Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Психология

Дневные и ночные страхи у детей, 1 страница  Просмотрен 71

А. И. Захаров

НОЧНЫЕ

ДНЕВНЫЕ И

СТРАХИ У ДЕТЕЙ

«Издательство СОЮЗ»

Санкт-Петербург

 

Захаров Александр Иванович, доктор психологических наук, кандидат медицинских наук, профессор Российского го­сударственного педагогического университета им. А. И. Герце­на, детский врач, психолог и семейный психотерапевт, акаде­мик Балтийской педагогической академии.

А. И. Захаров

Дневные и ночные страхи у детей. Серия «Психоло­гия ребенка». — СПб.: «Издательство СОЮЗ», 2000. — 448 с; ил.

В книге впервые в отечественной и мировой прак­тике рассмотрены причины возникновения и развития дневных и ночных страхов у детей. Приведены статис­тические данные, показывающие влияние различных факторов, в первую очередь семейных взаимоотношений, на формирование этих страхов с точки зрения детского врача и психолога.

Книга рассчитана на специалистов в области пси­хического здоровья детей: психиатров, неврологов, педи­атров, психологов и родителей, способных понять совре­менные проблемы, развития детей.

 

А. И. Захаров, 1999 «Издательство СОЮЗ», 2000

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Нелегко найти человека, который бы никогда не ис­пытывал чувства страха. Беспокойство, тревога, страх — такие же неотъемлемые эмоциональные проявления на­шей психической жизни, как и радость, восхищение, гнев, удивление, печаль. Но при чрезмерной податливости страхам, зависимости от них меняется поведение челове­ка, он становится неуверенным в себе, а временами его мо­жет даже разбить "эмоциональный паралич". Подавляю­щее большинство страхов в той или иной степени обуслов­лены возрастными особенностями и имеют временный ха­рактер. Детские страхи, если к ним правильно относиться, понимать причины их появления, чаще всего исчезают бесследно. Если же они болезненно заострены или сохра­няются длительное время, то это служит признаком небла­гополучия, говорит о нервной ослабленности ребенка, не­правильном поведении родителей, незнании ими психи­ческих и возрастных особенностей ребенка, наличии у них самих страхов, конфликтных отношений в семье. К сожа­лению, в большинстве случаев страхи возникают по вине самих родителей, и наш долг — предупредить возмож­ность их появления и оградить детей от страхов, вызван­ных семейными неурядицами, душевной черствостью или, наоборот, чрезмерной опекой, или же просто родительской невнимательностью. С возрастом у детей меняются моти­вы поведения, отношение к окружающему миру, взрос­лым, сверстникам. И от того, смогут ли родители уловить эти перемены, понять изменения, происходящие с сыном

или дочерью, и в соответствии с этим изменить свои отно­шения, будет зависеть тот положительный эмоциональ­ный контакт, который является основой нервно-психичес­кого здоровья ребенка. Для того чтобы воздействовать на ребенка и помочь ему избавиться от страхов, родителям необходимо также знать, что такое страх, какую функцию он выполняет, как возникает и развивается, чего больше всего боятся дети и почему. Как предупредить страхи у де­тей и что предпринять, если они уже есть, — это серьез­ный повод для разговора. В книге обобщены данные мно­голетних наблюдений автора как детского и семейного психотерапевта, убежденного в том, что сами родители при желании могут помочь детям своевременно преодо­леть страхи, еще не перешедшие в неуверенность и невро­зы. Использованы также данные массового опроса трех с лишним тысяч детей и подростков 3-16 лет, обработанные современными методами статистики.

Все результаты основаны на собственных исследова­ниях автора, начиная с конца 60-х годов, как и то, что приводимые различия в тексте рассчитаны по формуле Стьюдента не менее t - 0,05 и р < 0,05.

Часть I

ДНЕВНЫЕ СТРАХИ

Глава 1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ СТРАХА И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЯ

Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается опре­деленными физиологическими изменениями выс­шей нервной деятельности, что отражается на час­тоте пульса и дыхания, показателях артериально­го давления, выделении желудочного сока.

