Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Военное дело

Психологии отклоняющегося поведения  Просмотрен 174

 

Отклоняющееся поведение сторонниками психологического подхода рассматривалось с точки зрения анализа влияния на ход и содержание процесса формирования отклонений в поведении некоторых психологических и социально-психологических компонентов, складывающихся и развивающихся на определенных этапах жизни человека.

Возникновение в психологии понятия «отклонение в поведении» принято связывать с постановлением номенклатурной комиссии I Всемирного съезда детской и подростковой психиатрии (1950 г.), на котором было предложено заменить понятием «becarijrus disores» (отклонения в поведении) все другие понятия, характеризующие негативное поведение[9].

Анализ литературных источников позволил провести классификацию научных направлений психологии отклоняющегося поведения. Основанием для данной классификации послужил выбор доминирующей детерминанты при анализе отклонений в поведении. Было определено три таких направления: первое – личностное (рассматривает интраиндивидуальные детерминанты отклонений), второе – межличностное (рассматривает групповые детерминанты отклонений), третье – сверхличностное (рассматривает организационные и культурные детерминанты).

В рамках первого направления изучения психологии отклоняющегося поведения сложилось несколько подходов к анализу изучаемого феномена. К ним можно отнести следующие: психологическая антропология, психоаналитическая концепция, теория агрессивного поведения, теория фрустрации и другие, которые будут рассмотрены в данном параграфе.

С определенной долей условности пионерами в изучении психологии отклоняющегося поведения можно считать представителей психологической антропологии.

Появившиеся в начале 70 годов ХIХ века научные труды Ч. Дарвина, в которых он доказывал преемственность и родство механизмов поведения человека и животных вызвали волну научных работ зоопсихологов (Ж. Леб, К. Ллойд-Морган, Д.Б. Уотсон). Широко применяя психологические понятия они существенно укрепили объективный метод в изучении поведения в противовес субъективному. Подкрепляя свои научные выводы большим количеством фактов поведения животных, в т.ч. и неадекватных его формах по отношению к принятым в животном мире (отказ от материнства, каннибализм и т.д.), эти ученые пытались разобраться в психологических механизмах отклоняющегося поведения с точки зрения рефлексов и психологических инстинктов у животных.

Согласно теории Уотсона, манипулируя внешними раздражителями, можно сформировать человека с любыми стандартами поведения – от нормативного, принятого в обществе, до отклоняющегося осуждаемого – обществом. Ученый, полностью отвергая значение прирожденных свойств личности, таких как талант, способности, темперамент и т.д., предлагал из вполне нормальных детей из специфической среды «изготовить» человека любого типа – доктора, артиста или преступника[10].

В силу этих обстоятельств проблема формирования отклоняющегося поведения личности сводилась в основном к формированию внешних условий без особого учета психологических особенностей человека, а его профилактика ограничивалась методами научения, тогда как адаптивные действия остались за рамками их научного исследования.

Основная идея отклоняющегося поведения, которая развивалась в рамках психологического дарвинизма, сводилась к тому, что в основании выбора формы поведения личностью лежат природные психологические способности человека. Основоположник психологического дарвинизма Т. Мальтус приписывал конкурентному типу поведения личности ту же самую роль, какую играет естественный отбор по теории Дарвина. Поэтому проявление жестокости, агрессивности в поведении человека, по мнению ученого, является вполне естественным и закономерным. Личность, имеющая достаточно высокий уровень различных способностей добивается намеченных целей одобряемыми способами, а имеющий психологические и физические изъяны индивид склонен к отклонениям в поведении при достижении жизненных целей[11].

Психобиологическая трактовка природы отклоняющегося поведения личности нашла свое отражение в трудах итальянского врача-психиатра Ч. Ламброзо. Проводя систематические наблюдения за преступниками, отбывающими наказание в тюрьме, он попытался обосновать связь между анатомическим строением человека и преступным поведением. В 1897 г. он вводит в научный оборот понятие «врожденный преступник»[12], которого можно определить по ряду физических, анатомо-антропологических признаков, включающих массивную, выдвинутую вперед нижнюю челюсть, сплющенный нос, редкую бороду, низкий лоб и т.д. Позже Ч.

Ломброзо дополнил свою концепцию некоторыми психологическими особенностями, которые свойственны преступникам, а именно отсутствие сочувствия, пониженное чувство боли, безразличие к наказанию, тщеславие и т.д. Однако при всей своей прикладной привлекательности, данная теория не лишена отдельных недостатков. Во-первых, все исследовательское внимание ученого было сфокусировано на изучении лиц, совершивших преступные отклонения, и поэтому здесь можно вести речь о некотором смещении выборочной совокупности, т.е. нарушении ее репрезентативности. Поскольку крестьянин, имеющий массивную челюсть, низкий лоб и низкий уровень интеллекта, не обязательно может оказаться преступником. Во-вторых, Ч. Ломброзо изучал, по всей вероятности, далеко не самых искусных преступников, а только лишь их определенную часть и далеко не самую удачливую.

