Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Право

Раздел I 7 страница, Анализируя сложившиеся в течение многих столетий разно­образные предс..  Просмотрен 105

  1. Раздел I 8 страница, . В теоретическом и практическом плане изменение целостно­сти той или..
  2. Раздел II 1 страница, ИСТОЧНИКИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ПРАВА Глава 1 ЗАКОН В С..
  3. Раздел II 2 страница, Причем, если одни авторы настаивают на конституционном закреплении в..
  4. Раздел II 3 страница, Подразделяя все законы на основе данного критерия на об­щие, под кот..
  5. Раздел II 4 страница, В-четвертых, юридическая коллизия в любых ее формах и проявлениях ка..
  6. Раздел II 5 страница, Положение о том, что именно Президент представляет проект Конституци..
  7. Раздел II 6 страница, Конституционные права и свободы, выступая в качестве осно­вы, ядра с..
  8. Раздел II 7 страница, В социальной сфере жизни общества - это должен быть дос­тигнутый в п..
  9. Раздел II 8 страница, Не затрагивая весь круг вопросов, касающихся юридических актов Прези..
  10. Раздел II 9 страница, На основе всего вышесказанного о формально-юридической стороне указо..
  11. Раздел II 10 страница, Конституция Российской Федерации. М., 2003. Ст. 5, п. 4; 73..
  12. Раздел II 11 страница, Анализируя данные и иные, вытекающие из них конституци­онные положен..

Анализируя сложившиеся в течение многих столетий разно­образные представления, как о самом естественном праве, так и о его формах и источниках, нельзя не прийти, как минимум, к сле­дующим выводам, или умозаключениям.

Первое. Отсутствие четкого представления и понимания того, что есть естественное право, какова его природа, структура, содер­жание, наконец, каков его понятийный аппарат с неизбежностью влечет за собой нечеткость в представлении и понимании «обслу­живающих» его форм и порождающих его источников права.

1 Мальцев Г.В.Указ. соч. СИЗ. 2 Михайловский И. В. Очерки философии права. Т. 1. Томск, 1914, С. 235. 3 См.: Алексеев Н.Н. Основы философии права. СПб., 1998. С. 29-37; Трубецкой Е.Н. Указ. соч. С. 46-63; Harris J. Legal Philosophies. Dublin, 1997. P. 6-25. 4 Хвостов B.M. Система римского права. M, 1996. С. 30. 5 Алексеев Н. Н. Указ. соч. С. 29.

Невольно возникает убеждение относительно правомерности утверждения, высказанного Н.Н.Алексеевым в начале XXв., о том, что в основе учения о естественном праве, которое «роди­лось по противопоставлению с правом положительным, установ­ленным, явившимся в результате человеческого изобретения», в качестве его «всем понятной психологической предпосылки, ле­жит элементарно простая, но в тоже время научно чрезвычайно неясная мысль: всему произвольно установленному противостоит непроизвольное, неустановленное, само по себе и необходимо су­ществующее; образцом таких свойств является природа; следова­тельно, неустановленное право есть право природное или естест­венное». Соблазнительность таких рассуждений, заключает ав­тор, проявляется в том, что «ей поддавались не только донаучное мышление, но и научно дисциплинированные умы»5.

Второе. Применительно к естественному праву необходимо проводить четкое различие между'формами и источниками права, с одной стороны, и первичными и вторичными источниками есте­ственного права, с другой.

Независимо от того, исследуется ли естественное право в объ­ективном смысле как реально существующее, независимо от воли отдельных лиц или государственной воли явление или же оно рассматривается в субъективном плане как совокупность фунда­ментальных, неотъемлемых, принадлежащих с момента конкрет­ному лицу (лицам) прав (право на жизнь, на продолжение рода, право на достоинство личности и др.) у него достаточно четко вы­деляются как формы, так и источники.

В качестве источников естественного права выступает, по справедливому замечанию А. И. Козулина, «все то, что порождает и обеспечивает реальность прав»1. Источники естественного пра­ва - это «факторы творящие права»2.