В самом общем виде эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. Суще­ствуют две угрозы, имеющие универсальный и од­новременно фатальный в своем исходе характер. Это смерть и крах жизненных ценностей, противо­стоящие таким понятиям, как жизнь, здоровье, самоутверждение, личное и социальное благопо­лучие. Но и помимо крайних выражений страх всегда подразумевает переживание какой-либо ре­альной или воображаемой опасности.

Понимание опасности, ее осознание форми­руется в процессе жизненного опыта, и межлично­стных отношений, когда некоторые безразличные для ребенка раздражители постепенно приобрета­ют характер угрожающих воздействий. Обычно

Определение страха и его проявления_______7

в этих случаях говорят о появлении травмирую­щего опыта (испуг, боль, болезнь, конфликты, не­удачи, поражения и т.

д.).

Гораздо более распространены так называе­мые внушенные страхи. Их источник — взрослые, окружающие ребенка (родители, бабушки, воспи­татели детских учреждении и др.). которые непро­извольно заражают ребенка страхом, настойчиво, подчеркнуто эмоционально указывая на наличие опасности. В результате ребенок реально воспри­нимает только вторую часть фраз типа: "Не подхо­ди — упадешь", "Не бери — обожжешься", "Не гладь — укусит", "Не открывай дверь — там чу­жой дядя" и т. д. Маленькому ребенку пока еще не ясно, чем все это грозит, но он уже распознает сиг­нал тревоги, и, естественно, у него возникает ре­акция страха, как регулятор его поведения. Но ес­ли запугивать "без нужды", так, на всякий слу­чай, то дитятя полностью теряет спонтанность в поведении и уверенность в себе. Тогда-то страхи и начинают размножаться без каких-либо ограниче­ний, а ребенок становится все более напряжен­ным, скованным и осторожным.

К числу внушенных можно также отнести страхи, которые возникают у чересчур беспокой­ных родителей. Разговоры при ребенке о смерти, несчастьях и болезнях, пожарах и убийствах по­мимо воли запечатлеваются в его психике.

Все это дает основание говорить об условно-рефлекторном характере воспроизведения страха, Даже если ребенок пугается (вздрагивает) при вне­запном стуке или шуме, так как последний когда-

йневные страхи

то сопровождался неприятным переживанием. Подобное сочетание осталось в памяти в виде опре­деленного эмоционального следа и теперь непро­извольно ассоциируется с любым внезапным зву­ковым воздействием.

Так же часто, как термин "страх", встречается термин "тревога". И в страхе, и в тревоге есть общий эмоциональный компонент в виде чувства волнения и беспокойства, то есть в обоих понятиях отображе­но восприятие угрозы или отсутствие чувства безо­пасности. Алофеоз страха и тревоги — ужас.

Тревога — это предчувствие опасности, состо­яние беспокойства. Наиболее часто тревога прояв­ляется в ожидании какого-то события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать неприятными последствиями. Тревога в большей мере присуща людям с развитым чувством соб­ственного достоинства, ответственности, долга, сверхчувствительным к своему положению и при­знанию окружающих. В связи с этим тревога выс­тупает и как пропитанное беспокойством чувство ответственности за жизнь (и благополучие) как свою, так и близких людей.

Следовательно, если страх — аффективное (эмоционально заостренное) отражение в сознании конкретной угрозы для жизни и благополучия че­ловека, то тревога — это эмоционально заострен­ное ощущение предстоящей угрозы.

Тревога, в отличие от страха, — не всегда от­рицательно воспринимаемое чувство, она может проявиться и в виде радостного волнения, волную­щего ожидания. Чувство беспокойства в зависимо-

Определение страха и его проявления

сти от психической структуры личности ребенка, его жизненного опыта, взаимоотношений с роди­телями и сверстниками может приобретать значе­ние как тревоги, так и страха. Человек, находя­щийся в состоянии безотчетного, неопределенного беспокойства, ощущает тревогу, а человек, боя­щийся определенных объектов или мыслей, испы­тывает страх.

В свою очередь, страх можно рассматривать как выражение тревоги в конкретной, объективи­зированной форме, если предчувствия не пропор­циональны опасности и тревога принимает затяж­ное течение. В некоторых случаях страх представ­ляет собой своеобразный клапан для выхода лежа­щей под ним тревоги, подобно лаве, вытекающей из жерла вулкана. Если человек начинает бояться самого факта возникновения страха (страх стра­ха), то здесь налицо высокий, нередко запредель­ный уровень тревоги, поскольку он боится, а точ­нее, опасается всего того, что может даже косвен­но угрожать его жизни и благополучию.

