Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Военное дело

Военнослужащих  Просмотрен 120

 

Анализ научных работ по проблеме формирования отклоняющегося поведения личности позволяет проследить зарождение, становление и развитие взглядов на сущность данного психологического явления в рамках военно-психологической теории.

Первые упоминания о различных формах отклоняющегося поведения военнослужащих (таких, как уклонение от военной службы, уход с поля боя и т.д.) относится к временам древней Греции на рубеже V века до нашей эры и отражены в мифологии. Мифологизированные истории, будучи первичной формой исторического сознания, в которых субъект непосредственного действия персонифицирован в фигуру героя, по отношению к которой человеческие сообщества выступают в качестве средства и объекта волеизъявления творящей историю персоны, дают нам возможность проводить параллели временных пластов бытия, при которой прошлое становится вечностью, способной вторгаться в события настоящего[63]. Достаточно напомнить тот факт, когда мать героя Троянской войны Ахилла, зная из предсказаний, что ее сын погибнет на этой войне, спрятала его на одном из островов Эгейского моря[64].

Проблемы отклоняющегося поведения воинов находились в центре внимания древнегреческих философов. В своей работе «Законы», в разделе законы о военнообязанных, Платон изучает различные отклонения в поведении воинов, а также и меру наказания, которое воин должен понести за совершенные проступки. Таких воинов привлекали к суду и навсегда исключали из состязаний в военной доблести[65].

Научное исследование проблемы психологии отклоняющегося поведения военнослужащих включало анализ важнейших исторических документальных источников[66], которые свидетельствуют о том, что данное социально-психологическое явление имело место в различных армиях, в том числе и российской.

Типичным примером нормативного закрепления ответственности ратных людей за различные формы отклоняющегося поведения можно считать действовавший в России Литовский статут 1529 года, содержащий раздел «Об обороне земской», где наряду с обязанностями военной службы указаны наказания за уклонение от явки на службу или «уход из войск до полного роспуска»[67].

В процессе укрепления государственности России изменялись нормативные установки, определяющие поведение «служивых людей». В них четко прописаны ответственность ратников за побег со службы, побег с ратного поля, содействие побегу, непослушание начальнику и т.д.[68]

Дальнейшее усиление военного потенциала России из-за необходимости вести военные действия, направленные на расширение территориальных владений, повлекло за собой качественное изменение военной организации и, как следствие этого, изменение в нормах прохождения военной службы. Законодательное оформление Петром I положения о качественном отборе ратных людей и строгой ответственности воинов за побеги с государственной службы сыграли свою определенную роль в улучшении функционирования новой регулярной армии, созданной по западноевропейскому образцу. Были ужесточены наказания за бегство с поля боя, дезертирство, преступления против военной подчиненности и т.п.[69]

Исследуя этот постоянно сопутствующий строительству вооруженных сил любого государства социальный феномен через призму законодательных актов, уложений и т.д., можно отметить, что уклонение от военной службы, уход с ратного поля, ослушание начальников, утеря оружия и т.д. признается отклоняющимся поведением военнослужащих, отрицательно сказывающимся на функционировании всех элементов военной организации.

Государственные и военные руководители относились к различным формам проявления отклоняющегося поведения как дезорганизующему фактору в жизнедеятельности войск. Однако осмысление социально-психологической сущности отклоняющегося поведения, механизмов функционирования и причин возникновения этого явления практически до 1860 года не подвергалось всестороннему научному объяснению.

Проблемам научного осмысления психологического содержания отдельных видов отклоняющегося поведения военнослужащих уделяли внимание виднейшие психологи запада, такие как Г. Зиммель, Г. Лебон, Л. Бланж и другие[70]. Особое внимание эти ученые уделяли анализу поведения военнослужащих, функционирования военной организации.

