Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Религия

Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 1 страница  Просмотрен 14

  1. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 2 страница
  2. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 3 страница
  3. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 4 страница
  4. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 5 страница
  5. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 6 страница
  6. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 7 страница
  7. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 8 страница
  8. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 9 страница
  9. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 10 страница
  10. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 11 страница
  11. Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 12 страница
  12. Смерть Саада ибн Муаза

Александр КасьяновичГоршков

КАВКАЗСКАЯ ГОЛГОФА

Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году

 

К читателю

В новое тысячелетие РусьПравославная вошла, осеняемая благодатным покровом святых Царских мучеников исотен новомучеников и исповедников Российских, причисленных к лику святых. Мытвердо верим в то, что в небесном сонме русского воинства Христова есть имя ещеодного страдальца, свершившего великий подвиг исповедничества на самом исходедвадцатого столетия – протоиерея Петра Сухоносова. Свершившего этот подвиг не взловещие 30-е годы яростного богоборчества, а уже в наше время, немногим болеедесяти лет назад – великопостной весной 1999 года, за три недели до Пасхи Христовой.

Выкраденный похитителямипрямо из алтаря святого храма, где он прослужил настоятелем почти сорок летсвоей смиренной праведной жизни, брошенный в холодное мрачное подземелье,Батюшка был замучен там зверскими пытками и голодом. Оттуда он и ушел в бессмертие.

Несмотря на годы, чтоотделяют нас от этой страшной трагедии, имя отца Петра не только не забыто, но ужепрославлено благодарной памятью многих православных христиан, которых Господьмилостиво сподобил близко знать и общаться с этим мужественным пастырем,принявшим смерть за веру Христову от рук новоявленныхагарян-христоненавистников.

Вся многострадальная жизньотца Петра была необычайно скромной и тихой. Наверное, поэтому мы так малознаем о ней. А между тем она достойна того, чтобы о ней знали все православныелюди, жаждущие припасть к чистому источнику веры, любви и милосердия. Жизнь ипастырство отца Петра Сухоносова – именно такой живоносный источник,благодатная сила которого вовсе не иссякла, но, напротив, многократноумножилась после святой мученической кончины: об этом могут свидетельствоватьвсе, кто духовно окормлялся у Батюшки и был под его духовным попечительством.

Два издания книги«Кавказская Голгофа», состоявшиеся в Черкасской епархии Украинской ПравославнойЦеркви по благословению и при активном участии Высокопреосвященного Софрония –ныне митрополита Черкасского и Каневского, а затем еще одно – уже поблагословению ныне покойного Святейшего Патриарха Московского и всея Руси АлексияII – до сих пор не могут удовлетворить желание широкого круга боголюбивыхчитателей близко познакомиться с жизнью и подвигами страдальца. Мы получаеммного писем из разных концов бескрайней матушки-Руси и даже зарубежья спросьбами выслать жизнеописание праведника и мученика нашего смутного времени –протоиерея Петра Сухоносова. Будем надеяться, что эту благородную миссию хотябы в некоторой мере выполнит еще одно издание востребованной читателями книги,дополненное новыми документальными материалами и воспоминаниями.

Имя сего пастыря,убиенного за веру Христову, пока не прославлено всей полнотой ПравославнойМатери-Церкви. Будем же молиться и уповать на то, что собранные и опубликованныесвидетельства станут веским основанием поставить вопрос о канонизации Батюшки,если, конечно, на то будет воля Господня, в сонме новомучеников и исповедниковРоссийских. Отец Петр вполне заслужил этой высокой чести.

В этомрассказе, конечно же, не избежать повторений некоторых биографических деталей иподробностей, содержащихся в уже написанных ранее книгах о кавказском страстотерпце.Но эти повторы, будем надеяться, не утомят читателя, как не утомляют, а, напротив,утешают, согревают нас воспоминания о близких, дорогих и любимых нам людях,отошедших ко Господу в Его блаженную Вечность. Господи, благослови.