В самом общем виде страх условно делится на ситуативный и личностный. Ситуативный страх возникает в необычной, крайне опасной или шокирующей взрослого человека или ребенка об­становке, например при стихийном бедствии, на­падении собаки и т. д. Часто он появляется в ре­зультате психического заражения паникой в груп­пе людей, тревожных предчувствий со стороны членов семьи, тяжелых испытаний, конфликтов и жизненных неудач.

ю

Дневные стоахп

Личностно обусловленный страх предопреде­лен характером человека, например его повышен­ной мнительностью, и способен появляться в новой обстановке или при контактах с незнакомыми людьми. Ситуативно и личностно обусловленные страхи часто смешиваются и дополняют друг друга.

Страх также бывает реальный и воображае­мый, острый и хронический. Реальный и острый страхи предопределены ситуацией, а воображае­мый и хронический — особенностями личности.

Страх и тревога как относительно эпизоди­ческие реакции имеют свои аналоги в форме более устойчивых психических состояний: страх — в виде боязни, тревога — в виде тревожности. Об­щей основой всех этих реакций и состояний явля­ется чувство беспокойства. Если страх и отчасти тревога — скорее, ситуативно обусловленные пси­хические феномены, то боязнь и тревожность, на­оборот, личностно мотивированы и, соответствен­но, более устойчивы.

Несмотря на то что страх — это интенсивно выражаемая эмоция, следует различать его обыч­ный, естественный, или возрастной, и патологи­ческий уровни. Обычно страх кратковремен, обра­тим, исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотно­шения с окружающими людьми. Более того, неко­торые формы страха имеют защитное значение, поскольку позволяют избежать соприкосновения с объектом страха.

Определение страха и его проявления_______11

На патологический страх указывают его край­ние, драматические формы выражения (ужас, эмо­циональный шок, потрясение) или затяжное, на­вязчивое, труднообратимое течение, непроизволь­ность, то есть полное отсутствие контроля со сторо­ны сознания, как и неблагоприятное воздействие на характер, межличностные отношения и приспо­собление человека к социальной действительности.

Как же проявляется страх? Иногда выраже­ния страха так очевидны, что не нуждаются в ком­ментариях, например ужас, оцепенение, расте­рянность, плач, бегство. О других страхах можно судить только по ряду косвенных признаков, та­ких как стремление избегать посещения ряда мест, разговоров и книг на определенную тему, смущение и застенчивость при общении.

Поскольку объединяющим началом для стра­ха и тревоги будет чувство беспокойства, то рас­смотрим проявления последнего.

При остром чувстве беспокойства человек те­ряется, не находит нужных слов для ответа, гово­рит невпопад, невнятным, дрожащим от волнения голосом и часто замолкает совсем. Взгляд отсут­ствующий, выражение лица испуганное.

Внутри все "опускается", холодеет, тело становится тяже­лым, ноги ватными, во рту пересыхает, дыхание перехватывает, "сосет под ложечкой", щемит в об­ласти сердца, ладони становятся влажными, лицо бледнеет, и человек "обливается холодным потом". Одновременно он совершает много лишних движе­ний, переминается с ноги на ногу, поправляет без конца одежду или становится неподвижным и ско-

Иневные страхи

ванным. Перечисленные симптомы острого беспо­койства говорят о перенапряжении психофизиоло­гических функций организма, их расстройстве.

При состояниях беспокойства (тревожности и боязни) страх прячется в различных темных зако­улках психики, выжидая подходящего момента для проявления. В состоянии беспокойства с пре­обладанием тревожности отмечаются двигатель­ное возбуждение, непоследовательность в поступ­ках, нередко чрезмерное любопытство и стремле­ние занять себя любой, даже ненужной, деятель­ностью. Характерна непереносимость ожидания, которая выражается спешкой и нетерпением. Темп речи ускорен, иногда в виде трудно управля­емого потока слов. Типичны многоеловность, из­лишняя обстоятельность в разъяснениях, беспре­рывные звонки, что создает видимость занятости, ощущение нужности, устраняющие в ряде случаев страх одиночества. Стремление все согласовать, предусмотреть направлено на предупреждение са­мой возможности появления какой-либо неприят­ной ситуации. В связи с этим новое отрицается, риск исключается, поведение приобретает консер­вативный характер, поскольку все новое воспри­нимается как неизвестное.

