Всего на сайте:
210 тыс. 306 статей

Главная | Право

Раздел II 12 страница, Юридический характер акты органов местного самоуправле­ния, также ка..  Просмотрен 68

  1. Раздел II 13 страница, Кроме названных существуют и другие общие определения понятия догово..
  2. Раздел II 14 страница, Аналогично обстоит дело и со многими другими правовыми договорами, в..
  3. Раздел II 15 страница, В этом, если не прямом, то переносном смысле представляется возможны..
  4. Раздел II 16 страница, В настоящее время маловероятной представляется ситуация, имевшая мес..
  5. Раздел II 17 страница, Естественно, что ни первая, ни вторая группа международных договоров..
  6. Раздел II 18 страница, Согласно такому видению проблемы взаимоотношений меж­дународного и н..
  7. Раздел II 19 страница, 354 Глава 3. Правовой договор, общепризнанные нормы междунаро..
  8. Раздел II 20 страница, Отвечая на него, многие исследователи, естественно, в силу сложности..
  9. Раздел II 21 страница, Данная точка зрения была преобладающей в рассматривае­мый период не ..
  10. Раздел II 22 страница, На повседневном, «рабочем» уровне отношения между Судом и его решени..
  11. Раздел II 23 страница, Несмотря на то, что некоторые авторы, рассматривающие, в отличие от ..
  12. Раздел II 24 страница, Кроме того, следует добавить также, что и сама романо-гер­м..

Юридический характер акты органов местного самоуправле­ния, также как и решения, принимаемые непосредственно населе­нием, проживающим на территории муниципального образова­ния, во время проведения собраний, сходов и т. п., имеют не сами по себе, подобно нормативно-правовым актам, издаваемым в рам­ках своей компетенции государственными органами, а в силу на­деления местного самоуправления и его соответствующих орга­нов правотворческими полномочиями.

Будучи субгосударственными по своей природе образования­ми, местные самоуправляемые территории с точки зрения пози­тивного права сами по себе не могут выступать в качестве субъек­тов правотворчества, а, следовательно, - принимать юридические по своему характеру, общеобязательные акты. Они могут обла­дать такого рода полномочиями только с санкции государства. Последняя в самых разных формах содержится в целой серии фе­деральных и региональных законодательных актов, создающих правовую основу местного самоуправления.

В наиболее четкой форме «дозволение» государства прини­мать органами местного самоуправления и непосредственно насе­лением самоуправляемой территории юридически значимые ак­ты содержится в конституциях республик-субъектов Федерации и в уставах всех иных субъектов Федерации.

В качестве примера можно сослаться на Конституцию рес­публики Саха (Якутия), в которой закрепляется за органами ме­стного самоуправления право не только принимать общеобяза­тельные для всех проживающих на территории, находящейся под их юрисдикцией, акты, но и заключать, в рамках действую­щего законодательства, договоры, «в том числе с нормативным содержанием»1.

Примерами могут служить также Устав Ставропольского края, в котором говорится о том, что «по всем предметам своего ведения органы местного самоуправления вправе принимать соб­ственные правовые акты»2; Устав Иркутской области, в котором устанавливается, что «органы местного самоуправления по во­просам местного значения в пределах своей компетенции прини­мают нормативные правовые акты, обязательные для исполнения на всей территории местного сообщества»3; и другие региональ­ные основополагающие акты.

Следует заметить, что в конституциях и в уставах субъек­тов Федерации «заложены» не только полномочия органов местного самоуправления на принятие актов-, содержащих нормы права, но и гарантии этих прав, а также ответствен­ность органов и должностных лиц местного самоуправления: за свои действия.


  
 

Уставы краев, областей, городов федерального значения, автономной об­ласти, автономных округов Российской Федерации. Вып. 1. М., 1996. С. 336.

2 См.: Князев С.Д., Хрусталев Е.Н. Российское муниципальное право. Владивосток. 1997. С. 25-48.

3 Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Т. 2. Изд. 2-е / отв. ред. М. Н. Марченко. М., 2001. С. 247-248.


В частности, по поводу гарантий прав Устав Пермской облас­ти, декларируя, что «местное самоуправление Пермской области гарантируется Конституцией Российской Федерации», в то же время поясняет, что «органы государственной власти Пермской области выступают гарантом осуществления местного и террито­риального общественного самоуправления, содействуют его раз­витию в области и создают условия для осуществления права гра­ждан на участие в самоуправлении»1.

