Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Литература

Луиза Евгеньевна  Просмотрен 36

Луиза Евгеньевна (заходит в ночной рубашке. Света не зажигает. В соседней комнате слышно шушуканье, приглушенный смех. Она запинается о бутылку, поднимает ее, ставит на стол. Шум в соседней комнате затихает, потом снова возобновляется. Несколько раз хочет выйти из комнаты. Нерешительно подходит к двери, прислушивается. Слышен звук скрипящей кровати. Она присаживается к окну, нащупывает семечки, лузгает их. Пытается закрыть уши руками. Звуки, занимающихся сексом людей, все громче. Она подходит к магнитофону, перематывает кассету. Звучит фортепианная музыка. Старая балерина доводит звук до максимума, подходит к станку и начинает балетную тренировку, высоко закидывая ноги и громко выкрикивая названия балетных позиций). Релаве лянт. Батман сотеню. Релаве лянт. Батман сотеню.. Гранд батман. Гранд батман. Релаве лянт. Батман сотеню. Релаве лянт. Батман сотеню.. Гранд батман. Гранд батман.

 

КАРТИНА ШЕСТАЯ.

Луиза Евгеньевна+Анна+Саша

 

За накрытым столом сидят Луиза Евгеньевна, Анна и Саша. Луиза Евгеньевна в парике, в ушах у нее тяжелые серьги, на серое платье приколота черная роза.

 

Луиза Евгеньевна. Опять ножи не принесла. (Анна встает, идет на кухню.) И чай заварила крепкий. (Едят молча. Возвращается Анна. В одной руке у нее сервировочный нож, в другой бутылка пива.) Себе принесла?

Анна. Да. (У Анны нет ножа.)

Луиза Евгеньевна. Сколько раз говорить, придут приличные люди. Рот я тебе не позволю открывать, но пусть хоть увидят, что ты не вчера с ветки слезла. (Анна открывает пиво, разливает себе и Саше).

Луиза Евгеньевна. Это что?

Анна. Пепси-кола.

Луиза Евгеньевна. Эту дрянь пить нельзя. Вредно для желудка. (Молчат.) Он когда уезжает?

Сашок. А меня не зовут, я сам прихожу. Меня Сашей зовут.

Анна. Он мой муж и будет жить со мной.

Луиза Евгеньевна. У тебя нет мужа.

Анна. Он мой бывший муж и мы поженимся.

Луиза Евгеньевна. Ты забываешься. Это мой дом.

Анна. Мой тоже. Я твоя дочь.

Луиза Евгеньевна. Каша опять подгорела. (Анна молча берет тарелку Луизы Евгеньевны и уносит на кухню.) Я хочу есть.

Анна(возвращается без тарелки). А я хочу, чтобы ты перестала капризничать.

Луиза Евгеньевна. Почему ты мне тыкаешь?

Сашок. У нас еще пивасик есть?

Луиза Евгеньевна. Вы пьете пиво?

Анна. Да, утром сходила в магазин и с твоей карточкой купила. Тебе жалко?

Луиза Евгеньевна. Не в этом дело. Приличные люди не пьют до двенадцати.

Анна. А что делать, если у него похмелье.

Сашок. Да уж простите, мы вчера чуть погудели. Вы не сердитесь.

Как вас?

Луиза Евгеньевна. Луиза Евгеньевна.

Сашок. Луиза Евгеньевна, дому мужик нужен. Вон в ванной кран течет. Починю.

Луиза Евгеньевна. Не трудитесь, я вызвала сантехника. Любое дело можно доверять только специалистам.

Сашок. Так и я парень рукастый. Все будет чики-пыки. Могу ремонт забабахать. Легко. Сколько лет вы ремонт не делали?

Луиза Евгеньевна. Я в этих делах ничего не понимаю. Когда в интернате работала, с прорабом договорилась. Он мне вот эти финские обои достал и плитку, бригаду, как их, штукатуров или, ну не знаю как их называть, привел. Может десять лет назад, может больше.

Сашок. Не, бригаду не надо. Зачем вам в дом черных пускать. Сами потихоньку сделаем. Аннусик обои поклеит, я пол поменяю и плитку положу.

Луиза Евгеньевна. У меня паркет.

Сашок. Отциклюю, лаком покрою. Будет как новенький. Я мужик или как?

Луиза Евгеньевна. Вы все это умеете делать? Никогда не встречала таких мужчин. Жаль, что я вас не вижу. У меня, как это сказать поделикатнее, были мужчины интеллигентные что ли. Даже не знаю. А с другой стороны, зачем мне слепой новые обои на стенах.