АлександрГоршков,

журналист

 

Часть I

Наставники

Детство и юные годы

Если обычнымпочерком переписать автобиографию Батюшки, хранящуюся в его личном деле инаписанную им самим размашистыми, немного неровными буквами, то она займет едвали больше одной странички стандартного листа бумаги:

«Я,Сухоносов Петр Петрович, родился в с. Ипатово Ипатовского района Ставропольскогокрая 1931 года июня 23 дня. Отец мой рабочий слесарь умер в 1943 году. Я холост,есть у меня родные: мать Мария Прокопьевна Кобцева в возрасте 77 лет, сестраТатьяна Петровна Сухоносова, возраст 45 лет, работает уборщицейПокровской церкви ст. Орджоникидзевской ЧИАССР Сунженского района. Образованиемое 5 классов начальной школы в с. Ипатово Ипатовского района Ставропольскогокрая, окончил в 1943 году. Окончил Ставропольскую Духовную семинарию в 1952году. Службы в Советской Армии не имел. Зачислен в запас.

Трудоваядеятельность: по окончании занятий в школе и до поступления в Духовнуюсеминарию в 1948 г. пас овец и скот в совхозе «Советское Руно» Ипатовскогорайона Ставропольского края сезонно, а в свободное время исполнял обязанностипономаря и чтеца при Феодосиевской церкви с. Ипатово Ипатовского районаСтавропольского края.

Поокончании Духовной семинарии и рукоположении по настоящее время состою в духовномведомстве священником Ставропольской епархии. За границей не был. Никаких наградне имел Правительственных. 18 апреля 1965 года Святейшим Патриархом Алексием иАрхиепископом Михаилом поставлен в сан протоиерея».

Ниже – личнаяподпись Батюшки и дата: 19 июня 1967 года. На то время он уже был настоятелемСвято-Покровской церкви в Слепцовке. Здесь отцу Петру суждено было прослужитьбез малого почти сорок лет, прежде чем он принял лютую смерть от рук террористов,скрывших уже навсегда тело Батюшки, изможденное зверскими пытками и голодом.

Отец Петрнаписал собственную биографию, по великой скромности умолчав обо всем том, чтобыло там настоящим христианским подвижничеством и крестоношением. Он ни словомне обмолвился о своем безрадостном детстве, о гонениях и неправдах, сопровождавшихего с первых дней пастырства, о подвиге девства, о самоотверженном служенииБогу и людям и многом другом. Даже если бы жизнь слабого здоровьем, покрытогостарческими сединами семидесятилетнего Батюшки завершилась не страданиями вбандитских застенках, а блаженным успением в вечный покой, она все равнодостойна того, чтобы вновь и вновь рассказать о ней.

Протоиерей ПетрСухоносов родился 7 июля (24 июня по старому стилю) 1929 года в станицеИпатово, что на Ставрополье. Он был младшим ребенком: кроме него в семье Сухоносовыхбыло еще двое детей – старшая сестра Татьяна и брат Сережа, который, по воспоминаниям,отличался незаурядным умом и сообразительностью.

Жизнь его прервалась из-за болезниеще в отроческом возрасте. Своего младшего сына родители нарекли Петром в честьсвятого благоверного князя и чудотворца Петра, память которого наша Церковь совершает8 июля по новому стилю.

Хотя Батюшкауказывает в автобиографии год своего рождения 1931-й, сам он с кроткой улыбкойговорил близким людям, что на два года старше. «Повзрослел» юный Петр Сухоносоввынужденно, когда решалась его судьба о поступлении в семинарию. Ему катастрофическине хватало именно этого срока, а ждать, откладывать его поступление по каким-топричинам не было возможности. И тогда духовная опекунша будущего Батюшки – монахиняФессалоникия – убедила ректора Ставропольской семинарии (им по совместительствув тот период был Ставропольский архиерей Владыка Антоний), с которым сблизиласьза многие годы ссылок и гонений за веру, принять в число семинаристов своегоюного воспитанника, дописав в его анкету недостающий возраст.