Решающим фактором, влияющим на исход войны, по мнению итальянского ученого Г. Шамбрау, является качество человеческого материала, его «боевой дух», присущий не всем народам, который надо формировать на основе культурных ценностей нации. Считая «боевой дух» некой обобщенной психологической характеристикой военнослужащего, Г. Шамбрау полагал, что именно низкий уровень боевого духа детерминирует различные отклонения в поведении военнослужащих[71].

Изучение поведения военнослужащих как в мирное, так и военное время было в центре внимания военных ученых запада, таких как Л. Рам, Б. Кисслинг, К. Клаузивец и других[72]. Особое внимание в своих исследованиях они уделяли анализу психологических состояний военнослужащих в боевых условиях, формированию у них боевого духа, что, в свою очередь, позволяло уменьшить количество случаев отклонений в поведении военнослужащих. Так, например, французский генерал П. Юнг на базе большого статистического материала исследовал систему моральной подготовки французской армии. Он рассматривал ее в качестве одного из факторов, позволяющего укрепляющих воинскую дисциплину и снизить влияние негативных явлений, таких как панику, мародерство, дезертирство, неисполнение приказа, членовредительство[73].

Рассматривая историю военно-психологической мысли, можно подчеркнуть, что отклоняющееся поведение военнослужащих было объектом научного анализа и многих российских военных ученых (Н.Н. Головина, М.И. Драгомирова, Н.А. Корфа, Н.Л. Кладо, Г.А. Леера и д.р.)[74]. Работы этих ученых относятся ко второй половине ХIХ века и связаны с зарождением военно-психологической науки в России.

В указанный период активно разрабатывается категориально-понятийный аппарат военно-психологической науки, исследуются специфические явления, характерные для массовых армий того времени: «моральная упругость войск», «нравственные силы бойца», «боевой дух»[75]. В центре научного анализа этих ученых находится «воюющий человек», его поведение в бою, в том числе и некоторые формы отклоняющегося поведения, такие как уход с поля боя, неподчинение, паника и т.д.

По мнению офицера Генерального штаба И.П.

Маслова «…главной причиной явлений военного искусства ХVIII века была неблагонадежность бойца, получаемого при посредстве вербовки, бойца идейно и духовно вовсе незаинтересованного в исходе войны. Неизбежный результат этих условий – дезертирство – является страшилищем всех военных начальников этого периода. «Солдат убежит» – вот постоянно гнетущий их страх»[76]. Одной из причин, способствующих формированию отклоняющегося поведения военнослужащих, по его мнению, является низкие моральные качества солдат: «…войска составлялись из нищих и подонков общества, да и те набирались при помощи наглого обмана вербовщиков. И, несмотря на жестокие наказания, годичное число бежавших солдат доходило до 25% списочного состава войск»[77].

Особое место в исследовании проблем психологии отклоняющегося поведения военнослужащих занимают научные труды российского военного ученого Н.А. Корфа. Наряду с введением в научный оборот таких понятий, как «психофизическая сила» и «суточная сила», он предлагает командирам реальные методы для изучения психологических свойств личности военнослужащих, склонных к совершению различных форм отклоняющегося поведения:

а) по собственным воспоминаниям о переживаниях и душевных состояниях солдата (у труса все гладко и отсутствует страх);

б) наблюдение за поведением бойца перед боем (наличие суетливых движений);

в) по отражению психического состояния бойцов на его сосудистой системе и внутренних органах (бледность или покраснение кожных покровов лица)[78].

Также, по мнению Н.А. Корфа, на совершение различных отклонений в поведении военнослужащих значительное влияние оказывают «… религиозные секты, возбраняющие ношение оружия, что, в свою очередь, существенно снижает патриотизм и подъем народного духа при войне»[79].

Особое внимание формированию нравственного элемента у войск как необходимого средства для поддержания нормативного поведения военнослужащих на основе религиозного сознания уделял российский военный ученый П.П. Яковлев. Он отмечал, что нравственный элемент формирует такие психологические чувства у солдат, как взаимная выручка, способность переносить все трудности и лишения военной службы, храбрость, а это, в свою очередь, благоприятно влияло на исход военных сражений и сокращало число дезертиров и беглецов[80].