В зависимости от характера и значимости для объективного и субъективного естественного права все источники этого права подразделяются на первичные и вторичные.

К первичным источникам естественного права следует отне­сти, как представляется, материальные условия жизни отдельных людей и всего человеческого сообщества (материальный источник), а также саму жизнедеятельность человека в окружающей матери­альной среде как разумного существа (биологический источник)3.

Что касается вторичных источников, то в качестве таковых вполне логично и целесообразно рассматривать окружающую че­ловека социальную среду (социальный источник), в исторических пределах которой он рождается, живет и развивается.

1 Козулин А. И. Об источниках прав человека. «Государство и право». 1994. № 2. С. 145. 2 Михайловский И. В. Очерки философии. 3 См.: Рассказов Л. П., Упоров И. В. Естественные права человека. С. 16. 4 Там же. С. 16-17.

Классификация источников естественного права позволяет, помимо всего прочего, дифференцированно, а, следовательно, бо­лее глубоко и обстоятельно подходить к исследованию различных сторон объективного и субъективного естественного права, выде­ляя в нем, соответственно, как первичные, так и вторичные есте­ственные права4.


В качестве первичных «наиболее значимых прав» при этом выделяются такие естественные права, как право на .жизнь, права на свободу, на достоинство личности, на личную неприкосновен­ность и др.

Особенность вторичных прав заключается в том, что они либо исходят из основных, первичных прав либо выступают как их со­ставные части. Так, в качестве составных частей первичного, ос­новополагающего права, как право на свободу выступают права на свободу передвижения, свободу мысли, общения, и др.

Производными, а, следовательно, второстепенными по отно­шению к праву на жизнь являются такие права, как право на ох­рану здоровья, на благоприятную окружающую среду и др. В отношении права на жизнь в научной литературе вполне ре­зонно отмечается, что это право находится «на вершине естест­венно-правовой пирамиды» уже в силу одного того, что «при ли­шении жизни все другие права теряют смысл»1.

Правда, следует заметить, что право на жизнь как таковое, как право, как это не звучит парадоксально, еще в XIX в. в лице Геге­ля подвергалось сомнению. Когда юристы говорят, писал вели­кий философ, «о праве, которое лицо имеет на свою жизнь, то это - противоречие, ибо это означало бы, что лицо имеет право на себя. Но этого права оно не имеет, так как оно не стоит над собой и не может себя судить». Если Геракл, пояснял автор, сжег себя, если Брут бросился на свой меч, то «это поведение героя по отношению к своей личности; однако, когда вопрос ста­вится о простом праве убить себя, то в этом должно быть отказано и героям»2.

Наряду с подразделением источников естественного права на первичные и вторичные, в научной литературе традиционно их классифицируют по аналогии с источниками позитивного права на материальные источники - «факторы, творящие содержание права» и на формальные источники - «факторы, сообщающие этому содержанию, безусловно-обязательный, характер»3.

1 Рассказов Л.П., Упоров КВ. Указ. соч. С. 16. 2 Гегель Г. В. Ф. Указ. соч. С. 272. 3 Михайловский И. В. Указ. соч. С. 238.

Материальные источники, в свою очередь делятся на объек­тивные и субъективные источники - «факторы». '' Объективные источники - «факторы» включают в себя, как замечал И. В. Михайловский, «данную социальную среду со все­ми ее местными и временными условиями». Имеется в виду «гео­графическое положение страны, ее естественные богатства, кли­мат, почва», «характер народа, расовые особенности, его истори­ческие традиции» и т. д.1

В качестве субъективных источников - «факторов» автор рас-- сматривает все то, что отно'сится к человеческому сознанию, «для которого объективные факторы доставляют материал». Этот ма­териал, пояснял автор, «преломляется в психике человека, пробу­ждает в ней различные дремлющие потенции, влияет на появле­ние и развитие правового чувства»2.