Среди антропологических концепций отклоняющегося поведения особое место занимает анализ изучаемого феномена с позиций психогенетической науки. Учеными данного направления (Г. Кайзером, В. Прайсом, и Д. Уиткином) изучались группы людей, имеющих хромосомные аномалии. Авторы данной концепции объясняют зависимость формирования отклоняющегося поведения от аномалии половых хромосом[13]. Изучение хромосомных аномалий обычно приписывает наличие у мужчин добавочной 47-й хромосомы типа Х (синдром Клейнфельтера) или типа Y. Проведенные исследования в этой области показали определенную зависимость между генотипом ХYY и агрессивным поведением личности, что, по мнению авторов данной концепции, способствует совершению крайне опасных для общества отклонений – преступлений. Однако проведенные в дальнейшем психологические опыты с применением метода близнецов позволили поставить под сомнение предположение о влиянии хромосомных аномалий на отклоняющееся поведение личности. При «… соответствующих условиях (внимательного и заботливого отношения в семье, школе, больнице и т.д.) данная категория вполне законопослушна и не совершает правонарушений»[14], к тому же хромосомные аномалии встречаются примерно у 0,4 процента новорожденных[15].

Психофизиологическое направление в изучении отклоняющегося поведения предполагает изучение взаимосвязи между телосложением и поведением человека. Авторы психофизиологического направления (В.П. Крылов, М.В. Черноруцкий, У. Шелдон и др.) ставили в центр своего научного внимания вопрос о том, какие элементы поведения более или менее стабильны в течение жизни и связаны ли они с физическими отличиями личности. Исследования в этой области показали, что связь между интеллектом, умственными способностями и телосложением незначительна, тогда как корреляционная взаимосвязь между темпераментом и телосложением – значительна (К. Юнг, В.

Кречмер).

Исследования, проведенные в Гарвардском университете, показали, что существует достаточно тесная связь между телосложением и отклоняющимся поведением. Так, большинство студентов-правонарушителей отличались высоким уровнем мезоморфности[16]. Интересен и тот факт, что повышенный компонент мезоморфности был обнаружен у курсантов Королевской военной академии в Сандхерсте[17].

Объясняя природу отклоняющегося поведения при помощи психолого-антропологических факторов, немецкий ученый К. Маркс отмечал, что психология нации состоит из общественно-психологических явлений (потребностей, мотивов, чувств, настроений и т.д.), которые, в свою очередь, регулируют поведение. Общность территории, экономической жизни, культуры, языка порождает общность психологических характеристик нации. В зависимости от степени выраженности психологических характеристик, содержания психологических черт, выступающих неким интегральным показателем национальной психологии, образуется национальный характер. В свою очередь особенности национального характера формируют наиболее характерные типы поведения личности, в том числе и отклоняющегося. Так, например, «… характер английской национальности формируется под давлением неразрешимых противоречий: с одной стороны – обеспечить достойное существование, а с другой – в отсутствии достаточно богатого арсенала выбора одобряемого обществом способа для реализации первой потребности»[18]. Данное противоречие породило такое массовое отклонение среди английского общества, как пиратство[19].

Однако, являясь сторонниками классового подхода в исследовании отклонений в поведении человека, К. Маркс, Ф. Энгельс и другие сторонники данного научного подхода считали, что всех негативных явлений в поступках человека можно избежать, если разрешить самое главное классовое противоречие: эксплуатацию человека – человеком. Это простой и, по-видимому, закономерный результат, т.к. для обоих видов деятельности (военной службы и правонарушения) требуется сила, риск и решительность. Однако необходимо отметить, что цель, ради которой реализуется эта энергия, различна.

Анализ работ ученых, развивавших концепцию психологии отклоняющегося поведения личности, с позиций психологической антропологии позволил расширить рамки научного познания о психобиологической сущности, причинах и механизмах формирования отклоняющегося поведения личности. Однако значительно упрощенные схемы психобиологических механизмов формирования отклонений в поведении личности (на уровне инстинктов) вызывают определенную долю сомнения в возможности их применения при анализе психологических основ отклоняющегося поведения личности.

В изучении проблемы психологии отклоняющегося поведения особое место занимает учение З. Фрейда о формировании норм-запретов поведения, которые в принципе позволяют дифференцировать поведение личности на нормативное и отклоняющееся. Опираясь на предположение Ч. Дарвина о том, что первоначальной формой организации жизнедеятельности людей была орда, во главе нее стоял жестокий и сильный вождь, который изгонял своих сыновей, достигших половой зрелости. В результате этого, по мнению ученого, возник психологический конфликт между детьми и отцом, являвшимся большим препятствием на пути удовлетворения их стремлений к власти и сексуальных желаний. Данный конфликт разрешился убийством и поеданием вожака. Под влиянием убийства и каннибализма у членов орды возникло два чувства: вины и страха.

