Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Культура, Искусство

Древнерусское золотное шитье X—XIII вв.  Просмотрен 36

В собрании Государственного Исторического музея

Древнерусское золотное шитье X—XIII вв.

Среди памятников декоративно-прикладного искусства Древней Руси золотная вышивка представляет значительный интерес как источник, позволяющий осветить сложившееся в течение ряда поколе­ний своеобразие народного художественного творчества, воссоздать мировоззрение народа, проследить его историко-культурные связи.

* * *

На Руси X—XIII вв., как и в других странах средневековой Европы, золотная вышивка широко применялась для украшения праздничной одежды, при оформлении интерьеров светских и культовых зданий. Изделия с золотной вышивкой неоднократно упоминаются в летописи при описании пожаров, при разграблении княжеских и церковных имуществ во время феодальных усобиц и вражеских нашествий, при перечислении предметов княжеской казны и вкладов в монастыри (1. С. 27, 127, 223). Несколько десятков шелковых изделий с золотным шитьем обнаружены при археологических раскопках в курганах, в гробницах знати, в кладах, случайно найденных при земляных работах. Из-за непрочности текстильного материала сохранилось срав­нительно небольшое число вышивок, и до недавнего времени они мало привлекали внимание исследователей, так как их изучение требует предварительного проведения трудоемких реставрацион­ных работ. На невзрачных коричневато-желтых шелковых лоскут­ках, потерявших от длительного пребывания в земле первоначаль­ную окраску, следы вышивок выявляются только после промывки, закрепления и пропитки смягчающим составом. Не всегда, правда, удается реконструировать вышитый узор, однако характер орна­мента многих вышивок определяется по частично сохранившимся золотным нитям и оставленным ими в тканях отверстиям.

Значительная часть известных в настоящее время вышивок хранится в фондах Государственного Исторического музея. Эта

 

коллекция сложилась из вышивок, обнаруженных в раскопках доре­волюционных и последних лет. Многие из них опубликованы в ряде изданий, но не введены еще в достаточной мере в научный оборот. Коллекция состоит из произведений орнаментального шитья, среди которых превалируют вышивки из женских захоронений сельских кладбищ различных областей Древней Руси. Данное собрание дает представление о характере композиции этих небольших произведе­ний прикладного искусства, распространенных в домонгольское время повсеместно. Следует отметить, что по погребальному ком­плексу в целом, т. е. по погребальному инвентарю и обряду захоро­нения, вышивки достаточно точно датируются и могут служить критерием для хронологического определения приемов шитья.

 

Вышивка серебряно-позолоченными нитками, спряденными на шелковую или льняную основу, выполнялась только на шелковых тканях, преимущественно плотных безузорных и одноцветных крас­ных различных оттенков. Шелковые материи, так же как метал­лические и шелковые нити, необходимые для вышивок, поступали на русский рынок из Византии и стран Востока. Разноцветные шелковые нитки обычно использовались для обводки контура ри­сунка, а пространство между контурными линиями зашивалось золотными нитками. Создавая сплошную блестящую поверхность отдельных элементов орнамента, золотное шитье X—XIII вв. оши­бочно отождествляется некоторыми исследователями с парчой — материей, выработанной шелковой основой и металлическим ут­ком. Детальное изучение подобных фрагментов в ряде музеев поз­волило заключить, что они не являются золототкаными, а пред­ставляют собой вышивку металлическими нитями.

Одежда из дорогих шелковых тканей была распространена только в среде светской и духовной феодальной знати. Вероятно, золотная вышивка, украшавшая их, создавалась в монастырях, как это было в Византии и западноевропейских странах. Известно, что сестра Влади­мира Мономаха Анна Всеволодовна открыла в Киеве в Андреевском монастыре в 1086 г. школу для обучения девочек вышивке золотом и серебром. Судя по княжеским вкладам в монастыри, состоящим из большого числа вышитых изделий, мастерские художественного шитья существовали, видимо, и при дворах великих и удельных князей. В описи XII в. монастыря Ксилургу на Афоне упоминаются вклады —! пелены и епитрахили с вышивкой русской работы (2. С. 43; 3. С. 5; 4. С. 6.). Что же касается вышитых изделий из курганов сельского населе­ния, то они, несомненно, были созданы местными вышивальщицами. Эти скромные вышивки на очельях, на широких отложных воротниках (5—8 см) и невысоких стоячих (2—4 см) поражают тонкостью исполнения, разнообразием мотивов, лаконичностью и изяществом рисунка. Судя по материалам коллекции Исторического музея, шелк применялся сельским населением только для украшения праздничного костюма, сшитого из шерстяной или льняной ткани. Для этого использовался красный шелк различных оттенков.

