной ломки традиционного знания в моменты накопления критической массы артефактов. Мало того, что он, тем самым, показал относительность научности теорий, уязвляющую незыблемость эмпирических знаний, он еще и постулировал закономерность и бесконечность революций в науке.

В итоге, философия науки отошла от анализа наличного знания и обратилась к истории науки; отказалась от жесткого разграничения на эмпирическое и теоретическое, на контекст и обоснование; отказалась от поиска разграничительной линии между наукой и ненаукой, между философией и мифологией (Фейерабенд); отошла от кумулятивной (накопительной) модели развития знания с ею поступательным характером, линейностью и преемственностью. Таким образом, в постпозитивистский период философия получила шанс вообще утратить свой предмет, раствориться в научном и ненаучном знании, а фундаментальные принципы позитивизма стали остро дискутироваться и опровергаться его же последователями. В определенной степени можно сказать, что позитивизм изжил сам себя.

Как уже было сказано, несмотря на внешнее различие у философии иррационализма(предэкзистенциализма Кьеркегора, волюнтаризма Шопенгауэра, философии жизни Ницше и Дильтея, интуитивизма Бергсона, неогегельянства и неокантианства) есть внутреннее единство, общность, позволяющие рассматривать все эти системы и взгляды в качестве предтечей экзистенциализма.

Философия Сёрена Кьеркегора, например, посвящена анализу феномена человеческой личности и существования конкретного человека. Понять человека, по Кьеркегору, может только он сам, погрузившись в свой собственный мир. Саморефлексия и самопознание – методы постижения внутренней духовной жизни человека, становящегося самим собой только в акте свободного выбора. Поэтому истина для Кьеркегора есть субъективность, а критерием истины выступает личная убежденность в ней самого человека.

В основе философии Артура Шопенгауэра лежит онтологически понимаемая воля, воля как слепая и бессознательная жизненная сила, делающая счастье иллюзией, а страдание неизбежностью.

Жизнь бессмысленна, ибо характеризуется вечной неудовлетворенностью. Поэтому существующий мир назван Шопенгауэром худшим из всех миров, а своя философия названа им «философией пессимизма».

Философия Фридриха Ницше обозначает единство, целостность мира понятием «жизнь» с ее вечным становлением. Но миром движет еще и воля к власти. Жизнь и воля к власти являются основной причиной противоречивого существования человека, этого «высокомерного насекомого», причиной человеческих заблуждений – истины и морали, дающих лишь иллюзию свободы. Подняться над этим миром иллюзии и обмана может лишь сверхчеловек, «сильная личность», «герой». В этом культе личности воплотилась единственная надежда Ницше.

По мысли Вильгельма Дильтея понять жизнь можно лишь исходя из нее самой, через понимание как внутреннее постижение бытия, интуитивное проникновение в его суть. Понимание достигается с помощью интроспекции (самонаблюдения) или путем «вживания», «вчувствования», «эмпатии» в мир, в жизнь другого человека. По отношению к культуре в целом таким инструментом является герменевтика, интерпретация.

Интуитивизм Арни Бергсона трактовал жизнь как некую иррациональную, бессистемную, алогичную сущность, которую можно постичь с помощью такой же иррациональной интуиции, образной симпатии, проникающей в предмет и сливающейся с его индивидуальной природой. Творческая интуиция творит мир, и она же его постигает.

Неокантианцы (Г. Коген, Э. Кассирер, П. Наторп, В. Виндельбанд, Г. Риккерт) видели основное достижение Канта в обосновании положения о формах чувственного созерцания и рассудка как функциях познающего субъекта, а неогегельянцы (Д. Бейли, Ф. Брэдли, У. Т. Харис) пытались переосмыслить гегелевское учение об абсолютном духе как совокупности индивидуальных сознаний, как высшей форме индивидуальности.

Не менее субъективно звучит базовый принцип феноменологии Э. Гуссерля: «Нет объекта без субъекта».

В таком философском контексте и расцветает экзистенциализм в единстве своего религиозного(Г. Марсель, К. Ясперс, Н. Бердяев, Л. Шестов) и атеистического(Ж.-П. Сартр, А. Камю, М. Хайдеггер) направлений. Экзистенциалисты были убеждены, что единственно подлинной реальностью является бытие человеческой личности, которое открывается человеку через экзистенцию, личностно переживаемый факт существования. Основной тезис экзистенциализма – «существование определяет сущность», то есть человек творит свою личность своими же поступками. Тем же самым он творит и свой мир-спутник. Поэтому человек обретает свою свободу через экзистенцию и он лично ответственен как за свои поступки, так и за свой мир. Именно так и следует оценивать личность человека – по его реальным действиям, а не по мечтам и замыслам. Давайте оценивать Леонардо да Винчи по тому, что он создал, а не по тому, что он мог бы еще создать, но не создал в силу ряда обстоятельств. В актив идут лишь дела. Так рассуждал Ж.-П. Сартр.