Именно эти два чувства привели первобытных людей к установлению табу (норм-запретов поведения). Экстраполировав эту теорию появления норм-запретов в поведении личности на современное общество, З. Фрейд утверждал, что эти два чувства являются своеобразным ограничением основных форм отклоняющегося поведения (инцест и убийство)[20].

Таким образом, можно отметить, что психоаналитическая концепция З. Фрейда дала возможность ученым изучать природу норм и ценностей как основу отклоняющегося поведения личности не только с позиций философских, культурологических, социологических и других теорий, но и при помощи психологической науки.

Теория З. Фрейда о структурной психологической конструкции личности дает представления о психологических механизмах поведения личности, в т.ч. и отклоняющегося. Согласно его теории личность являет собой противоречивое единство трех взаимодействующих сфер: «Оно», «Я» и «Сверх – Я», содержание и действие которых отражает выбор того или иного типа поведения[21].

В структуре личности «Оно», согласно концепции ученого, является вместилищем всего бессознательного, иррациональных реакций, психобиологических импульсов. «Оно» – это неорганизованная сфера личности, выступающая по отношению к другим сферам в качестве единой движущей психологической силы, которая контролируется единым принципом – получение удовольствия. Данная сфера человека выражается, как правило, в желаниях и влечениях.

Вторая сфера личности – «Я» представляет собой организованное начало, основной функцией которого является контроль слепых и иррациональных импульсов поведения. Эти импульсы формирует «Оно» и приводит в соответствие с экспектациями внешнего мира.

Третья сфера личности – «Сверх – Я», по мнению З. Фрейда, возникает на фундаменте «Я» и выступает как продукт культуры, складывающийся из комплекса совести, принятых норм поведения, моральных черт, которые в свою очередь контролируют действия «Я» сферы.

Находясь в постоянном конфликте, данные сферы человека предопределяют его поведение: если в структуре личности доминирует сфера «Я» и «Сверх - Я», мы наблюдаем нормативное поведение, в случае доминирования сферы «Оно» – отклоняющееся.

Одной из отличительных сторон учения З. Фрейда было так же утверждение принципа всеобщей детерминации поведения личности, что в свою очередь позволило значительно расширить исследовательские возможности в многомерную интерпретацию мотивов поведения личности.

Не меньший интерес для теории психологии отклоняющегося поведения личности сама «концепция фрустрации». Применяемый термин «фрустрация» в социальной психологии означает расстройство планов, уничтожение замыслов, начинаний, т.е. такое психологическое состояние личности, когда невыполнение определенных жизненных планов способствует возникновению отрицательных реакций на конкретную ситуацию[22]. Американский социальный психолог Л. Берковец высказал предположение о том, что взаимосвязь фрустрации и отклоняющегося поведения выражается в следующих формах. Во-первых, если индивид склонен обвинять других больше чем себя в том, что ему не удалось совершить целенаправленного действия для реализации конкретной своей потребности, следовательно, у такого человека больше вероятности совершить отклоняющееся поведение. Во-вторых, если враждебное отношение к окружающим в форме различных конфликтов имело место в детском возрасте, то они рано или поздно проявятся в различных формах поведения, в том числе и отклоняющегося. В-третьих, если человеку свойственно при любых обстоятельствах оправдывать свое поведение, то со временем он будет находить аргументы в пользу совершения отклонений в поведении и это может войти в норму[23].

Развивая «теорию фрустрации», Л. Берковец для более подробного исследования психологического механизма отклоняющегося поведения вводит между фрустрацией и агрессивным поведением личности две переменные, такие как гнев и «пусковые раздражители». Гнев возникает в случае, если достижение целей по разным причинам блокируется, а пусковые раздражители начинают функционировать тогда, когда человек при помощи размышлений определяет источник гнева. В дальнейшем эта точка зрения (достаточно упрощенная) на проблему формирования отклоняющегося поведения была дополнена другими авторами и в конечном итоге несколько изменилась, приобретя дополнительные, более содержательные психологические компоненты анализа изучаемого феномена (см. рис 1.1).

  
 

 

 


Рис.1.1. Схема механизма формирования отклоняющегося поведения согласно «теории фрустрации» (по Л. Берковецу).

 

Данная концепция предполагает формирование отклоняющегося поведения личности под воздействием в основном двух компонентов: антиобщественной направленности личности и конфликтности развития самого индивида, перед которым еще с детства возникали неразрешимые трудности.

Так, например, с точки зрения ученого Г. Оллпорта, изучавшего отклонения в поведении личности, разочарованность и неудовлетворенность самим собой и жизнью, неверие в собственный интеллект, физические и духовные силы находят выход в самоубийстве, пьянстве, наркомании, хулиганстве и т.д. Расстройство воли и чувств приводит к тому, что волнения становятся господствующими в психике человека и руководят его поступками при совершении более тяжких отклонений в поведении, таких как убийств, краж, изнасилований[24].