Самая ранняя из сохранившихся вышивок обнаружена в Чер-

 

нигове в кургане Черная могила второй половины X в. [Каталог (далее: Кат.) — № 1]. На иранской шелковой ткани саржевого переплетения вышит золотными нитями стилизованный раститель­ный орнамент. Рисунок обведен четким контуром шелковыми нит­ками стебельчатым швом. По технике исполнения золотное шитье из Черной могилы идентично всем известным в настоящее время русским вышивкам с металлическими нитями X—XII вв. Золотные нити пропущены насквозь через шелковую ткань, образуя на изнан­ке короткие стежки, а на лицевой стороне длинные, плотно прилега­ющие друг к другу. Для заполнения узких полос узора стежки иногда располагаются под углом друг к другу в виде «елочки». Этот способ вышивки, так называемое шитье «на проем» или «в прокол», представляет известные трудности. Вышивальщицам приходилось при помощи тонких костяных проколок предварительно делать в материи крошечные отверстия, чтобы через них, не повредив доро­гую шелковую ткань, пропустить на изнанку металлическую нитку.

 

В X—XII вв. подобный способ-шитья был распространен не только на Руси, но также в Византии и в странах Западной Европы (5. С. 37).

Во второй половине XII — начале XIII в. в европейских странах, а в Византии раньше, судя по вышивке из погребения под полом византийского храма у с. Н. Тиберда, еще в конце XI в. (6), наблюдается переход к более простому, более рациональному при­ему вышивки — к шитью «в прикреп», при котором металлическая нить не пропускалась через ткань, а прикреплялась на ее лицевой стороне красной или под цвет золота шелковой ниткой еле заметны­ми стежками. Таким приемом исполнена вышивка на широком отложном воротнике из женского погребения конца XII в.

близ д. Старое Пушкино (Кат. — № 35); воротники женской одежды из византийского шелка, найденные при раскопках курганной группы конца XII — начала XIII в. в бассейне р. Оки у д. Маклаково, в 65 км к югу от г. Рязани.

Легкое, изящное золотное шитье на одном из воротников шири­ной 4,3 см (Кат. — 39) в виде стилизованного «древа жизни» — мотива, идущего из глубокой древности и широко распространен­ного в средневековом искусстве западных и восточных стран, — исполнено в технике «на проем». Этот узор, своего рода оберег, очерчен шелковыми нитками стебельчатым швом.

Что же касается остальных двух великолепных воротников из Маклакова, то они уже вышиты двумя способами — «в прикреп» и «на проем». Так, большие плоскости узора вышивки, в виде примы­кающих друг к другу стрельчатых арочек (Кат. — № 40), выполнены «в прикреп»: золотные нити прикреплены к лицевой стороне ткани красным шелком. При шитье более мелких элементов орнамента — каймы (из треугольников) и кружков, расположенных между ароч-ками, мастерица прибегла к старому приему — «на проем». Этим же способом выполнен золотными нитями и контур основного узора. Кроме того, все элементы рисунка очерчены дополнительно

 

 

 

шелковыми нитками стебельчатым швом. В арочках прослеживает­ся двойной шелковый контур, который, с одной стороны, отделяет золотный контур от фона ткани, ^с другой — от золотной плоскости арочек.

Искусство русских вышивальщиц особенно ярко проявилось в шитье маклаковского воротника. Воротник из плотного красного шелка саржевого переплетения сохранился почти целиком: длина его достигает 22,8 см, ширина равняется 2,5 см. Повторяющиеся по всей его длине круги (солярные знаки) исполнены в технике «на проем», а плетеный и зигзагообразный узоры внутри кругов — «в прикреп» (Кат. — № 38), для обводки контура орнамента и некото­рых его деталей использованы шелковые нитки красного, золоти­стого и зеленого цветов. Частично сохранилась шелковая лента с золотной вышивкой «в прикреп», обрамлявшая край воротника.

Следует подчеркнуть стилистическую и сюжетную связи данной вышивки с другими древнерусскими памятниками орнаментального шитья. Так, узор в виде двух переплетенных сердцевидных фигур и в форме сердца с завитком внутри аналогичен вышивкам из кур­ганов Владимирской, Ивановской, Горьковской и Рязанской облас­тей (9. С. 103, рис. 71; Кат. — № 8, 22, 25, 29). Близкий мотив имеется и на опястье и поясе кн. Владимира Ярославича (сына Ярослава Мудрого), умершего в 1052 г. и погребенного в Софий­ском соборе в Новгороде (7; 8. С. 129). Орнамент в виде кружков, символизирующих солнце, встречен на воротниках из женских захо­ронений в курганах Псковской, Новгородской, Ярославской и Смо­ленской областей (9. С. 51; Кат. — № 20, 28, 34). Такой же орнамен-

 

 

 

 

 

Рис. 3. Вышивки XII в.