Если говорить о психоанализеЗигмунда Фрейда, Катрин Хорни, Альфреда Адлера, то, в общем и целом это неприкрытый уход в анализ мотивов, побуждений, влечений человеческой личности, которые определяют все поведение, всю жизнь человека. Причем эти психические характеристики имеют ярко выраженный бессознательный, иррациональный характер, который лишь отчасти блокируется и направляется сознательными установками и запретами.

Самой интересной или одной из самых интересных, в контексте сказанного выше, философских концепций представляется философия прагматизма, возникшая во второй половине XIX века и разработанная в трудах Ч. Пирса, У. Джемса, Дж. Дьюи. Связанный со спецификой обыденного сознания американцев, прагматизм стал их национальной философией. Суть этой философии заключается в предлагаемом пути решения возникающих перед человеком жизненных задач. Это философия успеха, признания, действия. Но, смотрите, что получается, критерий истины в прагматизме есть последствия действий, причем, последствия практические, то есть успешность, работоспособность идеи. Стрессы, напряжения, неурядицы в общественной жизни человека проистекают по причине сомнений, которые не позволяют ему действовать уверенно, в соответствие с привычными стереотипами, из-за недостаточно успешного, с точки зрения последствий, поведения этого человека. Основная задача прагматизма состояла в том, чтобы анализировать и совершенствовать модели социального опыта человека, укрепить веру в их привычную продуктивность. Даже здесь неявно просматривается пусть общезначимый, но субъективизм, пусть общепринятая, но личностная, сознательная оценка и направленность поведения.

Неявно, но достаточно четко определяются подобные тенденции и в новейшей религиозной философии, и в структурализме, и в постмодернизме. Иррационализм, субъективное восприятие бога и культуры, бессознательное в личности и в обществе – вот характерные черты данных философских доктрин.

Возникает закономерный вопрос: «Что же на самом деле отражает новая и новейшая философия: обращение к человеку или фазу общественного распада, упадка цивилизации?».

 

 

Такие всеобщие категории, как категория бытия или категория не-бытия обычно определяют друг через друга. Таким образом, бытие – это то, что противостоит не-бытию, не-бытием не является.

Всеобщим свойством для всех существующих вещей, существ, процессов мира выступает их существование. Итак, бытие есть существование. Все вещи, процессы, существа мира делятся на три большие группы:

· вещи, существа, процессы природы, еще не затронутые, не освоенные человеком;

· вещи, существа, процессы, созданные человеком из материала природы или измененные, приспособленные им;

· вещи, существа, процессы, принадлежащие сугубо к общественной жизни.

Каждая из указанных групп имеет свою, отличную от других реальность. Все вместе они характеризуют, составляют совокупную реальность. Поэтому бытие есть совокупная реальность.

Любая реально существующая вещь (процесс, существо) имеет внутреннюю логику своего существования, изменения, развития, ограниченный возникновением и уходом обратно в не-бытие период и этапы своего существования, то есть свою действительность.

Иными словами, если у любой вещи, процесса, существа есть прошлое, настоящее и будущее, то действительность – это настоящее. Собственно, бытие есть действительность.

Выделяются четыре основных формы бытия. Каждая из которых, в свою очередь, делится на два составляющих, на два подуровня бытия.

Первая форма – это бытие вещей, процессов которое делится на бытие природных вещей, процессов и на бытие вещей, процессов, произведенных человеком. Бытие вещей, процессов природы называют первой природой. Это объективная и первичная реальность, существующая до, вне и совершенно независимо от сознания человека. Бытие произведенных человеком вещей называют второй природой. Оно представляет собой единство природного материала, опредмеченной деятельности конкретных людей и социального предназначения – функции данных предметов. Вторая природа, таким образом, в отличие от первой, есть комплексная (природно-духовно-социальная) реальность, объективно предпосланная последующим актам человеческого труда, познания. Если первая природа естественна и разворачивается в пространстве и времени материального мира, то вторая природа искусственна и социально-исторична, то есть тесно увязана со временем и пространством человеческого существования или с цивилизацией.

Вторая форма бытия – это бытие человека, которое делится на бытие человека в мире вещей и специфически человеческое бытие. Бытие человека в мире вещей

Предыдущая статья:Структура деятельности., КОНСПЕКТ НОД По конструированию в средней .. Следующая статья:Всеобщими формами существования (бытия) матери выступают пространство и время.
page speed (0.1508 sec, direct)