Теоретические и методические основы психологии отклоняющегося поведения, разработанные в теории фрустрации получили свое дальнейшее развитие в научных гипотезах теории агрессивного поведения, связанной с именами известных психологов А. Бандуры, Д. Долларда, С. Ениколопова, Г. Миллера, А. Реана и других[25].

На базе биологической теории агрессивного поведения Лоренца, психологи Г. Миллер и Д. Доллард сумели расширить рамки биологической концепции агрессивного поведения, дополнив ее психологическим содержанием. Наличие агрессивного поведения, по мнению ученых, как одной из форм отклоняющегося поведения взаимообусловлено наличием фрустрации[26].

Развивая идею о возможной непреодолимости и преодолимости жизненных трудностей, сторонники данной концепции приходят к выводу, что для многих людей эти трудности становятся непреодолимыми, вызывая резкое торможение эмоциональной энергии, а затем бурное высвобождение ее приводит к различным формам поведения людей, в том числе и отклоняющегося. Высказывая предположение о взаимосвязи освобожденной энергии с отклоняющимся поведением, ученые считали, что отклонения в поведении человека зависят от соотношения количества освободившейся энергии и тормозящей силы в виде различных форм внутреннего и внешнего контроля. Это концептуальное положение можно представить в виде достаточно простой схемы (см. рис 1.2).

 

 

Рис.1.2. Схема механизма формирования отклоняющегося поведения согласно «теории агрессивного поведения».

 

Однако исследования ученых А. Бандуры и Р. Уолтерса в области отклоняющегося поведения, опосредованного агрессивным поведением, привели к пересмотру традиционной теории агрессивного поведения. Фрустрация – это только один, и совсем не обязательно наиболее важный фактор, влияющий на агрессивное поведение, агрессия объясняется как вознаграждение ее последствий[27].

В начале ХХ века стало активно развиваться еще одно психологическое направление в изучении отклоняющегося поведения «психологический инстинктивизм». Яркими представителями данного направления принято считать английских психологов У. Джеймса, Л. Бернанда и Мак-Даугалла. По мнению ученого Мак-Даугалла, инстинкты прямо или косвенно являются первопричиной поведения личности. Весь сложный психологический аппарат (интеллект, способности, адаптивность и т.д.) служит только определенным средством в достижении цели, а инстинкт выступает непосредственным импульсом к определенной форме поведения, в том числе и отклоняющегося.

Одним из научных постулатов ученого было положение о том, что инстинкт представляет собой наследственные каналы разрядки нервной энергии. Они состоят из афферентной (воспринимающей, рецептивной) части, которая отвечает за восприятие предметов окружающего мира, и эфферентной (двигательной) части, обусловливающей характер реакции человека на эти предметы[28]. Так, например, по мнению ученого причиной насилия выступает инстинкт драчливости, а инстинкту бегства соответствует эмоция страха и т.д.

Вместе с тем необходимо отметить, что рассмотренные теории фрустрации и агрессивного поведения, психологического инстинктивизма имеют несколько упрощенное понимание сущности и психологического механизма формирования отклоняющегося поведения, делая основной упор на эмоциональный компонент, психологические инстинкты, рефлексы в выборе той или иной формы поведения личности и полностью игнорируя когнитивный компонент. Такое положение дел, сложившееся в изучении психологии отклоняющегося поведения послужило мощным толчком к развитию когнитивных теорий[29], позволяющих значительно расширить представления о сущности и содержании изучаемого феномена и психологических механизмах его формирования.

Сущность когнитивного подхода в исследовании психологии отклоняющегося поведения личности сводится к тому, что нелогичные мыслительные процессы и ложные представления об окружающем мире приводят к отклонениям в поведении личности.

Наиболее распространенной и в большей степени обогатившей психологическую концепцию отклоняющегося поведения стала теория когнитивного диссонанса, разработанная американским психологом Л. Фестингером. Отклоняющееся поведение сторонниками теории когнитивного диссонанса рассматривается как результат некоего противоречия в знании об одном и том же объекте или событии. Наличие в психике личности противоречивых, несовместимых представлений, взглядов, взаимоисключающих потребностей, мотивов деятельности и т.д. приводят к внутреннему конфликту, что в свою очередь может привести к смене нормативных стереотипов в поведении к отклоняющимся формам поведения. Например, к серьезным психологическим проблемам и, как следствие, к отклоняющемуся поведению приводит формирование образа врага у российских военнослужащих. На протяжение длительного периода времени у советских, а затем и у российских военных потенциальный враг олицетворялся с вооруженными силами, которые входили в военно-политический блок НАТО. На сегодняшний же день политическими реалиями является стремление руководства страны сделать Россию полноправным членом ранее враждебного блока, сместив образ врага на весьма расплывчатую формулировку – международный терроризм. Однако более яркие формы отклоняющегося поведения, опосредованные когнитивным диссонансом, связаны с преступным поведением военнослужащих. Нечеткое, размытое представление образа врага у российских военнослужащих в первую и вторую чеченскую компанию вызвало неоправданно жестокое отношение к мирному населению республики. Особенности данного отношения к мирному населению обусловливает тот факт, что ведение снайперской и минной войны делает противника невидимым и следствие этого –вымещение агрессии на мирном населении[30].