Говоря о формах естественного права, т. е. об организацион­ных и иных средствах его внутреннего выражения, следует, как представляется, исходить, прежде всего, из того, что естественное право по своей природе и характеру, в отличие от позитивного права - это в основе своей никак не объективированное и фор­мально не организованное право. Составляющие его содержание принципы, требования, идеи и другие им подобные естествен­но-правовые компоненты отнюдь не выступают, в каком бы то ни было упорядоченном, систематизированном, формально ор­ганизованном виде. Каждый из них, равно как и формирующие субъективное естественное право права, проявляются с момента своего зарождения, каковым фактически является момент его осознания человеком и «освоения», как относительно самостоя: тельное, самодостаточное, далеко не всегда связанное с другими аналогичными компонентами естественного права, явление. Ос­новной формой их осуществления изначально является устная, в организационном отношении неупорядоченная, «стихийная» или «полустихийная» форма.

Третье. Упорядоченный, формально-организованный харак­тер естественное право как объективное и вместе с тем как субъ­ективное явление приобретает лишь тогда, когда оно соотносится с другими, находящимися за его пределами внутренне организо­ванными явлениями и в первую очередь с позитивным правом.

1 Михайловский И. В. Указ. соч. С. 238. 2 Там же.

Фактически отождествляя естественное право с моралью и подчеркивая, что между правом (позитивным) и моралью «не порывается и не должна порываться живая связь», И. А. Ильин писал в связи с этим, что «правильное соотношение между ними существует тогда, когда право, не выходя из своих пределов, со­


гласуется по существу с требованиями морали и является для нее подготовительной ступенью и поддержкою; а мораль, со своей стороны, служа для права высшим мерилом и руководителем, придает правовым велениям то глубокое значение и ту обязатель­ную силу, которая присуща нормам морали»

Это бывает тогда, резюмировал автор, когда право, «с одной стороны, предписывает людям такое внешнее поведение, которое может быть одобрено и совестью», когда оно «с другой стороны, воспрещает людям те внешние уступки, которых и совесть не одобряет» и когда, наконец, «право, не разрешая людям никаких нравственно предосудительных деяний, устанавливает в людских отношениях справедливый порядок»2.

Аналогичные идеи о взаимосвязи и взаимодействии естест­венного права с позитивным правом и реализации положений и требований естественного прав не иначе, как через позитивное право, путем их закрепления в позитивном праве высказывались и другими авторами.

В частности, И. В. Михайловский писал, пытаясь обосновать свою мысль о том, что основным источником права, «основным правотворящим фактором должна быть признана абсолютная идея права с ее определениями (естественное право)», что «все содержание положительного права представляет собою главным образом развитие начал естественного права; с другой стороны безусловная обязательность положительного права также, в кон­це концов, коренится в естественном праве»3. Основные начала естественного права, подытоживал автор, «реализуются в виде положительного права в каждой данной исторической среде сооб­разно условиям места и времени посредством сознательной дея­тельности людей, с одной стороны, и объективных данных этой среды, с другой»4.

0 «реализации» естественного права путем его закрепления в положительном праве довольно много говорили и писали не только отечественные, но и зарубежные авторы.

1 Ильин И. А. Теория права и государства. С. 91. 2 Там же. 3- Михайловский И. В. Указ. соч. С. 238. 4 Там же. С. 234.

Много усилий теоретиков и практиков было затрачено, в част­ности, на то, чтобы доказать «естественно-правовой характер Кон­ституции США. «Доктрина естественного права, - по мнению не­которых американских авторов, - превалировала в Америке в пе­риод подготовки и принятия Конституции и Билля о правах»1.

Данное утверждение базируется в основном на решении Верховного Суда США, признавшего много лет спустя после принятия Конституции, что эта доктрина «действительно была весьма влиятельной» и что, по крайней мере, «первые восемь поправок к ней'инкорпорировали в себя.некоторые принципы ес­тественного права»2.