В связи с ответственностью органов и должностных лиц ме­стного самоуправления за свои действия можно сослаться, как на пример, на Устав Иркутской области, согласно которому «органы и должностные лица местного самоуправления несут ответствен­ность перед государством и соответствующим местным сообщест­вом в порядке, установленном законами и уставом (положением) о местном самоуправлении». В этом же основополагающем доку­менте закрепляется положение, согласно которому ущерб, причи­ненный в результате неправомерных действий или решений орга­нов местного самоуправления «возмещается ими на основании решения суда»2.

Аналогичные положения, свидетельствующие о производном характере правотворческих полномочий органов и должностных лиц местного самоуправления от соответствующих полномочий государственных органов содержатся также в конституциях и ус­тавах других субъектов Федерации.

Уставы краев, областей, городов федерального значения, автономной об­ласти, автономных округов Российской Федерации. С. 272. 2 Там же. С. 66. 3 См.: Тихомиров Ю.А., Талапипа Э. В. Введение в российское право. М 2003. С. 450-451.

4. Наряду с актами органов местного самоуправления и дру­гими актами-решениями, принимаемыми в муниципальных обра­зованиях при непосредственном участии местного населения, оп­ределенную роль в системе источников современного российского права играют так называемые корпоративные нормативно-право­вые акты (западный вариант названия такого рода актов), или «локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, принимаемые работодателем», как они именуются в дейст­вующем Трудовом кодексе Российской Федерации применитель­но к сфере трудового права3.

К числу корпоративных, или локальных нормативно-право­вых актов относятся такие акты, как уставы, положения или дру­гие учредительные документы государственных и негосударст­венных предприятий, учреждений и организаций; правила внут­реннего распорядка на предприятиях и в учреждениях, а также акционерных обществах, с помощью которых определяется рас­порядок работы данных общественных институтов, права и обя­занности работников и представителей администрации; и некото­рые другие нормативные акты.

В соответствии с Трудовым кодексом РФ, принятым в декаб­ре 2001 года, к локальным актам относятся также нормативные акты, принимаемые единолично работодателем и применяемые в отношении всех тех, кто непосредственно находится под его «юрисдикцией». Статья 8 Трудового кодекса в связи с этим гла­сит: «Работодатель принимает локальные нормативные акты, со-. держащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями»1.

Кроме того, локальные нормативные акты, содержащие нор­мы трудового права, согласно Трудовому кодексу, могут созда­ваться работодателем «по согласованию с представительным ор­ганом работников», однако, при условии, что это было заранее предусмотрено коллективным договором или соглашением.

Основными особенностями локальных нормативно-правовых актов являются следующие: а) их строго подзаконный характер, заключающийся в том, что они создаются не иначе, как только на основе и в соответствии с федеральными актами; б) содержание в них норм, имеющих общеобязательный характер; в) действие только в пределах «своего» предприятия, учреждения, фирмы, ор­ганизации и проч.; г) приобретение юридического характера не иначе, как с санкции государства в лице его соответствующего ор­гана, принимающего «уполномочивающий» акт; д) подлежание регистрации или утверждению со стороны государственных или иных, негосударственных корпоративных органов; и е) выступле­ние в качестве прямого, непосредственного действия, не предпо­лагающего, как правило, издания на их основе и в их развитие ка­ких-либо иных локальных правовых актов.


Будучи довольно важными, а зачастую' - незаменимыми звеньями механизма правового регулирования общественных от­ношений в современной России, локальные нормативные акты играют далеко не одинаковую социальную роль.

В частности, весьма не однозначными, а точнее - довольно одиозными с точки зрения интересов подавляющей части россий­ского общества - «работников», выглядят,-как показывает прак­тика, локальные правовые акты, принимаемые единолично «рабо­тодателем», в качестве которого в первую очередь выступает так называемый крупный (читай - полукриминальный) «бизнес».

■ В условиях массовой нищеты и безработицы в современной «де­мократической» России предоставление права такому «работодате­лю» единолично устанавливать подобного рода общеобязательные, обеспеченные государственной защитой акты в практическом плане означает официальное освящение и законодательное закрепление полной трудовой, финансовой и обусловленной ими социально-поли­тической зависимости от него как одной из сторон - «партнера» в трудовых отношениях другой стороны - «работника».

Зависимое положение последнего, как показывает его повсе­дневная, весьма слабо гарантированная трудовая жизнь, никак не уменьшается от того, что в Трудовой кодекс включены некоторые, формально-юридические оговорки, призванные, по мнению зако­нодателя, несколько смягчить, а скорее - завуалировать явно не­равное положение сторон.