Представители второго психологического направления в изучении отклоняющегося поведения предлагают осуществлять анализ данного феномена с позиций психологии групп (коллектива, больших народных масс, толпы и т.д.). Отправным пунктом анализа отклоняющегося поведения личности второго направления служит ориентация не на отдельного индивида, а на особенности групповых процессов, в которые включен индивид.

Выделим следующие социально-психологические концепции в рамках, в которых развивалась теория отклоняющегося поведения второго направления:

а) «символический интеракционизм» (Дж. Мид, А. Стросс, Т. Шибутани и др.);

б) «ролевая теория» (И. Гофман, М. Кун, И. Блумер и др.);

в) теория «референтной группы» (Г. Хайман, Т. Ньюком, М. Шериф, и др.);

г) концепции «коллективного сознания» (Г. Лебон, Н. Михайловский, Н. Ядринцев и др.).

Поведение человека, считали представители символического интеракционизма, зависит от способности человека представлять себя в других ролях, это в свою очередь зависит от наличия у человека способности к интроспекции. Развитие самосознания личности, по их мнению, обусловлено двумя процессами: формированием способности к принятию роли «другого» и ориентацией на «обобщенного другого»[31].

Исследуя взаимодействие между преступником и молодым правонарушителем, интракционисты внесли ценный вклад в определение сущности психологии отклоняющегося поведения. Введя в научный оборот категорию «преступная карьера» они сделали вывод, что в основе отклоняющегося поведения личности лежит «принятие конкретным индивидом установок других по отношению к себе и последующей кристаллизацией всех этих частных установок в единую установку для себя…»[32]. Процесс принятия роли преступника рельефно проявляется в ходе формирования отклоняющегося поведения личности. В дальнейшем интеракционистский подход стал прочной теоретической основой еще для одной научной теории, изучающей психологию отклоняющегося поведения – «стигматизации».

Сторонники ролевой теории утверждали, что индивид формирует свое поведение в соответствии с исполняемыми ролями и занимаемым статусом в группах. Так, американский социальный психолог И. Гофман прослеживает формирование ролей из взаимодействия в неорганизованных группах и превращение их в институализированные роли, приобретающие нормативный и принудительный характер[33].

Такое формирование, а затем восприятие ролей существующих в группах с негативной направленностью (преступных группах) ведет к различным формам отклонений в поведении личности, в том числе и к преступным.

Ученые, разрабатывающие теорию отклоняющегося поведения в контексте научной концепции референтной группы предприняли попытку теоретического осмысления отклонений в поведении личности при помощи принятия за эталон поведения групп лиц с отклоняющимся поведением (преступных сообществ)[34].

В ходе формирования собственных установок и убеждений личность сравнивает или идентифицируют себя с другими людьми или группами людей, чьи установки, убеждения и поведение воспринимаются ими как достойные подражания, такие группы называются референтными. Если в силу различных обстоятельств человек выбирает для себя установки, нормы и ценности референтной группы которой свойственны отклонения в поведении, то в ближайшем будущем у данного индивида будут наблюдаться отклонения в поведении[35].

Рассматривая психологическую сущность формирования отклоняющегося поведения, опосредованного функционированием малых групп, Э. Фромм изучал проблему отчуждения личности внутри группы. Урбанизация, научно-технический прогресс приводят к тому, что человек постепенно дистанцируется от группы, к которой он принадлежал. Такое дистанцирование приводит к развитию психологического комплекса «страдание от бремени свободы», а это в свою очередь ведет к агрессии, садизму и т.д.[36]

Концепция отклоняющегося поведения с позиций изучаемого направления была существенно дополнена советскими и российскими психологами (В.М. Бехтеревым, Б.В. Залужным, А.В. Петровским, К.К. Платоновым, Л.И. Уманским и др.). В отличие от западных психологов они рассматривали групповые процессы, в т.ч. и отклоняющееся поведение личности, через призму коллектива. В отечественной социальной психологии понятие «коллектив» рассматривается как высшая стадия развития организованной общности людей, направленная на достижение социально значимых целей[37]. При чем введение нового научного понятия «коллектив» не было определенной данью идеологических установок, существовавших в стране и пронизывающих в буквальном смысле все сферы общества. Отход от использования термина группы был обусловлен дополнительными методологическими особенностями коллектива. Во-первых, людей в коллективе объединяет не только совместная деятельность, но и ее организация. Во-вторых, наличием системы стимулирования членов коллектива. В-третьих, коллектив более долговременное объединение людей, чем группа. В-четвертых, членов коллектива, как правило, объединяет психологическая сплоченность[38]. Все эти особенности коллектива обозначили и специфику изучения отклоняющегося поведения в коллективе. Придав главенствующее значение коллективу как некоему единому организму, российскими учеными изучалось отклоняющееся поведение как некие единичные случаи, которые нехарактерны для советского человека, что в конечном итоге привело к существенной идеологизации психологической науки в стране. Однако это не помешало применить на практике прогрессивные положения отечественных ученых в формировании гармонично развитой личности будущего (советского человека, которому не свойственны отклонения). Так, усилиями советского педагога и психолога А.С. Макаренко были созданы коммуны, в которых воспитывались тысячи сирот и беспризорников (большинство из них имели богатый опыт противоправного поведения)[39]. За несколько лет он «делал» из малолетних преступников социально полноценных людей. Положительные результаты деятельности А.С. Макаренко вдохновили советских психологов на дальнейшее изучение отклоняющегося поведения с позиций коллектива.