Мы не должны забывать, писал в начале XX в. известный аме­риканский юрист Р. Паунд, что «теория естественного права легла в основу, теории нашего Билля о правах» и что современное кон­ституционное право США «вбирает в себя довольно много поло­жений, составляющих суть и содержание естественного права»3.

В настоящее время американские теоретики и практики пыта­ются подвести под доктрину естественного права не только кон­ституционное, материальное и позитивное по своей природе и характеру право, но и процессуальное право.

1 Chester J. Constitutional Construction. N.Y., 1992. P. 153. 2 Brown V. Walker (1986). 161 US 591, 40 Led 819, 822, 16S CT.644. 3 Pound R.. Liberty of Contract. «Yale Law Journal*, 1909. K° 18. P. 454, 467. 4 Chester J. Op. cit. P. 153. 5 Соединенные Штаты Америки. Конституция и законодательные акты / под ред. и со вст. ст. О. А. Жидкова. М., 1993. С. 41.

В этом смысле весьма распространенными в американской юридической литературе являются суждения относительно того, что «концепция юридического процесса, в широком смысле», ба­зирующаяся на принципах естественного права, нашла свое во­площение в пятой и четырнадцатой поправке к Конституции США4. Пятая поправка гласит, что «ни одно лицо.не должно при­влекаться за преступление, караемое смертью, либо за иное позо­рящее преступление иначе как по представлению или обвини­тельному заключению большого жюри»5. Согласно четырнадца­той поправке к Конституции «все лица, родившиеся или натурализованные в Соединенных Штатах и подчиненные их юрисдикции, являются гражданами Соединенных Штатов и того штата, где они проживают». И далее: «ни один из штатов не дол­жен издавать или применять законы, которые ограничивают при­вилегии и льготы граждан Соединенных Штатов; и не может ка­кой-либо штат лишать какое-либо лицо жизни, свободы и собст­венности без . надлежащей правовой процедуры; не может


отказать какому-либо лицу в пределах своей юрисдикции в рав­ной защите на основе законов »1.

Аналогичные естественно-правовые положения и принципы закрепляются, а, следовательно, и реализуются не только через позитивное конституционное законодательство США..Подобный опыт имеется и в других странах, включая современную Россию, где в конституционном порядке закрепляется и декларируется положение о неотчуждаемости и принадлежности, основных прав и свобод человека каждому от рождения; утверждается, что «пра­ва и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими»; прокламируется, что права и свободы «опреде­ляют смысл, содержание и применение законов, деятельность за­конодательной и исполнительной власти, местного самоуправле­ния и обеспечиваются правосудием»2.

Не касаясь проблем_ соотношения в такого рода случаях есте­ственного и позитивного права по существу, зададимся вопросом относительно изменений, которые с неизбежностью наступают при их взаимодействии. А именно - каков характер этих изменений? Каковы их последствия? Изменяются ли при этом только их фор­ма или же изменения касаются также их сущности и содержания?

Отвечая на данные и им подобные вопросы, следует заметить, что бесспорным при взаимодействии естественного и позитивно­го права остается то, что естественное право приобретает более упорядоченный и объективированный характер. Несомненным является то, что благодаря «воплощению» в позитивное право оно приобретает более активный и вместе с тем более эффектив­ный регулятивный характер. Наконец, не подлежащим сомнению представляется то, что в процессе закрепления принципов и иных компонентов, составляющих содержание естественного права, с помощью норм позитивного права естественное право приобре­тает не только отдельные черты, но и форму позитивного права.

Во всех тех случаях, когда естественное право существует без­относительно .его взаимосвязи и взаимодействия с позитивным правом оно функционирует как неформализованное, выступаю­щее не иначе, как в устной, передающейся из поколения в поколе­ние, форме право.

Когда же естественное право наполняет собой содержание конституционного или любой иной отрасли положительного пра­ва, воплощаясь в законах и других нормативно-правовых актах, оно приобретает и разделяет вместе с позитивным правом соот­ветствующую формально-юридическую (письменную) форму. • Форма вновь создаваемого на базе естественно-правовых принци­пов и положений позитивного права становится одновременно и формой естественного права.