Для состояния беспокойства с преобладанием боязни типичны медлительность, скованность и "топтание на одном месте". Речь невыразительна, мышление инертно, на сердце "тяжесть", настрое­ние временами мрачное и подавленное. В отличие от депрессии нет тоски, апатии, идей самоуничи­жения, мыслей о самоубийстве, сохраняется дос-

Опреаеленпе страха п его проявления 13

таточная активность в других, не затронутых страхом сферах жизнедеятельности. Следователь­но, тревожность напоминает в чем-то проявления холерического, а боязнь — флегматического тем­перамента. В ряде случаев длительно действую­щие аффекты тревоги и страха действительно спо­собны заострить крайние типы темперамента.

При состояниях хронического беспокойства и страха человек находится в напряженном ожида­нии, легко пугается, редко улыбается, всегда серье­зен и озабочен. Он не может полностью расслабить мышцы, излишне устает, ему свойственны прехо­дящие головные боли и спазмы в различных участ­ках тела. Несмотря на усталость, не удается сразу заснуть, так как мешают всякого рода навязчивые мысли, догадки, предчувствия. Сон беспокойный, часто бывают сноговорения, шумное дыхание. По­стоянно преследуют кошмарные сновидения, в ко­торых человек воюет, по существу, сам с собой, со своим неосознаваемым "я". Характерны внезапные пробуждения с ясным сознанием, обдумыванием беспокоящих вопросов и нередко их решением. Нет "чувства сна", а есть стремление как можно рань­ше проснуться, при этом возникают спешка, страх не успеть, и все начинается снова.

Общение у беспокойных и боязливых людей становится избирательным, эмоционально неров­ным и, как правило, ограничивается старым кру­гом привязанностей. Затрудняются контакты с не­знакомыми людьми, трудно начать разговор, лег­ко возникают замешательство и торможение при внезапных вопросах. Особенно это заметно при

ш

Дневные страхи

разговоре по телефону, когда невозможно сразу ответить, собраться с мыслями и сказать самое главное. Мы видим, что хронический страх отра­жается почти на всех сферах жизнедеятельности человека, заметно ухудшая его самочувствие и ос­ложняя отношения с окружающими людьми.

Еще Ларошфуко сказал: "Мы обещаем соглас­но своим надеждам, а поступаем согласно своим страхам". Последствия страхов разнообразны, и, по существу, нет ни одной психической функции, которая не могла бы претерпеть неблагоприятные изменения. В первую очередь это относится к эмо­циональной сфере, когда страх пропитывает все чувства тревожной окраской. В ряде случаев страх поглощает так много эмоций, что их начинает не хватать для выражения других чувств, а сам страх, подобно опухоли, разрастается в психике человека, затормаживая ее. Это проявляется в исчезновении ряда положительных эмоций, особенно смеха, жиз­нерадостности, ощущения полноты жизни. Вместо них развиваются хроническая эмоциональная не­удовлетворенность и удрученность, неспособность радоваться, тревожно-пессимистическая оценка будущего. Подобное состояние эмоционального пе­ренапряжения проявляется не только общей затор­моженностью и раздражительной слабостью, но и в виде импульсивных, внезапно возникающих, труд­нопредсказуемых действий. Вспоминается очень послушный, тихий, серьезный мальчик 6 лет, ко­торый в больнице нечаянно разбил термометр. Ре­бята, будучи с ним в одной палате, дружно заяви­ли, что медицинская сестра накажет его, и страх

________Определение страха и его проявления_______15

перед этим у чрезмерно исполнительного, а факти­чески боящегося, мальчика был настолько велик, что он, не задумываясь, разжевал градусник вместе с ртутью и проглотил, скрывая следы своего "пре­ступления".

Наличие устойчивых страхов говорит о неспо­собности справиться со своими чувствами, контро­лировать их, когда пугаются, вместо того чтобы действовать, и не могут остановить "разгулявшие­ся" чувства.