Речь идет о таких традиционных для подобных случаев ого­ворках, согласно которым в ряде случаев, предусмотренных дей­ствующим законодательством «работодатель при принятии ло­кальных нормативных актов, содержащих нормы трудового пра­ва, учитывает мнение представительного органа работников»; локальные нормативные акты, принимаемые единолично работо­дателем, под угрозой их недействительности, не должны ухуд­шать положение работника по сравнению с тем, которое преду­смотрено трудовым законодательством; и т. д.'

Трудовой кодекс Российской федерации. Ст. 8. 2 См.: Мурашева С. А. Обычай в системе форм права: вопросы теории и истории // Материалы Всероссийской научной конференции. Сочи, 2002. С. 42-47; Белкин А. А.- Обычаи и обыкновения в государственном праве // Правоведение. 1998. №1. С. 39-41.

5. В системе источников современного российского права за­метное место занимают правовые обычаи2. В гражданском кодексе

Российской Федерации (ст. 5), официально признающим и законо­дательно закрепляющим факт признания их в качестве источников права, правовые обычаи именуются «обычаями делового оборота».

В научной литературе в связи с этим верно подмечается, что, признавая правовые обычаи «в общей форме, а не для от­дельных видов отношений» таких, в частности, как раздел иму­щества крестьянского двора, обычаи морского порта и другие, Гражданский кодекс значительно расширил, по сравнению с прежним законодательством, возможности применения право­вого обычая1.

Кроме того, если раньше правовой обычай применялся только тогда, когда возможность его применения прямо указывалась в законе, то согласно действующему Гражданскому кодексу обы­чаи делового оборота применяются и тогда, когда это не преду­сматривается законодательством, причем независимо от того, за­фиксировано ли «сложившееся и широко применяемое в ка­кой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения», именуемое обычаем делового оборота, в каком-либо документе или не зафиксировано.

Исходя из этого, в научной литературе делается вполне обос­нованной, как представляется, вывод о том,.что «на новом основа­нии возможно широкое применение обычаев, в частности - мест­ных, национальных, а также деловых обыкновений, сложившихся в различных отраслях хозяйства»2.

Непременным требованием, предъявляемым при этом к пра­вовым обычаям, выступающим, в частности, в виде обычая дело­вого оборота, является требование не противоречия их «обяза­тельным для участников соответствующего отношения положе­ниям законодательства или договору»3. В противном случае -в случае возникновения такого противоречия обычай делового оборота не применяются.

1 Общая теория государства и права. Академический курс в 3-х томах. Т. 2. С. 249. 2 Там же. С. 249-250. 3 Гражданский кодекс Российской Федерации. М., 2003. С. 5.

Оценивая правовые обычаи как источники права с точки зре­ния их значимости и распространенности в правовой системе России и используя при этом установившуюся в ряде западноев­ропейских стран градацию источников права, их деление на пер­


вичные и вторичные, обычай-делового оборота, несомненно, следу­ет отнести к категории вторичных источников. По своей юриди­ческой силе и характеру они уступают, как это следует из анализа действующего законодательства и практики применения обычаев делового оборота, не только законам и подзаконным актам, но да­же «соглашениями сторон».

Последнее следует, в частности, из анализа содержания ст. 6 Гражданского кодекса РФ, предусматривающей применение гра­жданского законодательства по аналогии закона только в тех слу­чаях, когда отношения, составляющие предмет гражданского пра­ва как отрасли права, прямо не урегулированы «законодательст­вом или соглашением сторон» и когда «отсутствует применимый к ним обычай делового оборота»1. Нетрудно заметить, что в дан­ном перечислении, отражающем градацию юридических актов, обычай делового оборота занимает лишь последнюю графу.

Глава 3

ПРАВОВОЙ ДОГОВОР, ОБЩЕПРИЗНАННЫЕ ПРИНЦИПЫ И НОРМЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИИ

 

 

§ 1. Общая теория договора: основные положения

1. В отечественной и зарубежной литературе вопросам иссле­дования договора традиционно уделялось и уделяется определен­ное внимание'. Однако эти исследования касаются в основном либо «отраслевых» договоров - частноправовых соглашений, за­ключаемых в рамках отдельных отраслей (гражданского, коммер­ческого и др.) права, либо распространяются на сферу междуна­родно-правовых отношений.