Важную роль в разработке военно-психологического знания по рассматриваемой диссертационной проблеме сыграли труды российского военного ученого Н.Л. Кладо, в которых исследовалось состояние морального духа человека на войне. Им были определены основные направления воспитательной работы, позволяющие устранить нежелательные для служебной деятельности поступки (отклонения в поведении), такие, как уход с боевого поста, умышленное опоздание на корабль перед выходом в поход, симуляция различных заболеваний и т.д.[81]

Большой вклад в становление военной психологии, в частности, в изучение проблем, связанных с отклоняющимся поведением военнослужащих, внес военный ученый Г.А. Леер. По его мнению «… основная причина успехов и неудач на войне зависит от роли психологического фактора на войне»[82], под которым он понимал человека как главное орудие войны. Согласно его взглядам, для исключения негативных явлений в армии, в том числе различных отклонений в поведении военнослужащих, важным является формирование нравственных начал личности воина. Решение этого важного вопроса профессор Г.А. Леер рассматривал через процесс становления и формирования личности бойца.Рассматривая вопросы формирования профессиональных качеств у военнослужащего, он пришел к очень важному выводу, суть которого заключается в том, что развитие личности военнослужащего «... не может быть исключительно делом военного воспитания в армии, а должно быть и, прежде всего, делом общественного воспитания»[83].

Формирование психологической устойчивости бойца, по мнению Г.А. Леера, должно проходить не только в воинских подразделениях, но и в других институтах общества (семья, школа и т.д.).

Поражение армии в русско-японской войне заставило российских военных ученых внимательно проанализировать причины неудач, которые преследовали русскую армию. Перед ними реально обозначились проблемы, связанные с теоретическим осмыслением накопленного эмпирического материала о ходе военной компании 1904 – 1905 годов, более углубленным изучением реального положения дел в обществе и армии. Проведенные исследования наглядно продемонстрировали содержание социально-психологических процессов и явлений, имевших место в русской армии того периода, в том числе и различные формы отклоняющегося поведения (дезертирство, членовредительство, неисполнение приказов начальников и т.д.), оказавшие значительное влияние на исход большинства сражений.

Исключительное внимание исследованию свойств бойца уделяет российский военный психолог, офицер Генерального штаба Н.Н. Головин. При изучении проблем моральной упругости армии его в не меньшей мере интересовали проблемы паники, душевных расстройств и других психологических состояний военнослужащих как во время боевых действий, так и после них. Исследуя механизмы формирования у военнослужащих мотивации на уклонение от боевых действий как специфической формы выполнения обязанностей военной службы, он считал, что в их основе лежит борьба двух мотивов: стремление к победе и инстинкт самосохранения[84].

Дальнейший анализ проблемы психологии отклоняющегося поведения показывает, что вновь созданная Красная Армия буквально с первых дней своего существования столкнулась с этим негативным явлением. Самой распространенной формой отклоняющегося поведения, которая приобрела массовый характер в Красной Армии, стало уклонение от военной службы. Только за период с 1918 по 1919 год от мобилизации в ряды Красной Армии уклонилось 917250 человек, с февраля по август 1919 года было задержано 399058 дезертиров, все они были возвращены в свои части.

После победы в гражданской войне перед молодым советским государством, которое проходило этапы своего становления в полной изоляции и враждебном окружении, стала проблема его защиты. Особое внимание при решении этой задачи было уделено созданию новых вооруженных сил, которые по своим качественным показателям превосходили бы армии противника, формированию «идейного бойца», которому в силу своей классовой принадлежности чужды паника, страх, дезертирство, что характерно для буржуазных армий. Необходимость научного познания социально-психологических процессов, происходящих не только в обществе, но и в армии, стало важнейшим принципом деятельности Советского государства. Так, в 1918 году в постановлении Совнаркома «О социалистической академии общественных наук» В.И. Ленин указывал: «Одной из первоочередных задач поставить ряд психологических исследований…»[85]. В связи с этим в первые годы советской власти, а также в период подготовки и проведения военных реформ 20 – 30 г.