Эмпирические исследования, проведенные в 60-70 годы ХIХ и начале ХХ века, были посвящены изучению психологического климата в различных производственных коллективах. Создаются банки данных о социально-психологических портретах коллективов, в которых проводились исследования. Самыми распространенными случаями, требующими вмешательства психолога в жизнедеятельность коллектива, – это случаи внутренних конфликтов, прогулов, допущения брака в работе, пьянство, внешне выраженные срывом выполнения производственного задания, повышением текучести кадров, ростом числа нарушений трудовой дисциплины[40]. Следует отметить, что изучению отклоняющегося поведения через призму коллектива были посвящены работы военных ученых[41].

Однако степень обобщения психологической сущности и механизмов формирования отклоняющегося поведения с позиций коллектива не позволяет выявить психологические закономерности изучаемого феномена.

Продолжая развивать научную теорию отклоняющегося поведения личности, отечественные ученые вышли на более высокий уровень обобщения коллектива – организация. По мнению ученых Н. И. Лапина, Н.Ф. Наумовой и А.И. Пригожина, организация наиболее полно раскрывает специфику формирования психологических явлений и процессов с позиций принадлежности организации к конкретному социальному институту[42]. Организация, как считает Н.И. Лапин, дает возможности изучения не только социальных отношений, но и социально-психологические механизмы, которые их детерминируют. Ставя во главу угла проблему регламентации поведения индивидов, Н.И. Лапин выделяет два типа требований, предъявляемых к личности: 1) ценностные (обоснование цели организации) и 2) нормативные (регулирующие поведение индивида)[43].

Среди проблем, требующих конкретного изучения, М.Ф. Наумова выделяет различные формы отклоняющегося поведения личности, которые формируются при несовпадении целей и ценностных ориентаций индивида с целями организации. Развивая свою научную концепцию в русле традиций научной школы человеческих отношений, М.Ф. Наумова отмечает, что цели индивида, поступающего в организацию, связаны с реализацией потребностей в труде, престиже, общении и самоактуализации.

Вслед за В.А. Ядовым она считает «удовлетворенность члена организации» интегральным показателем включенности индивида в конкретную организацию и рассматривает эту удовлетворенность как психологическую реакцию человека на возникающую ситуацию в организации, и чем выше интегральный показатель, тем ниже вероятность отклонений в поведении членов организации[44].

Данные научные подходы, позволяющие определить место и роль социальной организации в процессе формирования отклоняющегося поведения личности, были существенно дополнены военными учеными[45].

Вместе с тем анализ научных работ позволяет отметить, что ученые психологи в целом очень редко касаются данной дефиниции. Она, по их мнению, не является приоритетной в психологической науке[46]. Однако любая организация – это объединение людей для достижения предметной цели и как всякое объединение она формирует и поощряет нормативное поведение и минимизирует отклоняющееся поведение. Поэтому расширение рамок научного анализа психологии отклоняющегося поведения посредством изучения поведения личности, включенной в организацию, позволит посмотреть на изучаемый феномен с несколько иной научной точки зрения, что в значительной степени дополнит концептуальную модель формирования отклонений в поведении человека. При чем такое рассмотрение проблемы не является эклектическим, поскольку научный смысл изучения социально-психологической сущности отклоняющегося поведения личности заключается не в вычленении отдельно социального и психологического (данное вычленение достаточно сложная, дорогостоящая и в отдельных случаях почти невозможная процедура), а в органическом синтезе этих двух составляющих.

В начале ХХ века большую популярность в социальной психологии приобретает концепция «коллективного сознания», автором которой является французский ученый Г. Лебон. Разработанная научная концепция позволяет дополнить наши представления о психологической сущности отклоняющегося поведения, которое возникает, по мнению ее автора, в силу следующих обстоятельств: во-первых, обезличенность (человек в толпе теряет свою индивидуальность); во-вторых, преобладание коллективных эмоций и чувств; в-третьих, утрата интеллекта (человек в толпе вынужден ориентироваться на средний уровень интеллекта толпы, а он, как правило, весьма низкий); в-четвертых, утрата личной ответственности[47].