К сожалению,не сохранилось ровным счетом никаких сведений о том, кем были давние предкиотца Петра Сухоносова. Да и о самих родителях известно не много. Мама – МарияПрокопьевна (в девичестве Скобцева) – была малограмотной, добывая себе напропитание от труда рук своих и того, что посылал им Господь через сердобольныхлюдей.

Об отце –Петре Сергеевиче Сухоносове – надо рассказать особо. Он был человекомтрагической судьбы, которая несла на себе отпечаток трагедии всего русскогонарода, ставшего заложником безбожной политики большевиков. Человек от земли,он отличался крепкой физической силой и выносливостью. Эти природные качествапомогли ему пройти гражданскую войну и даже закончить ее в чине красногокомандира. Но, наверное, внутренние угрызения совести, чувство вины и ужасыбоев, во время которых он принимал участие в истреблении казаков ибелогвардейцев, сломали его психику, сделав ее неизлечимо больной. Эту болезньпо аналогии с «афганским», «вьетнамским» или «чеченским» синдромом можно былобы теперь назвать «синдромом гражданской войны». Пытаясь как-то забыться от кошмарныхвоспоминаний, отец будущего Батюшки часто бывал в запоях, бил жену, куражилсянад детьми, из-за чего семейство вынуждено было спасаться у соседей. Повоспоминаниям, он много ездил, но нигде подолгу не задерживался на одном месте,пока, наконец, не осел в Ипатово. Последние годы глава семейства жил вкомнатушке, вовсе отгороженный от остальных глухой стенкой и отдельным входом.

Петя ранолишился кормильца-отца: его не стало в 1943 году по нелепой случайности. Послеочередного пьяного куража, когда в доме никого не было, он курил возле печки,закутавшись в овечий тулуп. Задремав, он даже не почувствовал, как выпавший изпечи уголек или пепел с папиросы зажгли валявшуюся рядом солому. Когда соседи,у которых Мария Прокопьевна уже в который раз пряталась с детьми, увидели беду,спасать главу семейства было поздно… С того времени детство Петра Сухоносовавообще кончилось, он вынужден был оставить учебу в школе и идти на сезонныезаработки в местный совхоз, чтобы хоть как-то поддержать бедствующих в нищетемаму и сестру.

МарияПрокопьевна была, конечно же, человеком верующим, но малограмотным, озабоченнаялишь тем, как и чем прокормить семью, поэтому она не могла привить детям глубокоосознанные религиозные чувства, тем более дать им духовные знания. Однако всемсвоим материнским сердцем и душой она стремилась, жаждала того, чтобы ее сынвырос грамотным, и всячески поощряла пробудившееся в нем с самых ранних леттяготение к чтению. С годами эта тяга перерастет в настоящую любовь к книге, кпросвещению, знаниям.

Но в чембесспорно состоит материнский подвиг Марии Прокопьевны в воспитании будущегопастыря, так это в ограждении своего сына от влияния улицы, от послевоеннойбезотцовщины, и особенно – от безбожия, которое старательно насаждалось,всемерно поощрялось властями и укоренялось в повседневном быте советскихграждан. И хотя юный Петр Сухоносов, по воспоминаниям многих, всегда отличалсякротким нравом, незлобием, были все же и в его детстве моменты, которыетребовали самого решительного, а порой и беспощадного вмешательства мамы истаршей сестры, о чем сам Батюшка позже вспоминал не с огорчением, аглубочайшей признательностью за такую «науку»:

«…Вспоминаюсвою маму, как она мучилась со мной, сколько переживала, как тащила меня сулицы, а нянечка моя, Татьяна (сестра) – сколько порола меня ремнем! А далееСам Господь повел безпреткновенно: война, церковь, матушка Фессалоникия… Какоевеликое счастье быть битым! Как надо благодарить Господа за таких родителей, иих самих! Ведь не все родители согласны тратить нервы на таких «басурманных»детей. А раз не согласны жертвовать покоем, значит, семейная жизньпротивопоказана, рожденные ими дети становятся непотребными, и будут жить намучение родителям, окружающим и самим себе…»

«Какоевеликое счастье быть битым!..». Может, кому-то из воспитателей, руководствующихсянынешними педагогическими методами и принципами, открывающими перед ребенкомдвери вседозволенности, эти слова отца Петра покажутся дикими и жестокими, ноименно родительская строгость, которая вовсе не заменяет собой родительскуюлюбовь к чаду, а, напротив, дополняет ее, формировала в душе мальчика тотблагодатный грунт, на который позже падет семя Божье.