Между тем вне поля зрения исследователей, за редким исклю­чением2, оставались и остаются принципиально важные вопросы, касающиеся договоров и договорно-правовых отношений в сфере публичного права. В связи с этим нельзя не согласиться с выска­занным в юридической литературе мнением о том, что, несмотря на десятки проведенных научных исследований в области дого­ворной тематики и большое количество опубликованных по дан­ной проблематике «в контексте отдельных правовых отраслей» книг, степень изученности договора является неадекватной его положению и значению3.

Одна из причин создавшегося положения заключается в том, что несмотря на то, что юридическая практика «дает обширную базу, основу для абстрагирования, лишь немногие авторы по­зволяют себе выходить за пределы представлений о договоре как об узкоотраслевом институте». Юридическая наука в на­стоящее время изучает в основном «отраслевые» договоры, «не


  
 

 

 

Гражданский кодекс Российской Федерации. М., 2003. Ст. 6.


имея достаточно четкого представления о том, что есть договор в принципе»1.

Иными словами, наряду и кроме узкоотраслевых представле­ний о договоре как институте частного права, следует уделять больше внимания разработке проблем, касающихся договоров в сфере публичного права, а также формированию общей теории договора и договорного права.

Справедливыми представляются упреки в адрес теоретиков права по поводу того, что «ни в одном из учебных курсов по тео­рии права не сформулированы унифицированные определения понятия и признаков договора - в лучшем -случае приводятся шаблонные определения частноправового (или гражданско-пра­вового) договора»2.

Резонными являются замечания о том, что «кроме правовой науки никакая другая не может и не обязана заниматься догово­рами, однако общая теория права как раз их-то и не включает в сферу своего внимания, оказывая тем самым отрицательное воз­действие на цивилистику»3.

Вполне обоснованными и справедливыми на поверку оказы­ваются своеобразные стенания по поводу того, что недостаточное теоретическое изучение договора «отрицательно сказывается на современной договорной практике»4, что степень изученности ка­тегории договора неадекватна его роли в системе источников пра­ва5, и что юридическая природа договоров, равно как и договорно­го права, особенности их как источников права применительно к современным экономическим, политическим и социальным ус­ловиям «всесторонне и объективно в общетеоретическом плане исследованы еще далеко не полностью. Между тем это исключи­тельно важно»6.

2. Не приуменьшая роли и значения других источников пра­ва, следует заметить, что договор, по мере развития общества, по­степенно .становится одним из первостепенных и весьма значи­мых источников права.-

Отнюдь неслучайно поэтому на различных этапах развития общественной и государственно-правовой эволюции институту договора и возникающим на его основе договорным отношениям уделялось особое внимание1.

Так, еще в Древнем Риме, где по свидетельству специалистов в области'римского права, «практически наиболее важным источ­ником обязательств был договор (contractus)»2, предпринима­лись значительные усилия для исследования (с последующим законодательным закреплением) юридической силы и природы договора, его структуры, содержания, соотношения договора как регулятора общественных отношений со всеми иными их регуля­торами3.

Римские юристы пытались создать, в частности, общее поня­тие соглашения (conventio), которое распадалось, по их мнению, на две такие составные части, как: а) договор (contractus), - согла­шение, пользующееся исковой защитой и б) соглашение (pactum), имеющее неформальный характер и не пользующееся, по общему правилу, исковой защитой. Защита по такого рода со­глашениям осуществлялась чаще всего «путем ссылки на них в виде возражений»4.

В процессе создания общего понятия соглашения в недрах древнеримского права были разработаны также такие, выдержав­шие многовековые испытания, принципы как принципы-положе­ния, согласно которым «нет никакого договора (никакого обязатель­ства), который не содержал бы в себе соглашения»; «публичное право нельзя менять частными соглашениями»; «в соглашениях


  
 

1 Иванов В. В. Указ. соч. С. 9-10.

2 Там же. С. 9.

3 Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор // Вестник МГУ. Се­рия 11. Право. 2002. №2. С. 57.

4 Мясин А. А. Нормативный договор как источник права. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2003. С. 6.

s Нечитайло М.А. Нормативный договор как источник права. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 1.

6 Ярмухаметов. Договор как источник публичного права. Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Уфа, 2002. С. 3.


договаривающихся сторон важно обращать больше внимания на волю, чем на слова»; и др.1

Большое значение придавалось договору и договорным отно­шениям, во все последующие века, включая средневековые, когда к договору апеллировали не только как к сугубо юридическому, но и как к социально-политическому институту в процессе реше­ния как региональных (договоры между феодалами-сеньорами в континентальной Европе, между баронами и короной в Англии, ■и др.), так и глобальных, общесоциальных проблем. Чтобы убе­диться в последнем, достаточно вспомнить о теории обществен­ного договора Жан-Жака Руссо, с помощью которой предприни­мались попытки объяснения процесса договорного происхожде­ния и развития государства и права2.