В дальнейшем теория Г. Лебона получила свое творческое развитие в трудах ученых С. Сигеле («Преступление массы») и Н. Лобаса («Психология падших людей»), которые рассматривали различные формы отклоняющегося поведения разных групп населения, классифицируя их как преступные действия (разбой, хулиганство и т.д.). Скопление нескольких человек изменяет их поведение, от нормативного до резко отклоняющегося. Предсказать действия каждого в толпе оказывается достаточно просто и этот процесс не зависит, кто находится в толпе: ученые, рабочие, молодые или пожилые люди.

В дальнейшем идеи изучения сущности отклоняющегося поведения личности в рамках концепции коллективного сознания были дополнены исследованиями российского ученого Н.М. Ядринцева. Он изучал психологию заключенных. Результаты его эмпирических исследований подтвердили научные постулаты, выдвинутые Г. Лебоном (психологическими особенностями большинства заключенных являлись низкий уровень интеллекта, повышенные эмоциональность и чувствительность, и т.д.)[48].

Необходимо отметить, что учеными психологами были предприняты попытки объединить концептуальные подходы в изучении сущности отклоняющегося поведения, т.е. соединить натурально-биологические и социогрупповые точки зрения на проблему формирования отклонений в поведении человека. Отклоняющееся поведение, как отмечает венгерский психолог Ф. Патаки, это системное полидетерминированное явление, в формировании которого принимают участие индивидуально-личностные и социально-групповые факторы. Изучение влияния макросоциологических факторов, т.е. различных социальных институтов, на формирование отклоняющегося поведения личности считалось не является предметом анализа социальной психологии. Однако анализ разработки новых теорий, эмпирическое их подтверждение значительно расширили границы предметной области социальной психологии в изучении отклоняющегося поведения личности, включив в понимание социальное не только малые и большие группы, но и социальные институты. Такое взаимодействие в изучении сущности отклоняющегося поведения рассмотрели ученые третьего направления.

Третье направление в изучении психологии отклоняющегося поведения позволяет изучать данный феномен через призму взаимодействия личности с различными социальными институтами общества (политика, религия, семья, образование и т.д.).

Одним из социальных институтов, который позволяет более детально изучить сущность психологии отклоняющегося поведения, является политика. Занимаясь изучением отклоняющегося поведения у политических лидеров, ученый психолог А. Адлер утверждал, что в политику идут люди для гиперкомпенсации своих психологических комплексов. Вначале он рассматривал комплекс неполноценности как основной энергетический источник политико-психологической активности личности, которая позволяет воздействовать и на ближайшее окружение. Другой комплекс, рассматриваемый А. Адлером, был комплекс различий с другими людьми. Осознание этих различий выдвигало человека на ведущие политические роли[49].

В дальнейшем психологическая концепция отклоняющегося поведения была дополнена учением американского психолога Г.Д. Лассуэлла. Он одним из первых предпринял попытку выявить взаимосвязь между отклоняющимся поведением и функционированием политического института. Основная идея ученого состояла в том, что политик стремится к власти как к «средству компенсации депривации»[50]. По его мнению, человек неосознанно чувствует, что власть лучше, чем какая-либо альтернативная ценность, т.к. она помогает преодолеть заниженную самооценку. Согласно ранним взглядам Г.Д. Лассуэлла, именно низкая самооценка чаще всего приводит к своеобразным защитным реакциям личности, прежде всего проявляющимся в потребности доминировать, иными словами, во власти. Человек, избирающий политику в качестве способа реализации своих потребностей, таким образом, пытается скорректировать свои внутренние расстройства совершенно неадекватными способами. Политические символы избираются им в качестве объекта переноса аффекта не по каким-либо рациональным причинам, а часто просто вследствие их широкого распространения и неопределенной референтности. Политический человек, по мнению Г.Д. Лассуэлла, как и другие люди обладает личными мотивами и способностями направлять эти мотивы на реализацию политических целей, но отличительным качеством политического человека является рационализация собственных политических мотивов через общественный интерес. В данном случае происходит подмена терминальных ценностей на инструментальные, а это в свою очередь способствует возникновению взяточничества, подкупа, злоупотреблений служебным положением и т.д.

Достаточно серьезный вклад в развитие психодиагностических процедур изучения отклонений в поведении личности под воздействием политического социального института внес и российский ученый П.И. Ковалевский. В своей работе «Политические этюды из истории» он представил политико-психологические портреты видных российских политических деятелей и военачальников, таких как Петр I, А.В. Суворов, а также и политических деятелей античности: царя Давида, пророка Мохаммеда и многих других. П.И. Ковалевский отмечает, что наряду с достоинствами, у великих политических деятелей в поведении наблюдаются следующие отклонения в поведении: несдержанность, импульсивность, агрессивность, отказ от существующих норм-обычаев и т.д.