«Да, трудноеэто дело – быть педагогом своим детям, – заканчивает Батюшка одно из своихписем. – Это риск: счастье и радость, если дети будут святые, и позор и мука,когда они непотребны никуда. Аз убояхся и скрыхся от жребия сего. Сколько надополоть «землю», на которой растут дети, подстригать, корчевать… Это приходитсяиногда делать с болью и кровью, о, Боже! Сознаю полностью свою неспособность кэтому, это – распятие каждый день…».

Из самогораннего детства будущего священника Петра Сухоносова сохранилось такое воспоминание.Рассказывают, что его родители как-то откормили поросенка и не знали, как лучшепоступить: пустить его на сало и мясо или продать, а на вырученные деньги купитьхоть небольшую хату, чтобы перестать в конце концов скитаться по чужим домам иквартирам. Думали-гадали и решили спросить самого младшего члена семейства –5-летнего Петю. Тот ответил не по-детски разумно на причудливой смеси русскогои украинского языка, которым общались здешние казаки: «А чого мы будемо посередвулыци йисты, колы своей хаты нэма», то есть зачем ее кушать посреди улицы,если своего дома нет. Так и поступили: продали свинью и купили небольшую хатку,а затем обзавелись козами и другим нехитрым домашним хозяйством. Тем и перебивались.

Закончив всего 5 классовначальной школы, юный Петя Сухоносов вынужден был бросить дальнейшую учебу иидти самостоятельно зарабатывать на хлеб насущный. Его приняли на сезонныеработы пастухом в местный совхоз «Советское руно». Наверное, в этом былкакой-то особый знак Божий, ибо сему мальчику через много лет предстояло статьпастырем душ человеческих, взять на себя благое бремя служения Богу имногочисленной православной пастве. Он станет, по слову Евангелия, темпастырем, который полагает жизнь свою за овец (Ин.

10, 11).

Осенние холода,дождливая промозглая погода, летний зной и степные суховеи требовали от юногопастушка не только крепкого здоровья, чтобы управлять стадом, но и добротнойодежды, обуви, хорошего питания. Ничего этого в бедной семье Сухоносовых не было.Пока на дворе держалось тепло, он ходил, подпоясавшись, в легкой голубенькойрубашке навыпуск. А с наступлением холодов надевал демисезонное пальтишко,которое, конечно же, не спасало его от ненастья и стужи. Поэтому мальчик частопростывал, болел, однако осознание того, что теперь именно он вместо покойногоотца стал главным кормильцем и обязан был содержать мать и сестру, заставлялаего превозмогать болезни и усердно трудиться. Так уже с детства немощь иболезнь въелись в хрупкое тело юноши, поразили легкие и ноги, доставляя боль ифизические страдания. Из-за слабого здоровья Петра Сухоносова не взяли наармейскую службу.

Уже с детских летобнаружилась любовь Пети к чтению. Читал он, как говорят, запоем все, чтопопадалось под руки: книжки из местной библиотеки, газеты, журналы, отдельныелисточки и даже бумажки, которые подбирал на улице. Религиозной литературы в тегоды, конечно же, нигде не было, а если где и сохранилась, то ее берегли вбольшом секрете от посторонних. Внутренне мама и старшая сестра Татьянарадовались, что Петя тянется к грамоте. Бывало, рано утром они сядут прястьшерсть, разбудят его и просят что-нибудь почитать им. Батюшка позже с улыбкойвспоминал, что ему это всегда было отрадно, хотя и не давали читать слишкоммного. Некоторые из близких родственников, видя в мальчике такую неукротимуютягу к чтению, даже стали побаиваться, как бы он «не зачитался».