Что же касается характера изменений и последствий процесса взаимосвязи и взаимодействия естественного и позитивного пра­ва, то они сказываются как на первом, так и на втором правовом феномене. При этом позитивное право, по крайне мере чисто ви­зуально, приобретает некий «налет» естественного права и укреп­ляет свои моральные основы. В свою очередь естественное право, в известной мере видоизменяясь, а, нередко полностью транс­формируясь в позитивное право, утрачивает свои первоначальные, присущие только ему, исходные черты.

 

§ 6. Системно-иерархический характер форм и источников права

1. Среди различных черт и особенностей форм и источников права, рассматриваемых в рамках национальных правовых систем в виде взаимосвязанных между собой и взаимодействующих друг с другом правовых феноменов, особо выделяются такие их каче­ственные особенности, как системный и иерархический характер.

В отечественной и зарубежной литературе на эту сторону форм и источников права, неоднократно обращалось внимание1, но чаще всего это ограничивалось лишь констатацией данных их особенностей и рекомендациями, хотя и вполне обоснованными, рассматривать формы и источники права.не иначе, как в систем­ном и иерархическом плане.

Так, в частности, указывая на то, что к числу категорий, тре­бующих углубленной разработки, относится категория «иерархия нормативных правовых актов», многие авторы, как справедливо отмечалось в литературе, в основном лишь ограничиваются кон­статацией того, что «вследствие расширения сферы правового ре-


 


    
   
    


гулирования и увеличения общего массива действующих норма­тивно-правовых актов возникает острая потребность в правовых исследованиях, направленных на анализ свойств и содержания иерархии нормативных правовых актов, существующих в законо­дательстве противоречий вследствие ее нарушения и выявления путей их разрешения»1.

Аналогично обстоит дело и с системным анализом норматив­но-правовых актов и других форм и источников права, роль и зна­чение которого нередко недооценивается или в силу различных • объективных и субъективных причин попросту игнорируется.

Между тем, как верно подмечается Д. А. Керимовым, систем­ный подход к исследованию сложных динамических целостно-стей, к каковым можно отнести также общую систему форм и ис­точников национального права,.«позволяет обнаружить внутрен­ний механизм не только действия отдельных его компонентов, но и их взаимодействия на различных уровнях»2. Тем самым, конста­тирует автор, «открывается возможность» обнаружения субстан­ционально-содержательной и организационной многосложности систем, глубокой диалектической связи и взаимозависимости субстанционально-содержательных частей, структур и функцио­нирования явлений бытия как сложных целостных организмов»3.

О важности системного анализа правовых явлений, институ­тов и учреждений, включая формы и источники права, многократ­но говорилось не только отечественными, но и зарубежными ав­торами. В частности, акцентировалось внимание на том, что сис­темный подход дает возможность глубоко и разносторонне познать не только внешние, но и внутренние связи, существую­щие между правовыми явлениями, институтами и учреждениями, их внутреннее содержание, цели, структуру, выполняемую ими роль, их назначение4.

1 Тлембаева Ж. У. Проблемы иерархии нормативных правовых актов. Ав-тореф. дис. ... канд. юрид. наук. Алматы, 2001. С. 3. 2 Керимов Д. А. Методология права. Предмет, функции, проблемы фило­софии права. М., 2000. С. 243. 3 Там же. 4 См.: Weinberg Y. An introduction to General Systems Thinking. N.Y., 1972. P. 51-86; LoPucki L. The Death of Liability. «Yale Law Journal*, 1996. №1. P. 106-109; LoPuckit L. The Systems Approach to Law. ^Cornell Law Reviews-, 1997. №3. P. 481-485; etc.