Анна. А твой День рождения? Люди придут. Время есть. За недели две управимся. Саша пока на работу устраиваться не будет, зато сделает ремонт бесплатно.

Сашок. Так не вопрос. Только бабульки надо.

Луиза Евгеньевна. Что бабульке надо.

Сашок. Денюжки. Бабулечки.

Анна. Деньги нужны на материалы: цемент, плитка, обои.

Луиза Евгеньевна. Сколько на это потребуется денег?

Сашок. Ну, так если без понтов, в стошечку уложимся.

Луиза Евгеньевна. А ему можно доверять?

Анна. Если ты разрешишь ему со мной жить, мы поженимся.

Луиза Евгеньевна. Использовать его в качестве рабочей силы, это я понимаю. Но снова связывать свою жизнь с мужчиной, который тебя предал, я тебе не позволю.

Сашок. Ишачья пасха. Я к вам конечно со всем уважением, но вы Луиза Евгеньевна на меня бочку зря катите. Я, может быть, люблю Анну. Все наши разборки в прошлом. Я изменился. Подтверди?

Луиза Евгеньевна. Вы алкоголик.

Сашок. Мать твою, за хвост и об стенку! Вы алкоголиков не видели. Жизнь идет – жизнь катится. Кто с нами не пьет, потом покается. Да выпиваю. И что? А в нашей стране без допинга жить нельзя. С утреца рюмочку сугревного и кровь разбежалась, и жить дальше охота. Тут ведь главное мера. А я берега всегда вижу. Не ко двору пришёлся. Так и скажите.

Так я в две минуты. (Встает. )

Анна. Я с ним уйду. Я сорок лет жила без матери, и еще столько проживу. А вот ты кому будешь нужна еще вопрос. Твой Виктор Георгиевич или Юленька будут твои обсосанные простыни менять? Еще неизвестно, станешь ли ты видеть. Так и помрешь одна, слепая в своей квартире. А я мужика хочу. Понимаешь, ты меня или нет? Я там (Показывает на низ живота.) еще живая.

Луиза Евгеньевна. Я очень хорошо это слышала прошлой ночью.

Анна. Я не такая как ты. Я любить умею.

Луиза Евгеньевна.А он любить умеет?

Анна. Мужчине служить надо. Не важно, путный он беспутный, прощать его, жалеть, холить и лелеять и не ждать взамен благодарности.

Луиза Евгеньевна. И в кого ты такая дурында.

Анна. В свое время воспитывать надо было. А сейчас уже поздно.

Луиза Евгеньевна. Стошечка – это сколько?

Анна. Сто тысяч.

Луиза Евгеньевна. Я всю жизнь деньги копила. Нет, не для цацок, бриллианты мне мужчины дарили. Для себя. Зато когда мне было плохо или просто уставала, покупала билет на самолет и на несколько дней уезжала куда хотела: в Ялту, Пицунду, Юрмалу, Кижи. И это были самые счастливые дни в моей жизни. (Встаёт из-за стола, идет к выходу.) В моем доме никогда не жили мужчины, купи ему приличный одеколон.

 

 

КАРТИНА СЕДЬМАЯ.

Луиза Евгеньевна+Юленька

 

Луиза Евгеньевна сидит около зеркала в халате, без парика, постоянно перематывает на начало кассету со звуками настраиваемого оркестра. Заходит Юля.

Юленька. Сразу с самолета к вам. Сколько вы дней одна? (Убегает из комнаты. Слышен ее голос.) И холодильник пустой. (Возвращается в комнату.)

Луиза Евгеньевна. Вчера слушала радио. Там выступала женщин астролог. Говорит, загадайте ваше желание, а я вам дам ответ на картах Таро. Потом говорит: «То, что вы сейчас загадали, обязательно принесет плоды в будущем». Несусветная ерунда. Я это и без карт знаю. Любое наше действие обязательно потом даст плоды. Другое дело, что может, придётся собирать гнилой урожай. Так тут уж все претензии к садовнику.

Юленька. Вы что-нибудь ели?

Луиза Евгеньевна. Я никогда не говорила: «Хочу быть одна». Я лишь хотела, чтоб меня оставили в покое.

Юленька. Я в магазин схожу.

Луиза Евгеньевна (хватает ее за руку). Чтобы стать независимой и иметь возможность жить своей жизнью я так многим пожертвовала.

Юленька. Анна ушла?