 

/ — каталог, № 21 — Белогуровская; 2 — каталог, № 24 — Горьковская обл.; 3 — каталог, № 25 — Антонове; 4 — каталог, № 26 — Асееве; S — каталог, № 27 — Новлянская; б — каталог, № 29 — Ст. Рязань; 7 — каталог,

№ 33 — Коханы

тальный сюжет известен и на вышитых тканях из тайника Деся­тинной церкви в Киеве и на Райковецком городище близ Бердичева (10, с. 130, рис. 95; 11, табл. XXIX, 3). Вышивка конца XII — начала XIII в., найденная в разрушенной гробнице у стены ц. Иоанна Богослова в Смоленске (Кат. — № 37), исполнена двумя приемами. Ее композиция в виде сетки из ромбов со вписанными кринами и

 

кружков в местах пересечения ромбов выполнена «на проем», а плетенка, обрамляющая узор, исполнена золотными нитками «в прикреп»; контур рисунка, как и на других вышивках того времени, вышит шелком.

 

Аналогичные трехлепестковые цветы встречаются на вышивке из Старой Рязани (12. С. 172, рис. 132, 7).

Большой интерес представляет вышивка XII в. на воротнике, обнаруженном в одном из курганов близ д. Коханы Смоленской области (Кат. — № 33). Она состоит из круглых медальонов, в которых размещены девичьи головки с распущенными волосами 'в высоких островерхих кокошниках. Золотными нитками «на проем»

 

 

 

Рис. 4.

Вышивки XII—XIII вв.

1 (а, б, в) — каталог, № 35 — Ст. Пушкино;2 — каталог, № 36 — Лниськино; 3 — каталог, № 37 — из гробницы ц. Иоанна Богослова и Смоленске; 4 — каталог, № 38 --- Маклаково; 5 — каталог, № 39 — Маклаково; 6 — каталог, № 40 — Маклаково; 7 — каталог, № 41 — Михайловский м-рь; 8 — каталог, № 45 — братская

могила, Ст. Рязань

очерчены контур узора и полосы верхнего края воротника, а лица и кокошники расшиты цветным шелком гладью.

Изображение женской головки в высоком кокошнике имеется на золотом колте с перегородчатой эмалью XII в. из Киева (13. С. 46. Рис. 51, 52). Любопытно, что в центральных губерниях России островерхие кокошники бытовали вплоть до XIX в.

Уникально по своему узору шитье из кургана середины XII в. близ д. Новлянская (Кат. — № 27). В неглубокой могильной яме находилось захоронение женщины. На шейных позвонках ске­лета сравнительно хорошо сохранились остатки нарядного ворот­ника из красного византийского шелка с золотным шитьем «на проем» (длина 16 см и ширина в 5,5 см). Он украшен серебряными позолоченными бляшками и вышивкой в виде крупных четыре-хлепестковых цветков, расположенных в ряд. Контур рисунка вы­полнен шелковыми нитками под цвет ткани, а пространство между

и

 

контурными линиями заполнено серебряными позолоченными ни­тями, спряденными на шелковую нитку. На воротнике просле­живаются следы вышивки мелким речным жемчугом. Верхний его край обшит золототканой лентой византийского происхож­дения.

 

Произведения золотного шитья, предназначенные для женского убора, отличаются разнообразием декоративных мотивов. Часто применялся орнамент в виде эсовидного завитка (14. С. 226—227; Кат. — № 4, 5, 6, 11, 12) (рис. 1, 2), различного рода плетений (Кат. — № 7), причудливо изогнутых стеблей (Кат. — № 17, 2) стилизо­ванных растительных мотивов (Кат. — № 1,3, 24, 45).

Создается впечатление, что мастерицы не только руководствова­лись декоративными задачами, но нередко выбирали сюжеты, свя­занные с языческой символикой. Так, например, в вышивках из курганов Владимирской и Рязанской областей в разных вариантах встречаются изображения лунниц, связанных с культом луны. На воротниках из женских погребений в Псковской, Новгородской, Смоленской и Ярославской областях вышит узор в виде кружков, символизирующих солнце. На очелье из женского погребения у д. Асееве (Кат. — № 26) и на воротниках из курганов близ деревень Белогуровская (Кат. — № 21) (рис. 3) и Коханы (Кат. — № 32) имеются вышитые изображения «древа жизни» и водоплавающей птицы — символа счастливой жизни. Аналогичный по трактовке образ птицы имеется на прекрасно сохранившемся воротнике близ д. Лисно, на границе Витебской и Псковской областей.