Особую значимость имеет договор и возникающие на его основе договорные отношения в настоящее время - в «эпоху глобализации» экономики, мировых финансовых, людских и природных ресурсов, социальной сферы жизни общества и политики. «Середина и особенно конец XX в. - справедливо подмечал Ю. А. Тихомиров в 1995 г., - сопряжены со стреми­тельным расширением сферы договорных отношений. Договор не только становится основным регулятором экономических отношений, но и приобретает значение универсального регуля­тора»3.

Последнее означает, что с помощью договора в международ­но-правовой сфере регулируется весь спектр экономических, по­литических и иных отношений, возникающих в условиях глоба­лизации мира не только между государствами или образованны­ми на их основе межгосударственными организациями, но и между транснациональными корпорациями, международными финансовыми структурами и другими, им подобными институ­тами.

1 Римское частное право. С. 295, 29G, 299. 2 См.: Руссо Жан-Жак. Трактаты об общественном договоре, или принци­пы политического права. М.. 1969. С. 151-256. 3 Тихомиров Ю.А. Публичное право. М., 1995. С. 181.

В пределах национальных экономических, социально-политиче­ских и финансовых систем договор также приобретает особую зна­чимость, причем не только ввиду того, что по мере перехода Рос­сии и других бывших соцстран к рыночной экономике расширя­ется сфера договорных отношений, но и потому, что усложняются сами эти отношения1.

Разумеется, процесс одновременного расширения сфер дого­ворных отношений и их усложнения не является чем-то необыч­ным, а тем более - уникальным, свойственным лишь современно­му этапу развития общества, а вместе с ним - государства и права.

Это - общая тенденция, которая отмечалась еще в XIX в., ко­гда некоторыми авторами «развитие общества по прогрессивному пути» представлялось не иначе, как движение «от установленного в законодательном порядке социального статуса к договору»2.

На эту же тенденцию в развитии договора и договорных отноше­ний указывалось рядом авторов и позднее. Например, в начале XX в. Г. Ф. Шершеневич писал в своем Учебнике русского граждан­ского права, что «договорные отношения увеличиваются не только в количественном отношении. Они чрезвычайно усложняются включением различных побочных условий, так что требуется опыт­ный глаз юриста, чтобы определить основную юридическую при­роду договора». Кроме того, добавлял автор, «бытовые условия необыкновенно благоприятствуют развитию новых видов дого­воров из комбинирования различных юридических элементов»3.

Процесс одновременного расширения сферы договорных от­ношений и их усложнения продолжается и в настоящее время -в "начале XXI в. с той, однако, разницей, что это, - во-первых, не только, а в ряде случаев - не столько внутригосударственный (на­циональный), сколько - межгосударственный (межнациональ­ный) и в этом смысле - глобальный процесс. А, во-вторых, что, по сравнению с прежними этапами развития общества, как свиде­тельствует практика, это более ускоренный и более широкоохва-тывающий, распространяющийся на все без исключения сферы жизни общества и государства, процесс.

1 См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: общие поло­жения. М., 1997; Мозолин В. П., Фарнсворт Е.А. Договорное право США и СССР.М., 1988 и др. 2 Main J. The Ancient Law. N.Y., 1864. P. 165. 3 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995, (По изданию 1907 г.). С. 308.

Его ускоренное развитие в современный период исследовате­ли договорных отношений связывают не только с экономической необходимостью, но и с социально-политической потребностью демократически развиваемого, гражданского общества, а также


с востребованностью договорной формы регулирования общест­венных отношений в условиях функционирования конституци­онно заявленного многими странами строительства правового го­сударства1.

Глобальное и вместе с тем ускоренное развитие договорной сферы общественных отношений, вызывающее к жизни новые ви­ды договоров и порождающее все более возрастающий массив отно­сительно самостоятельных юридических норм, формирующих одну из важнейших составных частей национальных правовых систем -договорное право, с неизбежностью требует глубокого и всесторон­него осмысления данного процесса с целью внесения необходимых коррективов в традиционно сложившееся представления опонятии, содержании и назначении договора; выработки соответствующих «теоретических решений и методических рекомендаций», отсут­ствием которых, по справедливому замечанию Б. И. Пугинского, «в немалой степени объясняются низкое качество договоров» и несоблюдение договорной дисциплины2; формирования общей теории договора и порождаемого им договорного права.