Луиза Евгеньевна (пожимает плечами). Их нет уже четвертый день. Я им денег на ремонт дала.

Юленька. А Борис Евгеньевич?

Луиза Евгеньевна. Носу не кажет. А я ему тоже звонить сама не собираюсь. Обиделся или испугался? Все мужчины трусы, когда дело касается женитьбы. Я это поняла довольно рано. Мужчин надо щадить и не ставить их в глупое положение.

Юленька. Я ему позвоню.

Луиза Евгеньевна. Что ты ему расскажешь, что я старая дура, которая решила, что может разом исправить все свои грехи, используя, в общем-то, хорошего человека. (Пауза.) Не рожай детей деточка. Только решившись не иметь детей, женщина может жить как мужчина. Займись своей карьерой, влюбляйся, страдай, познавай мир и себя в нем, не отягощая свою жизнь ненужными проблемами.

Юленька. Ну как же без детей? Ведь это счастье подарить еще одну жизнь.

Луиза Евгеньевна. Это всегда рулетка с шансом выиграть один к тридцати шести. И какое к черту счастье, если ты принесла в мир еще одного алкоголика, наркомана, убийцу, насильника, или вроде приличного человека, который, по сути, мерзавец.

Юленька. Все от воспитания зависит.

Луиза Евгеньевна. Много ты видела хороших сыновей или дочерей? А ведь им тоже на ночь книжки читали, лечили от болезней, наказывали за двойки.

В жизни и так много разочарований. А ты сама себе создашь самое главное в жизни.

Юленька. Ну, если все так начнут рассуждать, в мире людей не останется.

Луиза Евгеньевна. У каждого в жизни свое предназначение, свой главный путь. Кому-то Бог еще в детстве вложил в руки кисть, он даст миру прекрасные картины. Кому-то писательский талант, из под его пера выйдут стихи. Такие как мы, предназначены шевелить свои творчеством людские души. А есть свиноматки, которых Бог наградил широкими бедрами и вместительной грудью. А у тебя попа с два кулачка.

Юленька. А может детей просто любить надо.

Луиза Евгеньевна. А если Бог не дал такого таланта? Прививку любви никто еще не придумал.

Юленька. Я не могу быть с вами. Я завтра должна вернуться в Москву.

Луиза Евгеньевна. Ты будешь сниматься в кино?

Юленька. Я уже квартиру сняла. Я люблю Москву. Она громкая, суматошная, суетливая, но в то же время теплая, уютная, как воскресный обед в большой семье. Вечерами гуляю по набережной и в окна домов заглядываю. Так не бывает! Ведь живут же там обычные люди. По утрам яичницу жарят, а из окна вид на Москву-реку, на Кремль. Я так рада, что съемки полгода продлятся. Только я на ваш День рождения приехать не смогу.

Луиза Евгеньевна. Глупости это все. У меня теперь каждый день День рождения. Со мной не надо нянчиться. Проведи ночь с мужем.

Юленька. Сережа не знает, что я приехала. Не хочу снова выяснять отношения.

Луиза Евгеньевна (перематывает кассету, звучит классическая музыка). Тогда сегодня пируем!

Юленька. Мне нельзя. У меня диета.

Луиза Евгеньевна. Соблюдая все правила, пропускаешь все удовольствия. А знаешь, как я худела? В день только триста граммов водки: сто на завтрак, сто на обед и сто на ужин. За три дня пять килограммов долой.

 

КАРТИНА ВОСЬМАЯ.

Луиза Евгеньевна+Анна

 

Около окна, выпрямившись, не опираясь на спинку стула, сидит Луиза Евгеньевна. Седые волосы собраны в пучок. Она в домашнем халате и тапочках. Курит.

На противоположной стороне на диване сидит Анна, она, закинув ногу на ноги и поджав кулаком подбородок, угрюмо смотрит в пол. На Анне та же одежда - серая водолазка и синие джинсы. Она сильно загорела, от этого кажется еще худее.

 

Луиза Евгеньевна. Доктор Лещенко, между прочим, профессор пульмонологии, научил меня трем принципам правильного курения. Нельзя курить до двенадцати часов дня, нельзя курить на ходу и в день выкуривать не более шести сигарет. Шесть сигарет не оказывают токсического влияния на организм. (Анна молчит.) Юбилея не будет. Поэтому я в тебе больше не нуждаюсь. Сегодня переночуй, завтра катись ко всем чертям.

Анна. Я же не виновата, что я на море никогда не была.