Вспоминал Батюшка итакой эпизод из своего не слишком радостного детства. По селу каждый день мимоих дома верхом на лошади проезжал мужчина с большой кожаной сумкой. Это былсельский почтальон. Как-то, увидев его, мальчик выбежал на улицу и зашлепалвслед за ним босыми ногами. Почтальон обернется, остановится. Остановится имальчик. Тронет дальше – и Петя продолжает шлепать по грязи и лужам. Так дошлидо края села. Наконец почтальон обернулся и серьезно спросил: «Мальчик, чеготебе?». «Газетку почитать», – робко ответил тот. Почтальон улыбнулся и протянулему газету. «Я только почитаю – и сразу верну», – сказал обрадованный Петя. «Ненадо, – снова улыбнулся почтальон, – пусть тебе на память будет».

Несколькими годамипозже произойдет встреча юного Сухоносова с книгой, которая, вероятно, иопределила всю его будущую жизнь. Это была «Моя жизнь во Христе» святогоправедного Иоанна Кронштадтского. Произошла же эта чудесная встреча так.Однажды, помогая местному чабану пасти овцематок с ягнятами, мальчик заметил унего таинственную книгу «толщиной в три пальца», со многими иллюстрациями.Чабан доставал ее, когда вокруг опускалась ночь и никого рядом не было, и присвете костра начинал читать ее, неспешно перелистывая страницу за страницей.Интерес к тому, что же это была за книга, у Пети стал настолько жгучим, что онне вытерпел и решил попросить чабана дать почитать ему ее. Но, к удивлениюмальчика, тот решительно отказал. Не зная настоящей причины отказа, он принялсяжарко заверять, что будет обращаться с книгой очень бережно и аккуратно, непомнет и не порвет ни одной ее странички. Чабан молчал... Откуда было знатьпытливому любознательному мальчику, что за чтение этой великой книги следовалонеизбежное наказание от безбожных властей, правление которых пророческипредвидел и обличал своей проповедью праведный Иоанн? Откуда было знать Пете,что за эту книгу не просто наказывали: за нее сажали в тюрьму, а иногда ирасстреливали?.. Чабан молчал.

Но, наверное, сам Кронштадтский праведник ичудотворец Иоанн помог ему победить страх и сомнения в этом любознательноммальчике. И тогда он из рук в руки передал эту замечательную книгу.

Петя Сухоносов с головойпогрузился в благодатное чтение. Он читал книгу днем и ночью, отрываясь лишьтогда, когда видел, что к совхозному стаду приближались люди. Мальчикнемедленно прятал книгу – таков был уговор с чабаном. Когда он прочел всю ее откорки до корки, ему нестерпимо захотелось перечитать вторично – на этот разсвоей неграмотной маме, чтобы открыть ей несказанный благодатный свет, которыйсловно струился со страниц книги. И Петя снова стал уговаривать чабана, чтобытот поверил ему и дал книгу для чтения дома. Чабан сжалился над своим юнымпомощником и уступил его просьбам. Так книга «Моя жизнь во Христе» вошла нетолько в души, но и в дом богобоязненного семейства Сухоносовых. По свидетельствуМарии Прокопьевны – мамы будущего Батюшки-мученика – после этой книги юный Петясловно переродился, и вся его последующая жизнь была озарена светом проповедиИоанна Кронштадтского.

Встреча сИоанном Кронштадтским через его знаменитую книгу «Моя жизнь во Христе» тожестала тем ключевым, поворотным пунктом, с которого началось глубоко осознанноевхождение будущего пастыря и священномученика в жизнь Православной Церкви, «егожизнь во Христе» . Оба пастыря – кронштадтский и слепцовский – с момента своеймистической встречи соединятся не только в мыслях, духовном родстве, но и дажев некоторых чисто биографических событиях.