г. военно-психологические исследования в Красной Армии получили широкое распространение. Исследования, проводимые советскими военными учеными, такими как В. Геронимус, Б. Жерве, С. Орловский, С. Оликов, были нацелены на изучение психологического состояния военнослужащих, уровня политической грамотности красноармейцев, состояние воинской дисциплины и т.д., что, в свою очередь, позволяло эффективно бороться с различными формами отклоняющегося поведения военнослужащих. До середины 30-х годов Главным управлением РККА издавались статистические справочники, характеризующие личный состав армии и флота: его политико-моральное состояние, состояние военной дисциплины, число преступлений и т.д.[86]

Современный этап изучения отклонений в поведении характеризуется разработкой проблем преодоления различных форм отклоняющегося поведения у военнослужащих. Этот научный подход активно развивается группой научных дисциплин: психологией, правом, криминологией, педагогикой и социологией.

Особого внимания заслуживает научный подход в изучении проблемы отклоняющегося поведения военнослужащих с позиций психологии права. Этот подход активно развивают военные ученые, такие как Н.С. Алексеев, Г.И. Бушуев, С.М. Иншаков, В.В. Лунеев, В.П. Скрипко и др. В своих работах они рассматривают причины преступности в Вооруженных Силах, проводят их классификацию и определяют меры социально-психологического предупреждения преступлений. Подчеркивая множественность факторов, продуцирующих различные отклонения в поведении военнослужащих, авторы сосредоточили свое внимание на изучении психолого-правовых причин возникновения и функционирования этого явления. В своей работе С.М. Иншаков отмечает, что такие формы отклоняющегося поведения военнослужащих, как хищение оружия, самовольное оставление части, дезертирство, неуставные взаимоотношения и т.п. направлены на уклонение от исполнения обязанностей военнослужащего. Основными причинами совершения отклонений в поведении военнослужащих, по его мнению, является: «…деформация нравственных ценностей в обществе; деформация общественного сознания; отторжение норм и ценностей института военной службы; низкий уровень морально-психологической подготовки военнослужащих»[87].

В результате эволюционного развития исследуемое понятие (отклоняющееся поведение военнослужащих) нашло свое отражение в Уголовном Кодексе Российской Федерации[88], а так же в дисциплинарном уставе Вооруженных Сил РФ[89].

Данное определение отклонений позволяет достаточно точно опреационализировать изучаемое понятие, а так же оно учитывает в разрабатываемой автором научной концепции (психологии отклоняющегося поведения военнослужащих) влияние отклонений на функциональность военной организации.

Следует отметить, что до середины 80-х годов военными учеными, такими как А.В. Барабанщиков, М.П. Бережнов, В.Н. Ковалев, В.П. Федотов и другими были достаточно широко изучены проблемы взаимоотношений в воинских коллективах, создания в них здорового морально-психологического климата и укрепления воинской дисциплины. Однако в этих работах изучение поведения военнослужащих в армейских коллективах проводилось в условиях стабильного общества.

Вследствие этого негативные явления в жизнедеятельности воинских коллективов, такие как самовольное оставление части, неуставные взаимоотношения, хищения оружия и боеприпасов, убийство, дезертирство и т.п. рассматривались как единичные случаи, нехарактерные для армии социалистического типа. Функционирование неформальной организации как составной части воинского коллектива, по их мнению, было направлено в основном на удовлетворение положительных потребностей военнослужащих, связанных с оказанием помощи в освоении военной специальности, поддержки друг друга, общения на базе взаимной симпатии[90].

Таким образом, необходимо отметить, что различные формы отклоняющегося поведения в традиционной советской психологической школе характеризовались отказом от норм и ценностей военной службы, наносившим определенный вред функционированию военной организации.