Луиза Евгеньевна. Была такая балерина Ольга Спесивцева - «Красная Жизель». Тогда говорили: «В мире появилось яблоко, его разрезали надвое, одна половина стала Павловой, другая — Спесивцевой». Сошла с ума. Она умерла в девяносто шесть лет и половину жизни провела в психушке. Думаю ослепнуть лучше.

Анна. Саша бросил меня через три дня, одну, без денег. Он забрал почти все, что мы у тебя взяли. Я как заплечная блядь проехала пол России от Геленджика до Екатеринбурга на семи фурах и одной раздолбанной восьмерке с хачиком Эрнестом и его братом Анзором.

Луиза Евгеньевна. Сейчас худшее время в моей жизни и я удивляюсь, что при этом еще можно жить. Но я до последнего дня буду цепляться за эту прекрасную и удивительную жизнь. Я тонула, когда мне четыре года было. С мостка соскользнула, но руками в доски вцепилась.

Какое то время держалась так. Силенок не было, чтобы даже крикнуть. Потом начала медленно под воду уходить. Меня мальчишки вытащили. Я уж под водой была, сознание потеряла, но руки так не разжала.

Анна. Мама.

Луиза Евгеньевна. Одиночество это большое благо, о котором не догадываются слабые люди. Я уже привыкла жить с моими воспоминаниями. Мне никто не нужен. Научусь мыть полы, стану рисовать картины.

Анна.Пожалей меня. Ты же мне мама. Мне плохо. Я ведь в детстве добрая была, ласковая. К мамке подойду, потрусь об ее толстый мягкий бок, а она полотенцем меня по спине. Иди мол, мешаешься только.

Луиза Евгеньевна.Я попробовала быть ею.(Машет отрицательно головой.)Мне хочется жить дальше, и на тебя у меня уже нет сил.

Анна.Я беременная.

Луиза Евгеньевна. Как это все глупо, не к месту, некстати.

Анна.Уже второй месяц. Я столько лет была пустая. На беременных женщин смотрела как на своих личных врагов. Они могут, а я не могу. Как-то в женской консультации, передо мной в очереди сидела баба с огромным пузом, она зашла в кабинет, а я пересела на ее место. Думала, посижу на ее месте и забеременею.

Луиза Евгеньевна (встает, подходит к Анне, прижимает ее голову к себе, начинает гладить). Девочка моя, доченька моя. Послушай меня. Облегчи жизнь себе и своему ребенку. Сделай аборт и оставайся. Я тебе денег дам. У меня есть еще. Я перепишу на тебя квартиру и подарю свои драгоценности. Будешь жить для своего удовольствия. Пожалей себя. Когда ему будет 20 лет, тебе будет шестьдесят три, почти как мне. Что ты сможешь ему дать?

Анна.Помоги нам. Это будет твой внук. Он научит тебя любить.

Луиза Евгеньевна. Старость хороша тем, что на многие вопросы у тебя есть ответы. Я теперь знаю, почему я ослепла, и за что я несу это наказание. (Показывает глазами наверх.) Я ему все долги вернула. Разве я многого прошу? Я лишь хочу окончить свою жизнь в покое и душевном мире.

Анна.Я его оставлю. Бог вложил в меня это семечко, и я сделаю все, чтобы оно проросло.

Луиза Евгеньевна. У меня не было счастливого детства и у тебя тоже. Ты уже причинила страдания своему ребенку. Сколько грязных мужиков прошлось через твой плод, пока ты отдавала себя в вонючих машинах. Никому не удается избежать боли. Это неправильно вводить ребенка в мир, наполненный мерзостью и страхом.

Анна.Он мне все простит.

Луиза Евгеньевна(отходит от Анны). Что бы ты ни сделала для своего ребенка, он все равно упрекнет тебя за это.

Анна.Вы мне подарили белую кроличью шапку. Я ее так любила. Уже апрель был, а я все в ней ходила. Мальчишки начали дразнить меня и отобрали шапку. Они перебрасывали ее друг другу, шапка упала в грязь, стали играть ею в футбол. Светило солнце, чирикали воробьи, а я сидела среди улицы, плакала и гладила грязный мокрый меховой комочек. (Уходит.)

Луиза Евгеньевна сидит одна, сгорбившись на стуле. Отражаясь в зеркале, плывут фиолетовые облака.

 

КОНЕЦ.

 

2014 год.

Предыдущая статья:ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Итак, у нас имеются все основания предполагать, что система соизмерите.. Следующая статья:Чьи мы дети и внуки?
page speed (0.0638 sec, direct)