 

Монахиня Фессалоникия

В станицеИпатово, в которой родился Батюшка, жила благочестивая монахиня Фессалоникия(Ганусова Марфа Феодоровна; 1875–1955), в прошлом воспитанница СтавропольскойИоанно-Мариинской обители и благочинная женского монастыря во имя святого великомученикаАгафадора. Этот монастырь находился неподалеку от станицы, в селе Винодельном.Жизнь старицы была исполнена великих скорбен: ссылка, жесточайшие преследованияи издевательства властей. Она была первой духовной наставницей будущего мученика.Влияние этой великой подвижницы и страдалицы на юного Сухоносова было огромным,если не сказать больше – решающим.

Старицаобратила внимание на тихого, скромного, благоговейного мальчика, стоявшего вхраме, когда там отпевали его отца, безвременно ушедшего из жизни. С тех порона в полном смысле слова воцерковила отрока Петра, вдохнув в его душублаготворное дыхание Церкви: обучила старославянской грамоте, научила пониматьи разбираться в богослужениях, любить и неопустительно посещать их, выполняя вмаленьком храмике, приютившемся в церковной сторожке, обязанности пономаря.Ежедневно мальчик послушно приходил ко своей наставнице к 4-м часам утра, частооставаясь у нее на ночь, и они совершали полное монашеское правило помонастырскому уставу.

В образе своейдуховной наставницы и матери Петр Сухоносов не только ощутил духом – он прямоувидел перед собой живой светильник веры, благочестия, милосердия, скромности,нестяжания, горячей молитвы, христианского мужества, бесстрашия перед любымииспытаниями. Матушка часто наставляла своего воспитанника такими мудрыми словами:«Не вытирай чужой любовью ноги» . Впоследствии Господь наделил и самогоотца Петра глубоко любящим, нежным сердцем, всегда отзывчивым на чужую боль истрадания, умением ценить и беречь любовь других.

Уже с 9-летнего возрастаПетя Сухоносов посещал храм Божий в сопровождении матушки Фессалоникии; с еепомощью он стал довольно быстро разбираться в церковном богослужении, пониматьцерковнославянский язык. Его юная душа возгоралась ревностным желанием служитьБогу, рядом с собой он видел живой пример молитвенного подвига, поста, самопожертвования,смирения, кротости, любви и нестяжательности. О том, кем была для будущегокавказского пастыря и страстотерпца монахиня Фессалоникия, можно рассказыватьмного. Но, наверное, лучше всего об этом сказал сам Батюшка Петр в своем прощальномслове, произнесенном им у гроба своей наставницы (сам же Батюшка назвал этослово «похвальным»).

«Кто это лежит переднами? Кто собрал нас в таком количестве в настоящую минуту подобно птице,которая собирает под крылья птенцы своя? – так просто и трогательно начинаетсвое прощальное слово молодой иерей Петр Сухоносов, обращаясь к многочисленнымлюдям, пришедшим проститься с монахиней Фессалоникией. – Перед нами лежит дорогая,блаженная наша мамочка, великая труженица и молитвенница – монахиня Фессалоникия.

Прежде всего, чтотакое есть монашество? Монашество – это добровольное отречение от мира,отречение от мирской суеты, сладости и греховных удовольствий; монашество – этосокровенное делание на спасение своей души. Почему и видим, что лицо у нашей матушкипокрыто покровом, так как добродетельная жизнь ее была сокрыта от людей ради Бога.Монашество есть трудный подвиг постоянного, всецелого служения Господу нашемуИисусу Христу. Оно есть послушание Христово.

Как же приняла и какнесла этот подвиг дорогая наша матушка? Она приняла его с любовью, кротостью ижеланием. Господь говорит в Святом Евангелии: Научитеся от Мене, яко кротокесть и смирен сердцем и обрящете покой душам вашим; иго бо Мое благо и бре- IIмя Мое легко есть (Мф. 11, 29–30). По слову Господа, «точно так же было легкоматушке иго Христово и бремя Его было сладко ей, ибо она несла его с любовьювсю жизнь до самой кончины.