Использование системного подхода к анализу форм и источ­ников права, равно как и рассмотрение их под углом зрения ие­рархических связей и взаимодействий обусловлено не только и даже не столько субъективными взглядами и преференциями того или иного исследователя, сколько объективными - систем­ными и иерархическими свойствами самой исследуемой материи.

Разумеется, уровень системности и иерархичности форм и ис­точников права, рассматриваемых в дифференцированном, отно­сительно самостоятельном и относительно обособленном друг от друга виде, далеко не одинаков и, кроме того, далеко не всегда очевиден. Более четко он проявляется в формах права, особенно в нормативно-правовых актах. Менее четко - в источниках есте­ственного и позитивного права.

В самом деле, если непременным требованием, предъявляе­мым к любому нормативно-правовому акту, наряду с необходи­мостью его издания в рамках компетенции соответствующего го­сударственного органа, его строгой определенности и др.1, являет­ся требованием его строгого соответствия актам вышестоящих органов, то есть требование обязательного следования принципу иерархичности, посредством которого, как справедливо подчер­кивается в научной литературе, в праве достигаются «единство большого числа различных правовых норм (актов) и их согласо­ванное действие»2, то в отношении источников как позитивного, так и естественного права подобного рода требования не предъяв­ляются.

Само собой разумеется, что это имеет место только тогда, ко­гда авторами, занимающимися данной проблематикой, проводит­ся четкое различие между формами и источниками права. В тех же .случаях, когда подобное различие не проводится, формы и ис­точники права как идентичные явления и соответствующие им понятия рассматриваются, всегда не иначе, как одноуровневые в системном и иерархическом плане правовые феномены.

Данное положение целиком относится, в первую очередь, к формам - источникам позитивного права, поскольку в нем, как правило, формы права полностью отождествляются с источниками права, которые при этом именуются источниками с «юридическим содержанием», источниками права «в юридическом смысле» и т. п.

Подобное отождествление, в частности, имеет место в такой отрасли позитивного права, как конституционное право, где, по

 

1 См.: Самощенко И. С. Основные черты нормативных актов социалисти­ческого государства. Советское государство и право. 1968. №4. С. 22-30; Му­ромцев Г. И, Источники права (теоретические аспекты проблемы) // Правове­дение. 1992. № 2. С. 23-30; и др.

2 Мицайков М. Иерархия в праве. Вестник МГУ. Серия И. Право. 1999. №6. С. 53.


4-1232


  
 

словам О. Е. Кутафина, термин «источник права в юридическом смысле» является общепризнанным. «Под ним принято понимать нормативный акт, в котором содержатся конституционно-право­вые нормы»1.

Частично положение об одноуровневом - системном и иерар­хическом характере относится также и к естественному праву -его формам и источникам. Это имеет место, однако, только тогда, когда те или иные положения естественного права ложатся в ос­нову и закрепляются в нормативно-правовых актах - формах по­зитивного права.

Обладая системным характером такие, например, естествен­ные права, как право на охрану здоровья, право на личную.непри­косновенность, право на достоинство личности, право на благо­приятную окружающую среду, право на продолжение рода, право на свободу и равенство, и др.2 приобретают наряду с системными качествами также и иерархические черты, но не сами по себе, в силу своей естественно-правовой, природной эволюции, а лишь, будучи трансформированными в различные формы позитивного права.

Иерархия форм естественного права в таких случаях будет представлять собой ничто иное, как иерархию форм позитивного права.

Что же касается источников естественного права (материаль­ный, социальный, биологический и др.)3, то их все следует рас­сматривать, как представляется, только на одном уровне и при этом лишь в одном - системном, но, отнюдь, не в иерархическом плане, ибо между ними нет ни структурного, ни функционально­го, ни какого-либо иного иерархического по своему характеру со­подчинения.

. Исходя из сказанного, в дальнейшем исследовании форм и ис­точников права наиболее рациональным представляется рассмот­рение только форм (источников) позитивного права.