Некоторые из золотных вышивок по композиции и рисунку близки орнаментам шелковых тканей. Так, узор вышивки в виде сердцевидных фигур из курганов у деревень Кубаево (Кат. — № 8) и Ст. Быково (Кат. — № 22) почти полностью совпадает с орнамен­том византийской ткани XII в. из Кестнер — музея в Ганновере (15. С. 134, табл. 33), а плетеный и зигзагообразный узоры на воротнике из Маклакова (Кат. — № 38) (рис. 4) повторяют орнаменты визан­тийских золототканых лент.

Наконец, прослеживаются совпадения отдельных элементов вы­шивки с узорами ювелирных украшений, с заставками и иници­алами рукописных книг. Так, мотив в виде эсовидного завитка известен на серебряных пластинках из Киевского клада 1824 г. (16. С. 104, рис. 66), на золотых воротах Рождественского собора в Суздале.

Мотив плетенки выгравирован на серебряном колте XII в. из Чернигова (17. Рис. 26) и на створках серебряного браслета из Тверского клада 1906 г. (13. Рис. 145, 148); также использован для заставки рукописных книг XII в. (18).

Вышивка с растительным орнаментом на воротнике из братской могилы защитников Рязани (1237 г.) идентична рисунку на серебря­ных позолоченных подвесках из Киевского клада 1901 г. в усадьбе В. А. Орлова (19. С. 113, табл. XXXV). Это говорит о том, что городские ремесленники использовали мотивы народного творчест­ва при создании своих художественных произведений.

 

Раскрытие смыслового и художественного значения вышитых узоров даст возможность проследить путь развития этого вида декоративно-прикладного искусства и выделить в нем черты наци­ональных традиций.

 

Приведенный ниже каталог содержит только те образцы выши­вок из собрания музея, рисунки которых достаточно полно удалось восстановить. Материал расположен в хронологическом порядке.

1. ПСРЛ. СПб., 1843. Т. П.

2. Новицкая М. А. Золотная вышивка в Киевской Руси // Byzantinoslavica. 1972. XXXIII/1.

3. Георгиевский В. Т. Древнерусское шитье в ризнице Троице-Сергиевской Лавры // Светильник. 1914. № 11—12.

4. Маясова Н. А. Древнерусское шитье. М., 1971.

5. Новщька М. О. Гантування в Кшвськш Pyci // Археолопя. Кшв, 1965. Т. XVIII.

6. ГИМ. Инв. № 104196/2451; Макарова Т. И., Маркович В. И. Золотое украшение с перегородчатой эмалью из Сентинского храма // СА. 1981. № 3.

7. Новгородский историко-архитектурный музей-заповедник. Инв. № 3799.

8. Каталог VI выставки произведений изобразительного искусства, реставрирован­ных в Государственной центральной художественной научно-реставрационной мастерской. М., 1969.

9.

Отчет В. И. Глазова о раскопках, произведенных в Псковской губ. в 1901 и 1902 гг. // Зап. Русск, археологич. об-ва. СПб., 1903. Т. V, вып. 1.

10. Каргер М. К. Археологические исследования древнего Киева. Киев, 1956.

11. Гончаров В. К. Райковецкое городище. Киев, 1950.

12. Монгайт А. Л. Старая Рязань // МИА. М., 1955. № 49.

13. Рыбаков Б. А. Русское прикладное искусство X—XIII вв. Л., 1971.

14. Сабурова М. А. Стоячие воротники и «ожерелки» в древнерусской одежде // Средневековая Русь. М., 1976.

15. Gronvoldt R. Weberein und Stickereien des Mittelalters. Hannover, 1964.

16. Кондаков Н. Д. Русские клады. СПб., 1896. Т. 1.

17. Рыбаков Б. А. Древности Чернигова // МИА. М.; Л., 1949. № 11.

18. Новгородская Минея — ГИМ. Синодальная № 163. Л. 1 об.

19. Корзухша Г. Ф. Русские клады IX—XIII вв. М.; Л., 1954.

Предыдущая статья:Filter Drier Следующая статья:Золотная вышивка
page speed (0.3392 sec, direct)