Невозможность управлять собой по­рождает чувство бессилия и безнадежности, пони­жая еще больше жизненный тонус, культивируя пассивность и пессимизм. Тем самым страх, как мина замедленного действия, подрывает уверен­ность в себе, решительность в действиях и поступ­ках, настойчивость и упорство в достижении цели. Без веры в свои силы человек уже не может эффек­тивно бороться, отстаивать свои права, у него раз­вивается пораженческая психология, он заранее настраивает себя на неудачу и часто терпит пора­жения, все больше и больше убеждаясь в своей не­способности и никчемности. В этих условиях воз­растает потребность в успокаивающих средствах, в том числе заглушающих остроту переживаний.

Но самое главное — взрослый человек, кото­рый в свое время не избавился от страхов, став му­жем или женой, отцом или матерью, испытывает трудности в установлении нормальных семейных отношений и скорее всего передаст свои волнения, тревоги, страхи ребенку. Если, например, мать бо­ится пожара, уколов, ездить в лифте, она старает-

Яневные страхи

ся предостеречь и ребенка, а на самом деле — пе­редает ему испытанные в своем детстве страхи.

Страх уродует и мышление, которое стано­вится все более быстрым, хаотичным в состоянии тревоги или вялым, заторможенным при страхе. В обоих случаях оно теряет гибкость, становится скованным бесконечными опасениями, предчув­ствиями и сомнениями. Второстепенные детали заслоняют главное, а само восприятие лишается целостности и непосредственности. Из-за нараста­ющей эмоциональной напряженности и боязни по­казаться смешным, сделать не то и не так, как требуется, уменьшаются познавательная актив­ность, любознательность, любопытство. Все новое, неизвестное воспринимается с известной долей на­стороженности и недоверия, а поведение приобре­тает пассивный и излишне осторожный характер. В некоторых случаях люди настолько устают от страхов, что отказываются от любых проявлений инициативы и внешне производят впечатление равно душных и безразличных людей. Фактически же это говорит о развитии защитного торможе­ния, предохраняющего психику от дальнейших эмоциональных перегрузок.

Однако при сильном или длительном страхе торможение может стать настолько устойчивым и труднообратимым, что психологически человек начнет умирать еще молодым, превращаясь в свою тень, как это и произошло с одной девочкой 14 лет: она перестала проявлять интерес к учебе, много спала, была пассивной и безучастной. Раньше эта эмоционально чувствительная и впечатлительная

Опреаеленпе страха и его проявления 17

девочка росла достаточно энергичной и любозна­тельной. Но в течение своей жизни она перенесла ряд сильных психических потрясений. В 5 лет врач-стоматолог серьезно повредил слизистую обо­лочку ее рта; в 7 лет расплющило палец дверью лифта, и она, истекая кровью, полдня ждала при­хода матери с работы; с 7 до 10 лет имели место се­мейные эксцессы, закончившиеся разводом роди­телей, разделом имущества и "ее самой", затем пе­реездами и сменой четырех школ. Нарастающая эмоциональная заторможенность, усиленная про­блемами подросткового возраста, возрастной зас­тенчивостью, явилась откликом на психотравмиру-ющие условия ее жизни и могла быть устранена только после направленного психологического и психотерапевтического вмешательства.

Состояние эмоциональной заторможеннос­ти — это жизнь в сумерках, в комнате с плотно за­дернутыми шторами, когда нет притока свежих сил, бодрости и оптимизма. Жить в страхе — это все равно что постоянно оглядываться назад, исхо­дить из своего травмирующего прошлого и не ви­деть будущего, его жизнеутверждающего начала. Возникающий в этих условиях тревожно-пессими­стический настрой приводит к тому, что все слу­чайное, неприятное приобретает роковое значе­ние, становится постоянным знаком опасности. Человек уже не способен, там где нужно, пойти на риск, следовать непроторенными путями, не пу­гаться тайн и сомнений, то есть он не способен ко всему тому, что составляет основу новаторского и, в более широком плане, созидательного процесса.

Лневные страхи

При длительно действующем страхе, искажа­ющем эмоционально-волевую сферу и мышление, отношение окружающих воспринимается все бо­лее неадекватным образом. Кажется, что они не так относятся, как раньше, не понимают, осужда­ют... Это говорит уже не только о тревожности, но и о мнительности. Психические изменения под влиянием страха приводят к развитию труднопе­реносимой социально-психологической изоляции, из которой нет легкого выхода, несмотря на жела­ние быть вместе со всеми и жить полноценной, творчески активной и насыщенной жизнью.