Проводимые в стране политические и экономические реформы принципиально отразились на социально-политической ситуации в стране, в том числе и ее Вооруженных Силах. Поэтому не случайно военных ученых стали больше интересовать социально-психологические процессы и явления, носящие негативный характер, мешающие эффективному функционированию Вооруженных Сил и затрудняющие проведение реформ в армии. Масштаб различных видов отклоняющегося поведения военнослужащих востребовал научного осмысления психологической сущности и механизмов формирования отклонений в поведении военнослужащих.

Изучение отечественной военно-научной литературы позволяет с определенной долей условности классифицировать научную деятельность в области разработки методологических и теоретических аспектов психологии отклоняющегося поведения личности в условиях военной службы по следующим направлениям.

Первое направление представляет серьезные методологические наработки военных ученых, рассматривающих все многообразие психологических процессов и явлений, связанных с дисциплинированным поведением военнослужащих[91]. В их трудах предметом изучения главным образом являются наиболее общие законы, закономерности, тенденции психологического процесса формирования дисциплинированной личности военнослужащего, принципы и методы его научного анализа.

Несомненную ценность в этом отношении представляет собой работа В.Т. Доценко.

Ученый в ней отмечает, что формирование психологических основ дисциплинарного поведения является прочной основой, позволяющей уменьшить число отклонений в поведении военнослужащих, одной из форм проявления отклоняющегося поведения военнослужащего, которое связанно с несоответствием нормам и ценностям, декларируемым государством и его военной организацией ценностям военнослужащего[92].

Автором были изучены психологические особенности, которые ведут к снижению уровня воинской дисциплины, т.е. увеличению числа ее нарушений, что в конечном итоге рассматривается как отклонения. Такими особенностями являются: повышенный уровень риска службы, сенсорная депривация, гиподинамия.

Дисциплинированное поведение Э.П. Утликом рассматривается как антитеза недисциплинированного поведения, т.е. отклоняющегося. По мнению ученого, психологические основы дисциплины – это научные данные, характеризующие психические структуры и процессы, которые обеспечивают нормативность поведения военнослужащих, закономерности, действующие в этой области, а также причины индивидуальной и групповой недисциплинированности, виды и категории различных отклонений[93].

Второе направление объединяет в себе теоретические исследования отдельных форм отклоняющегося поведения военнослужащих. Анализ различных девиаций, таких как неуставные взаимоотношения, уклонения от военной службы, суициды, агрессия, отрицательное лидерство, паника[94] позволил изучить различные аспекты отклоняющееся поведение увидеть всю многогранность и многосторонность этого психологического явления.

В своем исследовании военный психолог В.А. Беловодский рассматривал одну из форм отклоняющегося поведения - уклонение от военной службы. По мнению ученого, уклонение от военной службы это «…социально-психологическая разновидность девиантного поведения, в основе которого лежит неприятие личностью по различным причинам норм и правил поведения в обществе и Вооруженных Силах»[95].

Основными причинами возникновения уклонения от военной службы, по его мнению, являются психические свойства личности, способствующие формированию девиантного поведения, низкий уровень адаптации к военной службе, морально-психологический климат в воинском коллективе. Так же в работе был описан психологический механизм функционирования данного социально-психологического явления, определен психологический портрет личности военнослужащего, склонного к совершению уклонения от военной службы.

Представляет большой научный интерес исследование одной из форм отклоняющегося поведения военнослужащих – неуставные взаимоотношения. По мнению военных психологов С.И. Съедина и В.М. Крука, социально-психологическое содержание неуставных взаимоотношений различно, и данное социально-психологическое явление может зависеть от:

а) индивидуальных или групповых искаженных способов самоутверждения военнослужащих в воинском коллективе;

б) нервных срывов и реактивных состояний воинов;

в) отрицательных привычек личности[96].