Отклоняющееся поведение как некий результат дисфункциональности социального института семьи изучалось российскими психологами Л. И. Белозеровым, С.В. Быковым, Л.М. Злобиным, П.А. Ковалевым и другими учеными. В русле изучаемой проблемы можно отметить, что неудовлетворенное стремление занять достойное место в семье (часто это происходит с появлением второго ребенка, которому родители уделяют больше внимания) приводит к нестандартным, порой негативным формам самоутверждения: грубости, вспыльчивости, драчливости и т.д.[51]

Неправильное воспитание в семье приводит к формированию у человека пренебрежительного отношения к нормам и правилам общественной жизни, искажению жизненных ценностей. Авторы, развивающие это направление, выделяют различные типы семей, в которых с большей вероятностью может формироваться отклоняющееся поведение (при чем не только у детей, но и у родителей). Например, Л.В. Яссман выделяет следующие типы неблагополучных (дисфункциональных) семей: а) конфликтная; б) аморальная; в) педагогически некомпетентная; г) асоциальная[52]. Как правило, в таких семьях происходит сочетание всех неблагоприятных факторов: биологических (дурная наследственность), психологических (низкий уровень интеллекта, агрессивность) и социальных (низкий статус семьи). Все эти факторы формируют значительные отклонения в поведении личности, такие как отчужденность, грубость, бродяжничество, физическое насилие и т.д.

Значительный вклад в научное понимание причин формирования отклоняющегося поведения индивида внесли ученые Г.М. Андреева, С.В. Быков и Л.М. Семенюк. По их мнению, отклонения в поведении ребенка возникают по вине семьи. Во-первых, родители вербально и невербально утверждают отклоняющиеся, осуждаемые обществом образцы поведения (тунеядство, алкоголизм, жестокость и т.д.). Во-вторых, родители вербально придерживаются общественно одобряемых форм поведения, но сами совершают поступки, которые не соответствуют экспектациям общества. В этих случаях у детей формируется лицемерие и ханжество, в целом аморальные установки, которые в последствии могут послужить значительным стимулом в совершении отклонений в поведении. В-третьих, родители вербально и невербально придерживаются нормативных форм и образцов поведения, но при этом не удовлетворяют эмоциональных потребностей ребенка. Отсутствие же прочных эмоциональных, дружеских контактов родителей с подростками в значительной степени затрудняет нормальный процесс социализации ребенка в семье. В-четвертых, родители применяют жесткие методы воспитания, основанные на принуждении, насилии, унижении личности ребенка[53].

Динамика формирования отклоняющегося поведения личности предполагает изучение данного социально-психологического явления посредством образовательных социальных институтов. Следует признать справедливым утверждение Д.И. Фельдштейна о том, что на поведение личности значительное влияние оказывает складывающаяся система отношений: особенности взаимоотношений с учителями; положение в классе; психологическая атмосфера в школе; отношение подростка к процессу обучения; самой школе; своим сверстникам; своему будущему; жизненным целям[54].

Стремление к лидерству и престижности как поиску самоутверждения может нанести серьезный урон самосознанию, порождать честолюбие, неадекватность самооценки личностных свойств, конфликтность, а порой и агрессивность в поведении подростка. Исследования многих ученых психологов указывают на значимость для подростков в этот период принадлежности их к неформальным школьным группам, носящим негативную направленность, которыми достаточно часто руководят правонарушители[55]. Подросткам, входящим в такие неформальные группы, часто присущ целый ряд психологических свойств, таких как импульсивность, раздражительность, вспыльчивость, агрессивность и т.д., которые в свою очередь детерминируют отклоняющееся поведение личности. Данный подход позволяет несколько расширить понимание сущности отклоняющегося поведения не только с позиций возрастной психологии, но существенно дополнить теорию психологии отклоняющегося поведения компонентами социального института образования.

Особый интерес в изучении психологии отклоняющегося поведения представляет социальный институт религии, формирующий определенные образцы поведения личности. Религия как социальный институт удовлетворяет нравственные и познавательные потребности личности, потребности в утешении. Основные религиозные постулаты большинства мировых религий призваны формировать у личности нормативное поведение[56]. Однако отличие и отделение последователей одной религии от другой порождает определенную настороженность и враждебность во взаимоотношениях между верующими различных конфессиональных групп, которые в определенных условиях могут привести к открытой вражде (католики и протестанты в Северной Ирландии, индусы и мусульмане в Индии и т.д.)[57]. Такая вражда приводит к откровенной эскалации насилия одной религиозной конфессии над другой. Массовое жестокое отношение к людям иной веры на сегодняшний день, к сожалению, стало обычным явлением для многих стран, в т.ч. и России.

Изложенные психологические модели анализа отклоняющегося поведения и причины его детерминирующие, можно представить следующим образом (см. табл. 1.1).

Таблица 1.1

Предыдущая статья:Сущность и критерии отклоняющегося поведения Следующая статья:Отклоняющегося поведения
page speed (0.2435 sec, direct)