Глава 2 ПРОИСХОЖДЕНИЕ СТРАХА

Страх, как тень, преследовал человека с неза­памятных времен. Был он и у первобытного чело­века, постоянно подвергавшегося опасностям. Но его страх имел инстинктивную природу и возни­кал в ситуации непосредственной опасности для жизни. Страх — неотъемлемое звено в эволюции человеческого рода, так как всегда предотвращал слишком опасные для жизни, безрассудные и им­пульсивные действия.

По мере развития психики человека и услож­нения форм его жизни страх приобретал социально опосредованный характер и выражал все более пси­хологически тонкую гамму нравственно-этических чувств и переживаний. Как и человек на ранних ступенях своего социального развития, ребенок первых лет жизни боится всего нового и неизвест­ного, одушевляет предметы и сказочные персона­жи, опасается незнакомых животных и верит, что он и его родители будут жить вечно. У маленьких детей все реально, следовательно, их страхи также носят реальный характер. Баба Яга — это живое существо, обитающее где-то рядом, а Дядя только и

2O

Яневные страхи

ждет, чтобы забрать их в меток, если не будут слу­шаться родителей. Только постепенно складывает­ся объективный характер представлений, когда учатся различать ощущения, справляться с чув­ствами и мыслить абстрактно-логически. Услож­няется и психологическая структура страхов вмес­те с приходящим умением планировать свои дей­ствия и предвидеть действия других, появлением способности к сопереживанию, чувством стыда, ви­ны, гордости и самолюбия.

Эгоцентрические, основанные на инстинкте самосохранения, страхи дополняются социально опосредованными, затрагивающими жизнь и бла­гополучие других, вначале родителей и ухажива­ющих за ребенком, а затем и людей вне сферы его непосредственного общения. Рассмотренный про­цесс дифференциации страха в историческом и личностном аспектах — это путь от страха к тре­воге, о которой можно уже говорить в старшем дошкольном возрасте и которая как социально опосредованная форма страха приобретает особое значение в школьном возрасте.

В разных цивилизациях дети в своем разви­тии испытывают ряд общих страхов: в дошкольном возрасте — страх отделения от матери, страх перед животными, темнотой, в 6-8 лет — страх смерти.

Это служит доказательством общих закономернос­тей развития, когда созревающие психические структуры под влиянием социальных факторов становятся основой для проявления одних и тех же страхов. Насколько будет выражен тот или иной страх и будет ли он выражен вообще, зависит от индивидуальных особенностей психического раз-

Происхождение страха______________21

вития и конкретных социальных условий, в кото­рых происходит формирование личности ребенка.

Продолжающийся процесс урбанизации от­даляет человека от естественной среды обитания, ведет к усложнению межличностных отношений, интенсификации темпа жизни. Прямо и косвенно, через родителей, это может неблагоприятно отра­жаться на эмоциональном развитии детей. В усло­виях большого города иной раз трудно найти дру­га и поддерживать с ним постоянные отношения. К тому же из-за излишней опеки со стороны взрос­лых отсутствует достаточная самостоятельность в организации свободного времени вне дома.

У детей, живущих в отдельных квартирах, страхи встречаются чаще, чем у детей из комму­нальных квартир, особенно у девочек. В комму­нальной квартире много взрослых, больше сверст­ников, возможностей для совместных игр и мень­ше страхов. В отдельных квартирах дети лишены непосредственного контактов друг с другом. У них больше вероятность появления страхов одиноче­ства, темноты, страшных снов, чудовищ и т. д. В первую очередь это относится к единственным детям, по отношению к которым взрослые прояв­ляют больше беспокойства и опеки.