В Священном Писанииговорится: Блажен (то есть счастлив. – А. Г.) человек, иже возьмет ярем свой вюности своей (Плач. 3, 27). Так точно и досточтимая матушка от юности взяла насебя «ярем» Христов, то есть Христово послушание. Четырнадцатилетней девочкойона поступила в Ставропольский женский монастырь и всецело отдала себя на служениеБогу. Там в молодые годы она научилась кротости, смирению и по слушанию... Тамона научилась любить Господа всем сердцем и помышлением, и ближнего как самогосебя. Особенно в первые годы жизни матушки в Ставропольском монастыре были тамвеликие подвижницы – такие, например, как блаженная Платонида и другиемолитвенницы.

И вот на примере этих великих людей добродетели стараласьвоспитать себя наша матушка Фессалоникия.

За ее кротость,смирение и нелицемерное послушание любили ее сестры, любили и ценили начальникимонастыря. И в зрелые свои годы она удостоилась за свое послушание бытьначальницей над другими. Как известно вам, матушка Фессалоникия была благочиннойздешнего женского Агафадоровского монастыря. Став начальницей, она, однако,была кротка и смиренна, умела быть строгой и милостивой, наказывала виновных и прощалаисправляющихся...».

О своей духовнойматери молодой отец Петр Сухо-носов говорит далее так: «Только представим себе,как она девочкой 14 лет от роду оставляет свой дом, оставляет своего дорогогоотца, которого она нежно любила, братьев и сестер, оставляет родное село и идеткуда-то на сторону – в монастырь к каким-то неизвестным людям! Что же заставилосделать такую резкую перемену в молодых годах? Конечно, это только любовьпослужить Богу всей своей жизнью, как она действительно и послужила.

Какие же можно видетьплоды ее служения Богу? Как известно, у матушки нет ни родного сына, ни дочери.Но если могли вы только знать, сколько у нее духовных отцов и матерей, сколькобратьев и сестер, сколько духовных сыновей и дочерей! Во много-много раз больше,чем у какой-либо матери, которая имеет родных детей! Одни из учеников ее –священники, другие – монахи, третьи – певцы и чтецы, четвертые – простыемирские люди, высокие своей религиозностью.

Одним из ее учениковявляюсь и я, грешный. Она меня как бы вновь духовно возродила, воспитала ивскормила своим душеполезным учением. Своими молитвами и трудами онаподготовила меня, грешника, к принятию великой благодати священства и до своейблаженной кончины умоляла Господа об укреплении моей веры...»

«Господь наделилматушку особенным даром и знанием пения и устава богослужения и вообще знаниемдуховной жизни, – рассказывает далее о великой подвижнической жизни своейнаставницы Батюшка. – И вот все это она старалась вложить своим ученикам.Иногда говорила: «Я желаю, чтобы вы знали даже больше, чем знаю я». Так оналюбила учить доброму других. Смирение и кротость матушки видны были в том, чтоона почти никогда не раздражалась и других не раздражала, не ссорилась, неговорила резких, обличающих горделивых слов. Делала замечания с любовью тем,кто принимал их. Она была особенно милостивой. Иногда даже снимала и отдавалаодежду нищим, но больше старалась подавать милостыню втайне. Велика она былатакже и в своих молитвах.

Как же она молилась?Молилась так, как никто из нас не умеет молиться. Молилась со слезами изглубины своего сердца. Молитва была ее жизнью, молитва проходила всю внутренностьсущества ее. О такой молитве, конечно, не знают внешние люди, может знатьтолько ее семейство да мы, близкие. Бывало, войдешь тихо в комнату, проснешьсяночью, а она стоит в темноте ночной при мерцании лампады и молится горячо, сослезами, а иногда не только со слезами, а прямо с рыданием вслух. Так любилапо-монашески молиться дорогая матушка.

О чем же она молилась?Прежде всего, молилась о себе, ибо считала себя величайшей грешницей, молиласьо своих духовных чадах и о своих близких, обо всех, кто только просил ее святыхмолитв. Почему же она так молилась втайне, наедине? Для того, чтобы Господь,видящий втайне, воздал ей явно, то есть чтобы не от людей получить похвалу, ноот Бога...