1 Кутафин О.Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 165. 2 См.: Козулин А. И. Об источниках прав человека // Государство и пра­во. 1994. №2. С. 144-152; Рассказов Л. П., Упоров И. В. Естественные права че­ловека. СПб., 2001. С. 7-12; и др. 3 См.: Рассказов Л. П., Упоров И. В. Указ. соч. С. 16—17.

2. Системность форм (источников) позитивного права изна­чально «заложена» в самой их природе и в их характере как.пра­вовых феноменов, существующих и функционирующих не от­дельно, а тем более - не изолированно друг от друга, а в тесной взаимосвязи и взаимодействии друг с другом. В силу этого наибо­лее адекватным и эффективным подходом к их познанию, несо­мненно, будет системный подход.

Использование последнего при рассмотрении форм позитив­ного права означает, что к их анализу следует подходить не как к отдельно взятым или находящимся в простой, механически соз­данной совокупности правовых институтов, а как к естественным путем сформированной, целостной системе.

В общетеоретическом и философском плане «система» опре­деляется далеко неоднозначно. А именно - как «определенная со­вокупность элементов (вещей, свойств, признаков, понятий, сло­вом, любых дискретных образований материального и духовного характера), находящихся в определенной взаимосвязи, которая придает данной совокупности целостный характер»1; как некото­рое упорядоченное, организованное множество элементов, обра­зующих определенную целостность, свойства которой не сводят­ся к свойствам составляющих его элементов»2; как «комплекс взаимодействующих элементов»; как «отграниченное множество взаимодействующих элементов»3; и др.

Однако, как справедливо отмечается в научной литературе, сколь бы не разнились эти определения, в понятиях рода и вида различных систем «все-таки содержится нечто, отражающее объективно сущест­вующее общее, а именно - взаимосвязанное множество»4.

Общими родовыми и видовыми признаками различных сис­тем являются следующие.

Во-первых, наличие структурных, формирующих любую со­циальную, биологическую или иную систему, элементов. В отли­чие от простых, произвольно взятых составных частей системы элемент выделяется своей однородностью и органичностью вхож­дения в образуемую им вместе с другими элементами систему5.


   
   
   
   

Применительно ^системному анализу форм позитивного пра­ва в качестве структурных элементов образуемые им системы вы­ступают законы, подзаконные акты и другие источники нацио­нального права.

Во-вторых, наличие системообразующих связей между эле­ментами.

В философской литературе вполне оправданно понятию «связи» придается особое значение1, поскольку без нее нет и не может быть какой бы то ни было системы. Понятие «связь» тра­диционно ассоциируется и рассматривается в единстве с таки­ми категориями и понятиями, как «отношение» и «взаимодей­ствие».

Все эти понятия, согласно сложившемуся среди - авторов -«системников» представлению, являются «исходными в описа­нии систем различной природы». Это связано с тем, поясняется исследователями, что «любое изменение осуществляется через взаимодействие, взаимосвязь, взаимоотношение. И именно по­этому на основе данных понятий чаще всего формируются науч­ные положения»2.

Однако, говоря о связи между элементами системы, необходи­мо иметь в виду, что для нормального ее существования и функ­ционирования важное значение имеют не любые, а, прежде всего системообразующие связи.

В качестве таковых, применительно к формам права выступа­ют такие связи, существующие и тем самым «втягивающие» раз­личные формы права в единую систему, как связи между различ­ными - конституционными и обычными законами, между закона­ми и подзаконными.актами, и др.

В-третьих, возникновение целостности системы в результате взаимосвязи и взаимодействия составляющих ее элементов3.

Уровень целостности различных систем далеко не одинаков. Он обусловливается уровнем развития связей, существующих ме­жду структурными элементами той или иной системы: чем силь­нее системообразующие связи между ними, тем выше уровень це­лостности системы и наоборот.

Предыдущая статья:Раздел I 6 страница, Разница при этом заключается лишь в формах и способах обеспечения и п.. Следующая статья:Раздел I 8 страница, . В теоретическом и практическом плане изменение целостно­сти той или..
page speed (0.2048 sec, direct)