Комплексное изучение неуставных взаимоотношений показало, что данный вид отклоняющегося поведения, заключающийся в нарушении норм и правил взаимоотношений, формируется в недрах воинского коллектива, в частности его неформальной организации, т.е. как следствие дисфункции неформальной организации воинского коллектива[97].

Существенным вкладом в изучение психологии отклоняющегося поведения стали исследования суицидального поведения военнослужащих. Военным психологом А.В. Боенко самоубийство рассматривается как следствие социально-психологической дезадаптации личности военнослужащего в условиях переживаемого ею микросоциального конфликта[98]. В частности классификация суицидальных явлений, разработанная А.В. Боенко, построена на основе психологической теории деятельности и включает в себя внутренние и внешние формы психических актов (пассивные суицидальные мысли, суицидальные намерения, суицидальные попытки и завершенные суициды).

Значительный эмпирический материал позволил сделать выводы, что у военнослужащих, совершивших истинные попытки суицида, в большинстве случаев преобладали черты астенического и сенситивного типов акцентуации личности. Военнослужащие, совершившие демонстративную попытку, отличались, как правило, чертами истероидного и эпилентоидного типов акцентуации личности. Отличительной характерологической чертой суицидентов, совершивших аффективные попытки самоубийства, являлась эмоциональная лабильность[99].

Анализ научных источников показал, что суицидальные действия, если они совершаются не в состоянии психоза, являются действиями умышленными, и, следовательно, имеют свою детерминацию. И хотя, вопрос этиологии суицидальных явлений в обществе и среди военнослужащих разработан недостаточно[100], тем не менее, могут быть выделены две группы факторов и причин, детерминирующих суицидальные тенденции военнослужащих. К группе внешних (социальных) детерминант относятся как макрофакторы среды (социально-экономические, политические, духовно-нравственные, демографические, социо-культурные и т.д.), так и микросоциальные факторы суицида (социально-педагогические особенности воспитания и социализации военнослужащего до его службы в ВС РФ): неблагоприятная семейная обстановка, в т.ч. неполная семья, низкое состояние военно-патриотического воспитания молодежи, антиармейская направленность СМИ, недостатки учебно-воспитательного процесса в средних учебных заведениях, негативное влияние бесцельного времяпровождения на улице и др.

К группе внутренних факторов относятся психологические и возрастные особенности личности, специфические для юношеского возраста.

Основными условиями и обстоятельствами, провоцирующими суицидальное поведение военнослужащих, по мнению военного психолога Ю.Н. Дюндика являются:

а) адаптационные трудности, в том числе нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими;

б) недостатки в организации воспитательной работы офицерами, их слабая подготовленность к работе с людьми в целом, разнообразные заблуждения и предубеждения по вопросам профилактики самоубийств;

в) недостатки в организации быта и досуга военнослужащих;

г) неэффективность функционирования механизмов обратной связи между военнослужащими и их командирами;

д) недостаточное научное обеспечение процесса педагогической профилактики суицида и др.[101]

Особый интерес представляет изучение психологии отклоняющегося поведения военнослужащих через призму агрессивности. Изучая агрессивное поведение военнослужащих, военный психолог С.Б. Дохолян отмечает, что следствием определенного типа агрессии, как правило, могут являться различные отклонения в их поведении. Автор делит многообразие агрессивных актов по параметрам устойчивости и интенсивности оценочного компонента. Их следует подразделять на четыре класса: ситуативно-защитная агрессия, оппозиционно-защитная агрессия, инструментальная агрессия, враждебная агрессия. Если ситуативно-защитная и инструментальная агрессии в большей степени обусловлены внешними причинами, и почти не ведут к отклонениям в поведении, то оппозиционно-защитная, в значительной степени определяющаяся субъективным восприятием ситуации может вызывать такие формы отклонений как самовольное оставление части, нарушение правил несения караульной службы. «Ведущим мотивом для данного типа агрессивного поведения является болезненное и ущемленное самолюбие, чувство невозможности самореализации и самоутверждения»[102].