3. Относительно формирования последней, равно как и выра­ботки рекомендаций по совершенствованию договоров следует заметить, что это весьма трудоемкая, кропотливая, междисципли­нарная по своей природе и характеру работа, требующая значи­тельных совместных усилий не только теоретиков, но и практи­ков, специализирующихся в различных отраслях права. Ибо дого­вор - это далеко не простое, одномерное, а весьма сложное, многостороннее и многоуровневое явление. Соответственно, та­ковой должна быть и адекватно отражающая его различные сто­роны и уровни теория.

См.: Лексин И. В. Договорное регулирование федеративных отношений в России. Конституционно-правовые аспекты. М-., 1998; Демин А. В. Общие во­просы административного договора. Красноярск, 1998; и др. 2 Пугинский Б. И. Гражданско-правовой договор. С. 57. 3 Общая теория, или концепция, договора, также, как и любая иная тео­рия состоит из множества составляющих ее структурных, функциональных и иных системообразующих элементов, из которых складывается единое, отно­сительно самостоятельное по отношению к другим, однопорядковым теориям, целостное понятийное образование. (См. в связи с этим работу Козилина А. И. Концепция нормативного правового акта // Вестник Гуманитарного универси­тета. Серия: Право. 2002. №1 (3). С. 87-106.)

Не касаясь всех сторон и аспектов общей теории договора3, ос­тановимся кратко на рассмотрении лишь некоторых наиболее важных ее составных частей, таких, как вопросы общего понятия и основных признаков договоров; принципов их формирования и реализации; юридической силы и классификации договоров; места и роли договоров как источников права в системе других источников права.

4. Обращаясь к вопросам общего понятия, основных призна­ков и содержания договоров, следует заметить, что в отечественной и зарубежной юридической литературе нет недостатка в попыт­ках дать как частное, так и общее определение договора.

Частное определение понятия договора традиционно форми­руется в рамках гражданского и коммерческого права. Рассматри­вая договор в качестве определенного «вида юридической сдел­ки», Г. Ф. Шершеневич, например, определял договор как «согла­шение двух или более, лиц, направленное к установлению, изменению или прекращению юридических отношений»1.

Современные цивилисты, указывая на многозначность поня­тия договора, под которым понимается и юридический факт, ле­жащий в основе обязательства, и само договорное обязательство и, наконец, - документ, в котором закреплен факт установления обязательственного правоотношения, тем не менее, оперируют в большинстве своем, в первую очередь, понятием гражданско-правового договора как юридического факта.

Договор в этом смысле рассматривается как соглашение двух или более лиц, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей2.

Аналогичное. определение понятия договора закрепляется в Гражданском кодексе РФ, в ст. 420 под названием «Понятие до­говора». Договором, согласно ГК РФ «признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или пре­кращении гражданских прав и-обязанностей»3.

1 Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. С. 304. 2 Гражданское право. Ч. 1. 2-е изд. / под ред. А. П. Сергеева, и Ю. К. Тол­стого. М., 1997. С. 472. 3 Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 1. М., 2003. Ст. 420.

Наряду с данным определением в Гражданском кодексе РФ дается также определение понятия публичного договора. Согласно ст. 426 ГК РФ «публичным договором признается договор,^ за­ключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказа­нию услуг, которые такая организация по характеру своей дея­


тельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится...»1

Общее определение понятия договора разрабатывается, как пра­вило, в рамках общей теории права или же - публичного права.

При этом договор «в самом широком смысле» в одних случаях определяется как «совместный правовой акт, оформляющий вы­ражение обособленных согласованных автономных волеизъявле­ний двух или нескольких формально равных субъектов права, ус­танавливающий, условия, исполнение которых предполагается обязательным»2.

В других случаях договор представляется как обычное согла­шение сторон, «выражающее их волю к установлению, измене­нию и прекращению их прав и обязанностей, к совершению либо воздержанию от совершения юридических действий»3.

В третьих же случаях под договором понимаются «объективи­рованные свободносогласованные, юридически значимые, дозво­ляемые и охраняемые законодательством намерения нескольких лиц совершить в отношении друг друга юридические либо факти­ческие действия в целях реализации своих интересов»4.

Предыдущая статья:Раздел II 11 страница, Анализируя данные и иные, вытекающие из них конституци­онные положен.. Следующая статья:Раздел II 13 страница, Кроме названных существуют и другие общие определения понятия догово..
page speed (0.0247 sec, direct)