Всего на сайте:
236 тыс. 713 статей

Главная | Культура, Искусство

Театральные мошенники грабят зрителей  Просмотрен 33

А. Минкин

Убийцы Гамлета:

Режиссеры-шарлатаны, марая Шекспира, губят театр

 

Люди нередко покидают театр с чувством отвращения, даже ругаются вслух. Некоторые стараются подавить это чувство, убедить себя, что видели «необычное», «авангардное» и уж точно — «модное». Другие (возможно, не самые умные, но самые продвинутые) научились с искренним восторгом принимать любую дрянь, веря, что это «новое слово в искусстве».

Слева — Тень отца. Сейчас она даст принцу по морде. Фото: Василий Кривошапкин

Сказать новое слово легко. Например, Гамлет в пьесе Шекспира погибает, а в спектакле Бутусова — нет. Способ простой, даже больная фантазия не нужна. Поставь «Преступление и наказание», где Раскольников не убивает старуху-процентщицу, — это будет Новый Достоевский. Пусть Винни-Пух загрызёт и съест Пятачка (это же медведь и свинина).

«Гамлет» Бутусова приехал из Петербурга, из культурной столицы. Горацио (верный друг Гамлета) садится на стул лицом к партеру. Он в центре, он один — значит, скажет сейчас что-то важное. Увы, банальные предположения публики были немедленно опровергнуты самым авангардным образом. Горацио открыл рот, и оттуда хлынули отвратительные коричневые массы прямо ему на грудь.

Тяжело, видать, было актёру идти на сцену и не пролить раньше времени то, что он нёс нам во рту. Тяжело, видать, на душе у Горацио, если из неё плещут такие аллегории.

Некоторые зрители в этот момент не выдержали и ушли. Но спасибо, что изо рта, ибо Горацио мог повернуться к нам спиной и снять штаны. Ведь нет ничего проще, как за кулисами, перед выходом на сцену, поставить артисту клизму.

Спектакли Бутусова узнаёшь и без афиши, он их лепит по шаблону.

«Бег» Булгакова в театре Вахтангова. Бесконечно долго бегают, кривляясь и вынося на сцену бесчисленные пластиковые стаканчики с водой.

«Гамлет» в театре Ленсовета. Толпа артистов, изгибаясь и кривляясь, бесконечно долго таскает и ставит на стол пустые бутылки. Длинный стол, десятки, сотни бутылок. А когда все бутылки с пола переставлены на стол, артисты, всё так же изгибаясь и строя рожи, убирают их со стола.

Стаканчики в «Беге» и бутылки в «Гамлете» таскают под музыку. Возможно, это одна и та же музыка. Возможно, другая. Но одно неизменно: предельно низкие частоты ритмично бьют зрителей со страшной силой — по почкам, по сердцу, вышибают мозги.

Эффект давно известен: ритмичные оглушительные звуки отключают способность критически оценивать происходящее. Используется это, в частности, на дискотеке. Под грохот музыки мальчики и девочки покорно и легко соглашаются и на наркотики, и на всё прочее, от чего в нормальном состоянии отказались бы с отвращением. Главное – начать, а потом и без музыки будут соглашаться.

Это датский принц из Питера. Фото: lensov-theatre.spb.ru

Современного зрителя надо обязательно удивить. У Бутусова в роли Гамлета — небольшая девушка. Приходит ей время сказать важный монолог.

В центре сцены стул но, не пугайтесь, ничего коричневого не хлынет. Артистка ложится боком на стул. На сиденье стула с трудом умещается задница Гамлета и часть её живота. Лежать ей жутко неудобно: голова и грудь висят с одной стороны стула, ноги — с другой. Бедняжка что-то говорит; дикция у неё плоховата, слова зажёвывает; да и не жаль, ибо режиссёр зачем-то взял какой-то придурковатый перевод, лучше не вслушиваться. Но никто и не вслушивается. Все смотрят, как ей мучительно неудобно свисать со стула. Публика поглощена не душевными терзаниями Гамлета, а телесными страданьями актрисы. В этот момент слова Шекспира летят мимо сознания.

Послушайте, зачем лежать на стуле? Гамлет могла бы лечь на стол, на пол или говорить стоя, но ведь это всё было, даже стоя на голове было. Вспомните описание авангардного спектакля «Женитьба» в романе «12 стульев»:

Степан с усильем сделал стойку на руках и в таком положении ответил: «Шьёт». Оркестр сыграл попурри из «Чио-чио-сан». Всё это время Степан стоял на руках. Лицо его залилось краской.

Чтобы этой Гамлете было не скучно, на сцене появляется Офелий (неужели трансгендеры всё ещё в моде?) — он на голову выше, лицо злобное, его всего трясёт (больной?), рожу и остальное тело дёргают судороги. Для полноты безумной картины сообщим: девица Гамлет была номинирована на Золотую Маску за лучшую мужскую роль. Жаль, что здоровенный брюнет Офелия не был выдвинут на лучшую женскую.

Слева — девушка-Гамлет. Справа — Офелия-мужик. Фото: lensov-theatre.spb.ru

Предыдущая статья:Что касается образования форм имен существительных, то этот момент является одним из самых сложных. Следующая статья:Соединенье знанья, красноречья И доблести, наш праздник, цвет надежд, Законодатель вкусов и приличий...
page speed (0.167 sec, direct)