К враждебной агрессии относятся действия, «в которых деструктивный способ поведения выступает в качестве самоцели, ведущего мотива аморальных и противоправных действий»[103]. Данный тип агрессивного поведения приводит к самым негативным формам отклоняющегося поведения: дезертирству, неуставным взаимоотношениям, неисполнению приказа, сопротивлению начальнику.

Третье направление представляют работы методического плана, исследующие конфликтные ситуации как одну из причин формирования отклоняющегося поведения у военнослужащих[104].

Значительный вклад в изучение отклоняющегося поведения посредством анализа социально-психологических основ конфликтов во взаимоотношениях офицеров внес военный психолог А.Я.

Анцупов. Отмечая в своей работе то обстоятельство, что неэффективное разрешение межличностных конфликтов в диаде «подчиненный – прямой начальник» приводит к отклонениям в поведении военнослужащих[105]. Причем отклонения в поведении могут возникать как у подчиненного, так и у начальника. Это может выражаться в оскорблении, злоупотреблении служебным положением и т.д.

Существенным дополнением в понимании сущности отклоняющегося поведения военнослужащих стала работа А.И. Шипилова. Изучая социально-психологические особенности возникновения конфликтов между начальниками и подчиненными, автор особое внимание уделял анализу негативных последствий, возникающих в результате неэффективного их разрешения. Прогнозируя наиболее благоприятные пути разрешения конфликтных ситуаций, А.И. Шипилов отмечает, что таким условием может быть простое прекращение одной из конфликтующих сторон активных действий, что в свою очередь позволит снизить уровень отклонений в поведении военнослужащих, таких как грубость, оскорбления, угрозы, физическое насилие, невыполнение распоряжений старших начальников[106].

Военный психолог Ю.А. Канатаев рассматривает социально-психологические конфликты внутри воинского коллектива как одну из причин, по которой военнослужащие совершают различные отклонения (уход с боевого дежурства, самовольное оставление части, уклонение от военной службы). Нередко конфликтные ситуации становятся причиной гибели военнослужащих[107].

Своеобразные формы отклоняющегося поведения военнослужащих, возникающие по причине межличностных инновационных конфликтов, рассмотрел Ю.И. Мячков. Рассматривая межличностный инновационный конфликт как вид социального взаимодействия, заключающийся в реализации противоречащих ценностно-мотивационных ориентаций оппонентов путем их противодействия в процессе создания, внедрения и распространения нововведений, автор отмечает, что данный конфликт является предтечей таких отклонений как неуставные взаимоотношения, несвоевременное выполнение приказа, неподчинение, халатное выполнение служебных обязанностей[108].

Противодействие оппонентов и переживание ими негативных эмоций по отношению друг к другу вызывают вышеперечисленные отклонения в поведении военнослужащих.

Существующая зависимость выбора способов и приемов конфликтного противоборства от уровня нравственной зрелости оппонентов, их должностного статуса позволяет уменьшить число отклонений в поведении военнослужащих. Чем выше нравственные качества оппонента, тем реже им используются деструктивные способы в конфликте, и наоборот, понижение уровня нравственных качеств оппонента увеличивает вероятность выбора силовых способов и приемов конфликтного противоборства, ведет к увеличению отклонений в поведении военнослужащих. Межличностные инновационные конфликты оказывают отрицательное влияние на дисциплинированное поведение военнослужащих. После конфликта у оппонентов, в большинстве случаев, восстанавливается психологическое состояние до уровня доконфликтного, однако в данный промежуток времени любая конфликтующая сторона в наибольшей степени вероятности склонна к совершению различных видов отклонений в поведении, таких как злоупотребления служебным положением, шантаж и т.д.

Исходя из исследований Ю.И. Мячкова, одним из психологических условий положительного разрешения конфликтов, и как следствие и минимизации отклонений в поведении военнослужащих, является прекращение конфликтного противоборства, поиск общего в интересах, целях и позициях оппонентов, участие вышестоящего руководства в разрешении конфликта, открытая и однозначная поддержка сослуживцами правого оппонента.