Своим присутствиемона везде всех освещала, как освещает светильник всех окружающих. При всем этомдосточтимая матушка всегда была верной дочерью Матери нашей: Единой, Святой иАпостольской Церкви. Любовь ее к церковному богослужению не знала никакихпреград. Приходила в храм Божий раньше всех и уходила из него после всех. Частов болезнях, а также особенно в последнее время жизни, когда могла ходить толькопо комнате, она также спешила в храм на богослужение и с великим трудомдоходила к нему, а дома оставалась лишь только тогда, когда совсем былаприкована к постели.

Как высоко она чтилапастырей Церкви Христовой! Благословение от них принимала с великой любовью иблагоговением, считая себя недостойной пред велико-стью священного сана.

Да сподобит жеГосподь дорогую нашу матушку вечной блаженной жизни, да упокоит от многихтрудов и болезней, идеже несть болезнь и печаль, да дарует ей единение и причастиесо всеми святыми в рай сладости, к которому она всецело стремилась всем своим существом...»

Заканчивается же этослово необычайно проникновенно: «Дорогая наша мамочка, мы ничем не можем тебевоздать за твои труды, лишь только молитвой от своих грешных уст приими хотяэту нашу преискреннюю любовь и сердечную благодарность! Ты оставила нассиротами: не к кому обратиться за словом, наставлением и молитвою, но неотчаиваемся и веруем, что, отходя телом, ты не оставишь нас своим любящим духоми поможешь нам, когда мы обратимся к тебе в молитвах, ибо отойдя в загробныймир, ты имеешь еще большее дерзновение ко Господу. Прости же нас, грешных, иприми от нас земной тебе поклон».

Это прощальное словопрозвучит в храме, где будет стоять гроб почившей о Господе монахини Фессалоникии.Поздним вечером 13 марта 1955 года Господь принял ее святую душу, навекиупокоив от праведных трудов и подвигов в 80 лет от роду. Ее воспитанник Петр Сухоносовбыл уже в священническом сане.

Настоятель церкви,куда ходила матушка Фессалоникия вместе со своим воспитанником, протоиерейФеодор Колесов, ставший впоследствии духовным отцом юноши, тоже заметилсмиренного, кроткого и старательного мальчика и благословил его быть пономарем.Петя с радостью приступил к исполнению своих новых обязанностей в свободное отосновной работы время. Бегать по селу со своими ровесниками и забавляться сними разными играми он не любил. А еще больше не любил ребячьих насмешек,оскорблений и непристойных острот, отпускаемых в его адрес, когда он шел поселу в храм Божий помогать батюшке. Его притягивала к себе церковная благодать.В алтаре он чувствовал себя счастливым еще и потому, что тут мог спрятаться отвсех и спокойно учить уроки, которые ему задавала духовная наставница. Бывало,все с ног собьются, разыскивая пропавшего неизвестно куда мальчика Сухоносова,а матушка Фессалоникия лишь улыбнется: «Чего искать? Наш Петька опять впономарке спрятался, уроки учит».

Отец Феодор был однимиз немногих пастырей в крае, оставшихся верным «тихоновской» ориентации ПравославнойЦеркви, не поддавшийся соблазнам связать себя с обновленчеством. Служил он тутмногие годы, не меняя прихода, не подыскивая себе лучших условий для жизни ипастырства, поэтому люди ехали к нему даже с далеких сел, доверяя свои души вто лукавое время церковных нестроений и обновленческого раскола. Все, что требовалцерковный устав, отец Феодор совершал чрезвычайно строго. Колебаний в вере и вслужении у него не существовало, и поэтому некоторые из прихожан сравнивали егос могучим деревом, которому не страшны никакие стихии. Был он, кроме того,бессребреником: за крещение младенцев, отпевание покойников, венчание бралстолько, сколько давали люди, а если им нечего было дать, то не требовал вовсеникакой платы.

Предыдущая статья:Необходимы сразу все четыре параметра? Следующая статья:Жизнеописание настоятеляслепцовского храма отца Петра Сухоносова, мученически погибшего от рук террористовв Чечне в 1999 году 2 страница
page speed (0.0722 sec, direct)