Недостаточная двигательная и игровая актив­ность, а также потеря навыков коллективной игры способствуют развитию у детей беспокойства. Боль­шинство из них уже не могут с азартом играть в прятки, "казаки-разбойники", лапту и т. д. Отсут­ствие эмоционально насыщенных, шумных и под­вижных игр существенно обедняет эмоциональную жизнь, приводит к чрезмерно ранней и односторон-

Лневные страхи

ней интеллектуализации психики. В то же время игра была и остается самым естественным способом изживания страхов, так как в ней в иносказатель­ной форме воспроизводятся многие из вызываю­щих страх жизненных коллизий. В результате, чтобы устранить страхи, приходится применять уже в специально создаваемых условиях те же иг­ры, в которые могли бы играть, но не играют совре­менные дети. Не играют же они не только потому, что живут в большом построенном для взрослых городе, но еще и потому, что имеют слишком стро­гих родителей, считающих игру баловством и пус­тым времяпрепровождением. Кроме того, многие родители опасаются игр, "как черт ладана", так как боятся за детей, ведь, играя, ребенок всегда мо­жет получить травму, испугаться... Общение с детьми у постоянно поучающих родителей, строит­ся преимущественно на абстрактно-отвлеченном, а не на наглядно-конкретном, образном, уровне. Вследствие этого ребенок учится безоснованно бес­покоиться по поводу того, что может произойти, а не активно и уверенно преодолевать различные жизненные трудности.

Страх, беспокойство у детей могут вызвать постоянно испытываемые матерью нервно-психи­ческие перегрузки вследствие вынужденной или преднамеренной подмены семейных ролей (преж­де всего роли отца). Так, мальчики и девочки бо­ятся чаще, если считают главной в семье мать, а не отца. Работающая и доминирующая в семье мать часто беспокойна и раздражительна в отно­шениях с детьми, чем и вызываются ответные ре­акции беспокойства. Доминирование матери так-

______________Происхождение страха_____________23

указывает на недостаточно активную позицию и авторитет отца в семье, что затрудняет общение с ним мальчиков и увеличивает возможность пере­дачи беспокойства со стороны матери. Если маль­чики 5-7 лет в воображаемой игре "Семья" выби­рают роль не отца, как это делают большинство их сверстников, а матери, то страхов у них больше.

Беспокойство у эмоционально чувствитель­ных детей первых лет жизни возникает и вслед­ствие стремления некоторых матерей как можно раньше выйти на работу, где сосредоточена основ­ная часть их интересов. Эти матери испытывают постоянное внутреннее противоречие из-за борьбы мотивов, желания одновременно успеть "на двух фронтах". Они рано отдают детей в дошкольные детские учреждения, на попечение бабушек, деду­шек, других родственников, нянь и недостаточно учитывают их эмоциональные запросы.

Честолюбивые, не в меру принципиальные, с болезненно заостренным чувством долга, бескомп­ромиссные матери излишне требовательно и фор­мально поступают с детьми, которые вечно не уст­раивают их в отношении пола, темперамента или характера. У гиперсоциализированных матерей за­бота — это главным образом тревога по поводу воз­можных, а потому и непредсказуемых несчастий с ребенком. Типичная же для них строгость вызвана навязчивым стремлением предопределить его образ жизни по заранее составленному плану, выполняю­щему роль своего рода ритуального предписания. А эмоционально чувствительные и впечатлитель­ные дети дошкольного возраста формально пра­вильное, но недостаточно теплое и нежное отноше-

Дневные страхи

ние матери воспринимают с беспокойством, по­скольку именно в этом возрасте они нуждаются, как никогда, в любви и поддержке взрослых.

Уже к концу старшего дошкольного возраста дети в этих условиях эмоционально "закаляются" до такой степени, что перестают реагировать на излишне требовательное отношение матери, отго­раживаясь от нее стеной равнодушия, упрямства и негативизма. Они погружаются в свой мир пере­живаний, а иногда их поведение становится похо­жим на поведение матери. Другие устраивают ис­терики по поводу недостаточного внимания мате­ри или, переживая ее отношение к себе, становят­ся беспокойными, подавленными, неуверенными. Возрастающая из поколения в поколение эмоцио­нальная чувствительность детей и потребность в теплом и заботливом отношении вступают, таким образом, в противоречие со стремлениями некото­рых матерей освободиться от ухода за ребенком и формализовать процесс его воспитания.

Предыдущая статья:ЗАГАДКИ ПРО КОСМОС Следующая статья:СТРАХИ У ДЕТЕЙ 2 страница
page speed (0.0127 sec, direct)