Несколько иной подход к рассмотрению конфликтных ситуаций, влияющих на формирование отклоняющегося поведения военнослужащих, предложил военный психолог Ю.Н. Юрлов. По его мнению, следствием отклоняющегося поведения военнослужащих является внутриличностный конфликт. Сущность такого конфликта заключается в том, что существующее ярко выраженное противоречие между личностно-значимыми мотивами, целями, ценностями не позволяет личности военнослужащего обоюдную их реализацию в данный момент. Это заставляет его иногда выбирать формы поведения не соответствующие общественным экспектациям, т.е. отклоняющегося[109].

Внутриличностный конфликт, как правило, выступает в следующих видах: «потеря смысла», «двух ведущих мотивов», «завышенных требований к себе», «влечений», «ролевой», «комплекса неполноценности», что, в свою очередь, находит свое отражение в актах отклоняющегося поведения личности (суицид, самовольное оставление части, дезертирство).

Особый интерес в изучении отклоняющегося поведения военнослужащих с позиций межличностных ролевых конфликтов представляет работа Е.Г. Баранова. Межличностный ролевой конфликт, по его мнению, представляет собой состояние ролевых взаимоотношений в группе в период их перестройки в ответ на неспецифический внешний стимул[110]. Он возникает тогда, когда сложившиеся в группе ролевые взаимоотношения не отвечают требованиям новой ситуации. Большая часть этих конфликтов возникает по поводу решения основных служебных задач. Это приводит к таким отклонениям, как несвоевременное выполнение приказа, пререкания, неповиновение, халатное выполнение служебных обязанностей.

Поскольку неформальные ролевые взаимоотношения – это документально незафиксированные субъективно переживаемые взаимосвязи между людьми, следовательно, они, по мнению автора, могут объективно проявляться в конкретных формах поведения личности военнослужащего, в т.ч. и отклоняющегося (неуставные взаимоотношения, грубость по отношению к товарищам, агрессивность и т.д.)[111]. Уменьшение критического набора неформальных ролей группы должно обеспечивать развитие и стабилизацию психологических состояний личности и воинского коллектива в целом, что, в свою очередь, позволит понизить уровень психологических отклонений в поведении военнослужащих.

Необходимо отметить, что при всей многосторонности анализа психологии отклоняющегося поведения личности в армейской среде ученые-обществоведы особо пристальное внимание уделяли процессам формирования отклоняющегося поведения военнослужащих, проходящих военную службу по призыву на рядовых и сержантских должностях. Это было обусловлено, прежде всего, тем, что основную массу отклонений в поведении военнослужащих составляют отклонения, совершенные этой категорией военнослужащих[112]. Однако психологические особенности формирования отклоняющегося поведения особой статусной группы Вооруженных Сил РФ – офицерского корпуса не изучались.

Результаты анализа отечественных научных источников, посвященных проблеме отклоняющегося поведения военнослужащих, позволяют полнее описать динамику становления и развития психологической теории отклоняющегося поведения в России. За этот период было опубликовано более 900 научных трудов, посвященных изучению отклоняющегося поведения (см. рис. 2.1.).

 

   

 


Рис. 2.1. Динамика развития психологической теории отклоняющегося поведения военнослужащих в России.

 

Анализируя динамику работ российских ученых, посвященных изучению отклоняющегося поведения, можно сделать вывод о неравномерности развития исследовательского процесса в данной области.

История становления и развития научных взглядов на психологию отклоняющегося поведения военнослужащих как социальное явление насчитывает сегодня почти столетие. В ней можно условно выделить четыре основных этапа (см. табл. 2.1).

 

Таблица 2.1.

Предыдущая статья:Психологическая типология отклоняющегося поведения Следующая статья:Этапы развития теории психологии отклоняющегося поведения военнослужащих в России
page speed (0.0125 sec, direct)